April 14th, 2013

Контрразведка в Новое Время (в помощь читателям "Неизвестной войны...")

Как человек, закончивший технический ВУЗ, я обожаю математику, тригонометрию, и другие точные науки. Недавно читал жизнеописание Франсуа Виета - знаменитого французского математика, жившего во времена англо-испанской войны 1585-1604 годов. Нынешним школьникам известны теорема Виета (для решения квадратных уравнений) и тригонометрическая формула Виета (для решения кубических уравнений).
Так вот, в 1588 году - как раз это был год Армады - Виету удалось сломать шифр и дешифровать письмо Филиппа II Алессандро Фарнезе, герцогу Пармскому. Однако испанский королевский шифр был очень сложным, содержавшим порядка 500 буквенно-цифровых символов (для примера - в русском языке всего 33 буквы), и следующие депеши остались нерасшифрованными. Дополнительную сложность вносило то обстоятельство, что испанский шифр был не только криптографическим, но и биграммным (то есть в тексте буквы могли быть заменены цифрами, а цифры - буквами). Тем не менее король Генрих III, а после 1589 года - Генрих IV отдавали все перехваченные депеши Виету, чтобы он попытался найти ключ к шифру.
Виет отказался виртуозным дешифровальщиком - в 15 марта 1590 года шифр испанцев был сломан, и ключи для дешифровки найдены. Виет в этот день преподнес Генриху IV полностью расшифрованное письма Филиппа де Мендосы герцога Морено Филиппу II, где Морено сообщал подробности переговоров с одним из руководителей Католической Лиги герцогом Майеннским. Виет, не лишенный чванства, хвастливо написал Генриху: «Не волнуйтесь из-за того, что для Ваших врагов это будет повод сменить свои шифры и еще больше замаскироваться. Они неоднократно меняли их, и тем не менее их уловки были и всегда будут раскрыты».
Но, как это часто бывает, ученый и разведчик - вещи очень часто несовместимые. Венецианский посол во Франции Джованни Мочениго написал, что однажды он имел следующую беседу с Виетом:
«Он только что сказал мне, что было перехвачено большое количество шифрованных писем испанского короля, а также императора и других государей, которые он дешифровал. Когда я выразил большое изумление, он сказал мне:
– Я представлю вашему правительству веские доказательства этого.
Он немедленно принес мне толстую пачку писем от упомянутых государей, которые он дешифровал, и добавил.
– Я хочу, чтобы вы также знали, что я знаю их шифр.
– Я не поверю этому, – сказал я, – пока не увижу сам.
Поскольку у меня было три моих шифра – обычный, которым я пользовался, второй, который я не применял, и третий под названием «dalle caselle», он раскрыл мне, что знает первый шифр. Затем, чтобы лучше разобраться в таком серьезном деле, я сказал ему:
– Вы, несомненно, знаете наш шифр «dalle caselle»?
– Чтобы его узнать, нужно изрядно попрыгать, – ответил он, подразумевая под этим, что ему известны только части шифра.
Я попросил его показать мне несколько наших дешифрованных писем. Он обещал мне, но затем больше не разговаривал на эту тему, а после того как он ушел, я уже ни разу не встречал его».

Естественно венецианский посол сообщил об этом разговоре испанцам, и в 1594 году Филипп II у знал, что французы уже долгих 4 года читают его шифр без проблем. Скандал был велик. Испанский монарх, не зная, что делать, обратился даже к Папе Римскому, с просьбой отлучить Виета от церкви, поскольку для дешифровки столь сложного шифра не обошлось без... сеансов черной магии. Но Папа не внял наветам Филиппа, дело в том, что еще до Виетта испанский шифр вскрыл папский нунций Джованни Батиста Ардженти. Просьба Филиппа вызвала только сдержанные смешки в Ватикане, к Виету не было применено никаких санкций.
Одним из тех, кто, должно быть, смеялся больше всех, был фламандский дворянин Филипп ван Марникс, барон де Сент-Альдегонд, правая рука Вильгельма Оранского, стоявшего во главе объединенного восстания голландцев и фламандцев против Испании. Марникс, автор мелодии современного национального гимна Голландии, был также блестящим криптоаналитиком и только что закончил работу по вскрытию испанского шифра. Шифрованное письмо испанцев, прочитанное Марниксом, было перехвачено Генрихом IV во время осады Парижа. Отправителем письма был опять неудачливый Морео, а его адресатом – снова король Филипп.
Война разведок, которую мы представляем почему-то только во Вторую Мировую, или максимум - в Первую, и в то время была жесткой и бескомпромиссной, и еще ждет своего исследователя и писателя.

Ну а здесь использованы отрывки из книги Дэвида Кана "Взломщики кодов".