May 29th, 2013

Из книги Роджерса "Деревянный мир" (Wooden World)

Очень часто штурманы Роял Неви (речь идет о 40-70-х годах XVIII века) не знали своих собственных вод, что уж было говорить о кэптенах и адмиралах, которые вообще неясно себе представляли даже очертания и побережья Британских островов! Известен случай, когда один из кэптенов долго объяснял представителям Адмиралтейства, что Сандерленд и Бли (Blyth) все-таки находятся на восточном побережье Англии, а не на южном, в то время как Адмиралы были уверены, что эти порты находятся в Сассексе, недалеко от Ньюхэйвена и Даунса.
Грамотные штурманы и хорошие карты ценились на вес золота, к тому же большие ошибки определения координат корабля по долготе накладывали свои отпечатки. Если к этому прибавить неспособность ходить против ветра, мели, скалы, шторма, неисследованность и изменения морского дна - навигация во время войны представляла собой большую проблему. Как говорил лорд-адмирал Георг Датский - "только идиот или алкоголик во время войны будет увеличивать опасность преднамеренно". Тем более удивительно, что две самые большие победы Роял Неви в Семилетней войне одержаны нормальными и трезвыми командующими, которые, однако, преднамеренно подверги свои эскадры большой навигационной опасности, преследуя противника. Первое - это конечно же сражение при Кибероне.



Хок приказал преследовать французов, находясь в подветренной позиции, ночью, со стороны берега, причем об этом побережье англичане имели мало понятия и не имели штурманов, знающих эти воды. Он рисковал всем, по сути поставив на выучку не английских, а французских пайлотов, которые, без сомнения, должны были вывести его либо на большую якорную стоянку, либо в открытое море. Вероятно более ни один английский адмирал не рисковал более, чем Хок в тот день, но Хоку удалось выиграть.
Вторым сражением, где английский командующий подверг себя смертельной опасности, безусловно являлась осада и взятие Гаваны в 1762-м Джорджем Пококом. Дело в том, что логика вещей (а именно течения и юго-восточные ветры) требовала от Покока идти к Гаване с юга, минуя Ямайку, Юкатанский пролив и мыс Сан-Антонио (самая западная точка Кубы), но это грозило потерей внезапности предприятия и заранее давало возможность испанцам подготовиться к обороне. Поэтому был избран северный Маршрут - через Большую Багамскую банку - это длинная сеть рифов и скалистых островков, тянущаяся от восточного побережья Флориды до северного побережья Кубы. Был еще один проход - через Большой Багамский пролив, широкий проход шириной в 10 миль, с обоих сторон окаймленный песчаными барами и рифами, но там подстерегали мели, не видимые даже во время отлива в хорошую погоду. Излишне говорить, что штурманы район Багам не знали совершенно, а местных нанять не удалось.
После раздумий Покок принял решение идти именно Старым Багамским проливом, вперед были высланы шлюп "Трент" и фрегат "Ричмонд" (кстати фрегатом командовал Эльфильстон, известный нам по Первому Архипелажскому походу русского Балтийского флота), которые играли роль первопроходцев, постоянно замеряя глубины, сверяя координаты, ставя вехи. Самым опасным из 250-мильного отрезка был переход между островом Ки-Сал и рифами у побережья Кубы (ширина всего 3 мили), который проводился в непосредственной близости от Гаваны, ночью, с потушенными огнями. Причем Покок полагался только на старую испанскую карту (1596 года, которую нашли в закромах елизаветинских архивов), и его надежды оправдались - перед Гаваной англичане появились абсолютно неожиданно, что обеспечило успех всего предприятия. Предприятие Покока совершенно серьезно считается выдающимся достижением в навигации XVIII века.

mapacuba

Стрельба из пушек

Продолжая пересказ книги Роджерса...
Автор отмечает, что Роял Неви на якорных стоянках и в походе почти ежедневно проходили занятия и учения по заряжанию пушек и стрельбе. За этим следили не только лейтенанты и кэптены, но даже и адмиралы, которые с секундомерами в руках считали залпы. Учения делились на две категории - быстрая стрельба с максимально возможным темпом и быстрая стрельба на точность. Рождерс приводит следующие данные - при Финистерре в 1747 году "Дифайнс" дал за 5 часов 75 выстрелов полным бортом - то есть скорострельность составила один выстрел в 4 минуты. При захвате "Дюк д'Эгильон" английский "Тартар" дал за 1 час 28 минут боя 42 выстрела (один выстрел в две минуты). Фантастическую скорострельность и точность развил 64-пушечный "Монмунт" в сражении у Картахены с 80-пушечным французским "Фудрояном" 28 февраля 1758 года - за час англичане смогли дать 33 залпа (один залп за 1 минуту 45 секунд). Этот бой вообще был уникален - у француза вес бортового залпа составлял 1220 фунтов, тогда как британский корабль имел на борт всего 504 фунтв. Тем удивительнее результат - после часового боя "Фудроян" сдался более слабому англичанину, а потери у французов были в 4 раза больше, чем у британцев.
Очень интересна оценка англичан относительно стрельбы французов. Вот, к примеру, слова корабельного капелана с "Принс Джордж", который участвовал в сражении при Кибероне. "Мы прошли практически впритирку с "Сюпербом". Он встретил нас беспорядочной стрельбой, скорее всего экипаж просто потерял самообладание. Вообще огонь велся, казалось, без какого-либо руководства - из сотни выпущенных за 3 залпа ядер лишь 30 или 40 попали в наш борт." Далее капелан сравнивает храбрость французов с храбростью животных, которые не умеют собраться для решающего боя, и полностью отрицают всякую дисциплину.
Низкую дисциплину французов подтверждают и действия Боскауэна у берегов Америки в 1755 году, когда на французском "Альсид" при первых же выстрелах команда подняла белый флаг, и к прибытию призовой команды успела разграбить собственную корабельную казну (30 тыс. ливров). Приговор же по Киберону вынесли сами французы. Один из пленных офицеров сказал следующее: "Вся наша проблема в этом сражении - низкая дисциплина, непонятное командование авангардом и центром, плохое управление арьергардом, и безответственность в принятии любых решений." И это говорит представитель второго флота в мире! Далеко не самый худший флот!
Так что "английское секретное оружие" было даже не в тактике и теории стрельбы, а в обычной дисциплине и четком управлении кораблями и эскадрами.