January 19th, 2014

Конвойная битва начала XIX века

Все-таки из-за компьютеризации и миниатюризации мы с вами начали терять очень ценные качества. Смски и общение в Watsapp совсем заменили письма, а меж тем, когда читаешь старые письма или дневники века XVIII или XIX - такое ощущение, что читаешь мини-эссэ или целые рассказы. Мы гораздо хуже стали владеть словом, мы не умеем описывать события, происходящие вокруг нас, природу, наш взгляд на все это. К чему мы пришли? "С ДР, кароч"?....
Вот отрывок из письма ямайского торговца мистера Сноу своему компаньону, написанного в мае 1813 года (дается по W.E.Brown «Robert Heywood of Bolton, 1786. Heywood correspondence, part9: «1813», - Boston, 1868):

"В начале мая 1813 года 126 судов, груженых ромом, сахаром и кофе, покинули Кингстон в составе Ямайского конвоя. Выйдя в море купцы построились в четыре колонны, на расстоянии трех кабельтовых друг от друга. Эскорт, состоящий из 64-пушечника, 36-пушечного фрегата и двух 18-пушечных шлюпов занял свои места. Шлюпы были высланы вперед, и находились примерно в миле от конвоя, линкор замыкал колонны, прикрывая тыл. Что касается фрегата – он занял позицию примерно в полумиле от конвоя с наветреного борта.

В 160 милях к юго-востоку от мыса Гаттерас примерно в 20.00 (когда солнце уже касалось горизонта, и было чуть скрыто кромками облаков), конвой, разбросанный на площади до 5 квадратных миль, дрейфовал, ожидая западного ветра. Вдруг со стороны солнца показались верхушки мачт, и сразу же исчезли. Стало понятно, что на охоту вышли американские каперы, держащиеся за горизонтом в наветренной позиции. Поскольку ночь обещала быть безлунной – всерьез приходилось опасаться нападения. Ночью противник подошел с северо-востока, ориентируясь на топовые огни, при этом сам огней не неся. Три балтиморских клипера и бриг проскользнули мимо фрегата охранения и, выбрав каждый свою цель, устремились к ним. На одном из купцов заметили непрошенных гостей, и вверх взметнулись сигнальные ракеты, однако мера была запоздалой, поскольку призовые партии каперов уже высаживались на борт судна. Фрегат сделал несколько выстрелов холостыми, сигнализируя другим кораблям эскорта о нападении, и взял курс на атакованные суда, однако он был слишком неповоротлив и тихоходен. Пока фрегат набирал ход – каперы уже захватили три корабля, и конвоировали их к противоположной от фрегата колонне. Кораблям эскорта, стремившимся отбить призы, мешали другие торговые суда конвоя, которые после выстрелов и сигнальных ракет сломали строй, и пытались разбежаться куда подальше. Всего за час колонны потеряли свою стройность, купцов разбросало более чем на 10 квадратных миль, каперы, не удовлетворяясь уже захваченными судами, нападали на отбившиеся от конвоя суда и брали их на абордаж. Корсарский бриг, шедший мористее, наткнулся на линейный корабль охранения, и был в мгновение ока расстрелян. Призовые команды эскорта отбили обратно два судна. И все же итог той ужасной ночи – мы потеряли 4 купца, а каперы – один бриг.

Но мы знали, что это не последнее нападение, и в следующую ночь скорее всего повторится то же самое."

Блин, вот читаешь, и все прям как перед глазами происходит.... А ведь это даже не Пушкин или Диккенс, не Стивенсон или Дюма... Так, обычный коммерсант-путешественник...

"Трудная мишень" или "Сафари для богатых" времен англо-американской войны

Наверное все помнят фильм Джона Ву "Трудная мишень" с Жаном-Клодом ван Даммом в главной роли.



Напомню, что там некая банда организовывала сафари для богачей, в качестве дичи выпуская живых людей - никому не нужных бродяг. Герой ван Дамма и его спутница и стали такими мишенями.
Какая же связь у этого фильма с анго-американской войной? Сейчас поясню.
В январе 1814 года Лонг-Айленд заблокировали британские 74-пушечный «Рамиллиес», 44-пушечный «Эндимион», 38-пушечный «Стейтира» и 16-пушечный шлюп «Луп Севьер» (Loup Cervier, бывший американский «Уосп», захваченный британцами 5 октября 1812 года), тогда как в Нью-Лондоне, расположенном около этого острова, были заперты американские «Юнайтед Стейтс», «Македониэн» и шлюп «Хорнет». В связи с этим командир «Юнайтед Стейтс» Стивен Декейтер предложил англичанам дуэль – пара «Юнайтед Стейтс» - «Македониэн» против пары «Эндимион» - «Стейтира». Эта мысль нашла живейший отклик в сердцах британских кэптенов, и английские командиры начали осаждать командира «Рамиллиеса» - коммодора Томаса Харди, однако последний запретил «Эндимиону» участвовать в схватке, поскольку считал, что «Энди» сейчас слишком нужен для перехвата каперов. Действительно, с мнением Харди нельзя не согласиться – даже в случае победы «Эндимион» будет сильно поврежден и починка его может занять несколько месяцев. Меж тем – это единственный корабль, чья скорость несомненно превосходит скорость любого корабля американцев. Симптоматично, что коммодор дуэль между «Македониэном» и «Стейтирой» разрешил, поскольку 38-пушечных фрегатов у него было в избытке, и даже поражение в возможной дуэли англичан совершенно не пугало. Чтобы ответ уж не казался слишком резким, Харди предложил следующее – в случае победы в очной встрече «Македониэна» над «Стейтирой» англичане выпускают оба американских фрегата из Нью-Лондона, и дают им фору в 24 часа. Ну а далее – объявляется охота на янки, и... пусть повезет сильнейшим.
Вобщем была предложена старая добрая схема из фильма Джона Ву (или наоборот - Джон ву предложил старую добрую схему от Томаса Харди - кому как будет угодно).
Думаю, понятно, что после ответа Харди никаких поединков не состоялось – смысл предложения Декейтера сводился к тому, чтобы либо потопить «Эндимион», либо на долгое время сделать его недееспособным, а раз английский «слон» в битве не участвует – нет смысла рисковать своими кораблями, их и так мало. Более того, Декейтер и Джонс выпустили приказ по флоту, прямо запрещающий американским кораблям ввязываться в бои с английскими в случае, победа негарантированна. Если же вспомнить аналогичный приказ британского Адмиралтейства от октября 1812 года о запрете боя "на равных" с хамфрисовскими фрегатами - станет понятно, что к началу 1814 года стороны решили свести риск в боестолкновениях к нулю.