George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Еще немного о Клоде Форбене. Адмирал Сиама.

Раз уж народу понравился этот персонаж - есть еще, что про него рассказать. Вообще этот товарищ - как супергерой 17-18 века.


  Адмирал Сиама.
   Четырнадцать лет - с 1678 по 1692 год - длился период расцвета военного и торгового флотов Франции. Протекционистская политика Кольбера и Сеньелэ позволила государству Людовика XIV обрести колонии в Азии и Америке, доход от них составлял львиную долю бюджета королевства. Практически все - сырье, украшения, золото, серебро, чай, кофе, специи, фарфор, мед, меха, редкие породы твердого дерева и многое-многое другое - вывозили из колоний.
   Благодаря португальцам, разведавшим путь в Индию, и испанцам, открывшим Америку, в Старом Свете начался исключительный промышленный и торговый рост. Это, в свою очередь, побуждало европейские государства осваивать новые источники богатства и рынки сбыта. Сильную роль здесь играли ключевые точки, где сходились торговые пути. Их контроль позволял держать в руках тот или иной сегмент морской торговли. К примеру, обладание Гибралтаром позволяло его хозяину контролировать торговлю между средиземноморскими странами и Северной Европой, Гонконг и Макао полностью взяли в свои руки торговлю с Китаем, Аден стал главным перевалочным пунктом Персидского залива и т.д.
   Одним из таких городов в Азии был Бангкок. Исключительно удачное географическое расположение этого морского порта позволяло контролировать торговые пути в Индию, Малайзию, Индонезию, Вьетнам и Китай. Государство Сиам (нынешний Таиланд), которому принадлежал Бангкок, в XVII веке было сильным, богатым рабовладельческим государством, активно торговавшим золотом, серебром, алмазами, слонами, слоновой костью, деревом, специями и другими товарами, так привлекавшими европейцев. Французы, как и англичане, стремились создать в этих местах свою факторию, дабы избавиться от посредничества Турции и получить сверхприбыли в Старом Свете. Тут-то на сцене и появился наш герой.
   В январе 1684 года Форбэн, вернувшийся из Алжира, получил приказ следовать в Рошфор и принять под свое командование фрегат, на который скоро должен был прибыть герцог де Турси. По случаю восшествия на престол Португалии нового короля - Педро, Турси должен был передать поздравления новому сюзерену этой пиренейской страны от Людовика XIV. Форбэн, пользуясь случаем, взял на борт довольно большой груз шафрана и других специй, дабы провести в Лиссабоне ряд торговых операций, и улучшить свое материальное положение. Ему удалось продать свой товар со стопроцентной наценкой, и вырученные деньги он тот час же вложил в партию бразильского табака, но портовые власти наложили арест на груз. Не в правилах Форбэна было отступать - он нанял тартану "Тревезье", на которую через подставных лиц оформил вывоз всего своего табака и вышел в море. Однако в пути "Тревезье", отбившийся от французского фрегата, был атакован пиратом Бискалья, что стало большим ударом для Форбэна. Он вернулся в Порто и за огромную сумму в 200 пистолей (около 2000 турских ливров) согласился перевезти в Сеуту семью одного еврейского купца, который сильно боялся португальской Инквизиции. Вернувшись в Рошфор, Форбэн получил новое задание - отвезти в Сиам посланника Франции шевалье де Шомона, а так же аббата Шуази, шестерых иезуитов и 4 миссионеров для обращения заблудших таиландцев в католическую веру.
   Дело в том, что еще в 1678 году из Сиама во Францию прибыл тайский посол Пхиа Пипа Коса, который имел поручение от своего владыки наладить торговые и политические связи с главным королевством Европы. Тогдашний владыка восточной страны - Пхра Нараи - лелеял мечту сделать из своего государства не только экономически сильное, но и процветающее царство. Послы посетили Французскую Академию Наук, Обсерваторию, но больше всего их, конечно же, интересовало военно-промышленное производство. В обратный путь представители Сиама отправились в 1680 году на фрегате "Солейл Орьян", который потерпел кораблекрушение у берегов Мадагаскара. Узнав об этом "король-солнце" решил сделать ответный жест и разместить в Бангкоке католическую миссию. Основной задачей посла Франции, так же отправившегося в Сиам, было предоставление торговых льгот французской Ост-Индской компании и переход в католичество самого Пхра Нараи. Вместе с миссией Людовик отсылал богатые дары. Король Франции надеялся, что это сможет расположить к нему "местного царька" и его флот сможет обрести стоянку в Бангкоке.
   В феврале 1685 года 33-пушечные фрегаты "Уазо" и "Малин" отплыли из Рошфора к берегам Юго-Восточной Азии. Плавание было довольно легким - в августе французские корабли смогли достичь Бангкока. Еще до начала перехода Форбэн умудрился поссориться буквально со всеми - Шомона он восстановил против себя, оспорив его старшинство в миссии; глава иезуитов - аббат Шуази - был вынужден своим авторитетом пригрозить нашему авантюристу и напомнить, что такое поведение недопустимо.
