October 30th, 2010

История одной смерти

26 марта 1629 года Филипс ван Дорп был смещен с поста командующего голландским флотом, его место предложили Питу Хейну, надеясь, что он наконец-таки наведет порядок в домашних голландских водах. Новый командующий получил должность лейтенант-адмирала Голландии и Западной Фрисландии и озвучил адмиралтействам свое видение выправления ситуации. Его пояснительная записка состояла из десяти пунктов, где он прежде всего настаивал на введении четкой вертикали власти в голландском флоте, однако именно эти пункты были отметены комиссионерами и Генеральными Штатами. Парламентарии считали, что именно они должны руководить флотом и предложение передать всю власть профессиональным военным восприняли как покушение на свои исконные права. В ответном письме Хейну советовали не заниматься словоблудием, а выйти в море и наказать наконец дюнкеркских пиратов, терзающих торговлю Голландии. Так же Хейну припомнили его неблагородное происхождение, что вывело нового лейтенант-генерала из себя. 29 мая Хейн с эскадрой из 4 кораблей их Хеллеветслюйса. 17 июня около Остенде голландцы обнаружили трех испанских каперов и атаковали их. Хейн на флагманском «Флигенде Грёне Драек» (Vliegende Groene Draeck) рванул к противнику и вклинился между двумя приватирами, давая залпы с двух бортов одновременно. Именно в этот момент вражеское ядро из ручной мортирки попало в плечо и голову лейтенант-адмиралу. Хейн рухнул замертво. Бой возглавил капитан Маартен Харпертсзоон Тромп, который довел его до победного конца. 20 июня с тремя захваченными дюнкеркцами Тромп появился на рейде Дельфта, там же было выгружено и тело Хейна. 4 июля 1629 года Пит Хейн был похоронен в церкви Оуде Клерк в Дельфте. Исполняющим обязанности лейтенант-адмирала Голландии снова стал Филипс ван Дорп, а 6 мая 1632 года его утвердили в новом звании. Дорп в очередной раз сорвал блокаду Дюнкерка. Раз за разом каперы выходили в море, заслоны голландцев располагались крайне неудачно, и в результате Соединенные Провинции терпели большие убытки. В этом же 1632 году по словам современников настал пик каперской войны фламандцев против торговли Северного моря: «Ни одно судно не могло чувствовать себя в безопасности при переходе через Ла-Манш». Гремели имена Яна Колаарта, Мигеля де Орны, Корнелиса Виттеборна, братьев Вильемзенсов, Родригеса, Лопе де Осеса. По подсчетам голландской Торговой Гильдии в этот год Соединенные Провинции лишились 307 своих судов, а были захваты еще и английских, датских, французских, шведских, курляндских кораблей.

Еще один эпизод Тридцатилетки

Началось все  с дурацкой затеи командующего голландским флотом Филипса ван Дорпа. Лейтенант-адмирал получил информацию, что к берегам Испании идет большой «серебряный флот» с грузом серебра и колониальных товаров. Наплевав на блокаду Дюнкерка, ван Дорп увел все свои эскадры к берегам Испании. Пользуясь этим обстоятельством корсары вышли на «тропу войны». 14 августа 1635 эскадра Якоба Колаарта в составе 20 кораблей (14 галеонов и 6 дюнкеркских фрегатов) вышла из Дюнкерка и направилась к Текселю. Около Вли корсары обнаружили 150 буссов под охраной одного единственного 29-пушечного корабля голландцев. На потопление эскорта хватило двадцати минут и далее каперы занялись буссами. Было захвачено и потоплено в общей сложности 75 голландских рыболовных судов. Отряд же двинулся к Доггер-Банке. Там были обнаружены и захвачены еще 50 буссов, корсары посадили 200 голландцев на старое гамбургское судно и отправили их в Голландию. Еще 778 рыбаков были оставлены в качестве пленников, так как корсары рассчитывали получить за них выкуп. Ошарашенные голландцы послали за Колаартом эскадры  адмиралов ван дер Бурха и только что вернувшегося от берегов Пиренейского полуострова Филипса ван Дорпа. 8 сентября 1635 года де Бурх сумел перехватить Колаарта у Дюнкерка с 20 кораблями. Колаарт смело пошел на врага, его артиллеристы лишили три голландских корабля мачт, корсар смог прорвать блокирующую линию нидерландцев и преспокойно скрылся в гавани Дюнкерка. Тут на горизонте показались 18 кораблей ван Дорпа, но птичка уже улетела из клетки. Срам был велик – голландцы оценили свои потери в два миллиона гульденов.