November 20th, 2014

Питер зе Грейт, часть девятая, последняя

Как говорил брат Горанфло, перефразируя Иоанна Богослова: "Девять - число угодное богу". Поэтому на нем и закончим. Благо, тема русской истории - вне моей сферы интересов, и - еще раз повторюсь - я решил просто высказать свою позицию на основании своих же знаний о петровском времени.
Давайте в заключение поговорим о значении Петра и его деяний, а так же о некоторых метаморфозах сознания..)))
Прежде всего, даже если мы и не любим Петра, придется признать, что именно Петр создал ту Россию, "которую мы потеряли", и которая существовала до 1917 года. Я имею ввиду структуру управления, характер экономики и производства, вектор государственного развития, агрессивность и прочая, прочая, прочая.
То есть ВСЕМ, хорошо это или плохо, мы обязаны Петру и его реформам.
Жесткая вертикаль власти? А кто ее создал? Петр.
Сырьевой характер экономики? Опять Петр.
Агрессивная политика? Тоже Петр.
Жесткость законов и необязательность их исполнения? Да опять герр Питер.
Вобщем куда ни ткни - везде он.
И для людей как-то забывается, что в этот момент Петр решал конкретные задачи, и под эти конкретные задачи и затачивал страну. Вобщем, как в анекдоте про Ленина: "Учиться, учиться и еще раз учиться? Пацаны, да вы что, я же просто ручку расписывал." Но Петра за это обвинять любят. Наверное, чтобы прикрыть собственное неумение создать систему с нуля и отладить ее работу.
Самое смешное, что любят и ненавидят Петра за одно и то же.
"Ах, няшка, создал армию, флот, отвоевал Прибалтику,сделал экономику сырьевой, создал коллегии".
"Вот урод - создал армию, флот, отвоевал Прибалтику,сделал экономику сырьевой, создал коллегии".

На чем же жиждется любовь и ненависть к этому историческому деятелю?
Я скажу свой взгляд.
Петр был человеком действия. Он реально делал и у него реально получалось. Он именно добивался достижения своих целей. Не мытьем, так катаньем. То есть он был из тех людей, говоря на бытовом языке, которых женское "нет" только заставляет идти на новые действия, а не бросить все.
Случались ли у него неудачи? Случались конечно. Главный эпик-фейл был на Пруте в 1711-м. Но и здесь Петр сумел отделаться очень дешево, чем опять вызывает батхерт у тех, кто на его месте ничего бы не сделал.
Вобщем любовь и нелюбовь к Петру на мой взгляд кроется именно в уровне самостоятельности человека. Человек, умеющий решать задачи, и четко умеющий идти к цели, несмотря на препоны, восхищается и Петром.
Человек, не умеющий этого, говорит, что ПТР-ХЛО.
Особое бурление говн доставляет то, что Петр был не только Хоботовым, но и Саввой Игнатьевичем одновременно. Кстати, в этом был большой плюс Петра. Он ИЗНУТРИ знал, как работает плотник, как устает кузнец, сколько может пройти в полном прикиде солдат и т.д. Это очень обижает и обижало офисный планктон, склонный к теоритезированию вопросов, в которых он в принципе не разбирается.
Еще один пункт - детоубийца.
Почему-то за это больше достается даже не Ване Грозному, а именно Петру Ляксеичу. Я не буду говорить про другие времена, другие нравы и т.д. В Англии к примеру дочь Якова II Анна сильно настаивала, чтобы папашу замочили, а вот зять Якова - Вильгельм III Оранский решил не пачкать руки кровью тестя и дал ему возможность бежать. То есть примеров накопать можно. Но зачем?
Я считаю только одно - это было личное дело Петра - решать, переборят ли в нем отцовские чувства, или государственный долг. Что получилось, то получилось. Да, эта казнь обусловила потом череду дворцовых переворотов, но на тот момент он считал, что поступает правильно.
Но наверное будем заканчивать.
Недостатки системы, созданной Петром, были прямым продолжением ее достоинств - она требовала, чтобы наверху пирамиды сидела сильная рука. И все реформы при такое системе должны были идти исключительно СВЕРХУ. Сначала система очищала сама себя, выкидывая слабохарактерных (дворцовые перевороты), а потом закостенела.
Ну а поскольку на подстройку и выпуск пара СНИЗУ система приспособлена не была, то в 1917-м по сути сожрала сама себя.

"Предложение, от которого невозможно отказаться", или послесловие

Навеяно обсуждением в последней ветке про Петра.
В бизнесе есть такое понятие: "Предложение, от которого невозможно отказаться". То есть предложение, которое по своим условиям таково, что его примут в ЛЮБОМ случае.
Собственно именно такое предложение сделал Петр на Ништадтском конгрессе.
Напомним ситуацию на 1721-й год. Основные игроки - Англия, Голландия, Франция, Испания - закончили войну за передел собственности в Испании, и подтянулись к Северам. Собственно, замаячили санкции и объявление России империей зла. Понятно, что к тому времени Крым уже наш Прибалтика наша, но вот беда - признавать ее нашей никто не торопился.
Согласно договорам, заключенным с Августом Сильным еще в далеком 1700-м году Лифляндия по итогам войны должна была отходить Польше, мы же претендовали лишь на малюсенький кусок Эстляндии, а о Карелии вообще слов не было. Поскольку Обама уже выступил в Вест-Пойнте и сравнил Россию с Эболой английские эскадры уже плавали неподалеку и вполне были готовы поддержать Швецию и немного выпилить Россию, в голове у императора возник ХИТРЫЙ ПЛАН (тм).
Основой Ништадтского мирного договора был пункт 5, который гласил: 5. «Против того же е.ц.в. (его царское величество) обещает в четыре недели по размене ратификаций о сем мирном трактате, или прежде, ежели возможно, е.к.в. и короне свейской возвратить, и паки испражнить Великое княжество Финляндское.
Сверх того (то есть cверх возвращаемой Финляндии) хочет е.ц.в. обязан быть (то есть хочет по доброй воле оказать услугу) и обещает е.к.в. сумму двух миллионов ефимков ... заплатить и отдать на такие сроки и такой монетой, как о том в сепаратном артикуле договорено.»

То есть Петр ДОБРОВОЛЬНО предлагал Швеции
а) вернуть Финляндию
б) Дать больших денег, сравнимых с годовым бюджетом Швеции.

Только за то, чтобы Швеция признала территориальные захваты России. Шведы, у которых экономика уже стояла на карачках, не поверили своим глазам и радостно это дело подписали. Но основной удар был не по Швеции.
Внимание, следим за руками.
1) Первым проигравшим стала Польша, ибо теперь ее претензии на Лифляндию были абсолютно бессмысленны.
2) Вторым проигравшим стали "большие дядьки" из Европы. Предмет для введения санкций пропал.

Это примерно то же самое, как сейчас Украина ВНЕЗАПНО признала бы присоединения Крыма к России. Как можно защищать интересы той страны, которая сама признала, что утратила эти интересы?
Ну а далее Петр делает еще один ход конем, причем вполне в духе нынешнего оплота демократии.
Ведь после заключения Ништадтского мира Россия получила от Швеции все, что хотела. Теперь, согласно планам царя Петра, надо было решить южную проблему – выход к торговым площадкам Каспийского моря и налаживание торговых связей с Персией и Турцией. Для этого на Балтике Петру был необходим твердый мир, а также отсутствие сильной власти в самой Швеции, чтобы мысль о даже гипотетическом возврате Прибалтики не забредала в головы скандинавов. Петр решил – ни больше ни меньше – сделать из Швеции союзное государство, а для этого затеял одну хитроумную интригу. Царь выдал свою старшую дочь, Анну Петровну, за голштинского герцога, который, в свою очередь, имел права на шведский престол. В то же время Голштиния, имевшая сухопутную границу с Данией, была ее врагом (поскольку последняя в 1720 году аннексировала у голштинцев, союзников Швеции, Шлезвиг), и в случае союза Голштинии с Россией и Швецией Дания вполне могла получить сухопутный фронт в дополнение к угрозе с моря.
В 1724 году Петр заключил со Швецией союзный договор, согласно которому Швеция обязалась содействовать любыми методами возвращению герцогу Голштинскому Шлезвига. Встревоженная Дания мобилизовала свой флот, но русский царь и не собирался вторгаться в Данию (хотя имел для этого все возможности: огромный галерный флот и 115-тысячную армию). Ему важнее было, чтобы Швеция разделилась на две партии, одна из которых поддерживала голштинского претендента на трон, а вторая – гессен-кассельского.
Что собственно и было достигнуто.
На мой взгляд - гений!