November 19th, 2014

Петр, часть пятая. О казнокрадстве

"Как говорят" (уже мем, наверное), при Петре пышным цветом расцвела коррупция. Сразу вспоминается Алексашка, которого дубиной обхаживает "мин херц", расползающиеся от дождя мундиры солдат, и прочая, прочая, прочая.
Но давайте договоримся сразу - мы сравниваем коррупцию не в идеальном вакууме, закачанном в палату мер и весов в Париже, а
1) с коррупцией в других странах в то время
2) в коррупцией в России до Петра.



Давайте посмотрим на пункт №1.
Фрэнк Фокс, "A Distant Storm: The Four-Days’ Battle of 1666"
1660-е годы, Англия. Воруют все и вся – комиссионеры флота, адмиралы (берут взятки с купцов за эскорт), генералы, капитаны (контрабанда товаров на королевских кораблях), бухгалтеры (липовая отчетность), казначеи (масса мертвых душ в списках моряков, зарплату которых они кладут себе в карман), портовые рабочие, которые ежедневно что-то тащат к себе домой с верфей (все их дома построены из ворованных корабельных материалов); один адмирал возмущается – больше 2000 фунтов я за раз никогда не брал (как и Клайв очень удивлялся своей скромности); подрядчики, поставляющие в казну негодные материалы – все разваливается и ломается, в тропиках жара расплавляет смолу, крепления негодные, падают реи и стеньги сами по себе. При всем том это не считалось воровством, и было обычным явлением. Причина – таково было все общество вообще. Все делалось только за взятки, и это был закон. Скажем, судьи получали нередко взятки от обеих тяжущихся сторон. Даже великий борец с коррупцией – секретарь Адмиралтейства Сэмуил Пипс, «Немезида лондонских портов и доков», в 1660 г. имел все состояние размером всего 40 ф.ст., в год получал 625 фунтов (его жена славилась расточительством), но уже в 1666 г. имел состояние в 6200 ф.ст.
Или
В 1690-е гг. коррупция в Англии приняла столь чудовищные размеры, что стала угрожать самому гос-ву, она вызывала всеобщую ненависть, и король Людовик строил на ней даже свои планы вторжения в Англию в 1696 г. (Entick, A New Naval History).
Может в других странах было иначе?
Смотрим - Франция.
Король-солнце приказывает построить самый большой в мире ЛК, в 1675 г. он сходит на воду – «Victorieux» (Победоносный). Но выйти в море он не может – утонет. «Коррупция портовых властей», - бесстрастно замечает Жан Будрио (Les vaisseaux de 74 a 120 canons). В море не был ни разу и в 1685 г. сломан.
Я уж не упоминаю аферу Джона Лоу и "Компании Южных морей".

Теперь давайте посмотрим на пункт №2.
Папаня Петра - Алексей Михайлович Тишайший, "говорят" (тм), боролся с коррупцией. Читаем: «Глава Земского приказа Леонтий Плещеев превратил суд в «организацию», занимавшуюся исключительно вымогательством, все судебные дела решались по принципу — «кто больше даст, тот и выиграет». В это же время возникает и практика «взятки за лицензию», начатая тестем царя боярином Ильей Милославским. А шурин Плещеева Петр Траханиотов, ведавший Пушкарским приказом, месяцами не выплачивал жалованье стрельцам, оружейникам и другим подчиненным, присваивая себе деньги. Доведенный до отчаяния народ 25 мая 1648 года поднял в Москве бунт, и царь Алексей Михайлович был вынужден выдать Плещеева, которого растерзала толпа, а затем казнить и Траханиотова. Этот бунт оказался первым (и последним, кстати) в российской истории народным выступлением против коррупции. А царю Алексею Михайловичу пришлось обещать народу, что он, мол, сам будет следить за тем, чтобы вновь назначенные судьи «чинили расправу без посулов». Изданное после бунта Соборное уложение 1649 года предусматривало многочисленные наказания за преступления, подпадавшие под понятие коррупции: подлог при переписке судебного дела, утайку пошлин при регистрации дел, притеснение населения. Но коррупция все равно не исчезла».
Или мой "любимый" боярин Морозов, перед которым братки 90-х - просто шавки.
В 1646-м в 4 раза увеличивает налог на соль. В результате народ соль просто перестал покупать, и гнила рыба, портилось мясо (не забываем, что в то время соль была главным консервантом). В ответ соляной налог отменили, но решили сократить жалование стрельцам, пушкарям, приказным.
Примечательно, что во время Соляного и Медного бунтов не царь казнил мздоимцев, а сам народ. Не, ну а чо? Не царское это дело - мздоимцами мараться.
Петр на фоне Алексея Михайловича хорош хотя бы тем, что установил для государевых людей ФИКСИРОВАННОЕ ЖАЛОВАНИЕ, а взятка была объявлена ПРЕСТУПЛЕНИЕМ. Но настоящий гром для взяточников грянул в феврале 1704 г., когда появился закон об организации Ижорской канцелярии рыбных ловель. В этом нормативном акте законодатель, не ограничившись стереотипным запретом на получение служащими взяток, определил, что «за те взятки... учинена будет смертная казнь». Отмеченная линия в законодательстве нашла продолжение чуть более года спустя, в законе от 20 февраля 1705 г., в котором регламентировался порядок набора рекрутов. Согласно статьям 1 и 18 данного закона, смертная казнь устанавливалась для рекрутских наборщиков в том числе и за не сопряженное с иными противоправными деяниями получение взяток30. Это уже была угроза не опалой, пусть и «великой». (подробнее можете почитать здесь)
Князь Гагарин, губернатор Сибири, проворовался на 300 тысяч рублей, вернул в казну 215 тысяч рублей, и 15 марта 1721 года был повешен прямо перед окнами Сената при обязательном присутствии всего двора. Архангельский губернатор Курбатов за воровство был бит плетьми, двум сенаторам князьям Волконскому и Опухтину жгли языки раскаленным железом. Не избежал наказания и обер-фискал Нестеров, который изобличил в коррупции князя Гагарина. На площади, его принародно четвертовали за крупную взятку.
Под конец царствования "мин херц" замахнулся аж на саму селюковскую Украину, куда деньги вбухивали как в бочку худую,а прибытка не виделось. В результате тамошние куркули так наложили в штаны, что Петербург были посланы ходоки к Меньшикову ("Данилыч, брат, выручай, кря будем - не забудем"), в результате в Петербург вызвали гетмана Полуботка, которого упекли в тюрягу. Только смерть Петра позволила тамошним казнокрадам вздохнуть спокойно.
Вобщем, Петр, с коррупцией БОРОЛСЯ, в отличие от предшественников. Его бесило, когда обвиняемые в показаниях говорили - ну да, брали, мол, взятки, ибо "так исстари было".
И то, что петровские коррупционные скандалы нам известны гораздо лучше, чем казнокрадство при том же Алексее Михайловиче - так это прежде всего потому, что сам Петр обращал на них внимание и предавал гласности. В отличие от папани, который считал взятки и коррупцию в порядке вещей.

Питер зе Грейт, часть шестая

Сказав много хорошего о Петре, давайте теперь поговорим про плохое.
Но опять-таки - не о плохом Петре в вакууме, а в сравнении с тем, что творилось вокруг. И заодно заденем тему "униженных и оскорбленных" Петром. Тех, кто потом вывел для нас его образ как "антихриста", и мучителя собственного народа.
Людям моего возраста очень легко понять, что же случилось в царствование Петра, потому как нас самих угораздило пойти в школу при социализме, окончить ее при диком капитализме, проучиться в институте во времена олигархии, и на выходе получить непонятный государственный капитализм, в котором есть все пороки классического капитализма и очень мало его достоинств.
То же самое происходило и в ту эпоху. Прибалтика была тогдашней Чечней (не в смысле отделения, а в смысле социального и военного напряжения), возрастали подати, налоги, людей забирали в армию, на государственные отработки и т.д.
Поскольку старые институты были отринуты, то получилось что закон был един - и в лице царя. Сами понимаете - человеческий фактор никто не отменял, поэтому манипулировать Петром было возможно. Так, например, (в предыдущем посте подсказали) архангельский губернатор Курбатов, начавший бороться с коррупцией (не чьей нибудь, а самого Данилыча) был быстро сам обвинен в коррупции, и помер в тюрьме.
Тут еще играло роль то обстоятельство, что Петр имел взрывной характер. Тот, кто это знал, часто этим пользовался - вызывая безудержный гнев государя на того или иного человека.
В результате получалась следующая картина - идет царь в скверном настроении, видит пьяного, приказывает выпороть, и дает указ - что пьянство - грех, причем наказуемый грех.
Через три дни идет Петр под шафе, встречает пьяного солдата, целует его в губы сахарны и трактует рублем. Вывод - пьянство вещь позволительная!
Плюс ярчайший антиклерикализм Петра. Нет, церковь как государственный институт он уважал. Но вот верующим человеком не был.
Кроме того, Петр поставил в стране, традиционно привыкшей к коллективной ответственности, выше всего ответственность индивидуальную. Да-да, я как раз о той самой подушной подати. Ранее ведь было как? Налог брали с хозяйств, а не с людей, поэтому нередки были ситуации, когда "Петя дал 10 рублей, Вася - рубль, Ваня - вообще не скидывался, но жрал водку больше всех" кто-то платил, а кто-то не платил. Вернее даже не так - хозяйство росло, пополнялось новыми членами, а платила столько же. Конечно тем, кто работал в хозяйстве было хорошо, ведь в проигрыше оказывалось государство. Петра такая радость не устроила, и он решил брать налогов по 80 копеек с человека в год. Таким образом, те, кто ранее платил "за себя и за того парня", вздохнули свободнее. Те кто не платил вообще или платил мало - конечно попали под тяжелейший финансовый гнет ига царизма. И конечно им было обидно. А вам бы было обидно? Не платили всю жизнь, а тут - на тебе. Конечно антихрист.
Естественно переход к подушной подати потребовал переписи населения. Чтобы не попасть в число переписанных многие бежали на Дон и Днепр.
Но Петр со своим приматом государства поприжал и окраины. Он говорил для тех же казаков - что донских, что запорожских - страшные вещи. Оказывается, армия может собираться не на кампанию, а на годы, или даже десятилетия. Что грабить нельзя, поскольку солдат получает жалование, да теперь же не токмо Украина, но и Россия -"цэ Эуропа". Опять же окопы копать, фортификации возводить, единый мундир ввести.
Естественно, это вылилось в восстание Булавина. Вряд ли его причиной послужил сыск беглых, ибо уж на что, на что - а на "быдло" что запорожцы, что донцы всегда плевали с большой колокольни. Но вот продолжать жить по старому, грабить татарву, поляков (а на самом деле - Слободскую Украину, своих соплеменников по сути), не служить в армии - это да, очень хотелось.
Примечательно, что Булавина раздавил даже не Долгорукий с регулярами, а верные царю казаки Мазепы, и лоялистские донцы под Азовом. Волжское же направление вообще удержалось чудом, сдав только Царицын, но и там смогли разгромить восставших малыми силами из Астрахани, а потом подтянувшиеся войска из Черкасска заставили восставших бежать на Кубань, к туркам.
Но мы не об этом, мысль проста - Булавинское восстание не было КРЕСТЬЯНСКИМ или еще каким, это было что-то типа борьбы феодалов за свои старые вольности. За возможность не платить налоги. Возможность грабить. Возможность получать подношения от государства и т.д. То есть то, что на благословенной Украине нонеча называют "сепаратизм".
Таким образом помимо шведов, как основных врагов государства, появилось много "обиженных и оскорбленных" Петром. Это были и государства типа Польши ("Ригу нам обещали, отдайте сволочи!"), и завоеванные земли Прибалтики, ранее жившие на транзите русских товаров, и национальности в самой России (ибо украинскую старшину за время своего царствования Петр анально обидел аж дважды, и второй раз чуть вообще "всеобщим шухером" не закончилось), и социальные классы в государстве (дворяне, которых заставили служить, государевы люди, начавшие получать жалования вместо предоставления "Кемска волость" в кормление и т.д.)
И воспоминания разделились по двум диаметрально противоположным категориям, опять таки - проводя аналогию с 90-ми годами двадцатого века - по границе того, кто что имел, и кто что добился.
Если человек в царствование Петра из солдатского сына вырос до полковника - конечно он хвалил петровское царствование.
Если человек до петровского царствования не платил налогов, был старообрядцем и т.д. - а тут жизнь заставила и платить, и перейти в никонианство - конечно же Петр был антихристом.
Вобщем когда мы читаем те или иные мемуары (или исследования, основанные на тех или иных мемуарах) - важно понимать, кто их писал, и как его судьба сложилась в царствование Петра. Я уже говорил: "Программист Петр поехал на шашлыки. Поросенок Борька поехал на шашлыки. Фраза одна - а судьбы разные".
Вобщем, как и при любых реформах, причем таких кардинальных, мнение о Петре не было нейтральным. Им либо восхищались, либо ненавидели. И поэтому формы возвеличивания, и формы унижения и ругательства были очень часто ГИПЕРТРОФИРОВАННЫМИ.

Питер зе Грейт, часть седьмая, ссылочная

Здесь просто дам ссылки на посты в своем ЖЖ о Петре и о Северной войне, которые были ранее рассыпаны по всему журналу.

Петр и строительство флота
Петр I против Джорджа Кэммока
Вывод Дании из войны
Гангутская баталия
Эскадра Норриса на Балтике
Краткая история шведского флота
Еще раз об англичанах на Балтике
Антон Семенович Шпак в XVIII веке или неожиданно об адмирале Бенбоу
О роли флота Петра в Северной войне
Ну и плюс серия постов "Питер зе Грейт". Наверное для них введу специальный тэг: "Петр I"

Питер зе Грейт,часть восьмая, предпоследняя.

В восьмой части нашего сериала давайте поговорим о двух вещах: о том, «а как у них?», и шел ли Петр своим путем, или просто продолжал путь предшественников.
Итак, а что же вообще творилось в мире с 1682 по 1725 годы? Да все очень просто – шел передел мира, и устанавливались границы стран, который будут потом существовать с небольшими изменениями примерно 100 лет. За это время в Европе помимо Северной войны произошла Великая турецкая война (1683-1699 годы), война Аугсбургской лиги (1688-1697 годы), захват Англии штатгальтером Голландии (1688 год), война за Испанское наследство. Вобщем передел был глобальнейший. Каждая из стран в меру своих сил и ресурсов стремилась занять место под солнцем.
Главные действующие игроки – штатгальтер Голландии и король Англии Вильгельм III Оранский, французский король Людовик XIV, австрийские императоры Леопольд I и Иосиф I, польский король Ян Собесский, шведский Карл XII и властители пожиже. Вот в эту прекрасную компанию пауков-сколопендр и попал наш Петр I.
Самое смешное, что к 1700-му году выбор у России был уж не так и велик, поскольку наклевывалась глобальная драка за Испанское наследство, которое составляло треть Европы и половину остального мира. То есть либо Россия вмешивалась в эту войну (но на стороне кого, и какой с этого профит?), либо в одиночку бодалась бы с Турцией (опять-таки – а зачем? Ведь по сути надо было завоевать безлюдную степь), либо входила бы в войну против Швеции в союзе с Данией и Польшей.
Что же представляла собой Швеция?
В военном отношении эта была довольно сильная страна, но ресурсы у шведов были слабыми. Кроме того – Балтийским морем Швеция была разделена на четыре малосвязанных анклава – это собственно Швеция, Финляндия, Прибалтика и Шведская Померания. Цимес в том, что шведы из-за скудости ресурсов НЕ МОГЛИ защищать одновременно все четыре части своей империи, сил хватало только на одну, максимум на две части. Таким образом перед Карлом XII после выхода из войны Дании и выигрыша под Нарвой встал извечный вопрос – что делать?
Умный политик понял бы сразу, что удержать все, что есть – не удастся. Надо чем-то пожертвовать. У Карла было три пути:
1) Дать России клочок земель на Балтике и совместно с ней вогнать в гроб Польшу. В принципе это был самый реальный вариант.
2) Дать Польше клочок земель в Прибалтике и совместно вогнать в гроб Россию. Вариант менее реальный, ибо Польша тогда уже была эфемерной величиной.
3) Наконец третий вариант – сделать территориальные уступки и России и Польше, и захватить Данию, чтобы господствовать на обеих берегах Зунда. Вариант, сулящий сказочные перспективы, если удастся, но под большим вопросом – дадут ли подобное сделать Англия, Голландия, Франция и Священная Римская Империя.

Вобщем для политика уровня Ришелье и Мазарини варианты были. Однако для этого надо было подняться над ситуацией и посмотреть на проблему трезво. Но трезвое мышление и Карл XII – две вещи несовместные, именно поэтому он буквально втоптав Польшу в грязь решил теперь закончить с Россией.
На мой взгляд, даже этот вариант имел шанс на успех, ограничься Карл просто отвоеванием Прибалтики, но «пацан пошел к успеху». И дошел до Полтавы.
Вообще есть в жизни стран знаковые события. Одно дело – Англия до Непобедимой Армады, другое – после. Одно дело – Испания до Рокруа, другое – после. Одно дело – ДНР и ЛНР до Изваринского и Дебальцевского котлов, другое – после. Полтава стала водоразделом между Московией и Россией. Между царством и империей. Да, к ней могли и после относиться хорошо или плохо, могли любить, могли ненавидеть, но после Полтавы с ней вынуждены были СЧИТАТЬСЯ. Собственно, вся наша страна и все мы по сию пору – дети Полтавы.
Если почитать прессу тех лет – то после Полтавы в ней виден ВЗРЫВ. Для кого-то это означало «потерю потерь», для кого-то – «победу побед», но Полтава послужила вспышкой, освятившей правильность петровского пути и петровских реформ.



Как отнеслись к Полтавской виктории в Англии и Голландии? Как к очень большой неприятности, поскольку начал возрождение Северный Союз – конгломерат Дании, Бранденбурга, Польши и России, чтобы выпилить уже до конца Швецию. Дело осложнялось тем, что ганноверский курфюст, наследник английского престола, через две недели после Полтавы послал к Петру дипломатов заключения альянса и совместного выпиливания шведских гарнизонов на Эльбе, что прямо противоречило как английским, так и голландским интересам.
Престарелый «король-солнце» опытным взглядом углядел новую политическую звезду на европейском небосклоне и слал одно за другим с десяток ласковых писем, надеясь использовать Россию в своих интересах.
Август Сильный пресмыкался перед Петром, надеясь, что тот отвоюет для него Польшу обратно.
В Швеции же по подобию нынешней Украины решили жить в параллельной реальности еще какое-то время. Сначала говорили, что это сказки Путина Петра, потом просто не могли понять как монголо-кацапы смогли навалять бледноволосым ариям по заднице. Рассказывали, что это Карл на самом деле разгромил Петра, просто сейчас пошел не на Москву, а на Воронеж, громить тамошний русский флот. И вообще – ПТР-ХЛО, ла-ла-ла-ла.
Потом пришло письмо от Карла, что да, немного потеснили, но все – фигня, кроме пчел, да и пчелы – тоже фигня, так что давайте-ка проведем второй и третий круг мобилизации, и начнем формировать территориальный батальоны «Днепр-1» и «Азов».
Вобщем Полтава стала именно той чертой, с которой можно четко говорить: «Россия – цэ Европа».
Ну и напоследок давайте подумаем, а шел ли вообще Петр своим путем? Если мы окинем историю государства Российского скажет от Ивана Грозного до Алексея Михайловича, то увидим… что эти цари рвались туда же. Либо к Балтийскому морю, либо к Черному. Були победы, были поражения, но вот Полтавы… Полтавы не было. Полтава случилась при Петре. Поэтому с полным правом можно сказать, что Петр реализовал одну из важнейших задач Руси, стоявшей перед ней два столетия – пробил путь к Балтийскому морю. И значение Балтики для развития России понимали русские цари еще и до Петра.