George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Первый бой при Схоневельде

Сергей Махов (г. Самара)
Эдуард Созаев (г. Москва)


Первое сражение при Схоневельде.

 

Новое усиление войны на море началось в мае 1673 года. Голландский флот занимал выжидательную позицию за Схоневельдскими мелями, а поскольку у англо-французов не было лоцманов, знавших здешние места, те, несмотря на преимущество в силах, не могли атаковать. Создалась поистине идиотская ситуация – большой флот союзников беспомощно стоял у самых ворот голландских портов, но не мог ничего сделать. У принца Руперта возникла идея – атаковать голландцев мелкосидящими легкими кораблями и вывести их в пылу боя на большую воду, где в дело могли бы вступить главные силы антинидерландской коалиции. Такое решение было принято на совете 27 мая.

Так начиналось самое запутанное с точки зрения изложения сражение парусного флота.

Вообще из различных описаний трудно даже представить общую картину боя, отсюда – постоянные неточности в изложении событий со стороны разных авторов. Лейтенант Российского Императорского флота Щеглов, автор учебника по истории военно-морской тактики для кадетского Морского корпуса, писал (и приводил схему), что союзники напали на Рюйтера кучей-малой, Тромп сражался в авангарде с д’Эстрэ, Рюйтер – с принцем Рупертом, Банкерт – со Спрэггом.

Немецкий историк Штенцель, пользуясь отчетами де Рюйтера, был более точен в описании, но отметание англо-французских источников так же сыграло с ним дурную шутку[1] – из его произведения можно сделать вывод, что Рюйтер, как терминатор, один разгромил и Спрэгга, и Руперта, и д’Эстрэ, совершив со своим дивизионом полный круг с юга на север и опять на юг. В 1930-м году голландский историк Варсинк, используя шканечные журналы флагманов Тромпа и Банкерта, во многом прояснил картину сражения, хотя опять-таки допустил несколько ошибок. И лишь в 1946 году английский историк Андерсон собрал все материалы по Схоневельду воедино и дал по нему окончательное описание.

Итак, акция была назначена на 7 июня 1673 года. В качестве «застрельщиков» на голландцев выдвинулись 12 английских (дивизион Спрэгга) и 9 французских кораблей[2], то есть примерно треть своего флота (всего под командованием принца Руперта находилось 76 кораблей). Этим силам противостояли 53 корабля и 7 фрегатов голландцев под командованием Тромпа (авангард), Рюйтера (центр) и Банкерта (арьергард). 

В 10 утра союзники двинулись на противника ровной линией с намерением подойти поближе к мелям и выпустить вперед «застрельщиков». К их удивлению флот де Рюйтера не стал выжидать у мелей, а построился в линию и пошел вперед, в атаку. Голландцы думали, что англо-фанцузы имеют строй полумесяца, но как оказалось – просто Руперт и Спрэгг сближались с ними быстрее, чем д’Эстрэ. Расстояние в 9 миль, которое было между обоими флотами утром, стороны проходили очень долго – только в 13.00 Руперт с большой дистанции открыл огонь по Тромпу. Тромп был слегка на ветре от Рюйтера и шел на NO левым галсом.

В авангарде французский дивизион из 5 линкоров[3] под командованием шефа д’эскадрэ Грансэя вместо того, чтобы атаковать концевые корабли де Рюйтера, повернул на отряд Банкерта, в связи с чем французский главнокомандующий остался всего с 13 кораблями против Рюйтера, имевшего 18 кораблей и 4 фрегата.

Руперт и Форан с 35 линкорами не сумели воспользоваться почти двукратным превосходством над Тромпом (15 кораблей и 5 фрегатов). Из-за опасения попасть на мели корабли англичан шли скученно, неожиданный подход 9 судов Форана только ухудшил их положение. Весь бой центр союзников так и не смог выстроить линию. Однако превосходство над авангардом голландцев у Руперта было просто подавляющим – даже в такой сумятице англичане просто смяли североголландские корабли, был убит на шканцах вице-адмирал Схрам, его мателот – 60-пушечный «Юпитер» - получил множество попаданий, был брошен экипажем, на него даже высадилась абордажная партия с 82-пушечного «Ройал Катерин», но увидев корабль в ужасном состоянии не стала его захватывать. Все же голландские моряки позже смогли спасти «Юпитер».

