George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Крейсерская война, часть 5. Окончание

Предыдущие серии:
Начало  george-rooke.livejournal.com/114888.html
Продолжение 1   george-rooke.livejournal.com/114980.html
Продолжение 2 george-rooke.livejournal.com/115354.html
Продолжение 3 george-rooke.livejournal.com/115529.html


Результаты.

 

Почему же союзники  выиграли крейсерскую войну? Ведь за время «корсарских баталий» войны за Испанское наследство (1702-1712 г.г.) Англия и Голландия потеряли более 4500 торговых судов[1] и около 70 военных кораблей (не считая потерь в правильных сражениях). В то же время эскадры союзников уничтожили и захватили  не менее 230 рейдеров, задействованных в каперских действиях. Это составило примерно четверть от общего числа французских корсаров.

 

Прежде всего, стоит еще раз остановиться на системе конвоев. К тому времени эта система была уже не нова – она использовалась и испанцами, и португальцами, и голландцами, да и самими британцами еще с 16 века. Тем не менее, именно с начала 18 века появились новые приемы защиты торговых караванов, а само движение конвоев было упорядочено. В 1700 году Уильямом Маунтейном были опубликованы рекомендации к организации передвижения и охране торговых судов. В книгу входило более 20 флажных сигналов, 16 – передаваемых огнями и 8 – пушечных. В зависимости от количества судов и кораблей эскорта конвои рекомендовалось вести тремя или более колоннами. Ордер охранения впереди и сзади торговых судов должен был держаться в линии фронта, а с боков – в кильватерной колонне. В 1708 году в Англии вышел «Крейсерский и конвойный Акт» под редакцией супруга королевы Анны – Георга Датского. В инструкции насчитывалось уже 23 дневных и 24 ночных сигнала.

Судя по мемуарам того времени, найти общий язык с капитанами торговых судов командирам эскорта было очень сложно, особенно если эти суда принадлежали британской Ост-Индской компании. Строптивые капитаны, иной раз оскорбленные строгими сигналами и письменными предписаниями, покидали конвой и следовали к месту прибытия самостоятельно, рискуя нарваться на корсаров. Поэтому довольно часто командир охранения должен был быть не только грамотным и умелым моряком, но и хорошим дипломатом, дабы найти общий язык с капитанами торговых судов. Начиная с 1708 года была создана должность коммодора конвоя – на эту должность приглашался наиболее уважаемый капитан из торговых, который являлся главным помощником начальника эскорта.

Вторым действенным средством против корсаров стала блокада каперских портов. Сосредоточив в Канале большие силы, организовав поисково-ударные группы, англичане, в конце концов, практически полностью закрыли каперам выход в море. Те же, кто прорывался, иногда месяцами бороздил моря  - с повсеместным введением конвоев найти одиночное торговое судно противника было очень нелегко, а все более-менее значимые конвои были прикрыты сильными эскортами из военных кораблей. В результате каперы были просто выметены из вод Европы, крейсерская война была перенесена на периферию. После 1708 года потери союзников постоянно снижались, и к 1712 году приблизились к нулю.

Еще один интересный вопрос – что же случилось с французским флотом? Ведь в 1690-1692 годах он господствовал в водах Ла-Манша и Северного моря. Даже поражение при Ла-Хог при ближайшем рассмотрении более повлияло на британский флот, который до 1702 года (события в Виго) избегал открытых сражений с французами, а если и давал их (как у Барселоны в 1694 году), то очень вяло и робко. Ответ на этот вопрос очевиден – сменилась концепция использования флота. Нет-нет, адмиралы и моряки остались теми же – учениками и соратниками Дюкена и Турвилля, д’Эстрэ-отца и Шато-Рено, чему доказательство умелые и отважные действия эскадры Леванта в сражении при Малаге в 1704 году. А вот задачи изменились кардинально. Если раньше флот искал эскадры противника и пытался их разбить, то с приходом в морское министерство семейства Поншантренов стратегия действий на море была переориентирована на поддержку армии и крейсерскую войну. Основной задачей флота помимо поддержки сухопутных войск стала погоня «за длинным рублем», причем сама идея «хозрасчетного флота» нагло украдена у Валленштейна. Помните его афоризм - «Война кормит войну»? С этого момента  командиры кораблей настраивались

- на столкновение с заведомо более слабыми в военном отношении судами;

- избегали столкновения с равным или более сильным противником.

В результате флот потерял стратегическую инициативу, теперь не французские адмиралы решали, где, каким образом и с какими силами напасть на врагов, а наоборот, противник чаще всего принуждал их к бою. И сражение уже приходилось принимать там, где враг их застал, и с теми силами, какие были под рукой. Это, в конце концов, просто сломало психологию победителей. Теперь французы становились вечно догоняющими.

Сама природа крейсерской войны – это борьба слабого против сильного. Каперы не смогли уничтожить морскую торговлю Англии и Голландии. Успехи первых лет не должны обманывать:  да, пока союзники не навели порядок со своими торговыми караванами, пока английский флот большей частью сражался в Средиземном море – корсары добились значительных результатов. Но стоило англичанам и голландцам заняться серьезной борьбой с рейдерами, как сразу же потери в торговых судах значительно уменьшились, а потом и вовсе приблизились к нулю.

Не уничтожив торговлю противника, корсары так же не смогли защитить и свою: в ходе войны за Испанское наследство торговый оборот Франции с обеими Америками и Индией сократился в три раза, было уничтожено и захвачено более 200 французских судов, крупные торговые порты (Шербур, Дюнкерк, Брест, Сен-Мало, Рошфор) были блокированы.  Часть арматоров и предпринимателей отошла от мирной коммерции и получала свои дивиденды от каперских операций – следовательно, паразитировала на узаконенном грабеже кораблей других государств и была не заинтересована в развитии собственной торговли. Эти  коммерсанты были кровно заинтересованы в продолжении крейсерской войны и поражение корсаров сразу же разорило их.

Почему же идея самостоятельной крейсерской войны не была похоронена?

Действительно, весь ход истории показывает, что исключительно рейдерскими действиями войны не выигрываются. Даже корсарские набеги Дрейка или португальская война с мусульманской торговлей в водах Индийского океана закончились генеральными сражениями. В первом случае – это сражение с Великой Армадой, во втором – баталии в Красном море в 1508-1509 годах. Наверное, уж очень привлекательной была идея разгрома больших сил малыми силами. Действительно, пусть там себе противник строит плавающих монстров, пусть балуется с дорогими игрушками, пусть тратит немыслимые деньги на поддержание регулярного флота – есть ведь нестандартный ход, который может сделать все его корабли бесполезными. При этом как-то забывалось, что именно наличие значительного числа кораблей, сопоставимого с противником, может связать этого противника по рукам и ногам, заставит большую часть эскадр переместить туда, откуда исходит наибольшая потенциальная угроза, и тем самым  не позволит врагу правильно отреагировать на нарастание крейсерской войны.

Немного по рекордам – самым результативным рейдером по итогам обоих войн оказался Дюгэ-Труэн, уничтоживший или захвативший 20 военных кораблей и 300 судов противника. На втором месте идет Форбэн с 10 кораблями и 150 судами. Такого количества побед больше не одержал никто, даже асы подводной войны 20-го века – фон Арно де ля Перьер и Кречмер.

Отдельно стоило бы остановиться на немецких планах крейсерских войн в 20-м веке. В 1935 году адмирал Редер написал свою работу «Крейсерская война», где ратовал за полномасштабные рейдерские действия против Англии, считая, что это принесет победу в будущей войне. Судя по всему, он так и не понял, что крейсерские операции – лишь вспомогательный вид военных действий, и сами по себе они господства на море принести не могут. Основное же отличие от французских планов XVIII века – французы планировали крейсерскую войну при еще «живом», сильном флоте, немцы же во Вторую Мировую такого флота в принципе не имели. А ведь история морских противостояний показывает, что крейсерскую войну выиграть невозможно.

 

2007 г.



[1] Есть и другие данные, согласно которым потери торгового флота англичан и их союзников составили до 7000 судов.

Tags: капер, корсар
Subscribe

  • От судьбы не уйдешь.

    Просто история, хоть и не из моей эпохи, которая мне очень нравится. Речь в ней пойдет об USS Utah (AG-16), американском линкоре, спущенном на воду…

  • Диетология в XIX веке

    Вот мне всегда было интересно в истории два вопроса: «А как у них?» и «Почему именно так, а не иначе?». Особенно когда эти вопросы касаются…

  • Трафальгарское сражение: мифы и рифы

    Сегодня наступила 216-я годовщина Трафальгарского сражения — одного из самых значительных сражений эпохи паруса, завершившего традиционное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments