George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Вильгельм III Оранский - трагедия правителя.

Решил я преступить к описанию очень сложной и многогранной личности, какой являлся Вильгельм Оранский.


Вильгельм III родился  14 ноября 1650 года в Гааге. Его отец - Вильгельм II, штатгальтер Голландии, умер за 10 дней до рождения сына от оспы. Мать - Генриетта-Мария  - была дочерью английского короля Карла I. Именно его мать с детства воспитала в нем животную ненависть к Франции и любовь к Англии.
Сразу после смерти отца купеческая верхушка Голландии оттерла от управления страной принцев Оранских.

В качестве «Великого Пенсионария» провинции Голландии Ян де Витт являлся как бы президентом Голландской республики и руководителем ее внешней политики. Принцы Оранские потеряли всякое влияние. Голландские провинциальные штаты отменили должность штатгальтера в своей провинции, а «Вечный эдикт» 1667 года, установивший несовместимость звания штатгальтера с высшим военным и военно-морским командованием, лишил Оранских возможности опираться на офицерство армии и флота. После этого офицеры-дворяне, принадлежавшие почти полностью к партии оранжистов, были заменены командирами буржуазного происхождения.

Поэтому до 1666 года Вильгельм жил как обычный германский принц без особых претензий. Это был хиленький, худощавый паренек, с острым птичьим носом, со взглядом изподлобья, вечно больной - с большой одышкой и постоянными головными болями. Постоянная слежка креатур де Виттов, англичан и французов за принцами с самого детсва окружила Вильгельма сетью шпионов, поэтому мальчик рос в атмосфере тяжелой подозрительности и страха. Весльма хорошо просматривается аналогия с юнным Иваном Грозным. Принц упорно занимался самообразованием: он знал латинский, голландский, английский, испанский итальянский и немецкий языки, бегло говорил на французском.

После второй англо-голландской войны и заключения тайного англо-французского союза Вильгельм рассматривался англичанами и французами как альтернатива де Виттам, как слабый телом и духом человек, который ради власти над Голландией пойдет на любые соглашения. Как же они ошибались! В этом хиленьком и слабом теле жила душа неутомимого, мрачного борца, можно даже сказать - берсерка.

В 1672 году началась война против Голландии. Англия и Франция решили уничтожить республику и захватить ее богатства.

14 мая 1672 года Людовик XIV воспользовавшись союзом с курфюрстом Кельнским и епископом Мюнстерским обошел Фландрию и вторгся в Соединенные Провинции, в Лимбург и Брабант. Путь 120-тысячной французской армии (командующие Тюренн, Конде, Люксембург и сам Людовик) попытались перекрыть 25 тысяч немецких наемников принца Вильгельма III Оранского, но лето было очень сухим, на Рейне образовалось три брода, и французы без помех обошли немцев.

В тот же день Людовик перешел Маас и осадил Орсуа, который после трехдневной осады был взят штурмом. Король разделил армию, одновременно обложив крепости Бурик, Везель, Эмерик и Римберг, которые вскоре были взяты. Города сдавались почти без сопротивления – Схенк, Нойменген, Арнхейм, Девентер, Зволле… Далеко в тылу у французов остался только сопротивляющийся Маастрихт. Голландцы, подавленные огромной численностью армии вторжения, практически потеряли волю к сопротивлению. Город и провинция Утрехт отправили к Людовику депутацию парламентеров и капитулировали, 25 июня король вошел в город. Герцог Рошфор захватил Нарден  - крепость в 150 километрах от Амстердама, четыре полупьяных французских рейтара взяли (!) Мюйден – стратегически важный форт к югу от Амстердама, где находился центральный шлюз Зюйдерзее.

В Амстердаме наступила паника: Ян де Витт обратился к Людовику с отчаянными мирными предложениями: он был готов уступить Франции Маастрихт и крепости на берегах Мааса, Берген-оп-Зоом, Бреду, Буа-ле-Дюк, а также Брабант и уплатить 6 миллионов гульденов. Богатые голландские буржуа не скрывали, что собираются драпануть со своими сокровищами на мыс Доброй Надежды или в Батавию[1].

Городской совет Амстердама обсуждал вопрос, следует ли немедленно сдаться, чтобы смягчить требования победителей. Престарелый бургомистр Амстердама дремал во время этих прений. Когда он узнал о принятом решении сдаться, он спросил: «Получили ли вы требование отдать ключи от городских ворот?» - «Еще нет.» - «По крайней мере не предлагайте их, пока их у вас не потребуют.» Это предложение престарелого бургомистра спасло Амстердам. Когда пришли слухи, что Людовик отверг предложение о мире[2], паника охватила весь город.

Меж тем только Вильгельм Оранский стоял за продолжение войны. Его сторонники вели открытую агитацию в народе, призывая к сопротивлению агрессорам. Оранский считал, что французы и англичане уважают только силу, поэтому отказ от войны с агрессорами – это потеря независимости. Простой народ быстро понял, что если буржуазии есть куда бежать, то ему, народу, бежать некуда; и именно с него, с народа, будут французы и англичане брать контрибуции и производить насилия.

30 июля Амстердам, Гаагу, Миддльбург и Роттердам охватило восстание, в результате которого к власти пришел Вильгельм Оранский, братья де Витты были заключены в тюрьму, но вскоре разгневанная толпа взломала ворота их камеры и растерзала прямо на городских улицах Гааги. Вильгельм Оранский был возведен в штатгальтеры. Новый государь Нидерландов решил затопить области перед Амстердамом, чтобы спасти столицу страны. Отборный отряд (6000 человек) немецких наемников ночью ворвался в Мюйден, и открыл шлюзы Зюйдерзее. Наводнение захлестнуло все низинные области, превратив Амстердам в остров. Далее голландцы открыли шлюзы на других плотинах, Людовик XIV, разочарованный столь бесславным концом эпопеи, возвратился в Сен-Жермен, оставив на месте потопа 20 тысяч солдат под командованием герцога Люксембургского, которые, несмотря на приказы, начали обширные грабежи и реквизиции в завоеванных областях.



[1] Чего только стоит тот факт, что голландские купцы продавали порох и свинец наступающей французской армии!

[2] Король вообразил, что силы голландцев доведены до совершенного истощения, он потребовал уступки всего Бетава, огромного вознаграждения в 25 миллионов и восстановления католичества в равных правах с протестантством, он также потребовал, чтобы ему каждый год присылали торжественное посольство для изъявления благодарности за то, что он предоставил им независимость через своих наместников.

 



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ......

 



Tags: политик
Subscribe

  • Испанский взгляд.

    Как писал небезызвестный Сергей Есенин: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстояньи». Тут попалась совершенно феерическая статья…

  • Копенгаген, 1807

    Тут на Варспоте выпустил 6 серий по бомбардировке Копенгегена в 1807 году. 6 сентября 1807 года у датского острова Гельголанд появилась британская…

  • Крымская война на Тихом океане.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • Испанский взгляд.

    Как писал небезызвестный Сергей Есенин: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстояньи». Тут попалась совершенно феерическая статья…

  • Копенгаген, 1807

    Тут на Варспоте выпустил 6 серий по бомбардировке Копенгегена в 1807 году. 6 сентября 1807 года у датского острова Гельголанд появилась британская…

  • Крымская война на Тихом океане.