Руперт на 100-пушечном «Ройал Чарльз» атаковал 82-пушечный «Гуден Леув» Тромпа, но из-за своей валкости англичанин не смог использовать пушки нижнего дека. Однако вскоре на помощь Руперту подошел французский 56-пушечный «Конкеран» и дал несколько полных залпов по кораблю Корнелиса. В результате «Гуден Леув» получил ужасные повреждения и Тромп был вынужден перенести свой флаг на «Принс те Паард».

Меж тем Синяя Эскадра Спрэгга и 5 кораблей Грансэя двинулись на Банкерта, флагман голландского арьергарда потерял стеньгу, строй Банкерта был нарушен. Рюйтер, увидев критическое положение Банкерта, около 15.00 прорезал линию д’Эстрэ и вышел на ветер, повернув на другой галс. В ходе этого маневра 80-пушечный «Де Зевен Провинсьон» прошел как раз за кормой 104-пушечного «Рейн», под ветром у флагмана д’Эстрэ. Заметив это шедший подветреннее 70-пушечный «Фудроян» попытался подойти к Рюйтеру с левого борта, однако ему воспрепятствовал задний мателот голландского флагмана – 70-пушечный «Девентер». На полных парусах голландец врезался в носовую часть французского корабля, французы бросили якорь и пошли на абордаж, однако «Девентер» смог освободиться и пронесся далее, на SW. Высадившиеся на голландский корабль 20 французских моряков были частью перебиты, а частью взяты в плен. Все же «Фудроян» смог дать несколько залпов по «Девентер», тот получил 6 пробоин ниже ватерлинии и ушел с большим креном, при возвращении в порт голландский корабль затонул вместе со всем экипажем.

В результате своего маневра де Рюйтер разрезал французскую линию из 13 кораблей, 6 судов под командованием шефа д’эскадрэ Дезардана будучи под ветром соединились с 5 кораблями Грансэя, который убавил паруса, чтобы прийти на помощь своему флагману. Синяя Эскадра также повернула на другой галс (на SW) и вышла из боя с Банкертом. Банкерт в свою очередь остался на прежнем курсе, огонь по нему прекратился и голландский арьергард теперь смог привести себя в порядок. Теперь Банкерт на всех парусах пошел вперед, намереваясь вступить в кильватер де Рюйтеру и так же повернуть на SW, будучи уже на ветре.

Начальник 2-го дивизиона Синей Эскадры Кемпертон быстро понял, что из-за ошибочного маневра Спрэгга 18 кораблей д’Эстрэ могут оказаться один на один с соединенными силами Рюйтера и Банкерта. Он ждал, что командующий арьергардом союзников даст сигнал о сближении с французами, но из-за дыма не видел ни сигнала, ни самого флагмана Спрэгга. Тогда на свой страх и риск он сам поднял приказ – повернуть на прежний курс – вслед за Банкертом. В это самое время Банкерт поворачивал за де Рюйтером по внешней дуге, тогда как Кемпертон за Грансэем – по внутренней.

С самим Спрэггом тем временем вообще произошла анекдотическая история – после поворота Рюйтера на SW командующий Синей Эскадрой с центральным дивизионом решил опередить голландцев и повернул сначала на W¸ а потом на NO. Однако, когда дым рассеялся, Спрэгг увидел, что с ним остались только два его корабля – 100-пушечный «Принс» и 70-пушечный «Кэмбридж», и прямо на них шла армада из 18 кораблей де Рюйтера, ведя бой на оба борта с французами. Спрэгг был вынужден прибавить парусов и еле-еле обошел голландцев с юга, потом повернул на северо-восток вынужден был идти вдоль всей голландской линии как сквозь строй, обмениваясь залпами.

К 16 часам флоты имели следующий вид: впереди всех на ветре шел Спрэгг с 2 кораблями, под ветром у него двигались на юго-запад 7 судов д’Эстрэ и Дезардана, под ветром у них – длинная колонна голландских кораблей (35 линкоров и 7 фрегатов) Рюйтера и Банкерта, а ниже, подветреннее всех – 11 французских кораблей Грансэя и 21 корабль Кемпторна и Оссори. Рюйтер повернул «все вдруг» на северо-восток и, не прекращая боя, пошел к Тромпу.

Тромп вел тяжелый бой с Рупертом и Фораном. Его второй флагман  «Принс те Паард» от сосредоточенного огня потерял все мачты, и Тромп опять сменил корабль – на этот раз на «Амстердам». В это время подошел Спрэгг с двумя кораблями и поставил Тромпа в два огня. Корнелис отчаянно отбивался – на «Кембридже» были сбиты все мачты, капитан убит, но и «Амстердам» так же лишился мачт и был тяжело поврежден. «Принс» в упор всаживал в корабль Тромпа ядра, брандер, пущенный голландцами на беспомощно стоящий «Кэмбридж», отвела шлюпка с «Глорьез». В эскадре Корнелиса уже не осталось целых кораблей, сам командующий авангардом уже в третий раз сменил флагмана – на отставший корабль из эскадры Банкерта – «Комеетстер», вице-адмирал Фризии де Хаан так же перешел с поврежденного «Провинсиа ван Утрехт» на «Вакенде Краан». Около 19.00 на горизонте появились корабли де Рюйтера и Банкерта, именно тогда Тромп произнес свою знаменитую фразу: «Наш Старик спешит нам на помощь».

После соединения с Тромпом (20.00) Рюйтер повернул на SW, также поступили и союзники. Обе эскадры шли в полном беспорядке – Руперт был на ветре от Тромпа, который в свою очередь был на ветре у д’Эстрэ и Спрэгга, тогда как отряд Банкерта был подветреннее всех. Бой шел на параллельных курсах до 22.00. Голландцы вернулись на свою прежнюю стоянку, союзники остановились в 12-15 милях мористее к западу.

После сражения на ремонт у союзников были отправлены тяжело поврежденные «Кэмбридж», «Резолюшн», «Конкеран», у голландцев – «Принс де Паард», «Зюйдерхёйс», «Девентер». По официальным данным союзники потеряли всего 300 человек, но в эти цифры верится слабо. Флаг-капитан Хэддок сообщает, что только убитых было 400-500 человек. Французский историк Ла-Ронсьер – в обоих боях у Схонвельда потери французов – 212 человек убитыми и 224 - раненными, биограф Дюкена Жаль – 157 и 209 соответственно . На «Ройал Катерин» – 20 убитых и раненых.

Потери голландцев сложно оценить, но скорее всего они потеряли порядка 400 человек только убитыми. После сражения к де Рюйтеру присоединился 82-пушечный «Олифант» под командованием вице-адмирала Свеерса, а так же 84-пушечный «Фоорсихтигхетен» и 76-пушечный «Акербоом». К англичанам подошел 70-пушечный «Свифтшур», и теперь союзники имели 74 корабля против 51 линкора и 13 фрегатов у голландцев.

В окончание хотелось бы привести весьма характерное письмо Тромпа сестре, написанное на следующий день после сражения: «Дорогая сестрица, вчера мы отправились на танец и развлекались, как короли. У меня уже четвертый флагман, мы обратили французов в бегство, так что они вывесили все свои тряпки и все, что могли, и если наши молитвы будут услышаны, мы будем освобождены от тирании. Прощай, мужайся. Дела идут на поправку».  



[1] Дело в том, что Рюйтер в отчете ошибся, указав что дул ветер SSW (вместо WNW), а так же дал неверное построение союзников.

[2] Д’Эстрэ, дабы загладить свой промах у Солебея, из рыцарских побуждений выделил в команду «вызова на бой» 70-пушечные «Гранд» (Форан), «Инвинсибль», «Иллюстре» и «Конкеран» (последний имел только 56 пушек  на деках, с открытой палубы пушки были сняты), 52-пушечные «Вайан» и «Бурбон», а так же 50-пушечные «Аквилон», «Орифламм», «Аполлон», «Мор» под общим командованием капитана Форана.

[3] «Оржельёз», «Глорьёз», «Дюк», «Фьер», «Экселлан».


Tags: Ройал Неви, голландский флот
Subscribe

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…

  • Просто так.

    В Венеции в XVI веке между собой боролись две фракции . Векки - это старые дома, аристократы. Джовани - это новые дома, из грязи в князи. В 1605…

  • Любимая фраза)

    "Посол - это честный джентльмен, которого послали лгать заграницу во благо своей страны". Сэр Генри Уоттон - заговорщик, дипломат, посол, разведчик…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…

  • Просто так.

    В Венеции в XVI веке между собой боролись две фракции . Векки - это старые дома, аристократы. Джовани - это новые дома, из грязи в князи. В 1605…

  • Любимая фраза)

    "Посол - это честный джентльмен, которого послали лгать заграницу во благо своей страны". Сэр Генри Уоттон - заговорщик, дипломат, посол, разведчик…