George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Рекламы псот

Для тех, кто еще не купил "Захватить Англию!"

Киберон.

 


Как мы уже упоминали – при первых же слухах об атаке Мартиники из Бреста срочно была выслана в Вест-Индию эскадра Бомпара (8 линкоров, 3 фрегата) и тем самым Флот Океана лишился трети своих кораблей. Теперь командующий Атлантической эскадрой Франции Конфлан имел только 20 кораблей, но их еще надо было вооружить. Меж тем деньги на приведение флота в боеготовое состояние не выделялись, что вызывает оторопь – ведь в планах высадки корабли имели чуть ли не главную роль!

Наверное, объяснить это можно только одним – в Германии разворачивалась решающая битва французов за Ганновер. Шуазель и Бель-Иль надеялись, что захват Ганновера поможет во время переговоров о мире стать этой наследной вотчине британских королей разменной монетой, как в войну за Австрийское наследство ей стала Фландрия. Тогда в обмен на вывод французских войск из Фландрии англичане вернули лягушатникам все захваченные у них колонии. Однако 1 августа 1759 года французский маршал Контад, имея 51 тысячу пехоты и 10 тысяч кавалерии, умудрился проиграть генеральное сражение англо-прусско-ганноверской армии принца Фердинанда Браунгшвейгского (34 тысячи пехоты, 7 тысяч кавалерии) у городка Минден. Французские потери составили более 7000 человек убитыми, ранеными или попавшими в плен (6642 солдата и 444 офицера среди них 5 генералов), 26 тяжёлых и с десяток лёгких орудий, 7 знамён, 10 штандартов. Французы откатились в Кассель и более не помышляли об активных действиях в Германии. План получить «разменную монету» для мирных переговоров не сработал[1].


Minden Day

Оставалась только высадка в Англии. А как же шли дела в этом направлении?

Вместо оснащения кораблей Берьер занялся борьбой с коррупцией и выискиванием лазеек, где деньги можно было бы сэкономить. Матросы разбегались, кордоны, выставленные вокруг Бреста, не помогали. В это время кабинетные горе-стратеги Шуазель и Бель-Иль все никак не могли определиться, как же использовать оставшиеся корабли?

К концу августа решили, что из Бреста должны выйти 5-6 линкоров под командованием капитана Морога, взять курс на Морбиан, где собрались войска д’Эгильона и сопроводить их в Шотландию. Людовик XV лично одобрил этот план, но на королевском совете Берьер решил разрушить эту радостную картинку, задав простой вопрос – а что делать кораблям, если во время высадки войск их обнаружат английские корабли? Эти слова ввели Бель-Иля, Шуазеля и короля в легкий ступор, однако же порешили, что в этом случае Морог свезет на берег команды, которые вливаются в войска д’Эгильона, и сжигает корабли. Задача десанта – взять Эдинбург.

Начали готовить выход в море, Морог занялся сводом сигналов для конвоя и охранения, но тут неожиданно выяснилось, что все выходы перекрыты англичанами: Хок  и Харди с 30 кораблями плотно заблокировали Брест, Бойз контролирует подходы к Дюнкерку, Родней следит за Сен-Мало и Шербуром, Дафф взял на себя Морбиан. Стало понятно, что планы Шуазеля и Бель-Иля по поводу сопровождения десанта 5-6 линкорами оказались фикцией. Но что интересно – это было ясно еще до разработки этих планов, ведь Хок еще в июле блокировал Брест, а Родней обстреливал Гавр. Это может говорить только об одном – кабинет Людовика XV все это время просто предавался фантазиям, не обращая внимания на реальную обстановку.

Тем временем в сентябре 1759-го французы практически ожидаемо потеряли Канаду. Пока Берьер высчитывал копейки, пока горе-стратеги разрабатывали планы высадок и захвата Ганновера, Франция лишилась своей самой старой колонии в Северной Америке. Канада без помощи извне была обречена и после падения Квебека просто перестала существовать.

Но вернемся к планам высадки.

Лишь к октябрю у короля и государственного совета наступило просветление. 14-го числа король пишет Конфлану: «Для сопровождения конвоя надо вывести в море все наличные корабли. Успех в ваших руках». Стало понятно, что без сражения с англичанами не обойтись. И лишь в середине октября средства на флот начали выделять, однако время было упущено.

Меж тем Хок, несмотря на начавшийся сезон штормов, продолжал блокировать Брест. 12 октября в результате ухудшившейся погоды у Хока осталось всего 12 линкоров, 90-пушечный «Ройял Энн» получил опасную течь и еле-еле доплелся до Спитхеда. Хок зашёл в Плимут, загрузил провиант и уже 18-го опять крейсировал у Лизарда с 9 кораблями и 1 фрегатом. Видя бедственное положение блокирующей Брест эскадры, Боскауэн послал из Леванта Хоку 5 своих лучших кораблей.



Эдвард Хок.

7 ноября 1759 года Конфлан пишет Берьеру: «В Бресте нет ни леса, ни провианта, ни материалов, ни денег на закупки и зарплаты матросам». Корабли никак не могли укомплектовать экипажами, на 80-пушечном «Океан» из 750 человек команды не было и 30 опытных моряков. Но не было бы счастья, да несчастье помогло. Как раз 7 ноября начался большой шторм, Хок укрылся в Торбе, в этот момент Бомпар, шедший из Вест-Индии, счастливо проскользнул в Брест. Он сообщил Конфлану, что блокада снята англичанами. Конфлан срочно укомплектовал вест-индскими экипажами свои корабли, на просьбу Бомпара взять и его отряд с собой командующий Флотом Леванта ответил отказом (на Бомпара банально не хватало экипажей) и 14 ноября в 11.00 вышел в море.

Состав эскадры Конфлана - 21 корабль и 5 фрегатов.

Крейсирующий у Бреста британский фрегат «Актеон» заметил французов и срочно послал куттер с донесением к Хоку в точку рандеву (к Уэссану). Меж тем Хок в этот же день только вышел из Торбэя к Бресту. 15-го Конфлана у Лориана заметил фрегат «Джюно», который срочно сообщил об этом «Актеону» и коммодору Даффу. Теперь стало понятно движение французов. Хок рвал и метал в нетерпении, 16-го он уже был у Уэссана, но у него из-за непрекращающихся штормов было много поврежденных кораблей. 18-го возвращающийся в Плимут «Джюно» встретил отряд адмирала Сондерса, идущий из Америки. Тот, узнав о критичности ситуации, срочно послал Хоку линкоры «Девоншир», «Вэнгард» и «Саммерсет», правда, они не успели к сражению. 19-го Хок двинулся на юг, уже обладая информацией, что Конфлан у Киберона.

Состав английской эскадры - 26 кораблей, 7 фрегатов.

Конфлан же шел к Морбиану и Ванну, где д’Эгильон собрал 20 тысяч солдат (26 батальонов пехоты  и 4 эскадрона), а так же 90 транспортов для высадки в Шотландии.  В полдень 19 ноября следующий впереди фрегат «Мэйдстоун» под командованием Дадли Диггса заметил французские корабли в 70 милях к западу от острова Бель-Иль. Он сразу же сигнализировал об этом головному линкору англичан – 74-пушечному «Маньяниму», а тот – Хоку. Хок выстроили линию баталии и сразу же пошел в погоню. Как оказалось – вовремя.

Коммодор Дафф с 5 кораблями («Чичестер», «Чатэм», «Портленд», «Фолкленд» и «Рочестер») и несколькими фрегатами  крейсировал в районе Лориана и утром 20 ноября, завидев незнакомые корабли, пошел с ними на сближение. Вскоре оказалось, что это Конфлан, и Дафф обратился в бегство. «Чичестер» начал отставать, его вскоре мог нагнать 74-пушечный француз, но тут на горизонте появились корабли Хока. Конфлан дал приказ прекратить погоню, собрал свои корабли и направил эскадру в Киберонскую бухту, надеясь, что англичане не решатся следовать за ним в незнакомой гавани[3]. Как раз в это время подул крепкий вест-норд-вест, который принес с собой жестокий шторм. Корабли и англичан, и французов мотало как щепки, но Хока шторм не остановил. Он был полон решимости догнать Конфлана и использовать его как проводника в незнакомых водах. Английский адмирал приказал 7 кораблям, шедшим впереди, преследовать французов и задержать их.



Сражение в бухте Киберон

В 9.30 утра на «Ривендже» переломился фор-марса-рей (по приказу Хока корабли поставили все возможные паруса, и в шторм мачты у некоторых не выдержали), в полдень на «Маньяним» потеряли грот-брамса-рей. «Бурфорд», готовясь к бою, сбросил в море весь скот, чтобы не отставать. В 12.00 «Маньяним», «Торбэй», «Резолюшн» и «Уорспайт» нагнали шедший в авангарде фрегат «Мэйдстоун». Несмотря на шторм Хок упрямо сигнализировал: «Кораблям поднять все возможные паруса!» и «Вступать в бой по способности!». Конфлан наивно полагал, что войдя в Киберонскую бухту, он будет в безопасности. К полудню «Солей Руаяль» был уже у скал Кардиналов, а Хок к югу от Бель-Иля. В 14.00 замыкающий французов 80-пушечный «Формидабль» открыл огонь по нагоняющим его «Маньяним», «Дорсетшир», «Резолюшн», «Уорспайт», «Ривендж», «Монтегю» и «Дифайнс». Остальные корабли англичан следовали в двух лигах сзади. В 14.30-14.45  начался бой, в котором принимали участие с французской стороны «Формидабль». «Эро», «Тезей» и «Сюперб», а с английской – вышеперечисленные корабли. Надо сказать, что Конфлан ничего не знал об этом бое, ибо корабли французов также сильно растянулись.

Незадолго до 15.00 «Ривендж» миновал «Формидабль», а потом и «Манифик». Англичане шли мимо французской линии, получая залпы с каждого корабля, но не отвечали на них, так как стремились выйти вперед и задержать французов. 70-пушечный «Темпл» убрал марселя, у «Дорсетшира» подветренный борт просто ушел под воду и он был вынужден взять круче в ветру, чтобы дать воде схлынуть с межпалубного пространства. «Торбэй» так же повернул к ветру, чтобы не перевернуться. В 15.17 налетел шквал, у «Чичестера» сорвало фор-марса-рей, «Маньяним», «Монтегю» и «Уорспайт» потеряли утлегари, и это немного задержало погоню. Корабли мотало в шторм как щепки, в 15.30 «Маньяним» и «Уорспайт» столкнулись с «Монтегю», последний бросил якорь, чтобы исправить повреждения. Вскоре «Маньяним» смог освободить снасти и на всех парусах  пошел к «Формидаблю», который уже вел бой с пятью английскими кораблями. Огонь француза сильно ослабел, его правый борт был изрешечен, в 16.30 сбита фор-стеньга, корабль потерял управление. На шканцах погиб шеф д’эскадр дю Верже, вскоре погиб и капитан корабля, его брат, убило и первого лейтенанта, потери на корабле составили 200 человек убитыми и 250 - ранеными[4]. В 16.00 «Торбэй» дал по «Формидаблю» залп лагом, так же несколько продольных залпов француз получил от «Резолюшн», вскоре на флагмане французского арьергарда взвился белый флаг.

Меж тем в 14.30 Конфлан обогнул скалистые острова Кардиналов и взял курс на Киберон. Он услыхал вдалеке выстрелы, но совершенно не знал о бое «Формидабля». Ветер изменился на северо-западный, французская линия оказалась в полном беспорядке и диком смятении. Кругом скалы и скалистые берега, сильный шторм, на площади в 10 квадратных миль скучились 50 линкоров, возможности маневра не было никакой. На берегу собрались тысячи французов, которые оказались невольными зрителями этой трагедии.

Бой же в арьергарде продолжался. «Торбэй» атаковал «Тезей», тот пытался вести огонь по «Маньяниму», но в ходе боя француз лег на подветренный борт, опрокинулся и тотчас же затонул. «Маньяним» также хлебнул воды, но там вовремя сумели закрыть пушечные порты. Кэппел, несмотря на бушевавший шторм, приказал спустить шлюпки и спасать остатки экипажа противника. Смогли выловить всего 22 человека. «Маньяним» и «Чатэм» завязали бой с «Эро», который потерял фор- и бизань-стеньги. Корабль виконта Хоу дал продольный залп по корме противника, «Чатэм» зашел французу в нос и также открыл огонь. За 15 минут боя «Эро» потерял 400 человек убитыми и раненными. Вскоре он бросил якорь и спустил флаг, однако из-за сильного ветра англичане даже не могли спустить шлюпки.

Конфлан же вошел в Киберонскую бухту и безуспешно пытался выстроить линию. Поняв, что в такой скученности он не сможет этого сделать, Конфлан решил вывести флот в море и дать бой англичанам. С «Солей Рояль» и «Энтрепид» он пошел к выходу из бухты, получая залпы от вошедших уже в Киберон английских кораблей. В ответ «Солей Рояль» удалось сбить фор-марса-рей на «Свитшуре», поскольку у английского корабля паруса теперь остались только на бизань-мачте, он вывалился из строя и вышел из боя. В 16.00 у входа в бухту показался флагман Хока «Ройял Джордж», который поставил все паруса и устремился на «Солей Руаяль». Хок приказал вести корабль прямо к борту флагмана французов, в 16.35 его обстреляли 4 корабля из эскадры Конфлана, а дерзкий 70-пушечный «Сюперб» вклинился между «Солей Руаяль» и «Ройял Джордж», пытаясь спасти своего адмирала. Хок дал по «Сюпербу» всего два залпа полным бортом, и корабль мусье пошел ко дну со всем экипажем. Хотя с английских кораблей спустили шлюпки, спасти в таком бурном море никого не удалось.

В это время в Киберонскую бухту входили 90-пушечный «Юнион» вице-адмирала Харди, а так же «Марс», «Хироу» и другие корабли британцев. «Солей Рояль», пытаясь выйти из-под огня, не справился с управлением парусами и упал под ветер, навалившись на два французских линкора. В результате Конфлан не смог обогнуть банку Фор Шоал (Four Shoal) и встал на якорь у Круазек (Croisic). Уже к 17.00 стемнело, ветер сменился на северный, шторм продолжался. В бухту входили все новые английские корабли. Семь французских линкоров чтобы увернуться от скал, вошли в устье реки Вилэн.

 «Тоннан», «Орьян», «Дофин Руаяль», «Солитер», «Бизарр», «Нортумберленд», «Манифик» и «Энтрепид», не видя «Солей Рояль», но помня последние указания Конфлана выйти в море, смогли все же сманеврировать у опасных отмелей и, миновав остров Дюме (Dumet), вырвались на большую воду. Наутро корабли  Бофремона добрались до Рошфора. Следует отметить, что принц Бофремон не получал приказа от Конфлана о бегстве, ему было приказано не упускать флагмана из виду. Поэтому это бегство являлось прямым нарушением дисциплины.

В это же время начался страшный штормовой прилив. В 17.30 Хок спустил сигнал о бое, хотя некоторые английские корабли стреляли до 18.00. Англичане встали на якорь у острова Дюме в незнакомой бухте, часть их линкоров осталась в море. Ночь была ужасной: «Эро» сдрейфовал к югу, на мель; капитан и команда покинули корабль и бежали на берег. В 22.00 «Резолюшн» налетел на банку Фор Шоал и уселся днищем на камни.  За ночь штормовые волны разбили корпус, корабль потерял все мачты и был покинут командой 21 ноября. «Жюст» вырвался в море и на всех парусах понесся к Сен-Назер, однако там корабль вылетел на камни и погиб.



Окончание сражения в бухте Киберон.

Наутро у Конфлана осталось только 8 кораблей, причем к ужасу французского адмирала «Солей Рояль» встал на якорь среди английских линкоров! Конфлан решил выбросить корабль на мель, англичане не смогли помешать этому из-за течения и ветра. «Эссекс», пытавшийся перехватить французский флагман, вылетел на скалы и потерял фок- и бизань-мачты. Попытки спасти корабль закончились ничем, «Эссекс» был потерян. Вечером 21-го числа англичане сожгли «Солей Рояль» и «Эро».

Хок приказал идти в устье реки Вилэн, но поднялся очень сильный северо-западный ветер. Французы, видя приготовления англичан, выбросили грузы и даже пушки, пытаясь подняться вверх по реке. Затопили в устье два фрегата, чтобы загромоздить вход в реку. 22 ноября Хок, пользуясь улучшением погоды, попробовал войти в устье Вилэн, но из-за противного ветра и загроможденного входа был принужден отказаться от этого плана.

25-го Хок свез французских раненых с «Формидабля» на берег. Часть английских кораблей была послана к Рошфору – блокировать отряд Бофремона. Еще несколько кораблей осталось у Киберона. Хок же с 11 линкорами прибыл 15 января в Торбэй, а 18-го – в Лондон. В это время на флоте, где остро ощущался недостаток провианта, появилась песенка примерно такого содержания:

«Прежде, когда Хок стерег мосье Конфлана,

 вы присылали нам говядину и пиво,

теперь же, когда Хок поколотил мусье,

нам нечего есть, потому что вам некого бояться».             



[1] Однако Питт и здесь переиграл французов. Он выступил с проектом, что в случае падения Ганновера английскому королю выделяются отступные – 5 миллионов фунтов стерлингов, но колонии Франции в обмен на Ганновер не возвращаются. Среди всего прочего Питт сказал: «В прошлую войну мы потратили на субсидии континентальным союзникам 10 миллионов фунтов без всякого толка, следует все средства тратить на захват колоний». Хотя этот план не был принят, все же сама мысль премьер-министра Англии симптоматична – колонии ценились больше, чем земли в Европе.

[2] Линия приведена по состоянию на 20 ноября 1759 года.

[3] Из доклада Конфлана: «Дул очень сильный вест-норд-вест. Море было бурным. Из всего этого следовало, что погода будет очень плохой. Эти обстоятельства, в дополнение к тем задачам, которые вы поставили в своих письмах, а также превосходство противника заставили меня направиться в Морбиан. У меня не было оснований полагать, что, если я сначала построю двадцать один корабль в одну линию, неприятель осмелится преследовать меня. Чтобы показать курс, я выбрал порядок плавания колонной по одному. В этом порядке я возглавил головной отряд; а при формировании естественного порядка сражения, мне ничего не оставалось, как занять позицию в центре. Это я и собирался сделать, как только все корабли войдут в залив».

[4] Данные из Archives de la Chambre de Commerce de Nantes, carton Marine royale, n° 21, cote 5 ; extrait de la lettre de M. des T… ex-garde marine à bord du Formidable le 26 novembre 1759.


Tags: Ройал Неви, французский флот
Subscribe

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • Для чего нужны займы

    Тут недавно вопрос в фейсбуке задали - нет, понятно, что все эти греческие, аргентинские, чилийские революционеры были босяками, и деньги им были…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • Для чего нужны займы

    Тут недавно вопрос в фейсбуке задали - нет, понятно, что все эти греческие, аргентинские, чилийские революционеры были босяками, и деньги им были…