George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Экспедиция Лестера, часть 3

6 января 1586 года Лестер со свитой въехал в Гаагу. Герцог писал Уолсингему: «Господин секретарь, в прошлый понедельник я прибыл сюда, в Гаагу, где меня очень тепло приняли, все представители сословий собрались приветствовать меня и продемонстрировать свою добрую волю Ее Величеству. Во многих речах и театрализованных представлениях, а так же на площадях и улицах, где я проезжал, люди как один восклицали: «Боже, храни королеву Англии!». На следующий день Генеральные Штаты пригласили меня на заседание и канцлер Леониус (здесь его еще называют Лонгиниусом) произнес длинную хвалебную речь в мою честь, и возблагодарил Ее Величество королеву за ее великое милосердие, щедрость и доброту, проявленную к его бедной разоренной стране».
Гулянка в трактире «Веселый Уголок» (Joyeuse Entrée) была впечатляющей – зал был набит битком, пиво лилось рекой, хотя, по словам Лестера, «местные бюргеры в своей извечной скаредности все думали, как сократить расходы, составив список того, что можно купить дешевле всего». Изначально гаагские купцы вообще решили, что банкет не нужен, и решили просто преподнести подарок Его Светлости, «поскольку это выйдет дешевле». Однако за один день до приезда Лестера им «нашептали на ухо, что подарок – не лучшая идея», и идея о банкете сразу же вернулась на повестку дня.
Несмотря на то, что все перепились, Лестер позже назвал Гаагу «более трезвым городом, чем многие другие города Зеландии и Голландии, которые я посетил». В принципе, это не должно удивлять читателя, в то время пили много и часто, вспомните цитату из книги Марка Твена «Принц и нищий»: «Она красивая девушка, хороших правил и примерного поведения: никто не видел ее пьяной больше четырех раз в неделю».
7 января начался шторм, который отрезал Нидерланды от Англии, и Лестер оказался без указок Уолсингема, Берли и королевы. Бывший королевский фаворит занялся очередным объездом земель: «Я прошу Ваше Величество написать благодарственные письма тем городам, которые достойно приняли меня – это Дордрехт, Роттердам, Делфт. Худший из этих городов подарил мне 1500 аркебуз и присоединил к нашим войскам 700 вооруженных людей».
10 января к Дадли явилась очередная депутация голландской олигархии, которая, устами канцлера Леониуса предложила Лестеру – ни много, ни мало – принять бразды правления Нидерландами. Более того, герцог, по глупости или нет – неизвестно, сам написал об этом королеве, более того, он в принципе с предложением согласился: «И так как в мире не было принца, которому они должны были бы повиноваться и подчиняться долгу, кроме Ее Величества, они, видя заслугу и доверие, оказанную вашему покорному слуге, попросили меня стать их сувереном <….>
Я также очень сердечно поблагодарил их от себя за то, что они так хорошо меня приняли, но, будучи для них чужеземцем, но не дал твердого ответа на их несомненно лестное предложение ,поскольку все их состояние, как хорошее, так и плохое, будет зависеть от этого ответа. Я сказал, что Ее  Величество послала меня только для того, чтобы служить им, и поэтому я пообещал, что буду это делать искренне и честно, так, как и велела мне Ее Величество».
Проблема была в том, что Елизавета еще в Англии настраивала Лестера толшько на одно – ни под каким предлогом не обсуждать с голландцами вопросы их суверенитета и перехода короны от одного монарха к другому. Официально экспедиция была послана под видом «братской помощи единоверцам», и Дадли мог лишь «советовать местным лидерам» как, где и какими силами вести войну. Понятно, что этот режим предполагался временным, и после оказанной Лестером помощи предполагалось, что эти территории присягнут Елизавете на верность и станут английскими. При этм на 1586 год Елизавета любой ценой хотела избежать впечатления, что лишает кого-то из правителей их законного владения (а право Филиппа II на корону Фландрии она вполне себе признавала).
Тайный же Совет в лице Берли и Уолсингема, наоборот, считал, что надо как можно скорее признать низложение Филиппа II во Фландрии, открыто поддержать суверенитет Голландии, и тем самым поставить и Европу, и Елизавету перед свершившимся фактом.
11 января разыгрался новый шторм, который продолжался в течение следующих пяти недель, и связь с Лондоном была прервана. Лестер не мог позволять больше голландцам оставаться в неопределенности, поэтому он согласится на титул генерал-губернатора Соединенных Провинций, и послал Уильяма Дэвисона в Лондон, объяснить свое решение: «Они ожидают, что я буду обладать тут абсолютной властью и авторитетом, губернатор одного города сообщил мне, что я стану тем же, кем был покойный Оранский».

https://warspot.ru/20193-general-gubernator-soedinyonnyh-provintsiy

Tags: Клуб Дюма, Ройал Неви, голландский флот, их нравы, политик
Subscribe

  • Из не вошедшего

    Пишу тут биографии известных адмиралов, и среди всего прочего нужно было жизнеописание Виллема ван Гента. Вообще, очень интересный персонаж. Начать с…

  • Очень интересное замечание

    В тему споров - какой численности должен быть экипаж парусного корабля XVIII века. Ну и в копилочку о "стандартном фрегате в 150 человек экипажа".…

  • Как поделить мир?

    В разные времена это было по-разному. В Ялте, например, согласно легенде, это делали на салфетке, которую Черчилль потом предложил сжечь.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments