George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

"Поки Польска не згинела" (с)

Цельнотянуто с ТВОВа..))

К самым известным last stands периода Наполеоновских войн относится оборона старинного мавританского замка Фуэнхирола (он же Castillo de Sohail, на испанском побережье Средиземного моря, в пяти милях к юго-западу от Малаги) 14-15 октября 1810 г.

Гарнизон Фуэнхиролы насчитывал 150 польских пехотинцев из состава 4-го пехотного полка Великого герцогства Варшавского под командой капитана Францишека Млокосевича. В замке имелись две старые 16-фунтовые пушки и две полевые 2-фунт. пушечки, однако прислуга этих четырех орудий была слаба и ненадежна (ее составляли всего три пожилых испанских канонира).

В ночь на 14 октября 1810 г. у Калле дель Мораль, примерно в двух милях юго-западнее Фуэнхиролы, высадился первый эшелон британо-испанского экспедиционного корпуса генерал-майора лорда Эндрю Томаса Блэйни (11-го барона Блэйни), отправленного из Гибралтара. В этом эшелоне, с которым находился и сам Блэйни, насчитывалось около 1700 чел. (вместе с морскими экипажами и артиллеристами). Британская флотилия, доставившая его, включала 32-пушечный фрегат "Topaze", 18-пушечный бриг "Sparrowhawk", 5 канонерских лодок, несколько малых бригов и транспортные суда. Основу высадившихся войск составляли: 2-й батальон британского 89-го пешего полка (353 чел.), батальон иностранных дезертиров (509 чел., бежавших из наполеоновской армии и принятых британцами на свою службу; в подавляющем большинстве солдаты этого батальона были немцами, но была там и небольшая группа поляков), а также испанский линейный пехотный полк Толедо, привезенный из Сеуты (650 чел.). Артиллерия этого отряда насчитывала 5 пушек, в числе которых имелась одна 32-фунтовая. Эти орудия обслуживали 69 британских канониров. На следующий день, 15 октября, к десанту присоединился второй эшелон - 1-й батальон британского 82-го пешего полка (932 чел.), прибывший с 74-пушечным линейным кораблем 3-го ранга "Rodney". В общей сложности экспедиционные силы лорда Блэйни насчитывали 2512 чел., к которым следует добавить еще около 1000 местных герильясов, поддержавших британо-испанский десант (это были отряды повстанцев из Марбельи и горных окрестностей Ронды).

В 1 час пополудни 14 октября под Фуэнхиролой появились группы герильясов, которые захватили 40 голов скота, собранного для гарнизона замка, и убили двух часовых, охранявших стадо. Чтобы отбить этот скот, из Фуэнхиролы был выслан отряд из 40 солдат под командой лейтенанта Винцентия Убыша, однако вскоре капитан Млокосевич отозвал его назад, так как заметил со стены вражеские корабли, а также британскую пехоту, занявшую ближайшие к замку высоты. Он тотчас послал донесение о прибытии неприятеля дивизионному генералу Орасу Себастьяни, находившемуся с войсками в Малаге, и отправил соответствующее сообщение батальонному начальнику Игнацию Бронишу, стоявшему в местечке Алаурин-эль-Гранде с отрядом из 200 пехотинцев 4-го польского полка и 80 кавалеристов французского 21-го драгунского полка. Между тем британский командующий направил в Фуэнхиролу парламентера с предложением сдать замок. "Придите и возьмите его", - таков был ответ капитана Млокосевича. Тогда британские корабли и канонерки открыли по замку артиллерийский огонь. Испанские канониры, обслуживавшие орудия гарнизона, сбежали еще при появлении британцев, но Млокосевичу удалось найти им замену среди своих поляков - к пушкам встали два солдата, ранее служивших в русской артиллерии, и молодой сержант Закжевский. Последний оказался настолько ловким наводчиком, что смог потопить одну из британских канонерских лодок. Оставшиеся четыре канонерки отошли подальше в море, и обстрел Фуэнхиролы продолжали только "Топаз" и "Спарроухок". На суше британские пехотинцы пытались приблизиться к замку, но поляки открыли по ним меткий огонь и заставили "красномундирников" отступить (в этой перестрелке у британцев был убит майор Грант, командовавший 2-м батальоном 89-го пешего полка). Канонада с обеих сторон прекратилась лишь с наступлением ночи. Потери гарнизона за 14 октября были сравнительно невелики - 3 убитых и 12 раненых (кроме того, ранение получил и сам комендант, капитан Ф. Млокосевич, который, однако, остался в строю). В то же время силы защитников Фуэнхиролы увеличились, благодаря прибытию 60 пехотинцев 4-го польского полка под командой лейтенанта Эустахия Хелмицкого. Этот маленький отряд располагался в одной миле от замка, в городке Михас, и в ночь на 15 октября сумел незаметно пробраться в замок. Британцы тем временем тоже воспользовались ночной темнотой, чтобы оборудовать на холме вблизи замка (на расстоянии 150 саженей от него) артилерийскую позицию и установить там батарею из 5 орудий.

Утром 15 октября британцы начали артобстрел Фуэнхиролы с моря и суши. Рассчитывая принудить горсть поляков к сдаче, они снова прислали парламентера, но капитан Млокосевич даже не стал его принимать. Между тем число раненых солдат гарнизона росло, вражеские ядра постепенно разрушали ветхие стены замка, и в 13.30 комендант созвал военный совет, на котором все офицеры единодушно высказались за продолжение боя. Тем временем к британцам прибыл линейный корабль "Родни", на борту котрого находился 1-й батальон 82-го пешего полка (932 чел.). Тогда лорд Блэйни, послав шлюпки за этим подкреплением, приказал 2-му батальону 89-го полка покинуть холм с батареей и пройти к пляжу для получения продовольственных рационов. Прикрывать батарею на холме остались иностранный батальон и испанцы. Капитан Млокосевич, внимательно следивший со стен замка за всеми передвижениями противника, решил воспользоваться удобным случаем и произвести вылазку против британской батареи, тем более, что к замку в тот момент прискакали 11 французских драгун 21-го полка (1 сержант и 10 рядовых ), следовавшие в авангарде отряда батальонного начальника Брониша. Этот последний, прибыв еще утром 15 октября из Алаурина в Михас, столкнулся там с отрядом из 450 немцев и испанцев, посланным лордом Блэйни. Противник, ожидавший найти в Михасе лишь слабый пост лейтенанта Хелмицкого, был атакован в штыки польской пехотой и рассеян. В 2-м часу пополудни Брониш двинулся дальше к Фуэнхироле, но в условиях горной местности скорость его марша была не слишком высокой.

Принять участие в вылазке польского гарнизона Фуэнхиролы вызвались 90 добровольцев, которых возглавил лейтенант Эустахий Хелмицкий. Сам капитан Млокосевич принял команду над отрядом поддержки, насчитывавшим 40 человек. К этим 130 пехотинцам, вышедшим из замка, примкнули только что прибывшие французские драгуны (11 всадников). Млокосевич приказал отряду Хелмицкого наступать без выстрела и сразу атаковать британскую батарею в штыки. Хотя полякам и драгунам противостояли 1060 вражеских солдат, смелая вылазка гарнизона увенчалась полным успехом: пехота противника, прикрывавшая батарею, бежала, не дожидаясь столкновения, все 5 орудий были взяты, как и 40 пленных, среди которых оказался один офицер (адъютант генерала Блэйми). Лейтенант Хелмицкий, увлекшийся преследованием неприятеля, оторвался от своих, был ранен и захвачен в плен, но очень быстро освобожден (группа поляков вовремя заметила офицера, уводимого с холма несколькими вражескими солдатами, и, бросившись вдогонку, частью пребила, частью пленила конвоиров, сопровождавших Хелмицкого).
Овладев батареей, польские пехотинцы зарядили захваченные орудия британскими же снарядами и открыли огонь по войскам противника, столпившимся на пляже. Лорд Блэйми был ошеломлен таким оборотом дела. Собрав бегущих солдат иностранного батальона и присоединив их к батальону 89-го британского полка, он повел эти части в контратаку, чтобы отбить орудия. Около получаса поляки сдерживали наступавшие вверх по склону холма неприятельские войска, обстреливая их из ружей и пушек (этим огнем была убита лошадь под генерал-майором Блэйми), а затем подорвали трофейные боеприпасы (причем трое польских солдат было покалечено взрывом), оставили батарею и вернулись в замок. Вернув потерянные пушки и снова заняв холм, лорд Блэйми выстроил там в линию 1350 пехотинцев (350 британских, 1000 немецких и испанских). Однако ему недолго пришлось тешиться успехом. На помощь защитникам Фуэнхиролы подошел весь отряд батальонного начальника Брониша, после чего поляки перешли в решительное наступление. Брониш со своим отрядом атаковал левое крыло противника, угрожая ему обходом с тыла, а Млокосевич со своими людьми обрушился на иностранный батальон, стоявший на правом фланге пехоты Блэйми. В итоге вся неприятельская линия была опрокинута и в беспорядке отступила к пляжу. Сам лорд Блэйми сражался до конца, но был сброшен наземь и взят в плен. Поляки уже хотели прикончить британского генерала, но один французский солдат, Фредерик Пети, спас ему жизнь. Батарея на холме снова попала в руки поляков, которые опять использовали трофейные орудия для обстрела пляжа, где испанцы и "красномундирники" метались в панике, пытаясь сесть в шлюпки. В бегство к пляжу оказался вовлечен и 1-й батальон 82-го пешего полка. Высаженный на берег под прикрытием пушек линейного корабля "Родни", он выстроился там в "тонкую красную линию", но ее быстро смяли отступающие пехотинцы 89-го полка.
Пленный генерал Блэйми был доставлен в замок Фуэнхирола, и с его стены лично передал британским кораблям сигнал прекратить огонь. После того как экспедиционные войска погрузились обратно на суда, британцы отплыли от Фуэнхиролы, взяв курс на Гибралтар. Лорд Блэйми оставался во французском плену до 1814 г. (его сабля, ставшая польским трофеем, хранится в Музее Чарторыйского в Кракове).

По данным историка Мариана Куявского, работавшего в английских архивах и подробно описавшего оборону Фуэнхиролы (M. Kujawski. Z bojow polskich w wojnach napoleonskich. Londyn, 1967), в ходе боевых действий 14 и 15 октября 1810 г. поляки потеряли около 20 чел. убитыми и 100 ранеными (с учетом урона, понесенного отрядом Брониша в Михасе), хотя в рапорте генерала Себастьяни маршалу Сульту от 17 октября 1810 г. указано, что потери подразделений 4-го польского пехотного полка при Фуэнхироле составили всего 7 убитых и 14 раненых. Сведения о потерях британо-испанских войск тоже разноречивы. М. Куявский в своей книге указывает, что британцы потеряли 40 чел. убитыми и 70 ранеными, а также 189 пленными (включая 12 офицеров). В качестве трофеев полякам достались 5 британских орудий и 300 ружей. Вместе с тем бригадный генерал Буйе де Шарьоль, начальник штаба 4-го армейского корпуса Себастьяни, пишет в своем рапорте от 17 октября 1810 г., что при Фуэнхироле погибло 50 англичан и испанцев, а в плен попало 178 британских военнослужащих (в том числе 7 офицеров), именной список которых приложен к рапорту.


Большое спасибо камраду Luxembourg
Tags: Ройял Неви
Subscribe

  • Диетология в XIX веке

    Вот мне всегда было интересно в истории два вопроса: «А как у них?» и «Почему именно так, а не иначе?». Особенно когда эти вопросы касаются…

  • Об особенностях деревянного кораблестроения разных стран.

    В истории почему-то укрепился устойчивый миф о том, что плохое качество русских кораблей парусного флота было вызвано волюнтаризмом Петра I (…

  • Прекрасное)

    В начале XIX века в составе Роял Неви было такие два корабля 50-пушечный HMS Romney и 32-пушечный фрегат Sensible. Так вот, наткнулся я на осуждение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Диетология в XIX веке

    Вот мне всегда было интересно в истории два вопроса: «А как у них?» и «Почему именно так, а не иначе?». Особенно когда эти вопросы касаются…

  • Об особенностях деревянного кораблестроения разных стран.

    В истории почему-то укрепился устойчивый миф о том, что плохое качество русских кораблей парусного флота было вызвано волюнтаризмом Петра I (…

  • Прекрасное)

    В начале XIX века в составе Роял Неви было такие два корабля 50-пушечный HMS Romney и 32-пушечный фрегат Sensible. Так вот, наткнулся я на осуждение…