George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

В день гибели "Лузитании" (отрывок из сборника "Тайны подводной войны"")

«Лузитания».

История «Лузитании» началась с соперничества двух трансатлантических компаний – английской и немецкой. В то время морские перевозки через Атлантику были основным способом связи между Старым и Новым Светом, именно так попадала в Америку корреспонденция, торговые грузы, переселенцы (чаще всего ирландцы или немцы), а в Европу – добротные американские товары, финансисты и путешественники, станки, продовольствие и многое-многое другое.



В 1897 году немецкий лайнер «Кайзер Вильгельм дер Гроссе» стал самым большим и самым быстрым судном в мире. Показав среднюю скорость перехода по Атлантическому океану 22 узла (41 км/ч), он отобрал «Голубую Ленту Атлантики» у лайнеров британской «Кунард Лайн» - «Кампании» и «Лукании». В то же время американский финансист Джон Перпонт Морган со своей компанией «ММИ» пытался монополизировать трансатлантические перевозки и уже приобрел британскую компанию «Уайт Стар Лайн». Чтобы вернуть утраченные позиции и восстановить престиж океанского путешествия на английских лайнерах  в 1903 году «Кунард Лайн» и британское правительство пришли к соглашению, что построят два суперлайнера: «Лузитанию» и «Мавританию», с гарантированной скоростью не менее чем 24 узла. Британское правительство дало «Кунард Лайн» ссуду в размере 2.600.000 фунтов стерлингов для строительства двух гигантов с условием, что суда в случае войны могли быть переделаны в вооруженные вспомогательные крейсеры.

14 июня 1904 году по заказу компании по трансатлантическим перевозкам «Кунард Лайн» на верфи «Джон Браун и Ко» в Клайдбенке было заложено новое пассажирское судно № 367. Согласно проекту  морского архитектора Леонарда Пескетта это был гигантский четырехтрубный лайнер. Тоннаж нового «трансатлантика» составлял 31550 регистровых тонн, длина – 239.3 м, ширина – 26.67 м, высота от ватерлинии до шлюпочной палубы – 18.4м, средняя осадка – 10.54 м. Четыре четырехлопастных винта приводила  в движение силовая установка – 25 котлов и 4 турбины Парсонса, судно развивала максимальную скорость до 25 узлов.

7 июля 1906 года лайнер, получивший название «Лузитания», спустили на воду, а 27 июля 1907 года начались предварительные испытания судна. После устранения мелких недочетов, 26 августа 1907 года, «Лузитания» была передана компании «Кунард Лайн». Систершип героя нашего повествования – «Мавритания» - был построен 20 ноября 1906 года на ливерпульской верфи «Сван, Хантер энд Вильям РичардсоничардсонРРичардсон», это судно было чуть поуже «Лузитании» (23.6 м против 26.67 м) и имело воздухозаборники другой формы.

Оба корабля предназначались для обслуживания линии «Ливерпуль-Нью-Йорк-Ливерпуль». Уже 16 сентября 1907 года «Мавритания», пройдя свой маршрут со средней скоростью в 23.69 узла, захватила «Голубую ленту Атлантики» и звание самого быстрого судна в мире. Чуть раньше, 7 сентября 1907 года, вышла в свой первый рейс «Лузитания». Переход в Нью-Йорк занял у лайнера всего 6 дней, 13 сентября он пришвартовался в порту Гудзона, напротив острова Манхэттен.

До августа 1914 года «Лузитания» и «Мавритания» постоянно соперничали, отбирая друг у друга «Голубую ленту Атлантики», в общей сложности лайнеры совершил 202 перехода через Атлантику и обратно. В общем – «Лузитания» (и «Мавритания») были настоящими «океанскими гончими», как эти корабли окрестили директора «Кунард Лайн», и, пускай они не обладали роскошью «Олимпика» или «Титаника», путешествие на них было не только комфортным, но и наиболее быстрым.

С началом Первой Мировой войны правительство Великобритании обратилось к компании с просьбой выполнить условия соглашения и передать «Лузитанию» и «Мавританию» в распоряжение Адмиралтейства. Уже 4 августа на лайнерах установили опоры для орудий и внесли в список Джейна как вспомогательные крейсера, однако от использования обоих в подобном качестве отказались, поскольку суда были очень неэкономичны. И «Лузитания», и «Мавритания» имели очнь большой расход угля, поэтому было решено реквизировать только «Мавританию», а наш пароход оставить на гражданской службе. Тем не менее «Лузитания» и ее систершип были записаны в справочник Джейна и официальный бюллетень Адмиралтейства именно как вспомогательные крейсера.

Кроме того – оба корабля подверглись некоторым изменениям:

- имя было закрашено;

- на крыше мостика была добавлена платформа компаса;

- трубы «Лузитании» были выкрашены в черный вместо цветов «Кунард Лайн»;

- между первой и второй трубами была добавлена вторая платформа компаса;

- на кормовой рубке была прибавлена пара багажных кранов;

 Запомним эти данные, в свете случившихся в мае 1915 года событий они очень важны.

17 апреля 1915 года «Лузитания» покинула Ливерпуль и взяла курс на Нью-Йорк, судно сопровождали английские миноносцы «Луи» и «Лэйврок», а так же Q-шип[1] «Лайон». Перед выходом германское посольство в США опубликовало предупреждение, где призывало мирных граждан отказаться от плавания на кораблях компании «Кунард Лайн», поскольку они являются законной военной целью – как вспомогательные крейсера, занесенные в реестр британского Адмиралтейства. Тем не менее, переход для «Лузитании» прошел нормально, в Нью-Йорк она прибыла 24 апреля. Это был последний удачный переход судна через Атлантику.

Подводная война.

 Начало войны всерьез поставило перед штабами воюющих сторон проблему применения подводных лодок. Несмотря на все теоретические выкладки и учения никто не знал,  как их использовать. Вот что пишут в своей книге «Германская подводная война 1914-1918 гг.»  Ричард Гибсон и Морис  Прендергаст: «Ранним утром 2 августа 1914 г. германские подводные лодки вышли из гавани Гельголанда  в сопровождении конвойных кораблей. Лодкам не было приказано предпринимать действия, связанные с риском. Они должны были выйти в море, занять определенные позиции вокруг острова-крепости, встать на якорь и наблюдать за морем в течение дня, а вечером возвратиться в гавань. Корабли, сопровождавшие подводные лодки, дождавшись, чтобы конвоируемые благополучно укрылись в назначенных местах, вернулись в Гельголанд. <...>

По возвращении в Гельголанд вечером 2 августа подводные лодки получили первый определенный приказ: “Немедленно приступить к боевым действиям против Великобритании”. Однако в течение еще нескольких дней субмарины продолжали свою повседневную службу — неподвижный дозор вокруг острова. Лодки выходили в 3.00 и весь день стояли на якорях среди песчаных банок бухты. Отсюда, с  выдвинутой линии дозора, они должны были сообщить своему флоту первое и своевременное предупреждение о предстоявшем движении британского флота через Северное море».

То есть лодки, несмотря на все результаты предвоенных учений, использовались в качестве выдвинутых в дозор сторожевых вышек. Но очень скоро все изменилось.

Уже  к 6-му августа немцы предприняли эпохальное для истории подводной войны событие – они отправили лодки в первое крейсерство по Северному морю без поддержки надводных кораблей. Задача была проста – топить вражеские боевые корабли. Первый блин оказался комом, немцы потеряли две лодки: «U 15» была потоплена тараном крейсером «Бирмингем», а «U 13» попала на минное поле. Однако следующий месяц показал, что жертвы эти были не напрасны. 5 сентября «U 21» (Херзинг) несмотря на плохую погоду потопила крейсер «Патфайндер». 22 сентября произошла самая знаменитая победа немецких подводных лодок – «U 9» (Веддиген) потопила сразу 3 броненосных крейсера: «Хог», «Абукир» и «Кресси». В октябре все шло по нарастающей. 11 октября «U 26» (Беркхейм) топит русский бронепалубный крейсер «Паллада». 15 октября «U 9» топит крейсер «Хок». 18 октября «U 27» (Вегенер) топит английскую лодку «Е 3». 20 октября  «U 17» (Фельдкирхнер) топит пароход «Глитра». 26 октября  «U 24» (Шнейдер) уничтожает пароход «Адмираль Гантом». 31 октября «U 27» топит гидроавианосец «Гермес».

С начала ноября 1914 года немецкий гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц ставил перед Адмиральштабом вопрос о начале полной блокады Британских островов. Он позже писал в своих мемуарах: «Я указал, что вследствие новизны этого вида оружия подводная блокада дотоле еще не рассматривалась с точки зрения международного права. Провозглашение блокады должно состояться не раньше того момента, когда в нашем распоряжении окажется более или менее достаточное количество подводных лодок. <...> Блокада всей Англии — заключил я свое краткое выступление — слишком смахивает на блеф, поэтому я предлагаю объявить сначала блокаду одного только устья Темзы. <...> Адмирал фон Поль не согласился с моей точкой зрения. 15 декабря он представил мне проект обращения к министерству иностранных дел, в котором испрашивалось согласие на открытие подводной войны в конце января, причем Ламанш и все прибрежные воды Соединенного Королевства должны были быть объявлены военной зоной. »

4 февраля 1915 года немецкий Генеральный штаб объявил воды вокруг Британских островов районом боевых действий. С 18 февраля британские суда в этой зоне топились без предварительного предупреждения. Это был ответ Германии на блокаду английским флотом северного побережья Европы.

На начало 1915 года немцы в строю имели 39 лодок, которые устроили у берегов Ирландии и Британии настоящую бойню: в марте было потоплено 29 судов (общий тоннаж 89317 тонн), в апреле – 33 судна (41488 тонн). Потери англичан росли как на дрожжах.

А меж тем 1 мая 1915 года «Лузитания» покинула Нью-Йорк и взяла курс на Ливерпуль. В этот последний поход лайнер повел капитан Уильям Тернер (по прозвищу «Билл - котелок»), усердный служака и высококвалифицированный торговый моряк, сменивший на этом посту Дэниэла Доу. Перед отплытием из Нью-Йорка на афишах появилось официальное воззвание немецкого посольства в США:

«Внимание!

 Путешественникам, собирающимся переплыть через Атлантику, напоминают, что сейчас идет война между Германией и Великобританией. Боевые действия ведутся и в водах Британских островов. В соответствии с уведомлением, оглашенным немецким правительством, суда под флагом Великобритании или под флагом любого из ее союзников, могут быть без предупреждения потоплены в водах, где ведутся боевые действия. Путешественники, отправляющиеся на британском судне через район боевых действий, сами несут все риски по сохранности своей жизни и здоровья.

Посольство Германии.

Вашингтон, округ Колумбия, 1915 г.»

И все же «Лузитания» вышла из порта с 1257 пассажирами на борту, среди них – 159 американских граждан. Памятуя о предостережении немцев Тренер приказал спустить торговый британский флаг, таким образом, в этом переходе судно не несло флага вообще.

«U 20».

30 апреля 1915 года из Вильгельмсхаффена вышла в море подводная лодка «U 20». Это была современная субмарина с дизельными двигателями мощностью 1700 л.с., 105-мм орудием в районе рубки и четырьмя торпедными аппаратами (два в носу, два в корме, запас торпед – 6 штук). Водоизмещение надводное – 650 тонн, подводное – 837 тонн, длина – 64.15 м, ширина – 6.1 м. Если дизеля позволяли лодке развивать надводную скорость до 15.4 узлов, то электромоторы мощностью 1200 л.с. давали возможность ходить под водой со скоростью до 9.5 узлов.

Экипаж «U 20» составлял 35 человек, командовал им капитан-лейтенант Вальтер фон Швигер. Хотя Швигер был благородного происхождения, но приставку «фон» в свой адрес он употреблять не любил – в море все решает профессионализм, а не знатность. Швигер был опытным моряком, он поступил на морскую службу добровольцем еще в 1903 году, в 1906-м был переведен на миноносцы, в 1908 служил на крейсере «Штеттин» в звании оберлейтенанта цур зее, а с 1911 года пошел в подводный флот. К началу войны он был первым помощником Отто Дрёшера, командира «U 14», а в декабре этого же года был выдвинут на командование новой лодкой «U 20». По воспоминаниям сослуживцев Вальтер был требовательным, но добрым начальником, приятным собеседником и профессионалом своего дела.

Выход в конце апреля в крейсерство стал третьим походом Швигера в качестве командира лодки. В первых двух походах он сумел потопить шесть судов общим тоннажем в 21514 тонн. Оба крейсерства проходили в Ла-Манше у входа в Канал.

Согласно новому приказу Швигеру поручалось крейсировать в водах пролива Св. Георга[2] и Ирландского моря, где Адмиральштаб надеялся собрать обильную жатву. 5 мая «U 20» произвела свою первую атаку в этом походе, потопив в 8 милях от Кинсейла  (южное побережье Уэльса) пушечным огнем трехмачтовую шхуну «Эрл оф Латом» (132 тонны). 6 мая лодка была около пролива Св. Георга где обнаружила и потопила двумя торпедами пароход «Сентурион» (5495 тонн), а потом и второй – 5898-тонный «Кандидейт». Таким образом, на утро 7 мая 1915 года лодка Швигера имела всего лишь два торпеды, да и запас топлива уже подходил к концу. Все же командиром было принято решение остаться на позиции еще на один день.

Атака.

Утром 7 мая 1915 года над юго-восточным побережьем Ирландии спустился густой туман. Командир «U 20» Вальтер Швигер понимал, что в таком густом тумане мимо него проскочит даже стадо слонов, или, что вероятнее всего, лодка может вылететь на мель, поэтому приказал развернуться и взять курс домой.

Тем временем «Лузитания» приближалась к скалам Фастнета. Еще 5 мая она получила предупреждение Адмиралтейства: «У южного побережья Ирландии действуют немецкие лодки». Обеспокоенный этим сообщением Тернер приказал закрыть все водонепроницаемые переборки, погасить топовые огни, приспустить шлюпки на шлюпбалках, чтобы в случае необходимости быстро спустить их на воду.

7 мая в 11 часов утра Адмиралтейство определило район действия немецких субмарин как северное и северо-восточное побережье Уэллса, «Билл-котелок» мгновенно среагировал на это предупреждение и приказал повернуть на северо-восток, к Корку. В 13.00 наблюдатели на «U 20», шедшей примерно в 10 милях от мыса Кинсейл в надводном положении, обнаружили большой корабль, пересекавший их курс примерно в 800 метрах. Из-за густого тумана Тернер при входе в пролив Св. Георга вынужден был сбавить скорость до 18 узлов, а потом – и до 15 узлов.

Из вахтенного журнала «U 20»:

«14 часов 20 минут[3]. Прямо перед нами я заметил четыре трубы и мачты парохода, под прямым углом к нашему курсу, шедшего с зюйд-веста и направляющегося к Галлей Хэд. В нем был опознан пассажирский пароход.

14 часов 26 минут. Продвинулся на одиннадцать пунктов к пароходу в надежде, что он изменит курс по направлению к ирландскому берегу.

14 часов 35 минут. Пароход повернул, взяв направление на Куинстаун, и тем самым дал нам возможность подойти на дистанцию выстрела. Мы пошли полным ходом, чтобы выйти на должную позицию.

15 часов 10 минут. Выпущена торпеда с дистанции 700 метров, установленная на углубление три метра от поверхности. Попадание в центр парохода, сразу за мостиком. Необычайно большой взрыв с громадным облаком дыма и обломками, подброшенными выше труб. В дополнение к торпеде имел место второй взрыв (котлы, уголь или порох?). Мостик и часть корабля, куда попала торпеда, были вырваны, и начался пожар. Корабль остановился и очень быстро свалился на правый борт, в то же время погружаясь носом. Похоже было на то, что он вскоре перевернется. На борту наблюдалось большое смятение. Были изготовлены шлюпки, и многие их них спущены в воду, но корабль слишком быстро погружался. Часть шлюпок, полностью забитых людьми, падали в воду носом или кормой и затем опрокидывались.

Шлюпки левого борта не могли быть спущены вследствие дифферента корабля на правый борт. На носу корабля можно было видеть его наименование «Лузитания» написанное золотыми буквами[4]. Трубы были окрашены в черный цвет. Кормовой флаг не был поднят. Корабль шел со скоростью около 20 узлов».

Стоит так же отметить, что первый офицер «U 20» Шарль Фегеле (эльзасец по рождению) отказался дать приказ открыть огонь по «Лузитании», за что был посажен под арест[5].

А что же в этот момент творилось на лайнере?

Впередсмотрящий на баке «Лузитании» матрос Лесли Мортон заметил с правого борта предательскую белую полоску в воде, устремленную к судну. Он крикнул на мостик в мегафон: «Торпеды с правого борта!» Второй помощник капитана Питер Хеффорд, услышав крик Мортона, повторил: «Идет торпеда, сэр!». Капитан Тернер, в это время изучавший с левого крыла нижнего мостика мыс Олд-Хед-оф-Кинсейл, успел сделать только один шаг к середине мостика, где стоял рулевой, когда корабль потряс взрыв.
Судно сразу же стало крениться на правый борт и одновременно погружаться носом.

В этот момент пассажиры находились на концерте на нижней палубе, только что закончилось исполнение Дунайского вальса и начались первые аккорды популярного морского марша «Долгий путь до Типперерри». Буквально через несколько секунд «Лузитанию» потряс второй взрыв, который заметил и зафиксировал не только Швигер, но и спасшиеся пассажиры и члены экипажа.

Спустя около шести минут, бак «Лузитании» начинал погружаться. Крен на правый борт сильно усложнял запуск спасательных шлюпок. Много их опрокинулось при погрузке или были опрокинуты корабельным движением, когда они касались воды. Вообще «Лузитания» несла 48 спасательных шлюпок, то есть более, чем достаточно для всей команды и пассажиров, но только шесть успешно были спущены, все со стороны правого борта. Несколько раскладных спасательных шлюпок смыло с палубы когда судно погружалось в воду.

Капитан Тернер оставался на мостике до тех пор, пока вода не смыла его за борт. Он прихватил судовой бортовой журнал и диаграммы с собой. Тернер был отличным пловцом, и поэтому протянул в воде 3 часа. От движения судна вода попадала в котельные, некоторые котлы взорвались, включая те которые были под третьей трубой, из-за чего та рухнула; остальные трубы обрушились чуть позже. Судно прошло около двух миль со времени попадания торпеды до места ее захоронения, оставляя след обломков и людей за собой. «Лузитания» ушла на дно килем вверх.

Лайнер затонул за 18 минут в 8 милях от Кинсейла, точные координаты гибели - 51° 25′ северной широты и, 8° 33′ западной долготы. Тела многих жертв были похоронены на месте гибели «Лузитании», а так же в Куинстауне, в Кинсейле. Погибли известный американский писатель Форман, английский режиссер Фрохман, драматург Клейн, английский океанограф Стэкхауз, американский миллиардер Альфред Вандербильт...

Только в 18.00, через 4 часа после трагедии, на месте потопления «Лузитании» появились первые английские и ирландские суда, которые занялись спасением людей.

Консул Фрост, потрясенный увиденным, докладывал: «Этой ночью при свете газовых фонарей мы увидели жуткую череду спасательных судов, выгружающих живых и мертвых. Суда начали подходить около 8 часов утра и продолжали прибывать с небольшими интервалами почти до 11 часов ночи. Судно за судном появлялось из темноты, и временами можно было различить два или три из них, ожидающих своей очереди в облачной ночи, чтобы выгрузить покрытых синяками содрогающихся женщин, искалеченных и полуодетых мужчин, маленьких детей с широко открытыми глазами, число которых было незначительным...»

Из 1959 человек, находившихся на борту «Лузитании», погибли 1198, включая 785 пассажиров. Из 159 американских граждан погибли 124. Из 129 детей погибли 94, в их число входит 35 младенцев, которые почти все (кроме четырех) погибли.



[2]                Пролив Св. Георга (St George's Channel) – пролив между Уэльсом (Великобритания) и Ирландией.

[3]              Германское время отличается от английского на 1 час в большую сторону.

[4]              Скорее всего – ошибка или позднейшее домысливание. Надпись была закрашена.

[5]              По возвращении в гавань Фегеле был осужден трибуналом в Киле и получил тюремный срок в 3 года



Tags: ПМВ
Subscribe

  • Просто так.

    В Венеции в XVI веке между собой боролись две фракции . Векки - это старые дома, аристократы. Джовани - это новые дома, из грязи в князи. В 1605…

  • Любимая фраза)

    "Посол - это честный джентльмен, которого послали лгать заграницу во благо своей страны". Сэр Генри Уоттон - заговорщик, дипломат, посол, разведчик…

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments