George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Проблемы маленькой страны в большой войне

После сражения у Копенгагена в 1801 году Дания возвратилась к политике нейтралитета, опасаясь далее вступать в какие-либо союзы. Одновременно с этим вся нация, объединенная в едином порыве, начала строить новый флот, чтобы восполнить потери после британского нападения в 1801 году.
Одновременно Дания сильно противилась попыткам России втянуть ее в совершенно Копенгагену не нужную войну с Наполеоном. Раз за разом датские министры и послы повторяли, что они не хотят ни с кем воевать и готовый вести торговлю со всеми сторонами конфликта. Британцев до поры до времени такое положение вполне устраивало, и они поддерживали Копенгаген в стремлении к нейтралитету.
Однако Амьенский мир оказался недолгим, и в 1803 году началась новая война между Англией и Францией. Оккупация французами Ганновера буквально поставила Данию на грань войны. Как бы в Копенгагене не хотели, нужно было выбирать сторону – либо стать союзниками Наполеона, либо – Англии и России.
Тем не менее, проблема эта была в известной степени отложена, поскольку Наполеон после захвата Ганновера стал готовиться к высадке в Англии, а между Роял Неви и французским флотом развернулось противостояние на море, которое закончилось в октябре 1805 года сражением при Трафальгаре.
Это позволило Дании под грохот пушек больших европейских держав начать решать свои проблемы. В сентябре 1805 года 20-тысячная датская армия под командованием принца Фредерика неожиданно вторглась в Шлезвиг-Гольштейн. Причина, которую озвучили англичанам была самой простой – отодвинуть от своих границ экспансию Франции насколько возможно. Шлезвиг-Гольштейн представлялся Копенгагену буферной зоной, которая помогла бы Дании сохранить свою независимость и нейтралитет.
Принц Фредерик, фактически глава государства, вообще планировал остаться в Шлезвиг-Гольштейне, поселиться со двором в Киле, сделав город неофициальной столицей Дании. В Копенгагене бы в этом случае оставались лишь министерство иностранных дел под началом Иоахима Бернсторфа и иностранные дипломаты и послы.
Эти мысли были высказаны послу Британии, и Лондон их поддержал, поскольку решил, что Дания приняла сторону антифранцузской коалиции и вполне возможно созреет для вступления в войну на стороне Англии и России. Казалось, эти мысли еще более укрепились в 1806 году, когда началась война между Наполеоном и Пруссией. Пруссия была разгромлена в короткие сроки и французы разом получили прусские порты. В этом смысле захват датчанами Шлезвиг-Гольштейна по сути морское сообщение Франции с Пруссией, то есть Франция ни коим образом не могла воспользоваться плодами балтийской торговли – Зунды были перекрыты Данией и Швецией, а система каналов проходила через оккупированный Шлезвиг-Гольштейн. Более того, Швезвиг рассматривался британцами как трубопровод британских товаров в Центральную Европу, то есть эдакая «серая зона», через которую можно было, даже несмотря на запреты Наполеона, продавать свои товары европейцам.
Каково же было удивление англичан, смешанное с ужасом, когда 19 октября 1806 года принц Фредерик начал вывод войск из Шлезвиг-Гольштейна обратно в Данию! В Британии это было воспринято как отход от прежних договоренностей и подчинение Наполеону.

Tags: Балтика, Ройал Неви, датский флот, политик, французский флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments