"Борьба за господство в Балтийской луже"

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

Хроники английского Кавказа, часть 7

Пусть и не сразу, но Стакли и Фитцмориц убедили Его Святейшество поспособствовать организации военной экспедиции на Остров. Понтифик согласился с мыслью, что если устроить “проклятой еретичке” Елизавете крупные неприятности в Ирландии, то это в перспективе может приблизить возвращение Англии в лоно католической церкви. Папа объявил о создании “Священного отряда”, задача которого — защитить в Ирландии истинную веру и католическую церковь от проклятых собак-англичан. Командирами отряда были утверждены Стакли и Фитцмориц. За обоими присматривал приставленный к ним папский “комиссар” — нунций Николас Сандерс.
В марте 1578 года купленные для экспедиции в Ирландию суда, на которых находились Стакли, Фитцмориц, Сандерс, тысяча “опытных наёмников” (сброд из числа римских низов, генуэзцев и корсиканцев) и оружие на 3 тыс. человек, отплыли из Италии.
По пути не обошлось без приключений.
Во-первых, экспедиция лишилась Стакли.
Во-вторых, во время промежуточной остановки в Испании, часть “опытных наёмников” дезертировала. Пришлось Фитцморицу пополнять “Священный отряд” за счёт местных криминальных элементов. Это заняло немало времени, так что в Ирландию экспедиция из Испании смогла выдвинуться лишь на следующий год. К этому моменту под командованием двоюродного брата графа Десмонда имелось не более 600 человек.
В-третьих, в Ла-Манше участникам экспедиции “для разминки” удалось захватить два английских судна. Личный состав “Священного отряда” потребовал продолжить пиратствовать, однако Фитцмориц и Сандерс холодным железом и божьим словом аннулировали несвоевременную инициативу подчинённых.
18 июля 1579 года “Священный отряд” достиг Острова, десантировавшись в гавани Смервика. Второе восстание Десмонда началось.

https://fitzroymag.com/right-place/vozvrashhenie-bludnogo-fitcmorica/

Хроники английского Кавказа, часть 6

В 1567 году лорд-заместитель Ирландии Генри Сидней совершил небольшой вояж по Манстеру и Коннахту, чтобы “лучше узнать эту страну”. Эта поездка поразила сэра Генри. Он описал Манстер как “бесполезную (waste) и пустынную землю”, страдающую от разбоя и бандитизма, а также постоянных, никогда не заканчивающихся набегов ирландцев друг на друга. По словам Сиднея, Манстер представлял собой территорию, погружённую в несправедливость и религиозные распри, и из-за этого “презренно бедную (abject poverty)”. Даже проанглийски настроенное графство Ормонд, по словам Сиднея, характеризовалось как “убогое и совершенно неустроенное”.
Лорд-наместник видел проблему творящегося на Острове ахтунга в том, что королева Англии в отношении ирландцев излишне снисходительна. Их Величество покамест исповедовали принцип “мягкой силы”, а Сидней полагал, что одними увещеваниями делу не поможешь. Дабы насадить на Острове мир и порядок, нужна сила!
Следует, писал лорд-заместитель, “стравить ирландцев друг с другом, чтобы они поубивали друг друга, и на освободившееся место привезти добрых йоменов из Англии и Шотландии”.
В качестве места для апробации подобного образа действий Сидней предлагал избрать сильно ослабленное из-за поражения при Аффейне графство Десмонд. Также лорд-заместитель озвучил мысль вообще отобрать Манстер и Коннахт у местной знати и посадить там назначенных короной военных губернаторов — лордов-президентов.
Намерения сэра Генри тайной для ирландцев не являлись. Планы лорда-заместителя, посаженные в Тауэр католики Джеральд и Джон Фитцджеральды, прибывшие конфисковать их владения королевские чиновники-протестанты, желание родственников Джеральда и Джона отомстить графу Ормонда и сохранить хоть какой-то авторитет в глазах вассалов Фитцджеральдов, а также недовольство населения Десмонда появлением английских колонистов — всё это, как сказали бы сейчас, непрерывно раскачивало лодку.
По большому счёту, для того, чтобы Десмонд полыхнул, не хватало только одного — лидера будущего мятежа. Таковой появился, когда в конце 1568 года продолжавший активно прессовать Фитцджеральдов Сидней конфисковал в Корке владения у Джеймса Фитцморица Фитцджеральда — двоюродного брата Джеральда Фитцджеральда. Экспроприированные земли были переданы английским колонистам.


https://fitzroymag.com/right-place/pervoe-vosstanie-desmonda/

"Игра престолов", говорите?)

В Ленстере война за наследство шла между разными ветвями О’Конноров. Там Тейг МакГилпатрик схлестнулся с Конором МакКормаком, опять вмешались англичане, которые предложили не резать ни в чем неповинных крестьян, а решить спор с помощью «суда поединком». Причем – по правилам. Бойцам разрешалось иметь только меч, щит и шлем, причем меч и щит должны были быть одинаковой длины. В результате боя Коннор был дважды ранен в ногу, кроме того – лишился глаза, и тяжело раненный Тейг в конце концов снес ему мечом голову. Секретарь Фентон, проклиная «эти дикарские обычаи», послал меч Коннора в Дублин, в сердцах написав Елизавете: «хотелось бы, чтобы всех О’Конноров постиг такой же конец, как этого разбойника».
Мастер свитков Лукас Диллон поздравил победителя и торжественно отдал ему корону, однако война за наследство продолжилась.

Офигенная характеристика))))

«Он был вежлив, щедр ко всем, добр, и писал лучше, чем любой из ирландцев. Он пытался водворить в своих землях справедливость, но если первое усилие его не удавалось, то дальше он действовал насилием. У него был очень изменчивый ум и неутолимая жажда крови. Сам он был переменчив. Так, обручившись с одной женщиной, он вскоре оставил ее и женился на двух других. Вообще женщины были его слабостью, он волочился за каждой юбкой, говорят даже, что у него был ребенок от своей сестры. Джон просто обожал воров и покровительствовал им, питая к денному типу людей невероятную слабость. При этом отличительной его чертой была жадность, он никогда не крал у одного, чтобы отдать это другому. И никогда не щадил обидчиков, я имею ввиду воров, поскольку других преступников редко наказывают в Ирландии, и никогда – среди самих ирландцев».

Речь о Джоне Бёрке, бароне Литрима (который в Гэлуэе).

Стратегия непрямых действий в XVI веке

"Иногда шаг вперед - есть следствие пинка в зад" М. Задорнов.

Кто о чем, а я опять про ирландский цикл. Несколько раз задавали мне один и тот же вопрос - а почему король Испании Филипп II не вмешался в ирландские дела в то время, когда там шло второе восстание Десмонда? Ведь власть англичан над островом в определенный момент была почти потеряна, и переломным годом конечно же был 1581-й.
И здесь следует поговорить о приоритетах и о стратегии непрямых действий. Как все помнят, в битве при Алькансаре в 1578 году погиб португальский король Себастиан и началась война за Португальское наследство. 24 июня 1580 года Филипп II провозгласил себя королем Португалии, а 25 августа последовало сражение при Алькантаре, где войска инсургентов под началом дона Антониу были размазаны герцогом Альбой.
Соответственно, в 1579-1580 годах не могло быть и речи о помощи Ирландскому восстанию, ибо, как всем понятно - Португалия для испанского короля (со всеми ее колониями) была гораздо важнее.
Далее дон Антониу сбежал в Лондон, откуда потоп при помощи англичан и французов перебрался на Азорские острова, где начал грабить испанские корабли под лозунгом: "выборы были нечестными, депутаты - пидорами, и только один я - Дартаньян". И вторую половину 1581 года, весь 1582 год и вплоть до сентября 1583 года Филипп II был занят "наведением конституционного порядка на отдельно взятом архипелаге". Важность Азор точно так же перевешивала важность Ирландии - все-таки порт подскока к Новому Свету, как-никак.
Наконец, в августе 1583 года последний оплот мятежников - остров Терсейра - пал, и теперь Филипп планировал весь флот Базана и Рекальде вместе с войсками перебросить в Ирландию. НО!
Флот вернулся только в октябре 1583 года, далее в Бискайском заливе и Ла-Манше начался период штормов, кроме того - было совершенно неясно, ирландцы там еще воюют или нет. Поэтому только в январе 1584 года к Ирландии в разведку пошли 2 корабля, которые по результатам разведки доложили - восстание подавлено, граф Десмонд убит, лидеры мятежников либо пошли с повинной к англичанам, либо сбежали в Шотландию или Европу. Соответственно, момент для высадки испанских войск в Ирландии и поддержки восставших был упущен. Более того, при том разорении Манстера, Коннахта и Ленстера испанцам, даже если бы они решили высадиться в Ирландии и воевать с англичанами без помощи ирландцев, надо было "все свое вести с собой" и организовывать морскую логистику по маршруту Испания-Ирландия, с полноценными поставками провианта, фуража, боеприпасов, маршевых пополнений, вывоза раненных и т.д.
Вот и получилось, что англичане, потратившие смешные деньги на дона Антониу, ответили ассиметрично и тем самым смогли в самый сложный момент не допустить высадки испанцев на Острове.
Ну и для альтернативщиков: "А что если забить на Португалию, и высадиться в Испании?"
Давайте посмотрим на это глазами короля Филиппа - "А зачем?". Португалия - это золото, сахар, колонии, торговля с Востоком, Индия, слоновая кость, и т.д. А Ирландия? Что там есть кроме аборигенов, с упоением режущих друг дружку, и коров? Даже "Гиннеса" еще не было, а ирландский виски на тот момент представлял из себя спирт-ликерчик с тимьяном и мятой (такой сейчас продают в Ирландии под маркой "Irish Mist"). А больше - да ничего нет. То есть в любых стратегических планах место Ирландии было если не последним, то предпоследним. Беднота и гопота мало кому интересны.
Такие дела.

А кардинал познал дзен..)))

В 1581 году после смерти Фитцгиббона Григорий XIII назначил верховным архиепископом Кашеля (то есть главой ирландской католической церкви) священника Дермонда О’Херли. Святой отцец до этого провел пятнадцать лет в Лювене (Фландрия) и четыре в Реймсе и был вовлечен во все планы ирландских изгнанников по поводу выдворения англичан с Изумрудного Острова.
Естественно, новый архиепископ занялся новыми планами вторжения в Ирландию. Однако, если О’Херли, встречавшийся в Кристофером Барнуоллом (протеже Балтингласа) надеялся на новый десант на острове, то вот кардиналы-итальянцы были настроены весьма скептически. Во время споров с кардиналом Комо речь шла о том, что граф Килдэр и барон Дэлвин сидят в английской тюрьме по подозрению в поддержке восстания. Кардинал предъявил документы, согласно которым получалось, что оба ирландских дворянина были замешаны как раз в подавлении восстания в Ленстере и разразился гневной филиппикой: «Кто поверит ирландцу? Вот письмо, в котором граф Килдэр обещает принять нашу сторону. Воттакоеже обещание от всех графов Ольстера, Манстера и Коннахта. Думаете, мы согласились бы на экспедицию Фитцмориса и Стакли, если бы не получили таких писем? Но все обещания в результате оказались ложью. Отныне у Папы нет больше денег ни для одного ирландца!».


Товарищ Толомео Галлио ди Комо хорошо известен нашему современнику по вилле д'Эсте, построенной как кардинальская резиденция на небезызвестном для истинных патриотов матушки-России озере Комо

Эпитафия Десмонду.

Я буду по нему скучать. Хоть и бестолковый, но уже какой-то свой....

По сути, смерть Демонда провела жирную черту между средневековой Ирландией и Ирландией Нового Времени. Хотя Джеральд Фитцджеральд, по сути англо-нормандский дворянин, человек совершенно скромных талантов, выступил против королевской власти именно как вассал против сеньора -  второе восстание Десмонда приняло сильный размах, и в народной памяти он остался как символ борьбы ирландцев за независимость. Это действительно иронично, поскольку граф решал свои местечковые интересы, он был готов отдать власть в Ирландии хоть папе, хоть испанскому королю, хоть вернуться в лоно Англии, и главной его заботой было сохранение своего титула и своих земель.
Тем не менее, Джеральд Фитцджеральд в Ирландии считается народным героем (хотя в нем нет ничего героического) и занимает важное место в пантеоне ирландских героев. Говорят, иногда призрак англо-ирландского графа в серебряных сапогах, восседающий на призрачном коне, поднимается ночью из вод ЛохГура, и поступь его лошади, особенно когда с моря дует западный ветер, заставляет дребезжать мостовые и окна в Дингле, а жители графства Керри и поныне водят в такие ночи туристов «послушать вой Десмонда».

"Дикий народ, дети гор..."

Пока Томас Батлер собирал войска в Дублине, в Манстере сенешаль Имокилли предпринял попытку завладеть Йогалом. В самом начале декабря 1582 года двое солдат, которым жалование не платили уже шесть месяцев, согласились за 10 фунтов на двоих открыть ночью ворота восставшим. В назначенный день один из них напоил городскую стражу, а второй подставил к воротам лестницу для нападавших. К сожалению для мятежников лестница сломалась, а несколько их людей полетели в ров. Тем не менее, какая-то часть их людей проникла в город, и даже заняла два дома, которые удерживались ими в течение трех дней. Но «подмога не пришла, подкрепленья не прислали», и восставшие были вынуждены сдаться на милость победителя. Сенешаль же при известии, что на подмогу Йогалу идут войска из Уотерфорда, с поспешностью отступил. Потери со стороны англичан составили 16 человек, со стороны ирландцев – около 60-ти. Примечательно, что вместе с отрядом, прорвавшимся в город, присутствовал католический священник, папский епископ Корка и Клойна Дермот Маграт, «очень ученый богослов», который убедил ирландцев «не убивать никого из горожан, дабы они оказали нам поддержку». Как ни странно, горожане поддержки не оказали. Часть Йогала восставшим удалось сжечь, кроме того, по словам бургомистра Фрэнсиса Агнеса «дикари унесли льняное полотно, развешенное на живой изгороди у стен для сушки».
Понятно, что солдат, впустивших мятежников в город, после короткого суда повесили, пленным восставшим сначала переломали руки, а потом просто вышибли кайлом мозги. Ормонд, обеспокоенный нападением, срочно послал в Йогал усиление.

Лично мне описание сильно напомнилов вот это:

Мнение захватчика

Сэр Уорхэм Сент-Леже (Warham St Leger) был солдатом много где повоевавшим. В свое время даже посидевшим в плену в Шотландии. Был и шерифом Кента, и Лордом-Президентом Манстера, во время второго восстания Десмонда стал провост-маршалом Манстера.
Вот его мнение, почему ирландские лорды так сильно сопротивляются пацификации и англификации.
Сент-Леже поздней осенью 1582 года предлагал Десмонду сохранить свою жизнь, и давал слово дворянина, что его будут содержать в какой-либо части Англии или даже Ирландии на свободе, без какого-либо заключения в тюрьму, но Джеральд требовал полного восстановления в правах и титулах. Непонятно, вел ли переговоры Сент-Леже по собственному почину, или за ним стояли королева и Берли, но вполне возможно, что действительно Лондон был не против простить главного смутьяна, дабы избежать лишних расходов.
Разъяренный ответом графа сэр Уорхэм напророчил: «В самый решающий Десмонда предадут его сторонники, и он сохранит за собой только пять-шесть футов земли. На своей могиле». Кроме того, Сент-Леже отмечал: «Причина нынешнего сопротивления и неприятия нашего образа жизни на самом деле столь же очевидна, сколь и прозрачна – для всех местных лордов и вождей, что проанглийски, что антианглийски настроенных, присутствие в Манстере английской администрации смерти подобна, ибо сразу же после установления твердой власти и твердых налогов все они окажутся на мели, ведь уже не получится больше вытягивать из местных работяг все что есть. То, от чего они должны отказаться, и толкает их воевать до последнего ирландца. Такова их дьявольская природа».


Кстати, позже, уже во время Кромвелевского завоевания Ирландии, там отличился его потомок, полковник, тоже Уорхэм, и тоже Сент-Леже