January 27th, 2012

Тупой вопрос к френдам - профессиональным историкам

Вопрос следующий - а при защите диссертации на кандидата или доктора темы обязательно назначают или соискатель может самостоятельно выбрать тему диссертации?
Вопрос возник давно, когда узнал, что тот же Алексей Исаев защищается не по теме Второй Мировой, а Мединиский замахнулся аж - страшно сказать! - на Ивана нашего, Грозного, за жестокость прозванного Васильевичем. Хотя судя по тем кускам из диссера, которые последний выложил - "иногда лучше жевать, чем говорить" (с)
Я честно сказать вообще не понимаю - зачем защищать тему, которая тебе незнакома, и в которой ты ничего для исторической науки нового принести не можешь.
Во время моего диплома в Институте Связи я был сам вправе выбирать тему диплома, точно так же как и в аспирантуре.

Испания и флот

Меня и Эдуарда на разных форумах часто спрашивают, почему Испания так и не смогла стать великой морской державой в XVII-XVIII веке. Я уже несколько раз высказывался по этому поводу, подходя к этому вопросу с точки зрения товарища Карлы Маркса. Сейчас же хотел бы остановиться еще на одном аспекте.
Прежде всего стоит отметить, что по количественному критерию испанский флот на момент окончания Тридцатилетней войны еще был крупнейшим в мире - его почти догнал голландский флот, но голландцы имели большое количество малых судов, тогда как испанцы превосходили своих оппонентов в количестве капитал-шипов раза в два (вот наверное когда родился украденный позже англичанами тезис "двойного стандарта"), правда испанцы уступали английскому флоту (третьему в мире) по весу залпа (англичане ставили на свои корабли крупнокалиберные пушки). Но к середине XVII века в испанском флоте на командных постах служило огромное количество иностранцев - ирландцы (тот же граф Тирконелл), итальянцы, фламандцы, немцы, французы, баски, португальцы. И именно в этот момент флот постепенно начал восприниматься гордыми жителями Кастилии как инородное образование. Нет, все прекрасно понимали, что флот нужен. Все понимали, что серебро из Америки доставляется на кораблях. Но именно военный флот они рассматривали как создание рабочих мест для гастарбайтеров.
После отхода от тактики абордажа (а испанская пехота была лучшей в мире на тот момент), количество гастарбайтеров и чеченцев и дагестанцев всяких басков с каталонцами на кораблях еще более увеличилось, флот начали воспринимать как какое-то зло.
После окончания войны с Францией в 1654 году Кортесы продавливают законы, ограничивающие количество "легионеров" в клубах во флоте, большое количество профессиональных моряков дезертирует в Англию, Голландию, Италию, даже к берберийским пиратам. Замораживаются кораблестроительные программы. Вводятся ограничения, а потом и запрет на службе во флоте представителей других конфессий, кроме католиков.
Болезнь и смерть флота проходила долго и мучительно - с 1654 года по 1702 год. И понадобилась кардинальная смена династии и власти, чтобы испанский флот воспрял духом. Опять на высоких постах появляются иностранцы - французы, ирландцы, англичане, итальянцы. Опять в качестве матросов - баски, французы, итальянцы,немцы, фламандцы, даже англичане. И опять неприятие обществом этих изменений, опять бурление по поводу того, что понаехали тут деньги налогоплательщиков тратятся на трудоустройство гастарбайтеров.
Ко второй половине 18 века чтобы поднять престиж флотской службы во флот отдаются представители королевской фамилии - к примеру небезызвестный адмирал Фредерико Гравина (внебрачный сын короля Карла III), государство делает все возможное для пропаганды нужности флота и привлечения в него самих испанцев. Однако здесь, как и во Франции, сказался малый мобилизационный ресурс - абсолютное большинство населения Испании не зависело от моря и не было связано с морем. Правящий класс так же не понимал увлечения королей флотом - удивительное дело, серебро дворяне получать очень любили, а вот флот, который по сути обеспечивал приток серебра в Испанию - нет. Хотя конечно было несколько династий знатных семей, связанных с флотом - чего только стоит фамилия Мендоса.
Вобщем проблема стояла не только в том что "низы не хотели" - "верхи так же не могли". Поэтому испанцы с большим удовольствием отдавали раз за разом свои коммуникации под защиту французов - что в войне за Испанское наследство, сто в войне за Австрийское наследство, что в Наполеонику, что во время войны за Независимость США.