September 10th, 2012

Высадка в Корнуолле.

К 1595 году дела у Англии шли неважно. Флот так и не смог захватить ни один «серебряный конвой», ситуация в Ирландии вышла из-под контроля и требовала войск, во Франции чаша весов еще не склонилась на сторону Генриха IV и все было зыбко и непрочно. Но более всего не хватало денег. В связи с этим Елизавета решила снять опалу с Фрэнсиса Дрейка, и разрешила ему выйти в новый вояж к испанской Вест-Индии, чтобы разграбить ее и найти так необходимые средства для продолжения войны. Но, не совсем доверяя сэру Фрэнсису после провала 1589 года, добавила в компанию к нему Джона Хокинса, а так же генерала сэра Томаса Баскервилля в качестве командира десанта. Основной задачей вояжа был «золотой галеон» с 200000 песо на борту, который ежегодно грузился в гавани Сан-Хуан, в Пуэрто-Рико.

От испанцев не укрылись приготовления к походу корсаров, и в мае 1595 года небольшой испанский паташ (16 моряков, 24 солдата) появился недалеко от Фалмута, где захватил рыбацкий бот из Сент-Кеверна и привел его к Блавэ. Допрос рыбаков показал, что в Плимуте снаряжается не менее 100 приватиров, размах у будущей экспедиции очень большой, в качестве пайщиков привлечены не только частные инвесторы, но и голландцы. Рыбаков отпустили, кроме одного английского комендора, который тайно попросил своих соотечественников передать Хокинсу, что в Блавэ испанцы базируют 4 галеры и 10 кораблей, а также ожидают прихода еще 7 галер и 10 судов, чтобы организовать высадку на островах Силли. Эта группа островов расположена в 45 км к юго-западу от Корнуолла, и военно-морская база, организованная там, давала испанцам возможность контролировать район Западных Подходов и морское сообщение англичан с Ирландией. Надо сказать, что это была рассчитанная дезинформация, которую испанцы скормили простодушному моряку, но эта шпионская игра имела свою цель.

Испанцы, узнав, что командовать экспедицией к Вест-Индии будет Дрейк, не на шутку переполошились. Задача стояла таким образом – надо либо оттянуть по времени, либо совсем отменить этот вояж. К Корнуоллу было отослано несколько отрядов галер и судов, чтобы побольше узнать о планах англичан. Британцы приняли эти корабли за авангард сил вторжения. 10 июля лорд-лейтенант Корнуолла Фрэнсис Годолфин с тревогой пишет новому фавориту королевы лорду Эссексу: «Я схожу с ума от того, что гарнизон Силли до сих пор не усилен, и испанцы в любой момент могут отринуть эти острова от владений Ее Величества». 20-го около Сент-Эвала и Падстоу (северное побережье Корнуолла) были замечены 4 галеры, что вызвало большой переполох в поселках. Местная милиция под началом лорда Гренвилла срочно мобилизовалась и выдвинулась к берегу, однако галеры скрылись из виду. На следующий день у Сент-Кеверна были обнаружены много судов непонятной национальности, которые растянулись от Фалмутской бухты до рифа Манаклес. Все побережье Корнуолла тревожно замерло. Еще ни один испанский солдат не высадился, а население уже было близко к панике. Люди срывались и уходили вглубь побережья, милиция разбегалась. Гром грянул 23 июля.

На рассвете у Маусхола появилось 4 испанских галеры, которые высадили на побережье 200 пикинеров и мушкетеров. Испанцы, построившись в каре, без боя вошли в городок Пола, который застали совсем безлюдным – все жители при виде галер просто сбежали. К вечеру беглецы достигли Пензанса, где находилась одна из резиденций лорда-лейтенанта Корнуолла. Там Годолфин узнал о высадке, и сразу же послал нарочного в Плимут, предупредить Дрейка и Хокинса, а сам начал формировать милицейские отряды. Преодолевая неразбериху, начали разрабатывать план атаки, однако все планы спутала новость, что испанский отряд сжег Маусхол, вернулся на корабли и отплыл в неизвестном направлении.

Через три часа 400 испанских солдат высадились у самого Пензанса, что произвело настоящий фурор. С таким трудом собранная милиция смело драпанула, бросая оружие и припасы. Годолфин со шпагой в руках пытался остановить бегущих, но ничего не смог сделать – с ним осталась лишь дюжина его слуг. Тем временем испанские солдаты методично разграбили город и подожгли его с двух сторон. Такая же участь постигла и поселок Ньюлин. К вечеру доны вернулись на свои галеры и отплыли к западу.

Тем временем Годолфину удалось переломить панические настроения среди милиционеров, и к 25-му июля он уже обладал довольно большим отрядом в 700 человек, с которым планировал выдвинуться к Маунтхолу. Примерно в это время подошли 40 кораблей Николаса Клиффорда – авангард сил Дрейка, которые он успел снарядить и подготовить к походу. Часть кораблей было сразу же послано к Лизарду для перехвата испанцев. 26-го 14 английских кораблей обнаружили галеры и пустились в погоню. Подробности столкновения неизвестны, тем более странным выглядит результат этой погони – англичане потеряли один халк (маленький корабль), испанцы – ни одной галеры, но около 140 человек убитыми и раненными. Более того – чуть позже галеры атаковали голландский торговый флот, сумели захватить 3 судна в качестве призов, правда потеряли одну галеру.

Эти в общем-то заурядные события вызвали в Англии настоящий шок. Елизавета была в ужасе, она предполагала, что была проведена разведка боем, и что высадка состоится со дня на день. В Корнуолл был срочно командирован Уолтер Рейли, чтобы укрепить побережье и наладить там береговую оборону. В Фалмуте были срочно организованы несколько новых пушечных батарей, на Силли и Лизард перекинули до тысячи солдат.

А что же было с испанской стороны?

Четыре испанские галеры «Капитана», «Патрона», «Перегрина» и «Базана» (десант - 400 морских пехотинцев) под командованием Карлоса де Амисгуты решили произвести диверсионную вылазку на английское побережье. Главной своей задачей Амисгута видел нарушение или перенос сроков выхода флота Дрейка из Плимута. Его задумка с блеском удалась, задержав выход корсаров на целый месяц. Дрейк и Хокинс покинули Плимут лишь 28 августа (7 сентября по новому стилю), колонии были заранее извещены о приближающейся атаке, что позволило испанцам принять меры по защите Вест-Индии.