George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

С. Огородников "Нападение шведов на Новодвинскую крепость 1701 года"

Нападение шведов на Новодвинскую крепость 1701 года

С. Огородников

"Зело чудесно, что отразили злобнейших шведов".
Из письма Петра Великого к Апраксину.

Война России со Швециею и намерение последней придти в Белое море, чтобы разорить Архангельск, бывший в то время единственным морским портом в России, указали Государю Петру Великому на необходимость защитить торговый город построением крепости, о чем весною, 1701 г., Государь послал указ Двинскому воеводе Князю Прозоровскому и архиепископу Афанасию, повелевая немедленно в 15-ти верстах ниже Соломбалы на острове Линском, при узком проходе Двины, строить каменную крепость, «чтоб тех неприятельских людей в двинския устья не пропускать, и города Архангельскаго и уезду ни до какого разорения не допускать».1 Для правильного надзора за крепостною работою, указом от 1701 г. 3 апреля, учреждена была в Архангельске Ратуша, называвшаяся Семиградскою, которою заведовать назначен был Дьяк Федор Гусев. Он распоряжался ломкою камня, наймом рабочих людей, раздачею денег и ведением книг. Воевода Прозоровский, при содействии в сем деле архиепископа Афанасия, деятельно приступил к принятию всех мер, чтобы помешать шведам в их злом умысле. Одновременно, но указу Государя, Прозоровский приказал в поморье укрепить остроги: сумский, кольский и город Кемь, послав для сего 300 человек солдат. Работа по постройке новой крепости закипала. Начали немедля копать рвы и вбивать сваи. Архиепископ усердно помог началу дела. Он пожертвовал для сего кирпич, камень, известь, щебень и лес для вбивания свай. В работе участвовали вообще все крестьяне соседних деревень, а на необходимые расходы собрано было по одному рублю с каждого двора Двинской области. Указом Петра повелено было жителям поморья на морские промыслы но ходить «ради опасения воровских кораблей».2 Из Москвы прислан был план крепости и мастеровые каменного дела. Того же года 12 июня, архиепископ Афанасий, в присутствии воеводы и в служении соловецкого архимандрита Фирса, совершил торжественно закладку крепости, названной «Новодвинской цитаделью»,3 а также в оной и храма во имя апостолов «Петра и Павла». По окончании обряда освещения, архиепископ назначил устроить на месте храма пока часовню и определил к ней священника для исполнения треб. В разбитом шатре, на лугу, воевода Прозоровский угощал обедом всех, кто был при освящении храма и цитадели. И когда, при пушечной пальбе, пили за Государево здоровье, в это самое время, по словам архиепископа, поднялись над городом две тучи, с севера и с юга, при сильном ветре с градом, громом и молниею, и северная туча рассеяла южную. Это явление было принято видевшими за доброе предсказание будущей победы над шведами. Для охранения крепости поставлено было 400 солдат, снабженных военными снарядами. Стрелецкие полки, стоявшие в Холмогорах, Русский и Гайдуцкий переведены в Архангельск. Пока строилась крепость, для охранения корабельного хода, близ неё в недалеком друг от друга расстоянии, сделаны были небольшие земляные насыпи, а равно и на островах, лежащих у входа в Двину и выше. На каждом таком укреплении поставлено было по 5-ти пушек, а солдат по 100 человек. Им строго было приказано караулить прихода шведов. Двинским крестьянам розданы были ружья и копья, чтобы и денно и нощно ходили они по берегам, высматривая врага. В городе укреплены были пушками русский и немецкий каменные гостиные дворы; устья – Мурманское и Пудожемское засыпаны были землею в погруженных на дно старых барках, а самые входы укрепили батареями о 20-ти пушках. Все предостерегательные знаки, стоявшие на островах у корабельного хода, были сняты. Лица, знавшие корабельный ход, поселены были в строящуюся крепость, а на укрепления посланы такие, которые сего хода не знали. Приходящих с моря судов, пропускать без осмотра не велено, а для сего осмотру поставлен был на Мудьюжском острове отряд солдат при офицере. На вызов желающих из иностранных матросов поступить на службу Его Царского Величества ни один не пожелал, а особливо голландцы. Только 7 человек англичан согласились быть полезными Государю в защите города от шведов. Воевода Прозоровский построил в Архангельске шесть судов зажигательных (брандеров), чтобы вредить ими неприятелю. Стоявшие у Архангельска иностранные корабли велено было задерживать и не пропускать к выходу в море.4


Так приготовился Архангельск встречать незваных гостей, которые действительно в том же 1701 году, 24 июня, показались у устья Двины в числе 4-х кораблей, 2-х фрегатов и яхты, имея на мачтах английские и голландские флаги, под видом торговых судов. Хитрость эта обманула мудьюжскую стражу. От острова отделился карбас с людьми, чтобы, по обыкновению, сделать досмотр пришедшим судам. Шведы приняли офицера с честью, и пригласили остальных людей взойти на корабль. Часть их поддалась обману, но другая осталась в нерешимости на своем карбасе. Лишь только солдаты поднялись в корабль, на них немедленно напали шведы, а также и на сидевших в карбасе. Отобрав оружье, и изорвав одежду, шведы взяли русских простаков в плен и спрятали в самый низ корабля.5 Целые сутки простояли шведы у Мудьюжского острова, приготовив два фрегата и яхту с лучшими матросами пустить их вперед на новую крепость и на самый Архангельск. Для безопасного прохода по Двине, богатой отмелями, шведы взяли лоцманом поморского жителя, из Никольско-Корельского монастыря служку Ивана Рябова, попавшегося в плен у острова Сосковца и шедшего на лодке для мурманского промысла. Переводчиком у них был тоже пленный Дмитрий Горожанин, взятый вместе с Рябовым. Пользуясь попутным ветром и придуманною хитростью, шведы безвредно миновали земляные укрепления, и подвигались на всех парусах к Новодвинской крепости. От крепости, как и от Мудьюжского острова, отделился карбас с солдатами Гайдуцкого полка при офицере Животовском, для досмотра шедших торговых судов. Подойдя к ним близко, карбас не решался подойти к самому борту, хотя шведы коварно приглашали их к тому, бросая на карбас веревки, но Животовский не велел ими пользоваться. Один из солдат, бывших на носу карбаса, подсмотрел нечаянно, в пушечное окно, шведов, лежавших ничком на палубе в большом числе, и дал тотчас же тайным знаком знать своему начальнику, который лично удостоверился в том же. Карбас быстро отошел от фрегатов, и на него тогда же посыпались пули и ядра неприятельские. Наклонив свой карбас к неприятелю высоким бортом, для защиты от выстрелов, русские, выгребая с трудом к крепости, отвечали в то же время из своих самопалов. Ранеными и убитыми в карбасе было не мало. Добравшись до берега, солдаты бросили поврежденный карбас, и лесом пришли в крепость с своим начальником. Между тем, шведы, видя, что хитрость их не удалась, понуждали лоцмана своего, чрез переводчика, вести их суда мимо крепости к Архангельску. Но эти, достойные памяти, русские люди, будучи в смертной опасности, решились геройски на славное дело. Согласясь вести шведские суда, они довели их до Новодвинской крепости, но далее вести уже было невозможно. Фрегат и яхта поставлены были на мель прочно, и на них уже сыпались ядра крепости! Раздраженный сим обманом, шведы стали стрелять из ружей в своих пленников, из которых Дмитрий Горожанин тогда же и убит наповал. Рябов, обрызганный кровью товарища, упал на его труп и притворился убитым. Бой под Новодвинской крепостью длился 13 часов и окончился совершенною победою русских. Шведы, видя погибель свою, и не желая отдаться в плен, бросились на свои малые карбаса, и поплыли к другому фрегату, не бывшему на мели и остановившемуся в отдалении, не смея оказать помощь своим товарищам от незнания хода по Двине. Двинские солдаты на карбасах поплыли в погоню за шведами, стреляя из ружей, и желая не допустить их фрегата, и для чего, завладев разбитыми двумя судами, т.е. фрегатом и яхтою, победители желали обратить шведские пушки судов на убегавшего в карбасах неприятеля, но от торопливости рассылали они нечаянно порох по палубе, отчего последовал вскоре взрыв его, и многие поплатились за такую неосторожность жизнью и увечьем. Шведский фрегат, между тем, принял на палубу своих и, подняв якорь, неспешно отошел к устью, и более в виду крепости не показывался. В разгар происходившей битвы, Иван Рябов, схватив труп товарища, бросился с фрегата в воду. Шведы по ним стреляли, но Рябов счастливо доплыл до крепости со своею ношею. Шведы, стоявшие у Мудьюжского острова, мстя русским за свое поражение, съехали на пустой остров, и сожгли на нем избы, где был Государев караул.6

Так кончилось неудачное нападение шведов на Новодвинскую крепость, спасенную геройским поступком Ивана Рябова. Петр, известясь чрез двинского воеводу о такой славной победе, спешил поделиться своею радостью с Апраксиным, писал ему тогда же: «Зело чудесно, что отразили злобнейших шведов»7, и повелел двинскому воеводе Прозоровскому, взятый от шведов фрегат и яхту отвести к Архангельску, и исправить их так, чтобы они были годны к морскому плаванию. Шведские суда, идя обратно по Белому морю, сожгли деревню Кусково, разорили соловарни с крестьянскими хижинами, разбросали по мелям русских пленных, которые однако успели достигнуть берега в целости.8

Примечания

1 – Жизнь преосвященнаго Афонасия, перваго архиепископа Архангельскаго и Важескаго – Постникова, С.-П-Б. 1866 г., и Арх. Губ. Вед. 1846 г. № 22-й.
2 – Новиков.—Троекратное пришествие и пр.
3 – Замечательно, что Новодвинскую цитадель местные жители, по незнанию точного смысла названия, долго называли и писали городом Ситадель. (Крестинин. Описание г. Архангельскаго, 1792 г.).
4 – Все эти любопытные подробности о защите Архангельска найдены мною у Новикова в его книге: Троекратное пришествие и пр.
5 – Тоже у Новикова.
6 – «Въ1694 г., говорить Устрялов, в истории Петра Велнкаго, «Мудьюжский остров быль заселен лоцманами. Проходящие к Архангельску корабли брали здесь себе путеводителей, без которых редкий мог войти в устье Двины». Столь любопытныя известия о заселении Мудьюжскаго острова, подтверждаются усмотренным мною в собрании свода законов указом Петра Великаго Архангельскому Вице-Губернатору Курбатову в 1712 г. Августа 1, где между прочим сказано: «кораблей дожидаться лоцманам на самом море постоянно и далее песков, чтобы за мельми тем кораблям без лоцманов остановок и убытков каких не было». Давно ли лоцмана ставали сей остров – сведений пока нигде не найдено.
7 – Устрялов. Истор. Петра Великаго. Том 2-й.
8 – Бергман. История П.В. – Новиков в своей книге: Троекратное пришествие П.В. из Москвы в Архангельск.



Взято здесь:
http://www.novodvinka.ru/page.php?id=6

Tags: шведский флот
Subscribe

  • Кому война а кому мать родна

    Опять пример креветок и устриц из бескрайнего белорусского моря, или - ничто не ново под луной. Как известно, 29 мая 1585 года Филипп II объявил…

  • Ordnung muss sein

    Идеально подходит в тэг "Их нравы". Ну или прямое доказательство цитаты Лютика. Ну вы помните. «Я был знаком в жизни со многими военными. Знавал…

  • Философии псто-2

    В продолжение вот этого: https://george-rooke.livejournal.com/1027641.html Как мы уже отмечали, испанцы быстро приняли на щит идею папы и пришли к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments