May 30th, 2014

Майданы XVII века в литературе

Людской поток вот уж второй раз с нынешнего утра струился по улицам городка на поле перед замком, где незадолго до этого Фергюсон, капеллан герцога, произнёс проповедь, в которой было больше призывов к мятежу, нежели к богу.
Беспорядочную толпу возбуждённых людей составляли в основном мужчины с зелёными веточками на шляпах и с самым нелепым оружием в руках. У некоторых, правда, были охотничьи ружья, а кое у кого даже мечи. Многие были вооружены только дубинками; большинство же тащили огромные пики, сделанные из кос, страшные на вид, но мало пригодные в бою. Среди этих импровизированных воинов тесы, каменщики, сапожники и представители других мирных профессий. Бриджуотер, так же как и Таунтон, направил под знамёна незаконнорождённого герцога почти всё своё мужское население. Для человека, способного носить оружие, попытка уклониться от участия в этом ополчении была равносильна признанию себя трусом или католиком. Однако Питер Блад — человек, не знавший, что такое трусость, — вспоминал о своём католичестве только тогда, когда это ему требовалось. Способный не только носить оружие, но и мастерски владеть им, он в этот тёплый июльский вечер ухаживал за цветущей геранью, покуривая трубку с таким безразличием, будто вокруг ничего не происходило, и даже больше того, бросал время от времени вслед этим охваченным военной лихорадкой энтузиастам слова из любимого им Горация: «Куда, куда стремитесь вы, безумцы?»







Проснувшись на другое утро, Париж вздрогнул: он не узнал самого себя. Он походил на осажденный город. На баррикадах виднелись вооруженные с головы до ног люди, грозно поглядывавшие во все стороны. Там и сям раздавалась команда, шныряли патрули, происходили аресты. Всех появлявшихся на улицах в шляпах с перьями и с вызолоченными шпагами тотчас останавливали и заставляли кричать: "Слава Украине! Долой Янука!" "Да здравствует Брусель! Долой Мазарини!" - а тех, кто отказывался, подвергали издевательствам, оскорбляли, даже избивали. До убийств дело еще не доходило, но чувствовалось, что к этому уже вполне готовы.
Баррикады были построены вплоть до самого Пале - Рояля. На пространстве от улицы Добрых Ребят до Железного рынка, от улицы Святого Фомы до Нового моста и от улицы Ришелье до заставы Сент-Оноре сошлось около десяти тысяч вооруженных людей; те из них, что находились поближе ко дворцу, уже задирали неподвижно стоявших вокруг Пале-Рояля гвардейских часовых. Решетки за часовыми были накрепко заперты, но эта предосторожность делала их положение довольно опасным. По всему городу ходили толпы человек по сто, по двести ободранных и изможденных нищих, которые носили полотнища с надписью: "Глядите на народные страдания". Везде, где они появлялись, раздавались негодующие крики, нищих же было столько, что крики слышались отовсюду.




"Флот трех кораблей" и "адмирал двух флотов".

В 1707 году, в Акте об Объединении между Англией и Шотландией отдельным пунктом оговаривалось вхождение шотландского Королевского флота в состав Роял Неви. Отдельно пояснялось, что теперь боевые корабли Шотландии могут комплектоваться и английскими моряками, а их капитаны обязаны подчиняться английским адмиралам и начальникам. Многие не только в Хайленде, но и в Лоуленде оценили этот пункт как национальный позор. Так о чем же ломались копья?
К началу XVIII века Royal Scots Navy уже не был такой силой, как в XIV-XVI веках. Состоял он всего из трех кораблей - 32-пушечного "Royal William" (367 тонн, 145 человек экипажа), а так же 24-пушечных "Royal Mary" (284 тонны, 115 моряков) и "Dumbarton Castle" (282 тонны, 115 моряков). По воспоминаниям англичан - корабли архаичной постройки, и слабого вооружения (18-фунтовки в небольшом количестве были только на "Royal William" , остальные суда несли пушки меньшего калибра). Занимались они в основном конвоированием шотландских торговых конвоев и охраной рыболовных судов у Оркнейских островов. Во время войны Аугсбургской лиги очень часто маленький флот в полном составе участвовал в прикрытии британских конвоев в Архангельск.
В войне за Испанское наследство "Royal William" и "Dumbarton Castle" в 1702 году приняли участие в охоте на флотилию Рене Дюге-Труэна, шедшего атаковать Шпицбергенские китовые промыслы, а в 1707-м недалеко от Ньюкасла-апон-Тайна имели свою зону ответственности во время противодействии высадки в Шотландии десанта Форбэна. И вот, с началом 1708 года Королевский Шотландский флот перестал существовать. Многие офицеры были оскорблены этим, в том числе и главнокомандующий маленьким флотом - коммодор Томас Гордон. В Роял Неви ему предложили звание на ступень ниже, и, послужив до конца войны за Испанское наследство в Роял Неви, Томас подался не куда-нибудь, а в... Россию.
Свел Петра с Томасом не кто-нибудь, а генерал Георг Бенедикт (в России - Георгий Бенедиктович) Огильви. Было так же упомянуто, что коммодор является племянником "разлюбезного друга" Петра - Патрика Гордона. Но вопрос о переходе младшего Гордона на русскую службу затянулся до 1717 года, пока император Российский и шотландско-ангнлийский кэптен не встретились в Париже, и в результате Томас (Фома) Гордон перешел на русскую службу в звании капитан-командора, а позже стал адмиралом.
Так Россия пополнила свои ряды еще одним выходцем из шотландских семей. Что касается Роял Неви - шотладские моряки там тоже себя достаточно хорошо проявили и показали - достаточно вспомнить целые династии Хамильтонов, Дугласов, Кокрейнов и т.д., которые завоевали для Англии морское господство.


Последний командующий шотландским Королевским флотом и адмирал Балтийского флота Томас Гордон

Ирландское безбашенное семейство Кэммоков

Про Джорджа Кэммока мои читатели могут вспомнить вот здесь, или перечитав соответствующие страницы "Борьбы за Испанское наследство" и "Флота Людовика XV". Но родственнички его были тоже те еще ребята..)))
Итак, знакомимся..))))
1. Томас Кэммок (1540-1602). Влюбился в дочь барона Рише, выкрал ее и сбежал с ней в Новый Свет. Тестем так и не был прощен, а вот его сын - Роберт Рише в 1618 году ставший графом Уорвиком, организовал вместе с зятем "Колониальную каперскую компанию" с базой на острове Провиденс (Бермуды), и сильно трепал испанцев, плывущих с грузами в метрополию.
2. Уильям Кэммок (?-1681). Пират, плавал вместе с известным британским разбойником Бартоломью Шарпом. Умер 14 декабря 1681 года (как сказано в заключении о смерти) "от слишком большого количества выпитого рома, который употреблял по три бутылки в день в течение недели, дабы вылечить тропическую лихорадку и икоту".
3. Яков Кэммок (1745-1784). Завербовался в войска британской Ост-Индской компании. Достиг звания полковника. Участвовал в многочисленных стычках с индийскими раджами. У Типпу Сахиба выкрал его дочь - Марионессу Майсур, на которой женился, и которая родила ему дочь - Элизу-Мэрион Кэммок.
4. Наконец, Тернер Кэммок, внук Якова, в 1804 году эмигрировал в США. Принимал участие в качестве добровольца в войне 1812-1815 годов. Дослужился до сержанта армии США, участвовал в сухопутной битве при Платтсбурге.

Вобщем, "яблоко от яблони...". Ну вы поняли...))))))