April 6th, 2009

Эх, только массовые расстрелы интеллигенции спасут Родину... Прав Нумер

В «Красной звезде»  было опубликовано письмо бывшего командира 163-й штрафной роты 51-й армии Ефима Гольбрайха «Одна неправда нам в убыток». Так вот. Работая с архивными документами, я нашел описание боя одной из штрафных рот этой армии, приданной 91-й стрелковой дивизии. В конце августа 1942 года эта рота в оборонительном бою отбила атаку противника, поддерживаемую десятью танками. 29 августа, будучи отрезанной от своих войск, рота с боями вышла из окружения. 1 сентября участвовала уже в наступательном бою и только по приказу отошла на исходные позиции. Бойцы и начальствующий состав роты 60 километров несли на себе раненых. Приказом военного совета 51-й армии звание штрафной с роты было снято.

Еще один документ: в штрафных частях 64-й армии в период боев под Сталинградом 1 023 человека за мужество были освобождены от наказания. Из них награждены: орденом Ленина - 1, Отечественной войны II степени - 1, Красной Звезды - 17, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» - 134.

http://www.toyota-club.net/files/lib/z_st/05-03-20_pub_shbat.htm

Какая все=таки сука Володарский!

Осада Тулона, 1707

Отрывок из Фернана Броделя "Осада Тулона в 1707 году". Поскольку здесь полностью не поместится - выложил здесь: http://benbow.forum24.ru/?1-6-0-00000031-000-0-0-1239031316


Небольшой отрывок: "Но еще и до прихода подкреплений Тулон, в котором серьезнее, чем в Версале, восприняли слухи о надвигающемся вторжении в Прованс, начал самостоятельно укреплять свою оборону как с суши (да здравствует армия!), так и с моря (да здравствует флот!). Как водится, флот и армия плохо понимали друг друга, и все же дело у них спорилось. В их распоряжении было три недели отсрочки, в течение которых вся крепость преобразилась в результате лихорадочных работ. Важнейшую роль здесь сыграл граф де Гриньян. Он сумел завоевать сердца жителей Тулона и окрестных деревень, так что все, и ополченцы и волонтеры, упорно трудились, усиливая оборону. Были снесены дома, загромождавшие откос перед крепостной стеной, достроена тянувшаяся вдоль стены крытая галерея, а на самой стене установлены 200 пушек, извлеченных из морского арсенала,- правда, то были железные пушки, которые даже при уменьшенном заряде грозили разорваться (и в самом деле разрывались), нанося оборонявшимся большие потери, чем неприятельские ядра. Главное же, на высотах к северу от города, между крепостной стеной и Фаронской горой, вокруг небольшой часовни святой Анны, был срочно создан укрепленный лагерь, который также обладал мощной артиллерией. Во время осады, оставаясь в руках оборонявшихся, он не давал наступающим подвести к городу свои батареи и боевые порядки.
До проведения всех этих работ "Тулон не стоил ни гроша". Вернее, вся его оборона была сориентирована исключительно в сторону моря, а с суши город оставался беззащитен или почти беззащитен, что прекрасно знал герцог Савойский. Потому-то его так раздосадовало, а вскоре и обескуражило то, что перед ним оказалась крепость, полная солдат, ощетинившаяся пушками, имевшая в достатке амуниции, ружей, ружейных кремней, штыков и пороха, располагавшая огромными флотскими складами. На этих складах было вдоволь всего: и солонины, и свежего мяса (только для офицеров), и вина. Не хватало разве что башмаков, но ведь жарким провансальским летом можно обойтись и без них! Во всяком случае, защитников крепости хорошо кормили, а поскольку вино продавалось по два су за кувшин, то настроение у них было приподнятое; каждый вечер устраивались пляски под звуки флажолета, на котором играл, сменив инструмент, полковой барабанщик. Держалось бодро - по крайней мере приободрилось - и начальство: вскоре после начала боевых действий Тессье уже твердо заявлял, что герцога Савойского прогонят обратно за Вар.
А между тем армия герцога все продолжала подтягиваться к стенам города, и лишь утром 2 августа она овладела высотами у часовни святой Екатерины. Фактически осаждающие развернули свои боевые порядки лишь с востока от города; город не был взят в кольцо, то есть по-настоящему и не осажден.
Быстрее действовал англо-голландский флот, уже к 10 июля занявший позиции на Иерских островах. Он был вынужден дожидаться подхода савойских войск, чтобы выгрузить для них на берег провиант и артиллерию, и все это время страдал от мистраля, который дул так сильно, что не давал войти в тулонские прибрежные воды."