   Государь Сиама приветливо встретил гостей. При дворе сиамского правителя молодого непоседу заметил главный министр - Констанс Фалькон, грек с Кефалонии. Про этого человека стоит рассказать особо. Настоящая его фамилия была Иераки, отец - кабатчик маленькой деревеньки Кустоди, мать - дворянская дочь, пустившаяся во все тяжкие. В 12 лет мальчик завербовался юнгой на одно из судов английской Ост-Индской компании, перешел в протестантство и взял себе псевдоним - Фалькон. Юный авантюрист оказался полиглотом - за время странствий он выучился португальскому, английскому, французскому, малайскому и таиландскому языкам. К 1670-му парень прочно осел на острове Ява, где занялся контрабандой оружия и драгоценностей. Около 1680 года Констанс попал в Сиам, где смог войти в доверие к стареющему царю Пхра Клангу, отцу Пхра Нараи, который сделал его своим министром. На тот момент таиландская торговля боролась за место под солнцем с мусульманскими купцами и голландцами, поэтому опора Фалькона французов воспринималась как очень выгодное партнерство. Исламские страны, практически окружавшие Сиам, содействовали экспансии своей религии на новые земли, и в противовес этой напасти грек предложил договориться с католической Францией. Фалькон зародил в Людовике XIV робкие надежды, что тот сможет привести под руку папы Римского целую страну, которая добровольно примет христианство, и с радостью завязал контакты с новым союзником на Востоке. На деле, конечно же, никто в католичество переходить не собирался, а вот военная сила Франции была очень кстати.
   Фалькон предложил царю использовать способности Форбэна и назначить его главнокомандующим всеми военными и морскими силами Сиама, а так же губернатором Бангкока, однако этому энергично воспротивились Шомон и Шуази. Шуази вмешался и твердо сказал Форбэну, что о его поведении он ближайшие же сроки доложит Людовику, на что тот попытался превратить все действо в шутку.
   Однако Фалькон не шутил. На следующее же утро (как пишет Форбэн в своих мемуарах) местный царь подарил ему "36 темнокожих рабынь, 2 слона, большое количество алмазов и китайского шелка". Шустрый повеса сразу же стал гордо именовать себя адмиралом Сиама. Жизнь стала казаться занятной штукой - Форбэн успевал практически везде: ежедневные охоты на слонов, строительство крепости в порту Бангкока, несколько стычек с мусульманами, корсарство против мусульманских купцов - Клод везде был впереди. Поскольку столь взрывной молодой человек очень понравился правителю Сиама, Фалькон постепенно возненавидел этого искателя приключений. Лишь по счастливой случайности три покушения на Форбэна не удались, однако от яда умерло три рабыни. Кроме того, грек начал нашептывать царю, что от француза пора избавиться. Вымышленные страхи, начавшие терзать Форбэна, подтверждались каждодневной работой 400 палачей Сиама, которые рубили головы без устали. Такие казни, конечно же, не привели ни к чему хорошему, мусульмане на севере страны начали восстание, и Форбэн, как главнокомандующий, вынужден был возглавить армию. В результате ряда карательных экспедиций ему удалось разбить бунтовщиков, более 3000 сиамцев было убито. Кроме того, Форбэн имел несчастье напасть на португальскую галеру из Макао, в результате чего высадившийся десант португальцев разорил окрестности Бангкока. Не на шутку испугавшийся Форбэн попросил отпустить его на родину, и ему разрешили это сделать. Перед отъездом один из португальских купцов греческого происхождения - господин Мануэль Метеллополис - посоветовал Форбэну остерегаться людей Фалькона, которые получили задание опорочить его перед королем. Вообще противостояние с главным министром Сиама становилось очень опасным, поэтому наш герой только был рад своему отплытию.
   Через месяц корабль прибыл в Пондишери - главную факторию французской Ост-Индской компании на Цейлоне. Здесь Форбэн совершил несколько довольно удачных торговых операций, но вскоре продолжил свой путь. Нашему герою удалось доплыть до родины, в июле 1688 года его корабль вошел в Рошфор.

Tags: капер, корсар, французский флот
Subscribe

  • Как начинаются войны

    Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и…

  • Экспедиция Лестера - 1

    Ну а на Варспоте начался еще один мини-сериал из пяти частей, который я давным давно обещал, когда мы с вами еще разговаривали в Клубе Дюма. Речь об…

  • Проблемы маленькой страны в большой войне

    После сражения у Копенгагена в 1801 году Дания возвратилась к политике нейтралитета, опасаясь далее вступать в какие-либо союзы. Одновременно с этим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments