George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Гибель U-64 (из книги Т. Лоуэлла "Корсары глубин")

Небольшое предисловие.
17 июня 1918 года лодка U-64 в результате тарана (HMS Lychnis) потеряла способность к погружению, и, всплыв, дала бой эскорту конвоя. В результате скоротечнго боя лодка была потоплена, из 43 человек экипажа спаслись только 5 человек, в том числе и капитан ПЛ Роберт Вильгельм Морат. Ниже его рассказ о своем последнем рейде, записанный американским журналистом Лоуэллом Томасом.



"Наступил 1918 год, и вместе с приходом весны началось памятное наступление Гинденбурга и Людендорфа во Франции. Беспощадная подводная война продолжалась. Мы наносили союзникам громадные потери в их торговом тоннаже. По временам казалось, что наши лодки буквально сметают их морскую торговлю. Но вот вошла в действие система конвоев, чрезвычайно осложнившая обстановку боевых действий подводных лодок. Теперь нам приходилось иметь дело с целыми флотилиями коммерческих судов, достаточно защищенными многочисленными миноносцами, этими маленькими дьяволами, которые являются наиболее опасными врагами подводных лодок. В конце января мы потопили британский воинский транспорт, шедший пустым на Мальту. Имея 13500 тонн водоизмещения, он был самым большим купцом в моем списке потопленных кораблей. В течение следующей недели мы уничтожили еще пять судов, одним из которых был итальянский вспомогательный крейсер.

У берегов Сицилии нас настигла штормовая погода, и «U-64» шла вперед сквозь огромные пенящиеся валы. Это было поздно вечером в июне месяце. «Пароход на горизонте!» И мы заметили большой конвой. «Погружаемся для атаки!» — отдал я команду. Бурное море делало это погружение весьма сложным делом. Волны бились о перископ и ухудшали видимость.

Маневрировать, наблюдая в запотевший перископ, было очень трудно, но, наконец, я наметил для атаки большой пароход. Выстрел — и торпеда вышла из аппарата. Промах, пароход ворочает на нас для удара или сбрасывания глубинных бомб. «U-64» быстро ныряет на глубину под приближающиеся корабли. Затем снова всплытие на перископную глубину, и мы оказываемся совсем близко к другому пароходу, шедшему в линии за предыдущим.

«Торпеда — пли!»

Видимость в перископ никакая, но дистанция залпа мала. Огромный взрыв. Торпеда попала в центр корабля, и еще одно из больших судов добавилось к нашему списку.

Я думал, что мы находились уже вне конвоя, и потому повернул лодку для следования параллельным с ним курсом. Подбираясь таким образом, мы могли дать еще один торпедный выстрел. Внезапно прямо впереди лодки показался пароход. Мы находились не вне конвоя, а в середине его. Будь они прокляты, эти запотевшие линзы!

«Погружаемся», — приказал я быстро.

«U-64» наклонила нос вниз, но прежде чем мы дошли до половины безопасной глубины, нас оглушил потрясающий взрыв, и в лодке воцарилась абсолютная темнота. Волны, заливавшие перископ, помешали мне увидеть находившийся около нас миноносец и он бросился на нас со своими проклятыми глубинными бомбами.

«Доложиться по отсекам!» — крикнул я, чувствуя, что мое сердце готово разорваться на части. У меня был фонарь на инструментальной доске, который я и использовал для освещения центрального поста.

В этот момент пришло донесение, что в нашем кормовом отсеке, который был поражен глубинной бомбой, появилась забортная вода, но в остальном корпус лодки был цел. Мы включили аварийное освещение и пытались остановить течь в корме.

"Привод горизонтальных рулей поврежден", — внезапно пришло новое тревожное донесение. Взрыв сильно повредил наш рулевой привод, лодка оказалась без управления и всплыла.

Никогда не забуду свой страх, когда я стоял в центральном посту, устремив взгляд на глубомер. Стрелка его непрерывно двигалась вверх. Мы всплывали на поверхность, где нас ждал целый сонм неприятельских судов. Но ничего уже нельзя было сделать.

«U-64» выскочила из воды. Там имелись корабли всех размеров, большие пароходы и быстроходные миноносцы, хотя ни один из них не находился достаточно близко от нас. В тот момент, когда мы вырвались на поверхность, они открыли стрельбу. «U-64» беспомощно качалась на поверхности под дождем снарядов. Я отдал приказание снова погружаться. Лодка повиновалась, и мы ушли на шестьдесят футов, но горизонтальные рули снова заело.

«Обеим машинам полный ход вперед!» — прокричал я в отчаянии. Лодка рыскала. Мы снова всплывали. Стрелка глубомера быстро двигалась вверх. Я открыл люк боевой рубки, чтобы хорошенько осмотреться вокруг. Прямо на нас полным ходом летел миноносец. Я сделал отчаянную попытку нырнуть. Бесполезно. Лодка больше не погружалась. Затем произошел удар. Таран поразил боевую рубку. Лодка сильно закачалась, начала тонуть.

Мы погружались кормой. Я думал, что наш корпус разбит, но нет — он еще все-таки был цел! Наши  же клапаны и рули погружения теперь совершенно вышли из строя, и мы не могли управляться, чтобы задержать свое падение, и быстро шли на дно. Вскоре нас должно было раздавить давление воды. Оставался только один выход — продуть систерны. Это должно было выбросить нас на поверхность. Только одна надежда. При нерабочих рулях погружения мы больше не были подводной лодкой, а сделались обычным плохеньким надводным кораблем. Начинались сумерки, и если бы мы еще немного могли продержаться под водой, то они прикрыли бы нас.

Все же лодка всплыла на поверхность воды. Кольцом патрульных судов по «U-64» снова был открыт убийственный огонь.

«Bсe ли у нас в порядке? Сможем ли мы держаться на плаву?» — окликнул, я старшего механика.

«Да», — ответил он.

«К орудию!» — крикнул я и спрыгнул на палубу. Команда орудий последовала за мной, и одинокий маленький корабль начал пробивать себе дорогу сквозь кольцо вооруженных пароходов и миноносцев.

Мы двигались вперед; оба наших орудия работали с полной скорострельностью. Мы  стреляли и попадали в корабли, находившиеся вблизи. Теперь все суда конвоя сосредоточили свой огонь на нас. Вокруг со всех сторон рвались снаряды. Они попадали и в лодку. Один взорвался впереди, другой пробил боевую рубку позади меня. Наши люди у орудия были все переранены. Мы находились словно в аду. Повсюду вокруг нас вырисовывались формы больших серых судов со вспышками огня из орудий. Снаряды продолжали поражать несчастную «U-64».

«Она уходит вниз!» — раздался внезапно отчаянный крик матроса, стоявшего около меня. Но пока он это говорил, «U-64», подобно камню, ушла вниз под нашими ногами.

Я начал механически гребсти руками, но только первые две минуты. Захлебнувшись, я камнем пошел вниз, оказалось, что антена тонувшей лодки зацепило меня. Я отчаянно боролся и  смог освободиться из западни. Снова всплыл на поверхность воды, опять был увлечен под волны и снова всплыл. Моя кожаная одежда и тяжелые сапоги почти не давали мне возможности держаться на воде. Я не помню, как долго я держался на воде и что происходило дальше. Один унтер-офицер, находившийся у орудий и также плававший в воде, рассказывал мне впоследствии, что, увидев меня плывущим под водою, поплыл за мной и держал меня, пока сам не выбился из сил. Другой наш комендор доплыл до ближайшего британского корабля и взобрался на его борт по буксирному концу. Он сказал англичанам, что в воде находится командир подводной лодки. Англичане спустили спасательную шлюпку. Я слабо помню, как меня вытащили из воды, раздели и положили в судовой лазарет ."

 


Tags: ПМВ, подводные лодки
Subscribe

  • Про Русский флот-2

    Ну а теперь пробежимся по 19-20 веку на предмет - а можно ли чем-то гордиться. Итак, 1806-1807 годы - экспедиция Сенявина. Блокада Турции со стороны…

  • Про Русский флот

    Тут задали вопрос, который очень часто задают со времен ВИФа любители сухопутных войск. Звучит он так: "А чем может похвастаться российский и…

  • Об очередной пробирке Пауэрса

    11 июля Гоуэр достиг Тильзита, где были расположены двор и русский император, и тот ему дрожащим от напряжения голосом зачел «совершенно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments