November 29th, 2014

Бедственная история шведской "лавочки"

Началось все в 1621 году, когда Виллем Усселинкс предложил создать Голландии знаменитую "лавочку" - Вест-Индскую компанию. В результате ВИК в Голландии создали, но Усселинкса отшили. Разочарованный в чувствах фламандский еврей, которого обхитрил еврей генуэзский (Барталотти), обратился к Дании и Швеции, с предложением создать собственную Вест-Индскую компанию. Густав-Адольф заинтересовался этой идеей, и в 1624 году была создана Söderkompaniet (Южная Компания), устав которой одобрил король в 1626-м.
В 1629 году (до "Мэйфлауэра" оставалось еще 5 лет), когда в Швеции организовали Skeppskompaniet (Корабельную компанию), и буквально было все готово для запуска проекта, но Швеция вмешалась в Тридцатилетнюю войну. В конце концов Корабельная и Южная компании были объединены в одну, и канцлер Аксель Океншерна провозгласил создание Nya Sverigekompaniet (Компании Новой Швеции). Но скупой канцлер выговорил, что половину оборотных средств компании дают шведские совладельцы (Аксель и Габриель Густавсон Оксеншерна, их двоюродный брат Габриел Бенгтссон Оксеншерна, а так же Клаас Ларссон Флемминг и Питер Спринг), а вторую половину - Усселинкс и его пять голландских компаньонов.
В 1637 году два шведских пинаса Kalmare Nyckel и Fagel вышли из Гетеборга, миновали Ла-Манш, Канарские острова и взяли курс на Северную Америку. Целью было устье реки Делавэр, где шведы планировали организовать колонию. Главой экспедиции был немец на голландской службе - Питер Минуит. Вообще все морские офицеры и половина экипажа были голландцами - капитан Kalmare Nyckel Ян Хендриксзоон ван дер Ватер,и капитан Fagel.
Полностью шведским был только отряд солдат-колонистов - 20 человек под командованием лейтенанта Монса Нильсона Клинга.
Путешествие во берегов Америки заняло 4 месяца, и 16 марта 1638 года первая партия поселенцев высадилась в устье реки Делавэр, которое назвали Райское Местечко (Paradise Point). 23-го столкнулись с первыми индейцами, которое не долго думая убили одного поселенца недалеко у скал (местечко так и назвали - "The Rocks").
Через несколько дней с местными заключили подобие договора, что выкупают 10 квадратных акров от Синего ручья до речки Шайлкил (современный район на западе города Филадельфия). 8 апреля был подписан договор купли-продажи, которая обошлась в кучку товаров и стекляшек, стоимостью в 18 крон. На выкупленном месте был основан форт Кристина, который окружили частоколом и поставили по периметру 4 мелкокалиберных пушки.
Новая экспедиция в сентябре 1639 года везла уже более 100 колонистов. Поскольку добровольцев на переселение не нашлось, поступили просто - сплавили в колонию преступников, поставив им выбор - либо смертная казнь в Швеции, либо эмиграция в Новую Швецию сроком не менее, чем на 5 лет. Kalmare Nyckel прибыл к устью Делавэра в апреле 1640-го, привез 100 рецидивистов, нового губернатора - голландца Питера Риддера, а так же протестатского священника Торкеля Реовиуса.
В 1641-м компания стала полностью шведской - в Нидерландах голландских соучредителей обвинили в государственной измене, а шведы просто пацанов кинули, заставив их продать свои акции по бросовой цене, ибо лузеров не любят нигде.
7 сентября 1641 года в форт Кристина прибыли Kalmare Nyckel и Charitas, они привезли в колонию 30 семей с домашним имуществом, скотом, лошадями, а так же семенами для посева и товарами. Среди этих семей преобладающее большинство были финны, которым жилось в тогдашней Финляндии очень не сладко. Они рассудили так - похрен где плохо жить - у себя в Финляндии, или на краю земли в Америке. Собственно они и были первыми настоящими сеттлерами из Швеции.
Чуть позже была создана деревня Финланд (Финляндия) в 20 км от форта, ибо финны не особо хотели жить вместе со шведами. Губернатором колонии в 1643-м назначили Йохана Бьернсона, который получил кличку Принц. Позже шутили, что это был самый большой губернатор в Америке всех времен и народов, ибо парень был явно объемен - 375 фунтов (170 кг) веса при 2 метрах роста. Он прибыл в феврале с 30 солдатами и 40 колонистами.
С индейцами дела у колонистов продвигались сносно - торговля росла, особенно меховая, некоторые из краснокожих даже нанимались на сезон на работу к шведам. Но проблемы возникли с англичанами и голландцами. Угрожая собственно Швеции торговым эмбарго голландцы вынудили правительство королевства отменить исключительное право на поставку в Швецию табака шведской ВИК. Соответственно бизнес, и до этого балансировавший на грани прибыльности, сейчас уже балансировал на границе рентабельности. Ну а далее вступил в игру голландский губернатор Нью-Амстердама Питер Стюйвесант. Несколько голландских отрядов попытались проникнуть в шведские колонии, но были отбиты. Чтобы оградить себя от нападений нидерландцев,были организованы несколько фортов (Казимир, Нью-Гетеборг, Нью-Эльфсборг). Поселенцев привлекли к воинской повинности, что им сильно не понравилось - и в Швецию полетела малява, что, мол, Принц тут совсем рамсы попутал, сатрап и деспот, издевается над нами, бедными. Но, как известно, все письма от жильцов всегда приходят к начальнику ЖЭКа, и Принц, прочитав маляву, был сильно разъярен и пообещал всем показать кузькину мать. Начал он вышеозначенный показ, с того, что повесил перед своей резиденцией отправленного в Швецию ходока, а поселенцы, не долго думая, пустились в бега и перешли на сторону голландцев. Это вызвало в метрополии бурление говн, и в результате Принц решил отказаться от власти (Я устал, я ухожу), поставив губернатором своего сына - Юхана Папенгоэ.

Переломный момент случился в 1654-м году. Kommerskollegium (Совет по торговле) решил отправить в Новую Швецию карательную экспедицию и сильно расширить колонию. Слухи о ней распространились с быстротой молнии и в Гетеборг набежала толпа финнов, желающих свалить подальше из снежной Суоми. По разным оценкам их было от 3 до 5 тысяч, ибо в "стране тысячи озер" жить, как ни странно, никто не хотел. Однако шведское правительство смогло выделить всего 2 корабля - Örnen и Gyllene Hajen, которые помимо войска смогли взять на борт всего 250 переселенцев, хотя, перевези шведы всех желающих финнов - они получили бы неоспоримое численное преимущество над голландцами (шведская колония тогда насчитывала около 700-1000 человек, голландская - около 3000 тысяч).
До Делавэра смог дойти только один корабль, Gyllene Hajen был перехвачен голландцами в районе Гудзонова залива. Прибывшие попытались захватить форт Казимира, который шведы сдали во время проблем в Принцем. Это сильно напрягло Стюйвесанта, и шведов из Америки решили выпилить. 31 августа 1655 года к форту Тринити подошли 6 военных кораблей с 1500 солдат (в форте было всего 300 человек, включая женщин и детей), и предложил сдаться. После двух дней раздумий Тринити капитулировал. Далее голландцы проследовали к форту Кристина, который 14 сентября 1655 года также сдался. Таким образом в результате спецоперации по захвату Крыма Новая Швеция перешла в руки голландцев. Некоторые жены офицеров, вернувшихся потом в Швецию, утверждали, "что не все так однозначно, мы сражались как львы", говорили, даже кто-то ходил со шведским прапором, крича песню "Гудвай, Америка!"
Когда слухи о падении колонии дошли до королевства - ее решили не отбивать. Дело в том, что в данный момент Карл X Густав вполне успешно выпиливал Польшу и Данию, и дела за океаном его интересовали мало.
Голландцы же дали шведам в Америке местное самоуправление, возможность создавать свои собственные отряды милиции, оставил им свой собственный суд.
Но самое смешное в другом - даже когда колония перешла к Голландии, из Швеции в нее продолжали бежать финны. Бежали долго, до 1664 года, и когда посмотрели, что за 10 лет корпорацию "пора валить" пополнили порядка 2000 финнов, шведы всполошились и эту лавочку прикрыли. Ибо финны эти становились добропорядочными голландцами, усиливая противника, и ослабляя метрополию.
Всего с 1636 по 1654 шведская ОИК владела семью кораблями (и никогда одновременно более 4-х не было). Вот они:
Kalmare Nyckel (самый большой корабль - целых 12 пушек и 115 тонн водоизмещения)
Fågel Grip
Svanen
Kattan
Gyllene Hajen
Örnen
Mercurius

Ну и напоследок красивый картинко

Что-то типа рекламного объявления..))))

Ну во первых строках письма..))))
Опять переезд, и опять ищу аренду квартиры в Самаре. Может кто поможет. Однокомнатная. Бюджет - 10 или около того. Рассмотрю все варианты, ну кроме Сухой Самарки, 116-го и т.д.

Ну а чтобы прочитало это объявление как можно больше народу, вспомним еще раз про Питера зе Грейт, а вернее - остановимся на еще одном мифе, про который мы забыли. Но слава богу, что у нас есть страна 404 и Питер зе Порошенко,которые эту тему напомнили.
Я собственно вот о чем, незамутненном: Когда-то Петр Первый решил превратить захудалую Московию, платящую дань Крымскому хану, живущему в исконно русском Крыму, в великую европейскую державу. Но столкнулся с проблемой - соотечественники были не очень эффективными менеджерами да еще и все поголовно взяточники. Что было делать? Звать "варягов", сиречь немцев, голландцев, шведов и прочих англичан. Те управлять умели лучше, а воровали не в пример меньше.
И что в итоге? Великая российская империя. Конечно, это было не единственное, что он сделал - он звал еще иностранных специалистов и жесткой рукой подавлял местных бородатых духовных московитов.

Вобщем с легкой руки не знаю кого "есть мнение" (тм), что Россией во времена Петра управляли иностранцы, а сам Петр бухал и веселился. Так это или нет?
Предлагаю смотреть просто.
Итак, генерал-фельмаршалы Российской Империи
Смотрим список:
19 августа 1700 — граф Фёдор Алексеевич Головин (1650—1706)
19 апреля 1700 — герцог Карл Евгений Круа (1651—1702), генерал-фельдмаршал саксонских войск (1698)
1701 — граф Борис Петрович Шереметев (1652—1719)
7 июля 1709 — светлейший князь Александр Данилович Меншиков (1673—1729), генералиссимус (1727)
7 мая 1724 — князь Аникита Иванович Репнин (1668—1726)
21 мая 1725 — князь Михаил Михайлович Голицын (1675—1730)
Видим ВСЕГО ОДНОГО иностранца.
Может быть в других сферах не так?
Флот.
Генерал-адмирал был только один - с 1708 года им был Федор Матвеевич Апраксин.
Да, до этого шаутбенахтом (контр-адмиралом) был Патрик Гордон, но во-первых - шаутбенахт - это все-таки не высший военный чин, во-вторых - до 1708 года гораздо более главной была должность обер-сюрвайера, а им был Иван Михайлович Головин.
Многие говорят, что это все фигня, вон у Петра был Лефорт. А давайте подумаем, кто такой Лефорт собственно?
Лефорт был максимум советником. Командовал максимум - полком, а не русской армией.
Единственное, что он возглавлял - это Великое Посольство. То есть вне пределов России был главой дипломатической миссии.

Никогда Петр никаким Лефортам или Гордонам не доверял управление государством. Во время отсутствия царя страной правил князь-кесарь Ромодановский, вполне себе типичнейший москаль.
Ну ладно, а глава дипломатического ведомства?
К сожалению для любителей заговоров запада против Петра даже Остерман в петровское время дорос только лишь до ВИЦЕ-президента коллегии иностранных дел, президентом был Гаврила Головкин.
Смотрим далее. Президенты военной коллегии:
Меншиков, Александр Данилович (1719—1724)
Репнин, Аникита Иванович (1724—1726)
Президенты камер-коллегии:
Голицын, Дмитрий Михайлович (1718—1722)
Кошелев, Герасим Иванович (1722)
Коммерц-коллегия
Петр Матвеевич Апраксин (1715-1722)
Единственным иностранцем в управлении можно считать Якова Брюса, который был президентом сначала Берг-коллегии, а потом Мануфактур-коллегии. Но эти назначения сродни посту украинского министра экономического развития, который в свое время занимал владелец шоколадного бизнеса "Рошен". То есть вроде конечно должность, но совершенно не самостоятельная.
Ну и напоследок Юстиц-коллегия и ее президенты:
1717-22 граф А. А. Матвеев
1722-27 граф П. М. Апраксин
Приходится констатировать, что управлением страной во времена Петра занимались исконные русаки, иностранцы привлекались в качестве советников, специалистов, либо на государственные должности, деятельность которых полностью контролировалась другими учреждениями с русскими во главе.
Вобщем, фраза, гуляющая в энторнетах, которую Петр не говорил, тем не менее очень справедлива: Европа нужна нам всего лишь на несколько десятков лет, а после того мы можем повернуться к ней жопой!
Петр просто всегда старался решить поставленную задачу. Отступить - это самое легкое. А вот найти способ решения, изыскать резервы, обойти трудности - это вполне в характере Великого. Вспоминается байка времен строительства Санкт-Петербурга. Петр пришел на Яанисаари, он же – Заячий остров, выложил из дерна крест: «Здесь будет город!» И тем самым премного удивил всех своих сподвижников, доселе всегда и во всем с ним соглашавшихся. А тут они его не поняли совершенно: как, здесь, в этих топях?
По преданию, правая рука Петра, его любимец Александр Меншиков растерянно огляделся, увидал сосну, на которой болтались сухие водоросли (след недавнего наводнения), указал Петру на нее, сказал (не сдержался-таки): «Люди – не рыбы, в воде не живут!» Петр не спорил, ответил просто, но веско: «А где сосна, там твой дом будет!»
Да, и те, кто критикуют - вы изредка вспоминайте вот эту картинку:

Как ни странно, чаще всего ругают Петра именно паразиты. То есть те, кто в реальной жизни не пробовали за прилавком стоять/в футбол играть /украинский кризис решить /государством управлять, но прекрасно разбираются во всех сферах деятельности сидючи на уютных диванах.
Не в обиду, но чаще всего напоминаете, вот это:


ЗЫ: я просто оставлю это здесь.
Чтобы немного понять уровень шведского планирования, и того, кто вознамерился и реально думал, что сможет дойти до Москвы и завоевать Россию:
Позорище под Переволочной, 1709

Энглунд писал: «Юлленкрук еще под Полтавой выяснил у одного мазепинца, что около Келеберды (в тридцати верстах к западу от разрушенного городка Переволочна, вверх по течению Днепра) есть брод, по которому при низкой воде можно на телегах переправиться через реку. Однако в суматохе обрушившегося на шведов поражения Юлленкрук потерял из виду знавшего про брод мазепинца и не сумел потом отыскать его»
Смешно, правда? То есть в войске идут тысячи запорожцев, а нам вешают на уши лапшу, что броды через Днепр знал всего лишь один казак, затерявшийся в обозе???? "Мойша и ты в это веришь?"
Для контраста:
Еще вечером 27 июня Петр I послал преследовать шведов 10 драгунских полков генерал-лейтенанта Бауэра, а также отряд пехоты князя Михаила Голицына, посаженный на лошадей.
В тот же день Петр приказал киевскому губернатору князю Д. Голицыну немедленно собрать войска из ближайших гарнизонов (Чернигова, Киева, Нежина и Переяславля) и, двинувшись с ними «на берег Днепра к Переволочне, смотреть, где разбитые шведы побегут, не перепускать».
28 июня командование над войсками, назначенными для преследования, было объединено в руках Меншикова, который выступил вдогонку за Голицыным и Бауэром с ротой лейб-эскадрона.
30 июня Петр, взяв с собой роту лейб-эскадрона и Астраханский и Ингерманландский полки, «на лошадях» также выступил к Переволочне в погоню за шведами.