George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Английская армада, 1589 год. Часть III. Лиссабон

Для оправдания атаки Ла-Коруньи вместо Сантандера и Сан-Себастьяна Дрейк отписал королеве о том, что у него практически не было осадной артиллерии. Объяснение это выглядит просто смешно – Ла-Корунья укреплена гораздо лучше баскских городов, да и главной целью Елизавета видела именно уничтожение испанской морской силы, чтобы обезопасить себя от новых «Непобедимых Армад» на ближайшее будущее.

В любом случае – поскольку экспедиция была профинансирована не только короной, но и голландцами, Дрейком, Норрисом и частными пайщиками – Елизавета имела право голоса только согласно своему паю в предприятии – а это 25 процентов от общей стоимости экспедиции.

Тем не менее, следующей целью своей экспедиции Дрейк избрал именно атаку Лиссабона. Здесь странным образом сошлись интересы как частных пайщиков, так и целых государств. Также тезисно обозначим причины атаки Лиссабона, как мы проделали это с Ла-Коруньей.



Прежде всего, Лиссабон был крупным торговым портом и богатым городом, поэтому Дрейк и компания надеялись взять с него жирную контрибуцию. Во-вторых, претендент на португальский престол Антониу, приор Крату, внушил лидерам Голландии и Англии мысль, что при высадке иностранных контингентов португальцы без сомнения поддержат агрессоров, поскольку испанская власть в Португалии непопулярна. В-третьих, Лиссабон и Порту являлись крупнейшими верфями Испании, и удар по ним был сильнейшим ударом по испанскому флоту. Ну и на сладкое – голландцы сумели выторговать у Антониу право заниматься коммерцией с португальской Индией взамен на свою поддержку приора, то есть Голландия в случае удачного исхода вторжения в Португалию еще и крупно набивала свой карман.

Итак, 26 мая 1589 года корабли Дрейка и Норриса появились у португальского города Пениши, где бросили якорь и начали высадку войск. Несмотря на отсутствие какого-либо противодействия десанту, англичане умудрились потерять 80 солдат и 14 барж, которые просто перевернулись в довольно спокойном море. Пениши сдался без боя. Норрис во главе отряда в 10 тысяч человек двинулся в сторону Лиссабона (расстояние между городами составляет 90 км), а Дрейк отплыл с кораблями к устью Тахо (Тежу). По плану, выработанному на военном совете, Дрек должен был заблокировать столицу Португалии, и произвести нападение на испанский флот, тогда как Норрису ставилась задача атаки города с суши.

Генерал-губернатор Португалии эрцгерцог Альберт (племянник Филиппа II) узнав о высадке англичан и голландцев, приказал использовать тактику выжженой земли по маршруту Пениши-Лиссабон. Кроме того, малые испанско-португальские отряды постоянно беспокоили своими атаками армию интервентов. Ситуация для англичан усугублялась тем, что на десятитысячный отряд у них было только 44 лошади, а запасы провизии – очень малы. В результате поход к Лиссабону превратился для англичан в настоящий ад и затянулся на целых десять дней. Не хватало пищи, были проблемы с водой, лошади скоро пошли под нож. Из-за нападений испанских войск быстро уменьшался запас пороха и пуль.

Более того – Лиссабон не проявлял никаких попыток сдаться. Надежды на восстание в португальской столице оказались тщетными. Гарнизон в 7000 солдат, на благонадежность которого эрцгерцог Альберт рассчитывал мало, оказался в полном составе «приверженцем престола и веры». На рейде Тахо стояли 40 военно-торговых кораблей под командованием Маттиаса де Альбукерки и 18 португальских галер капитана Монтрюи, которые устроили «ад и Израиль» войскам Норриса, двигавшимся по побережью. Отряд англичан подвергался постоянным обстрелам с моря, в 15 км от города британцы взяли штурмом монастырь Санта-Каталина, где надеялись разместиться на отдых и привести себя в порядок, но огонь галер оказался просто убийственным – ядра смогли разрушить часть стены монастыря, а угроза атаки с суши заставила англичан покинуть крепость и идти далее под непрерывным мушкетным и пушечным огнем.

6 июня сильно обескровленные войска Норриса подошли к городу и попытались атаковать его со стороны пригорода Алькантара, однако галеры в качестве канонерских лодок, совмещенных с десантными кораблями, оказались просто бесподобны – они постоянно терроризировали английские воска пушечным огнем, высаживали небольшие десанты, которые налетали на врага и возвращались обратно на галеры, чтобы атаковать в другом месте.

У стен Лиссабона войска Норриса насчитывали не более 8000 бойцов, и тот всерьез надеялся на помощь Дреэйка. Однако… Дрейк безмолвствовал. При зрелом размышлении сэр Фрэнсис понял, что Лиссабон отлично укреплен как с суши, так и с моря, и что атака его не даст результатов. Нет, погибнуть со славой за флаг Святого Георгия конечно тут можно, только вот прибыли с этого никакой. А без денег геройство Дрейку было не нужно.

11 июня в Лиссабон, который с моря никто не блокировал, вошло 9 кораблей генерал-капитана дона Мартина де Падильи с 1000 солдат на борту. Это оказалось переломным моментом в сражении за Лиссабон, Норрис дал сигнал на отступление. Уходили тяжело, бросая по пути раненых и заболевших, оставляя обозы и дипломатическую переписку (благодаря последней Филипп II узнал списки приверженцев Антониу в Португалии). Общие потери англичан составили до 5000 человек и около 20 малых судов. Потери испанцев и португальцев – 300 человек.


Tags: Ройал Неви, испанской флот
Subscribe

  • Про переводы

    Любимым отрывком в "Одиссее капитана Блада" для меня была вот эта фраза: Он не позволил себе и своей команде бездельничать на Тортуге, решив…

  • Задолго до Дайнерис Бурерожденной))

    Была у сэра Томаса Стакли и еще одна мечта – это какая-нибудь, хоть завалящая, но корона. Еще в 1570-м он делился с Хуаном Австрийским «хитрым…

  • Это прекрасно))

    Приглашение Кокрейна на службу греческим повстанцам было наверное самым смелым и самым затратным проектом греческого правительства. Когда в 1825 году…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments