July 25th, 2009

1715 - восстание якобитов

Около 15 тысяч вооруженных сторонников Якова под предводительством графа Мара 27 августа 1715 года взялись за оружие и подняли мятеж.

6 сентября шотландцы провозгласили Якова III королем Шотландии и пригласили возглавить их. 14 сентября якобиты захватили Перт, 10 октября – Эдинбург, 22-го – подступили к Глазго. Шотландия встречала сторонников Якова на «ура». Если бы Яков и Мар ограничились только Шотландией – вполне возможно, они могли бы попытаться удержать ее за собой. Но Якову III нужна была и Англия. На военном совете решили вторгнуться в пределы северных графств. Однако горцы, бывшие локомотивом всей армии в Шотландии, неохотно пошли воевать на территорию Англии. Дезертирство росло час от часа, вскоре армия безо всяких боев сократилась с 10 тысяч человек, до 4 тысяч. В данной ситуации англичане превосходящими силами атаковали якобитов у Престона, и наголову разбили их. 20-титысячная армия англичан вторглась в нижнюю Шотландию,  13 ноября у Шерифмура сторонники Георга атаковали войска Мара, но не смогли их победить. Установилось хрупкое равновесие. 22 декабря 1715 года в Шотландию прибыл сам претендент – Яков III, он мог повлиять на ситуацию, но болезнь его (высокая температура и лихорадка) не дала повернуть дело вспять. На военном совете больной Якова поддержал предложение об отступлении к побережью (хотя большинство кланов после Шерифмура были готовы на сражение), а сам 4 февраля 1716 года убежал во Францию. Яков написал письмо, где просил предводителей кланов не губить понапрасну людей и признать Георга, чтобы спасти себя[1]. Это в высшей степени странное письмо внесло глубокий раскол в стане повстанцев, и восстание быстро пошло на убыль.

В горную Шотландию ввели войска, рассредоточив их по всей территории. Английский парламент принял Закон о Кланах, где помимо всего прочего шотландцам запрещалось носить оружие. Вместе с тем принятый документ позволял мятежникам вернуться в их дома без страха репрессий, причем за возвращение к мирным занятиям платились не малые суммы (некоторым руководителям кланов – до 20 тысяч фунтов стерлингов).

Все это было похоже на нынешнюю Чечню. Вроде как мир, бравые сводки с мест, но в то же самое время – гибнущие от рук ковенанторов (приверженцев пресвитерианской церкви и противников англиканства) солдаты, сожженные блокпосты, убийства чиновников и офицеров, и куча денег, уходящая в Шотландию как в бездонную яму.



[1] Есть мнение, что это письмо – талантливая мистификация, сделанная людьми Харли или Болингброка для раскола якобитов в Шотландии. Но в любом случае бегство Якова было определяющим.


Вдогонку о Генри Сент-Джоне, виконте Болингброке

Когда в Лондоне узнали, что Сент-Джон стал виконтом Болингброком, лондонские проститутки кричали в окнах: "Восемь тысяч гиней годового дохода, и все это для нас, сестры".
Веселый был парень сэр Генри. Сразу вспоминается молодой Лавров и великолепнейшая телепостановка "Стакан воды".