March 16th, 2014

В продолжение предыдущего поста

Вечером 24 августа первые роты англичан показались у Капитолийского холма. Британский генерал Росс отправил в город парламентеров под белым флагом, чтобы обсудить условия сдачи города, но на перекрестке Мериленд-авеню и Конститьюшн авеню англичане были расстреляны в упор американскими милиционерами. После этого все сантименты были отброшены, морская пехота и инфантерия ворвались в город и предали его огню.

В то время как британские войска прибывали с востока стройными колоннами, на юге города в панике покидали столицу ее жители и руководство страны. Перед бегством чиновники разворовали казну Национального Банка, а так же часть облигаций Федерального Казначейства. Лишь Доли Мэдисон, жена президента, смогла вывести часть важных документов и ценностей.

Утром, 25-го, пристани на Потомаке подошли корабли Кокберна. Высадившиеся у Арлингтонского моста моряки соединились со своими товарищами у Капитолийского Холма, и стали решать, что делать дальше. Офицеры решили провести экскурсию по Белому Дому. В зале Палаты Представителей Кокберн уселся в кресло спикера, немного прикрыл глаза, а потом задал простой вопрос: «Может, сожжем к чертям эту цитадель демократии?» на что британские морские пехотинцы с радостью закричали «Да, сэр!».

В 22.30 вечера 25 августа на фоне горящего Капитолия и здания министерства финансов под моросящим дождем инфантерия и морпехи произвели парад. Утром 26-го был произведен набег на Александрию (штат Вирджиния) где были разграблены и сожжены богатейшие запасы провизии и боеприпасов.