George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Пусть будет и здесь - Сражение при Текселе, 1673 год.

Сражение при Текселе.

Перед боем.

Рюйтер уже 3 июля 1673 года вышел в море с 55 линейными кораблями и 45 другими судами. 5 июля он был у Гарвича, однако на его судах развилась эпидемия оспы и он отошел к Маасу, сгрузить больных. Там к нему присоединились еще несколько кораблей, в том числе вице-адмирал Фризии на 70-пушечном «Гронингене».
27 июля весь флот союзников вышел в море. Силы их были довольно значительны – 86 линейных кораблей, 4 фрегата и 110 судов рангом поменьше. Дул неустойчивый WNW, в ходе маневрирования голландцы вышли на ветер авангарду флота союзников, которые имели курс N. Руперт просигналил Синей Эскадре, чтобы она повернула на другой галс и вышла на ветер. Спрэгг начал исполнять этот маневр, но ветер неожиданно стих и Красной Эскадре Руперта пришлось отойти под ветер. Чтобы избежать столкновения Спрэгг пошел на SO, а не на NW, как указывал ему командующий. В 13.00 Руперт дал сигнал Спрэггу вернуться на прежний курс, что тот и исполнил. Рюйтер же упустил возможность навязать бой части кораблей союзников, он повернул на другой галс и стал отходить на юго-восток, к месту прежней стоянки.
4 августа англо-французы встали на якорную стоянку у Текселя. Рюйтер, имевший данные о предстоящей высадке десанта в Зеландии, не пошел за противником, однако 7-8 августа командующий голландцев получил указания от принца Оранского найти вражеский флот и вступить с ним в бой. Было решено не идти далее Схевенингена и по возможности прикрыть линию Тексель - Вальхерен. 12 августа на корабли прибыл сам Оранский, который на военном совете сказал, что англичане скорее всего предпримут последнюю попытку уничтожить голландский флот. Дело в том, что британцы, верные своему вечному чувству наживы, хотели бы захватить Ост-Индский конвой, поэтому принц просил Рюйтера собрать все силы и отбить этот последний удар.
В то же время Руперт терялся в догадках – какие действия предпримет Рюйтер? 11 августа он подошел ближе к Текселю и запросил короля: посылать ли ему за десантом в Ярмут, или, может, искать Ост-Индский конвой, или – атаковать голландцев у Схоневельда? 19-го Руперт получил ответ, который запутал его еще больше: войска не брать, пока не разобьет де Рюйтера, в бой первым не вступать, и вообще высадка сейчас просто нежелательна. Ост-индский конвой ждать только между Догер-банкой и Текселем, охранять свои берега и устье Темзы, при необходимости преследовать уда ОИК хоть до Норвегии.
Эти указания ввели принца в полную прострацию – зачем нужен флот из 200 судов - для охоты на конвой? Почему у короля уверенность, что конвой пойдет именно Каналом, а не Датским проливом, как это не раз бывало? От кого защищать свои берега, если голландцы словно прилипли к Схоневельдским мелям? Вопросов было больше, чем ответов.
13 августа союзники крейсировали в 20 милях от Текселя, тогда как Рюйтер для встречи Ост-Индского конвоя остановился в 15 милях от них. Ветер стих и несколько дней флоты стояли друг напротив друга. 19 августа с запада показался одинокий корабль, который оказался отбившимся судном ОИК «Папенбург». Его на глазах у всего голландского флота атаковал и захватил французский линейный корабль «Бурбон» . Рюйтер стал готовиться к бою.
20 августа флоты снялись с якоря и начали сближение. В 10 утра они увидели друг друга и стали выстраивать линию. Руперт хотел атаковать голландский арьергард, расположившийся в 8 милях под ветром, но в 16.00, когда флоты были почти напротив друг друга, Рюйтер повернул на другой галс и пошел в том же направлении, что и союзники, в нескольких милях под ветром, так продолжалось до ночи, но голландцы шли быстрее и вышли по носу союзников. По словам Руперта, французы шли медленно, опасаясь песчаных банок. Когда после полуночи флоты оказались у мелей, союзники повернули, но не юг, как сперва хотел Руперт, а на север, ветер изменился на OSO, и голландцы оказались на ветре (до этого союзники шли на SSO, а голландцы на NNW, но потом тоже повернули на SSO).

Тексельский бой.

21 августа голландцы с 60 кораблями и 15 фрегатами были на ветре, тогда как их противники (86 кораблей и 5 фрегатов) выстроились в линию на северо-западе. В авангарде голландцев был Тромп, в центре Рюйтер, в арьергарде – Банкерт, у союзников соответственно – Спрэгг, Руперт и д’Эстрэ. Около 6 утра голландцы начали сближение, флот некоторое время двигались параллельно друг другу на юго-восток, причем де Рюйтер был на ветре, однако в 7.00 Руперт дал приказ эскадре повернуть фордевинд и взять курс на юго-запад, поскольку подумал, что голландцы хотят прижать его к мелям.
Часть авангарда Банкерта в составе 7 кораблей, 2 фрегатов, 10 яхт и 5 брандеров (дивизион Корнелиса Эвертсена-младшего) атаковала отряд Мартеля (10 линейных кораблей), а два других отряда Банкерта отошли на помощь де Рюйтеру, ударившему по Руперту. В свою очередь 8 кораблей д’Эстрэ и 12 кораблей Дезардана не пошли на помощь к своему младшему флагману, д’Эстрэ вообще остался без противника , а Дезардан присоединился к Красной Эскадре и принял участие в бое с Рюйтером.
В итоге 18 кораблей голландского командующего и 14 кораблей Банкерта с 10 фрегатами, 2 яхтами и 8 брандерами атаковали 28 кораблей и 2 фрегата Руперта, а так же 12 линкоров Дезардана. Спрэгг же во исполнение давней вражды схватился с Тромпом.
Все три командующих эскадрами союзников имели свой план на сражение и поступали согласно своему видению боя, причем это видение большей частью не соответствовало ситуации. Спрэгг мечтал-таки закончить дуэль с Тромпом, начатую еще в 1666 году; д’Эстрэ просто хотел выйти на ветер, хотя, наверное, спроси его – зачем, и француз ничего не ответил бы, просто в этом он видел свой план; Руперт пытался подпустить голландцев поближе и выманить их в открытое море, где у его были все шансы разгромить де Рюйтера.
В итоге все трое действовали по-разному: французы пытались выйти на ветер, обходя голландцев или прорезая их строй; Руперт вел бой на ходу, все время отходя к западу; Спрэгг остановился и вел бой, дрейфуя под ветер.
В начале боя Мартель, сблизившийся с Эвертсеном и Банкертом, попытался выйти на ветер, для чего ему пришлось прорезать линию голландцев. Позже Мартель объяснял: «Я всего лишь выполнял приказ командующего «Выйти на ветер!», но судя по описаниям, командир 3-го французского дивизиона спутал дистанцию и, беспрестанно обстреливаемый голландцами, был принужден отдрейфовать под ветер. В результате Мартель и Эвертсен повели бой на параллельных курсах, однако если француз был под ветром и не мог пойти на сближение, то Эвертсен просто не хотел ближнего боя с более сильными французскими кораблями.
Второй дивизион французов под командованием самого д’Эстрэ так же пытался выйти на ветер, но в обход голландцев. 4 корабля французов («Сан-Парейль» под командованием Турвилля, «Пресьез», «Аквилон» и «Темерэр») попытались совершить этот обходной маневр, но неудачно. Д’Эстрэ начал понимать, что необходимо все же прорезать голландскую линию, однако это означало бой с Рюйтером, тогда как французы по сути еще ни разу не были в серьезном бою! Но помощь пришла с совершенно неожиданной стороны – Эвертсен решил прорезать французскую линию, поскольку опасался, что если корабли Турвилля все же прорвутся, то его дивизион попадет в два огня (Мартеля и Турвилля. Между Эвертсеном и Мартелем произошел бой на короткой дистанции, обе стороны пустили брандеры, но успеха не достигли. В свою очередь д’Эстрэ без помех вышел на ветер, так же как и дивизионы Мартеля и Дезардана (последний для этого отделился от Руперта). Благодаря этому Эвертсен без помех смог догнать Рюйтера и усилить его отряд.
Бой еще и не начался по-настоящему, а у французов уже пошли первые склоки: Эстре жаловался, что Мартель не смог поддержать его, Мартель же говорил, что надо было сперва починиться; Эстре, подхватив эти слова, сообщил сигналами Руперту, что не может присоединиться к англичанам из-за повреждений, полученных в бою с Эвертсеном. Однако, обнадежил француз принца, он заставил бежать арьергард голландцев и те с Рюйтером уже не соединятся. В этот самый момент (около 12.00) словно в опровержение слов француза Эвертсен встал в линию к де Рюйтеру.
В 9 утра начался бой в центре. Руперт в начале сражения имел поддержку 12 французских кораблей, который примерно через час ушли на соединение с д’Эстрэ. Голландцы благодаря лучшей подготовке экипажей, прежде всего комендоров, смогли нанести существенные повреждения английским кораблям. В то же самое время 3-й дивизион Красной Эскадры (Чичли) голландцы отжали под ветер и Руперт остался только с дивизионом Хармана. В 12.00 к Рюйтеру подошли корабли Эвертсена. Руперт сообщал, что в полдень Рюйтер был под ветром между ним и Чичли, на ветре оставались лейтенант-адмирал Ван Нес и еще два флагмана, а Банкерт был на ветре напротив Руперта. При поддержке «Ройал Кэтрин» Руперт атаковал арьергард эскадры Рюйтера и заставил его отвернуть. В это время ветер сменился на SSW, Красная Эскадра отступила на северо-запад, а французы находились далеко на юго-востоке. В 14.00 бой в центре утих, обе кордебаталии пошли к своим арьергардам, оставаясь на расстоянии орудийного выстрела, но не стреляя.
В арьергарде же шел упорный бой, почти без маневрирования. Когда подошел Тромп, то дивизионы вице- и контр-адмирала были несколько позади своего места в линии баталии; Спрэггу пришлось остановиться, чтобы ждать их подхода, но главное для него было - показать Тромпу, что он ждет его и не пытается соединиться со своей красной эскадрой.
Силы Тромпа включали в себя 24 линейных корабля, 8 фрегатов, 4 яхты и 10 брандеров, тогда как Спрэгг командовал 27 кораблями и двумя фрегатами. Отряды начали бой в соответствии с военно-морским этикетом – корабль Тромпа атаковал флагман Спрэгга, вице-адмирал Свеерс – корабль Кемпторна, а де Хаан – Оссори. В хвосте Синей Эскадры Свеерс имел преимущество над Кемпторном и заставил его отвернуть, но Оссори имел превосходство над де Хааном, хотя Нарборо и заметил, что огонь голландцев был чаще и лучше, чем у англичан. Тромп и Спрэгг свыше трех часов яростно сражались борт о борт, однако голландцы стреляли гораздо лучше. Флагман Тромпа «Гуден Леув» (82 орудия) особых потерь не имел, а вот корабль Спрэгга - 100-пушечный «Ройал Принс» был сильно разбит. После полудня ветер отошел на SW, и большая часть Cиней Эскадры оказалась на ветре от голландцев. Спрэгг хотел повернуть на другой галс через оверштаг, но его корабль был сильно поврежден и не смог это исполнить; тогда он решил повернуть по ветру через фордевинд, но тут у него упали грот- и бизань-мачты, и «Ройал Принс» оказался в совершенно беспомощном состоянии. Оссори на «Сент-Майкл» тут же прикрыл флагмана от голландцев (которые были на ветре от «Принса»), а Спрэгг пересел на «Сент-Джордж», но вскоре тот потерял грот-стеньгу. Командующий английским арьергардом решил еще раз сменить флагмана и поплыл в шлюпке на «Ройал Кэтрин», но его шлюпка была потоплена, а сам Спрэгг погиб.
Хотя «Гуден Леув» не был так поврежден, как «Принс», но ему грозила потеря всех мачт, и он был совершенно непригоден к бою. Тромп пересел на «Комеетстар» и возобновил атаку на «Принс», однако подошедший Кемпертон закрыл разбитый флагман. Последовал бой с Кемпертоном, который шел на близкой дистанции и в беспорядке. Оссори сражался с наветра, Кемпторн с подветра, обе стороны применили брандеры, но без успеха.
В 17.00 к сражению присоединились кордебаталии противников. В это время два английских фрегата буксировали «Ройал Принс», а дивизион Оссори прикрывал выходящий из боя флагман. После соединения эскадр ожесточенный бой продлился еще два часа. Руперт писал позже: «мне очень помог Оссори и его флаг-капитан Нарборо, другие наши корабли почему-то не принял участия в бою до конца сражения, и даже ничего не сообщили о своем состоянии». Командующий английским флотом поднял сигнал – «Выстроиться в линию!», но смог собрать всего лишь дюжину кораблей, при этом Чичли был несколько впереди (прикрывая «Принс»), а часть Синей Эскадры вышла из боя, поскольку корабли получили сильнейшие повреждения от длительного боя с отрядом Тромпа. Около 19.00 появился и д’Эстрэ, однако он не обращал никакого внимания на сигналы и оставался на ветре. Позже Эстрэ утверждал, что не понял значения сигнала Руперта (синий флаг на бизани), но скорее всего француз врал, поскольку его же подчиненный Мартель вполне себе разобрал сигнал командующего и не сбавлял парусов, ожидая, что д’Эстрэ присоединится к сражению.
Около 19.30 англичане вырвались вперед и бой закончился. Поскольку Руперт перекрыл движение на северо-восток, Рюйтер взял курс на восток, домой. Позже принц писал: «С первыми признаками темноты голландцы повернули к своим берегам, чему я несказанно обрадовался». В ходе боя англичане потеряли только убитыми примерно 500 человек (среди них – вице-адмирал Спрэгг, капитаны «Ройал Соверен», «Эдгар», «Ройал Чарльз», «Дюнкирк», «Инвисибль»), на «Сент-Майкл» - 60 убитых и 130 раненных, большое количество потерь на «Ройал Принс», На «Ройал Соверен» - 60 убитых и раненных! После боя на капитальный ремонт были отосланы «Ройал Принс», «Глостер», «Эдвайс», «Ставорен», «Портсмут». Была потоплена мобилизованная яхта «Генриетт» и несколько брандеров.
У голландцев погибли адмиралы Свеерс и де Лифде, капитаны (ветераны двух англо-голландских войн) Тер Веер, Вапен ван Медемблик, Бесхермер и Стеенберген, а так же зять де Рюйтера ван Гальдер. Потери голландцев – 1000 человек убитыми и раненными. На ремонт были отправлены «Гуден Леув», «Холландиа», «Фоорсихтигхеден», «Провинсьон ван Утрехт».

После боя.

22 августа союзники были в 50-60 милях от Текселя. На следующий день был проведен военный совет, на котором постановили идти к Схевенингену, но из-за противного ветра несколько кораблей союзников, и так уже потрепанных боем, получили новые повреждения и эскадра отправилась в Нор.
6 сентября Руперт спустил свой флаг и направился в Лондон. Вместо себя он назначил Джона Хармана. Король потребовал объяснений от дяди – как численно превосходящий голландцев флот смог проиграть Рюйтеру три сражения? Руперт валил все на французов – мол, д’Эстрэ вообще избегал сражений и пришлось отдуваться Ройал Неви. Карл видел, что коалиция начинает трещать по швам, в превратной беседе с французским послом он обещал последнему, что больше на даст Руперту командовать флотом. Король решил назначить командующим своего незаконнорожденного отпрыска – герцога Монмута, а Джона Хармана оставить при нем советником, однако Харман тяжело заболел и умер в октябре 1673 года.
В это время французский адмирал Мартель через голову Кольбера и д’Эстрэ обратился к Людовику XIV с письмом, где обвинял Жана д’Эстрэ в трусости и предательстве. Мартель подтверждал версию Руперта о том, что Эстрэ имел какие-то тайные указания не вступать в прямое столкновение с голландским флотом и не помогать англичанам. Кольбер в распоряжении от 20 сентября 1673 года осудил Мартеля за его критику действий Эстре в сражении при Текселе, и дал указание своему сыну Сеньелэ (который участвовал в сражениях 1673 г. в качестве наблюдателя) подготовить материал по «оргвыводам» в отношении Мартеля. Сеньелэ представил предложение министра относительно Мартеля королю, Людовик XIV ответил в резолюции на это предложение, что он «удивлен рапортом Мартеля» и дал свое согласие на репрессивные меры к возмутителю спокойствия. Мартель был отправлен в Бастилию, где пробыл до февраля 1674 года, освободился, и более не получал назначения на море вплоть до своей смерти в 1681 году.
Еще Эжен Сю в своей «Истории французского флота» поднял вопрос о том, что д’Эстрэ имел какие-то секретные указания от Людовика не рисковать ради англичан, однако французский историк Жиль с документами в руках полностью раскритиковал это заявление – по его мнению Эстрэ был совершенно неопытным в морском деле, и в то же время очень тщеславным и честолюбивым человеком. Он никого никогда не слушал, однако и сам не желал учиться морскому делу. Еще Дюкен в 1672 году говорил, что назначение д’Эстрэ командующим до добра не доведет. Но если Дюкен позволил высказать крамолу вслух, то Мартель изложил крамолу в письменной форме, за что и был жестоко наказан. По мнению Жиля, Мартель угодил в Бастилию именно за несоблюдение субординации (письмо королю через головы непосредственных начальников), а так же за письменный документ, оставленный потомкам, который показывал французский флот не в лучшем свете.
Тем временем 25 сентября французы вышли из Нора и отправились в Брест, однако у мыса Рай они попали в сильный шторм, который раскидал корабли по всему Каналу. Основная часть эскадры д’Эстрэ пришла на свою базу в октябре, а «Бурбон», севший на мель у Дилля – лишь в 1674 году.
Голландцы до 2 сентября отстаивались на рейде Текселя. Вскоре к флоту присоединился фрегат «Схидам», который привел с собой захваченную английскую яхту «Кэтрин». На разведку в Зунд были посланы две шнявы, а так же 2 корабля и 1 фрегат – к Догер-банке. Тем временем пришел приказ, подписанный Оранским, идти всем флотом к английским берегам, нанести противнику максимальный ущерб и показать всему миру, что победили именно голландцы. 12 сентября Рюйтер вышел в море, но плохая погода заставила его через 10 дней вернуться назад. 24 сентября флот ушел в свои порты на стоянку и ремонт.
Tags: Ройал Неви, голландский флот
Subscribe

  • Про Русский флот-2

    Ну а теперь пробежимся по 19-20 веку на предмет - а можно ли чем-то гордиться. Итак, 1806-1807 годы - экспедиция Сенявина. Блокада Турции со стороны…

  • Об очередной пробирке Пауэрса

    11 июля Гоуэр достиг Тильзита, где были расположены двор и русский император, и тот ему дрожащим от напряжения голосом зачел «совершенно…

  • Как начинаются войны

    Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments