?

Log in

No account? Create an account
George Rooke

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

 
 
George Rooke
18 February 2019 @ 07:23 pm


Понятно что вышеизложенное - полный бред.
И просто вот почему.
1. Состав флота. На тот момент Англия обладала численностью кораблей в 120-150 единиц. Франция - примерно в 100 единиц. Голландия - примерно от 60 до 80 кораблей в разное время. Швеция достигла силы максимум в 40 линкоров. При этом у основной противницы Швеции - Дании - было примерно такое же количество. Понятно, что шведский флот с учетом такой ситуации даже из Балтики выйти не мог, не то что влиять на изменение морской политики в споре настоящих морских держав.
2. Период 1670-1700 годов - это период, когда датчане топили его во всех возможных значениях, местах и комбинациях. Грубо говоря, уровень датского флота сильно вырос по сравнению с 1640-ми, тогда как у шведов все осталось на том же уровне.
3. Швецию как гегемона Балтики во многом создала Голландия. Однако стремление шведов выйти из заранее заданных границ сделало в конечном итоге Голландию врагом Швеции. И первая переключилась на поддержку Дании. Вот и получилось что без этой поддержки шведский флот и шведские технологии спокойно и неуклонно скатились в унылое гуано.
4. Да, шведы во многом получили поддержку еще двух держав. Англии и Франции. Но! Была проблема. Во первых, Англия и Франция не ладили друг с другом, поэтому и внутри самой Швеции боролись проанглийская и профранцузская партии. Кроме того, англичане поддерживали шведов в определенных пределах, дабы обеспечить на Балтике равновесие с голландцами. Любые стремления шведов помимо этой задачи англичан не интересовали в принципе. Что касается французов - они просто платили шведам субсидии, которые на полном серьезе были включены в официальный бюджет Швеции. Как вы понимаете, ситуация порочная, ибо сегодня субсидии есть, а завтра нет.
5. Шведская экономика, даже после реформ Карла 11-го, это страх и ненависть в Лас Вегасе. Швеция того времени - это страна-бензоколонка,  которая напрямую зависит от вывоза оттуда ресурсов. Проблема в том, что везти основное количество товаров приходится через Зунды, которые контролирует Дания. Поэтому во время войны вывоз почти стопроцентно происходит на чужих судах - английских и голландских. А с учетом того, что при войне Швеции и Дании чаще всего начинают враждебные действия между собой и Англия с Голландией, вывоз чаще всего вообще встает. Ну либо сильно уменьшается.
Каким образом страна, сидящая на игле экспорта и вся в долгах, зависящая от внешних вливаний (четверть всего бюджета) может играть какую-то значимую роль в мировых финансах.
Как-то так.

 
 
George Rooke
По поводу Ливонской войны в русской историографии существуют множество мифов и устойчивых положений, которые при ближайшем рассмотрении не выдерживают критики, и во многом опровергнуты уже современными исследованиями русских историков, например, В. В. Пенского или А. И. Филюшкина. Меж тем, до сих пор многие говорят о том, что царь Иван Грозный¸ начиная войну с Ливонией, хотел прорваться к выходу на Балтику, начать строить флот и напрямую торговать с Европой. Например, Р.Ю. Виппер в своем труде «Иван Грозный» пишет: «Необычайная проницательность, гениальная догадка Ивана Грозного состояла в том, что он понял необходимость этой новой конъюнктуры, подсказываемой в свою очередь жизненными потребностями быстро растущего хозяйства в Московском государстве: он понял, что необходимо пробить окно в Европу не только для ввоза индустриальных товаров, не только для приобретения высшей техники Запада, но и для вывоза за границу важнейших продуктов сельскохозяйственного производства Московского государства». Доля правды в этих словах есть, но вот какая? Давайте разбираться.
Прежде всего отметим, что выход к Балтийскому морю на начало Ливонской войны у России был – это почти все побережье Финского залива в пределах нынешней Ленинградской области, включая города Ивангород, Ям, Копорье и Орешек. Однако на до, ни во время Ливонской войны никаких новых городов (по примеру Петра, построившего Санкт-Петербург) и морских портов Московское царство не заложило. Вообще удивительная вещь! У русских есть довольно крупные города на Ладожском озере, на реках Луга Нева (Орешек расположен на острове, где Нева впадает в Ладожское озеро), Великая, Свирь, Нарова и т.д., но на побережье – ни одного!
Вообще, в трудах некоторых западных теоретиков морской силы (Альфред Тайер Мэхэн, Филипп Коломб) существует мнение, что крупные города, построенные далеко от устья рек, говорят о том, что государство развивает внутреннюю (или речную) торговлю. Города же, построенные на морском побережье, свидетельствуют о стремлении государства начать морскую торговлю. С этой точки зрения понятно, что Россия стремилась именно к увеличению местной, внутренней торговли.
Но может быть Россия хотела захватить Ливонию, чтобы воспользоваться уже налаженной ливонской инфраструктурой морской торговли? И вообще, были ли такие мысли у Ивана IV, когда он начинал войну за Ливонское наследство?
Этот вопрос детально исследован в статье Попова и Филюшкина «Русско-Ливонские договоры 1554 года», и из нее следует, что никаких долгосрочных планов Россия относительно Прибалтики не имела.
Немного предыстории. В 1471-1478 годах Иван III присоединил к Московскому государству Новгород и Псков, подавил там элементы самоуправления и вписал территории в структуру Русского государства. И на границе у Ливонии в одночасье появился очень сильный и очень неприятный сосед.
Почему неприятный? Да потому что отношения с Москвой как-то не складывались. Во-первых, русский царь не считал себя ровней как ландмейстеру Ливонского ордена, так и епископам Дерптскому, Рижскому, и т.д., поэтому в 1500-е годы дипломатические переговоры между Ливонией и Москвой велись следующим образом: Псковская и Новгородская вотчины по старинке заключали договора с ливонцами, а и уже новгородские и псковские договора апробировались московским царем. Получалось, что две пограничные области автономно договариваются с соседним государством, но за их спиной видна «рука Москвы». Ландмейстера Ливонского Ордена, формально подчиняющегося как Великому Магистру, так и римскому императору, ни Иван III, ни Василий III, ни Иван IV за ровню не считали. Общаться с таким мелким правителем на равных означало бы допустить «поруху» государевой чести. А вот новгородский наместник для переговоров с Ливонией считался в самый раз, примерно равен по статусу, как правитель отдельной земли, поставленный более значимым государем.

Далее тут: Морская политика Ивана Грозного: Ливонская война

4
 
 
George Rooke
12 February 2019 @ 12:32 pm
Как многие уже знают, завел на Дзене канал и активно пользуюсь им с лета. Выкладываю там вещи, какие есть в ЖЖ, как новое, так и что-нибудь олдовое. Так вот, что я имею честь сказать. Уважаемые комментаторы моего ЖЖ - вы лучшие!) Даже те, с кем я ругаюсь. Или не согласен. Потому что таких комментариев как на Дзене, я не встречал нигде. За редким исключением это какой-то тихий ужас.
Далее те, у кого желания развлекаться нет, могут не читать, потому как эдакие "избранные места из переписки Ленина с Каутским" - то бишь комментарии меня на Дзене.) Естественно вкусовщина, естественно - мой выбор) Пусть будет топ-5 хитов)

Read more...Collapse )
 
 
George Rooke
11 February 2019 @ 10:48 pm
Сразу становится понятно, как этот шотландский увалень находил общй язык с Парламентом, поскольку за словом в карман не лез)

Итак, 1604 год. На одном из обедов в Хэмптон-Корте с церковными деятелями Яков позволил себе шутку, на грани с богохульства. Один из англиканских проповедников, некто Рейнольдс, высказал возражение на следующую фразу короля - "телом своим поклоняюсь тебе" (есть разные варианты перевода этой фразы, а фраза известная - звучит при свадебной клятве жены мужу - "With my body l thee worship"). В общем, Рейнольдсу не понравилось, что женскую фразу по отношению к мужчине говорит мужчина по отношению к Богу. Выглядело типа намеком на содомию. Яков ответил просто прекрасно - срезал, как говорится, напрочь: "Сколько людей любят порассуждать о Робине Гуде, но при этом никогда не стреляли из лука!" ( Точный оригинал - “Many a man speaks of Robin Hood who never shot in his bow"). Ответ получился даже не с двойным, а с тройным дном)
На встрече с пресвитерианами Якова вывели из себя насмешки проповедников над его словами, и он злобно выкрикнул: "Срал я на ваши проповеди!" (I give not a turd for your preaching).

 
 
 
George Rooke
08 February 2019 @ 07:51 pm
Помню, я ругался на всеобъемлющее английское слово galley, которое переводится как "что-то с веслами". То есть это может быть и галера, и гребной бриг, и гребной фрегат, и все что угодно, что может передвигаться на веслах или на парусах и веслах.
Так вот с русской классификацией до Петра происходит такая же фигня.
В русской традиции "ладья" ("лодья") - это синоним обычного слова "корабль". "Приплыли немцы на лодьях" - это не значит, что они приплыли на дроммонах/драккарах/снеках/коггах и т.д., это значит просто приплыли "на чем-то".
Но в то же самое время "лодья" обозначала и тип корабля. Это
1) Лодья простая - то есть суденышко, сделанное из одного дерева. Делалась примерно так: "Из ствола осины сначала делали так называемую "трубу", которую наполняли водой и ставили над костром. Распаренная древесина делалась более податливой, трубу распирали "опругами" - шпангоутами, при усыхании она несколько сжималась, намертво закрепляя шпангоуты на нужных местах. Иногда такую "трубу" не выдалбливали из ствола осины, а забивали в растущее дерево клинья, год от года расширяя образовавшееся пространство, и затем уже срубали дерево. На это уходило пять-семь лет."
Понятно, что такая лодья имела малую вместимость, поэтому следующим типом стала
2) лодья набойная (наборная). "на готовую трубу, описанную выше, нашивали дощатые борта - "нашвы", скреплявшиеся "вицей" (лыком) с "трубой". Эти однодеревки, или, как их называли, "осиновки", "белозерки", напоминают о древнерусских насадах, "набойных ладьях", известных по летописи, "Русской правде", и маленькой шахматной костяной ладье, борт которой прорезан швом между "трубой" и "нашвой"."
И далее - пам-па-баб-бам!
3) Лодья заморская - это не та, которая может за море ходить, это "построенная за морем", то есть это вообще может быть все, что угодно!

В пределах производства русских лодей в Новгороде они делились на
1) Насад. В принципе та же самая наборная лодья, но имеющая несплошную палубу.
2) Струг. Либо простая лодья, либо набойная, но с невысоким бортом. В общем корабль типа "река-море", но по морю может только каботажить.
3) Челн. Мелкая весельная лодка.
4) Ушкуй. Нечто среднее между стругом и челном.
5) Учан. Грузовая лодка, использовалась на Волхове и Ладоге для перегрузки товара с иностранных судов.
6) Буссы, шнеки, лойвы, галеи - это все "лодьи заморские".
И да, исходя из вышесказанного, слабо верится, чтобы плоскодонная однодеревка с набойками могла быть вместимостью в 200 тонн. Вроде как секвойя на Русской равнине не растет. Думаю, тоннаж новгородских кораблей, плавающих по Балтике был не более 50 тонн, а скорее вообще раза в 2 меньше. Сравним даже с ранним коггом, который в среднем имел водоизмещение 200 тонн. То есть один когг нес товаров или людей в 4 раза больше, чем новгородская лодья отечественного производства.
Думаю теперь понятно, почему новгородские дворы в Германии к 15 веку исчезли, а немецкий двор в Новгороде просуществовал до падения Новгородской республики. Грубо говоря - Ганза смогла в технологии, а Новгород - нет. Вот почему - это вопрос отдельный.

 
 
George Rooke
07 February 2019 @ 11:18 am
Шведско-немецкая колония на Готланде сильно раздражала датчан, и в 1361 году датский король Вальдемар IV осадил Висбю, в битве в предместье готландцы были разбиты, и сдались на милость победителя. Вальдемар приказал снести часть стен, и выставил на Ратушной площади три бочки из-под пива, потребовав заполнить их до краев серебром и золотом. В противном случае, обещал датский король, «в Висбю останутся в живых только кошки и собаки». Готландцы выполнили требование Вальдемара, и это стало закатом Висбю, как центра немецкой Ганзы. Однако место было удобное, путь из Финского залива в Балтику лежал через Готланд, и вскоре там обосновались Виталийские братья – каперско-пиратское сообщество под эгидой герцогства Мекленбургского, грабящее все торговые суда в округе и платящие мзду Мекленбургу. С ними уже пришлось разбираться Ганзейской лиге.

2

На картине как раз Вальдемар выставил бочки, куда требует собрать выкуп.
 
 
George Rooke
04 February 2019 @ 11:08 am
Русско-американский союз времен Гражданской войны в США.

Это историческое эссе составлено на основе статьи Уэбстера Гриффина Тарпли, известного американского историка и журналиста, основателя Tax Wall Street Party («Партии налогов с Уолл-Стрит»). В эссе добавлены многочисленные дополнительные данные и авторские вставки, что сделало эссе гораздо более информативным и интересным. Мой текст выделяется словами «комментарий переводчика».

«Тем, кто был нашим другом, когда весь мир был нашим врагом…»

Строчка из стихотворения, посвященного позиции России во время Гражданской войны в США, Оливера Уэнделла Холмса, 1871 год.

Ричард Бенсел в своей книге «Левиафан Янки» говорит, что американское десятилетие перед Гражданской войной «разыгрывалось в вакууме», поскольку «относительная изоляция США в Новом Свете не порождало национализма в американской жизни до раскола страны на Север и Юг». И если это верно для внутренней кухни США, во внешней политике у янки были свои интересы и свои пристрастия. После Крымской войны Вашингтон проводил в Европе последовательную линию на сближение с Россией и Пруссией, который считались главными союзниками Вашингтона. Ну а главными противниками в Старом Свете считались Англия и Франция, которые стремились к мировой гегемонии, и в Америке являлись прямыми политическими и экономическими конкурентами США. Период 1861-1865 годов в дипломатии был совершенно переломной эпохой – война между Англией и Америкой могла изменить будущее мира, сокрушила бы надежду на Великое Сотрудничество 1917-1918 годов (США тогда присоединились к Антанте), сделала бы невозможным складывание антигитлеровской коалиции во Второй Мировой войне и блока НАТО после 1945 года. Возможно, Мексика стала бы французской полуколонией, а США и Британия начали бы кровопролитную войну за Канаду и Британскую Колумбию.
Таким образом, в ходе этой дипломатической дуэли решалось будущее мира, и никакое сражение при Геттисберге или Энтитеме не значило больше, чем исход этой мирной на первый взгляд дипломатической баталии.

https://reddevol.com/articles/russko-amerikanskiy_soyuz_vremen_grazhdanskoy_voynyi_v_ssha

4
 
 
George Rooke
Вообще я удивляюсь флотским хирургам Эпохи Паруса.
В 1746 году главный хирург Сэлмон приводит такие подробности для наложения не шины, а аналога гипса на сломанную ногу или руку. Вскипятить воду, туда добавить литарж (оксид свинца) и оливковое масло. Когда смесь загустеет - добавить туда olibanum (ладан) и sanguis draconis (красная смола, импортированная из Ост-Индии). Хорошо размешать, немного остудить. Наложить на сломанную поверхность тряпичную или бинтовую повязку, и по верху еще не до конца остывшую мазь размазать по бинту (не знаю, были тогда бинты, или что имеется ввиду? ткань?). Когда состав застыл - лангет готов. Плюс такого "гипсового состава"
а) можно мыть
б) Не возникает язв, опрелостей, фурункулов по телу
в) поддерживает мышцы в тонусе, не дает им расслабляться
г) смола растворяется обычным алкоголем.


Из книги Коппермана "THEORY AND PRACTICE IN EIGHTEENTH-CENTURY BRITISH MEDICINE".
 
 
George Rooke
Прусский король Фридрих II был против строительства прусского флота. По двум причинам. Первая: Пруссия никогда не сможет построить флот больше голландского или английского, соответственно - это строительство во многом просто бесполезно, а дать тренироваться другим державам на прусском флоте - плохая идея. Причина вторая - Фридрих считал, что морские сражения красивы, но ни одно из них не приводит к выигрышу в войне, в отличие от сражений сухопутных.
Тем не менее, с морскими проблемами он столкнулся после присоединения к Пруссии Эмдена и Восточной Фризии. Фридрих затеял довольно выгодную морскую торговлю с Францией, Голландией, Испанией и т.д., перед этим честно уточнив у госсекретаря Англии Картерета - "Считаются ли в Англии пенька, древесина и лен контрабандными товарами во время войны?". Картерет ответил - нет, не считаются. Однако в 1745 году начались захваты англичанами прусских торговых судов. Дело в том, что война за Австрийское наследство набирала обороты, Британии недоставало ЗИПов для строительства кораблей, а тут рядом - подарок небес! - корабли с прусским дубом, пенькой, льном. Почему бы не приватизировать?
В Англию новым секретарем дипмиссии был послан герр Михель, который обратился к премьер-министру с просьбой разобраться с неправомерными захватами прусских кораблей, и вернуть награбленное. Ну либо возместить стоимость. Споры эти шли с 1748 по 1753 год, и англичане просто откладывали рассмотрение жалоб пруссаков в долгий ящик. Попросту - игнорировали Фридриха. Мол, ничего, утрется. Секретарь по морским делам лорд Честерфилд ответил на претензии пруссаков четко: "у нас есть призовой суд, он разберется". "Но когда???" - возмущался Михель. "Тогда, когда соберет достаточное представительство судей" - словно издевался Честерфилд.
В начале 1752 года призовой суд Англии постановил, что все корабли у Пруссии захвачены правомерно, поскольку они везли контрабанду. А как же слова Картерета? На этот вопрос герцог Ньюкасл посоветовал Михелю обратиться к... Картерету. Мол, он обещал, вот пусть он деньги и платит.
В ответ 23 ноября 1752 года Фридрих созвал свою комиссию в Эмдене. Купцы четко подсчитали убытки и сопутствующие потери, и попросили англичан вернуть корабли с товарами либо деньги в срок до 23 апреля 1753 года. Это требование не удостоилось даже ответа. И Фридрих решил действовать с англичанами своими методами. 25 апреля 1753 года он объявил, что выплаты держателям акций Силезского займа 1744 года (займ, который выдала Англия Пруссии в 1744-м) с сегодняшнего дня прекращены, а все средства будут вноситься в Рейн-банк (не знаю, был ли на тот момент банк в Берлине, вроде Фридрих его создал только в 1765 году), и оставаться королевской собственностью до тех пор, пока Англия и Пруссия не сойдутся в вопросе возвращения кораблей и выплат по прусским требованиям. А это - ни много, ни мало - 250 тысяч фунтов стерлингов, сумма, раза в три превышающая совокупную стоимость захваченного.
Англия была в шоке. Но что можно было предпринять в ответ. Не нашли ничего лучше, как... распространять памфлеты, где Фридрих изображался в виде монстра или чудовища. Обливали ушатами помоев - педераст, извращенец, жадный козел, женоненавистник, и т.д. Ну и под конец - укрыватель якобитов. Это же не просто так чурка немецкая наши бабки зажала - наверняка спит и видит, как бы произвести переворот в нашем богоспасаемой Англии. Нашли даже какого-то Скрипаля, тьфу... якобита, который якобы работал на Фридриха, но проблема в том, что этот шотландский товарищ на Фридриха в принципе не работал. Однако это не помешало журналистам БиБиСей понапридумывать, что Фридрих готовит высадку в Англии и уже сосредоточил 15 тысяч войск на побережье.
Но бабки все-таки хотелось получить, и к концу 1753 года Призовой суд собрался повторно. После долгих дебатов вспомнили про слова Картерета, и определили, что раз госсекретарь сказал, что прусские товары контрабандой не считались, значит захваты неправомерны. В результате решили вернуть. Определение суда было поистине прекрасно!)
Суд готов признать захваты прусских кораблей и товаров неправомерными и возместить их полную стоимость, если Фридрих пообещает возобновить выплаты по облигациям Силезского займа. То есть если ты нам наши деньги платишь - то не контрабанда, а если нет - то контрабанда)
Далее стороны заключили мировое соглашение, англичане возместили убытки и вернули корабли, а прусские выплаты по облигациям начались с марта 1754 года.
В 1777-м создалась похожая ситуация - прусские суда начали захватывать подозревая их в торговле с восставшими Тринадцатью Колониями. И опять Фридриха спасло то, что он был англичанам должен, причем должен много. Опять угроза отказаться от платежей, и решение в прусскую пользу.

 
 
 
George Rooke
30 January 2019 @ 12:42 pm
Как говорил Уинстон Черчилль - "генералы всегда готовятся к прошлой войне".
Движуха началась в 1831-м, когда стало понятно, что Германия Франция стремится скинуть с себя ненавистные оковы Версальского мира Венского конгресса. Далее идет выжимка из Кривопалова, который почерпнул ее из переписки Паскевича с Николаем.
Идея была очень простая, такая же, как у СССР после войны при создании Варшавского договора. После 1812 года допустить, чтобы враг вошел в земли России, и мало того - дошел до Москвы, было категорически нельзя, поэтому для противодействия "второму походу Наполеона" нужны союзники в Европе, на землях которых и будет происходить противостояние с Францией. Союзники естественно - Австрия и Пруссия.
Самая мощная армия в России располагалась в Польше (аналог ЗапВО перед ВМВ). Проблема была в том, что на 1810-20-е Польша была жопой мира. Натуральной. С непролазной грязью. С отсутствием нормальных дорог. С нищим населением. Недаром маршал Ланн говорил про Полонию - "Проклятое место".
Однако если мы там размещаем главную армию - (200-300 тыс. штыков) - ее надо чем-то кормить, чем-то снабжать, создать дороги для прибытия припасов и пополнения, построить ружейные, ткацкие, литейные мануфактуры? и т.д. Естественно, поскольку денег в России всегда было ограниченное количество - делалось это за счет великорусских регионов. То есть вместо условной дороги между Казанью и Самарой строим шоссе Лодзь-Варшава, вместо моста через Волгу в Царицыне - Александровский мост через Вислу. Кстати, второй крупной ж/д дорогой после трассы Москва-Петербург стала трасса Москва-Варшава (до Крымской ее не успели достроить, но сам пример показателен).
Более того, к 1850-м Польша получилась едакой "витриной Европы" для России, для русских, которые там пребывали. Только русские, дивясь местной чистоте, промышленности, богатству, не понимали - это вообще-то русские деньги, которые при любом другом раскладе были бы вложены в великорусские области.
Но вот началась Крымская война. И весь предвоенный план полетел к черту. Оказалось, что и главная армия не там, что угрозы оказались мнимыми, а деньги вбухали зря. Говоря опять на аналогиях - линию Мажино просто обошли.
Однако в долгосрочной перспективе это на развитие Польши не повлияло. Поскольку потом главным врагом стала Германия, и уже не французские кредиты вливание русских денег в развитие региона продолжилось. Естественно в ущерб великорусским областям.
Так что русская Польша - это удивительное место, которое смогло освоить кучу русского бюджетного бабла, развиться за счет России, и при этом ненавидеть русских больше всех в мире. Потому как синдром Семена Семеновича Горбункова вечен: "Ребята, на его месте должен был быть я". Поляки не простили России именно этого - то что Россия нашла у себя Петра I, стала одной из великих мировых держав, а Польша - нет. Хотя стартовали примерно с одного места.
 
 
George Rooke
29 January 2019 @ 01:17 pm
Те, кто читали исследования по Большой Игре, наверняка поняли, что обоих соперников охватывала настоящая паранойя. Британцы спали и видели русские войска на Инде и в Ауде, а русские - армию ОИК в степях Оренбурга или на берегах Каспийского моря.
Примерно такая же паранойя охватила и США с Британией в период 1856-1869 годов.
Так, Британский секретарь по колониям, герцог Ньюкасл, совершивший тур в Америку в 1861 году, посетил как области Канады, так и США, и делился своими впечатлениями от встреч с американцами и с госсекретарем Сьюардом. Ньюкасл, наслушавшись речей американцев, отмечал, что среднестатистический житель Нью-Йорка может катастрофически недооценить британское терпение, задирая британского льва. Ньюкасл писал, что Сьюард "использует оскорбления в адрес Англии, чтобы защитить собственную политическую позицию в Штатах". И колониальному секретарю приходилось терпеть, "поскольку мы не должны вступать в войну с США - мы не можем позволить себе этого на данный момент".
Вообще, период после Крымской - это настоящая демонизация Великобритании в глазах простого американского обывателя. Ньюкасл был вынужден реагировать в обращении к Сьюарду: "не совершайте ошибки. Нет в мире такой нации, от которой мы вынесли столько оскорблений, как от вас. До сих пор мы идем вам на уступки, пока они не затрагивают нашей чести. Но если вы попробуете сделать еще один шаг - горячие кирпичи Нью-Йорка и Бостона обнаружите падающими на ваши собственные головы".
Тем не менее, после переговоров со Сьюардом Ньюкасл пришел к следующему выводу: "я не думаю, что они всерьез думают о том, что мы нападем на них; но понимают, что мы сможем это сделать, если их очередная провокация окажется слишком сильной".

 
 
George Rooke
28 January 2019 @ 12:10 pm
Итак, только что закончилась Гражданская война в США.
В Европе, прямо скажем, неспокойно.
7 мая 1866 году на Унтер-дер-Линден в Бисмарка стрелял студент Фердинанд Кохен-Блинд. Из пяти выстрелов лишь один слегка задел главу правительства, который не растерялся и смог собственноручно разоружить покушавшегося. Инцидент вызвал неоднозначную реакцию общественности; во многих местах, особенно на юге Германии, открыто сожалели о том, что покушение провалилось. Одна из вюртембергских газет прославляла Кохен-Блинда как человека, «который посвятил свою жизнь тому, чтобы освободить Отечество от чудовища». Но Бисмарк не был бы Бисмарком, если бы не смог использовать это покушение к своей пользе. Дело в том, что 4 апреля 1866 года на русского царя Александра II было совершенно покушение. В четыре часа дня император прогуливался в Летнем саду в сопровождении племянника и племянницы. Когда прогулка закончилась, и император направился к карете, которая ждала его за воротами, неизвестный человек, стоящий в толпе у решетки сада, попытался выстрелить в царя. Пуля пролетела мимо, потому что кто-то успел ударить убийцу по руке. Злоумышленника схватили, им оказался отпрыск мелкопоместных саратовских дворян, член «Ишутинского кружка» Дмитрий Каракозов.
Так вот, Бисмарк повернул дело так, что Александр II и он – жертвы одного и того же заговора революционеров, направляемых Лондоном и Веной, и поэтому Россия должна оказать Пруссии в борьбе с Австрией всемерную поддержку.
При этом министр-президент… решил еще устроить в Австрии и внутренние проблемы, взяв в союзники венгерских революционеров и националистов. «Я со спокойной совестью преследую ту цель, которая кажется мне правильной для моего государства и для Германии. Что касается средств, то я использую те, которые имею в распоряжении при отсутствии иных», – говорил глава правительства позднее в беседе с журналистом. 9 и 10 июня Бисмарк встретился с лидерами венгерских националистов и обсудил с ними план создания «мадьярского легиона» и организации восстания в тылу австрийских сил. Одновременно планировалась высадка Гарибальди в Далмации с целью поднять на мятеж южных славян. Бисмарка совершенно не пугало то обстоятельство, что реализация подобных замыслов могла положить конец существованию Австрийской империи. Естественно, что все эти планы держались в глубокой тайне как от общественности, так и от короля, который пришел бы в ужас, если бы узнал, какие инструменты не гнушается использовать его верный министр-президент.
9 июня 1866 года прусские войска вошли в Гольштейн. Генерал-губернатор Шлезвига пруссак Мантейфель, располагавший примерно 12 тысячами солдат, просто вошел в Гольштейн, и позволил австрийскому командующему Габленцу с меньшими по численности австрийскими частями спокойно отойти на территорию Ганновера, чем вызвал нешуточный гнев Бисмарка, который мечтал о кровавой бойне. 10 июня прусский министр-резидент направил германским правительствам проект нового союзного договора, предусматривавшего созыв национального парламента, а заодно исключавшего Австрию из состава обновленного Германского союза. 10 июня Пруссия начала мобилизацию.
Австрийцы ответили в правовом поле. 14 июня Бундестаг принял решение о мобилизации вооруженных сил против Пруссии. Решение поддержали Бавария, Саксония, Вюртемберг, Ганновер, курфюршество Гессен, Гессен-Дармштадт, Нассау, Шаумбург-Липпе, Лихтенштейн, герцогство Саксен-Мейненген и княжество Рейсс. Таким образом, из 33 государств, входящих в Бунд, 13 (если включить и Австрию) проголосовали «за». Это дало возможность Пруссии заявить, что голосование нелегитимно, а что она не будет исполнять решений Бундестага.
Пруссию поддержали герцогство Ольденбургское, Мекленбург-Шверин, Брауншвейг, Саксен-Альтенбург, Анхальт, Саксен-Кобург, Готта, княжество Липпе и свободные города Гамбург, Любек и Бремен.
О вступлении в войну с Пруссией Франц Иосиф оповестил своих подданных манифестом 17 июня 1866 года. «На границах империи, на севере и на юге, стоят армии неприятелей, соединившихся для того, чтобы нарушить расстановку сил в Европе. Ни одному из них Мы не дали повода к войне. Сохранение благословенного мира для Наших народов Мы всегда полагали первейшей и одной из священных монарших миссий. Последние события, однако, однозначно подтверждают, что Пруссия предпочитает насилие праву. Ни право и честь Австрии, ни право и честь всего немецкого народа не стали преградой для Пруссии, ведомой ее роковым честолюбием... Тем самым стала неизбежной война, та наихудшая, война немцев с немцами...».
Во всей этой ситуации более всего интересно то, а куда подевалась Англия. У нас в книгах говорят, как Бисмарк смог договориться в Наполеоном III, хорошо описывают итальянскую интригу, а вот Англия... она куда-то пропала.
Почему? Да я опять дело в парнях, у которых "сияющий град на Холме", и в головах их - сплошное Явное Предначертание.
Итак, в 1866-м, прям в мае, в Конгресс был вынесен законопроект, который назвали Биллем об Аннексии. Законопроект внес депутат от Массачусетса Натаниэль Прентис Бэнкс.
Цитата: "публикуемая прокламация указывает, что с даты принятия данного акта Новая Шотландия, Нью-Брансуик, Восточная Канада и Западная Канада, а так же территории областей Селкирк, Саскачеван и Британской Колумбии ограничиваются в своих правах, и данным актом признаются штатами в составе США".
Для канадцев предлагались следующие ништяки и плюшки:
1) Выкуп владений Компании Гудзонова залива в за $ 10 млн.
2) Оплата правительством США всех провинциальных долгов, которые составляли $ 85700000.
3) Выплата ежегодной субсидии новым территориям в размере $ 1646000.
4) Строительство трансканадской железной дороги на которое предполагалось потратить $ 50 млн, ну и строительство каналов на Великих озерах, дабы улучшить речное сообщение.

Ну а если канадцы откажутся - можно решить вопрос силой. Ибо в США на тот момент проживало 35 млн человек, тогда как во всей Британской Северной Америке - 3.5 миллиона человек.
С учетом того, что с Россией в этот момент уже велись переговоры о продаже Аляски, вообще вся Северная Америка получалась в составе США, что англичан взбесило неимоверно. Соответственно дела европейские были британским Кабинетом на время отринуты.
Акт об Аннексии в результате не был принят Конгрессом, его не просто отвергли большинством голосов, а даже не выпустили из комитета по обсуждению, но... он очень активно обсуждался в американской, канадской и британской прессе, и это заставило англичан срочно провести Акт о Конфедерации Канады, объединив все области в одну страну, ну и усиливать колонию как только можно.

 
 
George Rooke
25 January 2019 @ 02:54 pm

Вообще период 1856-1878 годов - это складывание двух мировых блоков. С одной стороны Франция, Англия и Австрия. С другой - Россия, США и Пруссия. Понятно, что все державы пытались заключать и другие союзы, например Россия активно пыталась понравиться Франции, а Австрия Пруссии, но сама логика событий возвращала их в канву естественного для них союза.
Так вот, от союза с Россией США получили
- невмешательство других держав в их Гражданскую войну.
- подтверждение доктрины Монро.
- признание Севера как государства.
- Аляску.
Пруссия получила всю Германию.
А вот Россия...  Она этот свой капитал потратила на отмену статей Парижского мира и на...  Создание Болгарии, которая очень быстро её предала.
Короче, пока другие наши союзники решали свои проблемы, мы решали чужие. Результат налицо.

 
 
George Rooke
24 January 2019 @ 02:57 pm
Меж тем кризис продолжился после 17 сентября 1862 года. Юнионисты в кровопролитном сражение у Энтитеме смогли остановить армию южан, и стало понятно, что КША не смогут выиграть войну. Ранее в мире были уверены, что войска Ли вот-вот возьмут Вашингтон. 22 сентября Линкольн объявил, что с 1 января 1863 года рабство будет отменено в тех штатах, которые сражаются против Севера. В этой речи Линкольн упомянул и Россию, которая в 1861 году «сделала 23 миллиона своих рабов свободными людьми», тем самым подчеркнув, что союз новой России и обновленных США – это коалиция сил, борющихся за гуманистические идеалы и человеческую свободу.
В ответ британский кабинет обвинил Линкольна в раздувании сенсации на пустом месте, в расистском желании вызвать войну между белыми и черными на Юге, и расценил прокламацию об освобождении рабов как акт отчаяния Севера.

Tags:
 
 
 
George Rooke
Своего рода ответ всем тем, кто в прошлых темах меня убеждал в том, что Австрия и Пруссия готовы вступить в войну. Из письма Леопольда фон Герлаха Бисмарку в ноябре 1854-го:
"Австрийская политика - это политика страха. Австрийцы боятся всего - внутреннего разложения, положения в Италии и Венгрии, боятся разрушенных финансов, боятся русской мести за свою позицию, а еще они боятся Пруссии и удара в спину, но больше Пруссии и больше войны с Россией Австрия боится Франции. Страх - это то, что определяет Австрию на данный момент".

Значит так. Австрия планировала вступить в войну с Россией если ее поддержат Германские государства (Франкфуртский сейм). Франкфурт был готов поддержать Австрию в войне с Россией, если согласится воевать и Пруссия. Пруссия увязывала свое вступление в войну с действиями Швеции против России. Ну а Швеция... соглашалась вступить в войну, если в нее вступит Австрия. Закольцовочка)))

Подробности (для тех кому реально интересно, причем не свои фантазии, высказанные на основе двух прочитанных книжек и тайного знания интернетов, а взгляд из австрийских и прусских архивов) в статье Winfried Baumgart "Österreich und Preußen im Krimkrieg 1853-1856".

ЗЫ: Прозвище австрийского канцлера Буоля в Пруссии и во Франкфуртском сейме - Hundsfott (на русский это примерно переводится как говорящая вагина, ну или звиздобол). Либо может употребляться как глагол, перевод, я думаю, понятен. Обычно в немецких студенческих сообществах так обзывали тех, кто нарушает законы чести.
 
 
George Rooke
При Альме французы не имели штуцеров с пулями Минье вовсе. Из российских 6-фунтовых батарей обстрелу снайперов подверглась например батарея №1, по которой, кстати, вели огонь не только стрелки, но и вражеская (английская) артиллерия. Так вот, из 397 чел. личного состава она потеряла.... 7 чел. убитыми и 22 чел. ранеными.
Кривопалов (это который автор диссертации о Паскевиче) видит главный проигрыш Альмы в артиллерии. У русских было 96 орудий, у союзников - 140. Против французов действовало 40 из 96 русских пушек, против англичан - 56. Основное русское орудие - это 6-фунтовая пушка. У англичан - 6- и 9-фунтовки. А вот у французов полевой пушкой была расточенная 8-фунтовка, которая могла стрелять 12-фунтовыми ядрами и стандартная 12-фунтовка для конной артиллерии. То есть у французов в полевой армии под Альмой был единый 12-фунтовый калибр. Так вот, 40-ка русским 6-фунтовкам и 1/4-пудовым единорогам французы противопоставили 30х12-фунтовых орудий. Попросту говоря - именно разница в весе залпа артиллерии в почти два раза, подавившая русские пушки на левом фланге, и обеспечила обход русского левого фланга генералом П-Ф-Ж. Боске.
Но ведь долго еще будут рассказывать о крутом нарезняке, который и решил все дело под Альмой, правда?

 
 
George Rooke
В конце марта 1854 года англичане и французы объявили войну России. И тут... Ну в общем оказалось, что у англичан армия очень маленькая, и как ее поддерживать даже маршевыми пополнениями - непонятно. Нет, конечно по всей стране были открыты пункты вербовки добровольцев, но было понятно - чтобы превратить их в нормальных солдат, нужно довольно много времени на обучение. А войну уже объявили.
В декабре 1854 года, когда уже стали ясны катастрофические потери британской армии в Крыму, премьер Абердин предложил.... да то самое средство, которое в 18 веке для англичан было стандартным. А давайте покупать немецких солдат! Нет, ну что? Вон в Шлезвиге недавно война закончилась, там куча людей с боевым опытом "без работы", а мы их "трудоустроим". И нам хорошо, и им хорошо.
Это предложение - и есть день рождения Британского немецкого легиона. Естественно, обращались не только в Шлезвиг - была развернута вербовочная сеть в Италии, Швейцарии, Дании, пробовали было в Пруссии - но там Фридрих-Вильгельм запретил. Всего смогли завербовать 15 873 человека, из которых 9 071 - немцы.
Основная вербовка происходила на острове Гельголанд, где работала британская комиссия, а далее принявших присягу пароход Оттер перевозил в Англию.
Но! Приемом на службу немецких наемников оказались сильно недовольны в Парламенте. Депутаты считали, что поскольку наемники не граждане страны и неподконтрольны парламенту, а только лишь правительству - тут и до военного переворота и смены власти недалеко! Вон во Франции демократически избранный чего пару лет назад учудил!
К тому же депутаты считали что наемники ненадежны в бою, и склонны дезертировать в критических ситуациях - примеров не с честь, начиная от войн XV века и дальше.
Ну и кроме того - наемников добровольцы, поступающие в английскую армию, рассматривали как штрейкбрехеров, забирающих деньги у честных британцев и демпингующих на рынке труда в армии.
Ах да. Еще были недовольны наймом немцев немецкие государства. Поскольку времена нынче тяжелые, и военные нужны здесь, в Германии. Не смолчал даже Энгельс, он высказался в том смысле, что порка как основной элемент дисциплины в британской армии отвратит немцев от высоких наград и хорошей оплаты на службе у англичан. Но - как оказалось - ошибался сильно. Деньги оказались гораздо привлекательнее, чем возможность порки.
Надо сказать, что Британский немецкий легион был сформирован окончательно только к августу 1855-го - надо было не только обмундировать и вооружить солдат, снабдить довольствием и офицерами, но и перевести уставы на немецкий язык, определить правовой и наднациональный статус наемников. В Крыму первые 2000 немцев появились только 4 октября. К январю перебросили 11 тысяч, правда началась эпидемия холеры, и уже 4 января примерно 3000 немцев находились на излечении в госпитале Скутари под Стамбулом.
Что бы еще добавить?
Ах да, меня часто спрашивали - почему же французы начали осенью 1855-го года выводить свои войска из Крыма? Помимо политических аспектов проблема была в медицине. Зимовка 1854-55 годов нанесла французам гигантские потери, и настолько сломила моральный дух, что руководство экспедиционного корпуса в Крыму уверилось - второй такой зимовки французы не переживут. Доклады о медицинском состоянии армии генерального инспектора Мишеля Леви были настолько тревожными, что военный министр Жан-Батист Филлибер Вайян (Vaillant) прямо запретил Леви присылать какие-либо отчеты. Леви не послушался и оказался прав - из оставшегося в Крыму 50-тысячного французского контингента (к декабрю 1855-го) за три месяца умерло по разным данным от 24 до 40 тысяч человек. А тут еще и русские активизировались, причем показали, что за два года они научились воевать. Началось все в ноябре, с "дела Оклобжио". Цитата: "Глубокой ночью 26 ноября 1855 года из деревни Ени-Сала близ Севастополя выдвинулись по направлению к перевалу Бечку три походные колонны авангардных войск под предводительством полковника Оклобжио. Отряды двигались в сопровождении полевой артиллерии и, быстро передвигаясь по хорошо известным горным дорогам, ещё до рассвета достигли перевала. Разведка, произведённая днём ранее, донесла, что дозоры противника, размещённые на перевале Бечку, из-за скверной погоды сняты и путь свободен. Доставленная на перевал русская артиллерия была установлена на склоне горы, обращённом к деревне Уркуста, против вражеского лагеря и контролировала передвижение по макадамову шоссе через перевал.
«...Из воспоминаний участника событий офицера П.А. Чихачева: «...огни большого французского лагеря под аулом Уркустою горели теперь уже прямо перед нами, не более как в полуверсте расстояния... Слишком 20-ть орудий стояло перед нами на передках своих, кругом артиллерийский лагерь и коновязи африканских егерей. Далее по Байдарской долине сверкало еще множество разбросанных полупогасших огней, указывающих на многолюдные бивуаки. Цель нашего похождения была достигнута: мы подробно осмотрели позиции неприятеля и измерили его силы...».
Оставив для прикрытия одну колонну на перевале, две другие стремительно спустились вниз к Уркусте и атаковали скованные сном французские войска. Первым делом русские егеря заклепали запальные отверстия вражеских пушек, не рассчитывая при отступлении поднять их с собой на перевал. Вражеский лагерь был в полном беспорядке. Пытаясь разобраться в происходящем, полуодетые и сонные французы метались по узким улочкам татарского аула и падали под ударами палашей русских егерей и пуль их ружей и пистолетов. Паника была всеобщей. Можно было только спрятаться в кустах, убежать и затаиться в чахиле, укрыться за домами и на сеновалах.
Нанеся как можно более урону неприятелю, отряды Оклобжио ретировались, не понеся никаких потерь. С собой они унесли некоторое количество вражеской амуниции, заставив тащить её пленённых в схватке французских пехотинцев. Добрые нарезные штуцеры стали наградой храбрецам-егерям. По возвращении на перевал, артиллеристы авангарда расстреляли боезапас орудий по вражеским порядкам, усилив тем самым ужас и смятение деморализованных французов."

Ну а далее... 29 января 1856 года началась бомбардировка Севастополя. Только не Северной стороны и союзниками, а... Южной стороны, и русскими. Русские смогли перекинуть в Крым 3-х и 5-пудовые бомбовые пушки, и начали обстрел французских складов и траншей, чем навели панику на союзные войска. И тут в Париж полетели телеграммы со всех уровней. Краткий смысл заключался в двух словах: "Пора валить!". Из Крыма и из этой гребаной Раши естественно.

 
 
George Rooke
Утвердилось мнение, что в эпоху паруса выучка английских комендоров и пушкарей была на порядок выше, чем у их соперников — французов и испанцев. Так считали оппоненты островитян: например, французский адмирал де Грасс, который потерпел поражение в сражении у островов Всех Святых в апреле 1782 года и попал в плен, бросил британскому адмиралу Роднею: «Мы отстали от вас на 20 лет. На каждые наши два залпа вы давали три». Такого же мнения придерживались видные морские историки вроде Уильяма Лиарда Клоуза или Уильяма Стенхоупа Лоувелла. Но так ли всё обстояло на самом деле?



Орудийные расчёты в эпоху паруса | Warspot.ru
 
 
George Rooke
В прошлой теме начали говорить, что икона помогла - "враг дальше не пошел". Проблема в том, что это не заслуга иконы.
Ситуация была следующая. 8 сентября пал Севастополь. Париж украсился в республиканские цвета и пил неделю, а далее... Наполеон III внезапно обнаружил, что из всей Франции воевать он хочет один. Причем по своей же вине.
Что он декларировал? Возьмем Севастополь и штык в землю. Севастополь взяли. Какие еще причины воевать?
Глава МИДа Франции Валевский пробовал было поднять на щит идею воссоздания Польши, но.... тут встали на дыбы Пруссия, Австрия и... Англия.
Цитата: "Валевский информировал английское правительство о том, что, по мнению его монарха, пришло время «готовиться к восстановлению Королевства Польского на условиях, провозглашенных в свое время Венским конгрессом, которое должно стать одной из тем мирных переговоров и явиться одной из принципиальных основ грядущего мира». Премьер-министр Генри Палмерстон, однако, усомнился в целесообразности подобной инициативы, и 22 сентября английский министр иностранных дел Джордж Кларендон уведомил французскую сторону о том, что две державы, по его мнению, смогут договориться о восстановлении Польши и без войны. Получив такой ответ, Наполеон понял, что добиться продолжения военных действий под лозунгом восстановления Польши ему не удастся."
То есть Наполеон уже в октябре 1855 года не мог объяснить общественному мнению, зачем продолжать войну. И французы начали военные действия сворачивать.
А далее в дела влезла Австрия - она предложила, что в качестве посредника предложит России условия, на которых она как можно скорее пойдет на мир. Французы согласились, но решили эту ситуацию обыграть. МИД Франции обратился к русским напрямую, но тайно. Россия, по словам Валевского, должна разработать конкретные и практичные предложения, принимающие во внимание ситуацию, сложившуюся после падения Севастополя. Эти предложения должны быть составлены таким образом, чтобы, опираясь на них, французское правительство сумело бы преодолеть нежелание англичан вступать в переговоры; там, в частности, должны содержаться пункты, предусматривающие либо ограничение российского черноморского флота специальным русско-турецким соглашением, либо придание Черному морю нейтрального статуса. И, если российское правительство готово договариваться с Францией на такой основе, этим следует заняться незамедлительно, чтобы предотвратить австрийское вмешательство.
Ах да, к ноябрю 1855 года сложилась ситуация, когда воевать хотела одна Англия. Проблема в том, что для войны с сухопутной страной требовалась армия, которой у Англии не было. В истории остался даже такой забавный проект - Англия обратилась к Испании, предлагая за 6 миллионов фунтов предоставить ей испанскую армию для действий в Крыму (подробности у Рафа). Испанцы послали островитян лесом. То есть проект чисто морской войны с атакой Кронштадта в 1856-м возник в английских мозгах от безнадеги.
Если к этому добавить, что после капитуляции Карса кавказский фронт у турок был обрушен, то.... ситуация для союзников складывалась хуже некуда.
Но еще раз. Для того, чтобы это понять, надо было трезво оценивать ситуацию. Чего в Петербурге после Екатерины II делать не умели.
Австрия меж тем выдала на гора план мира 14 ноября, и дебаты по австрийскому плану между Англией и Францией затянулись до 5 декабря 1855 года. И вообще, пока складывалась ситуация, что о мире больше говорят и просят Россию Англия и Франция, Россия вообще пока ничего не предлагала. Поэтому эти дебаты прошли мимо нас. Когда французы передали нам согласованный австрийский проект, Зеебаха, зятя Нессельроде, находящегося в Париже и ведущего переговоры, информировали о том, что Россия откажется от любого ограничения собственных военно-морских сил. Вместе с тем она с готовностью примет условие, согласно которому Черное море будет закрыто для любых военных судов, кроме русских и турецких; причем их численность должна определяться в ходе прямых переговоров между Россией и Портой.
28 декабря австрийцы наконец-то представили свой проект России, где... ушлые венцы внесли один пункт от себя: 1) замена российского протектората над Молдавией, Валахией и Сербией протекторатом всех великих держав;
2) установление свободы плавания в устье Дуная;
3) недопущение прохода любых эскадр через Дарданеллы и Босфор в Черное море, запрет России и Турции держать на Черном море военный флот и иметь на берегах этого моря арсенал и военные укрепления;
4) отказ России от покровительства православных подданных султана;
5) уступка Россией в пользу Молдавии участка Бессарабии, прилегающей к Дунаю.

Да-да, речь о пункте 5. Наполеон III, узнав о нем, был вне себя от гнева, сказав, что не собирается таскать для Австрии каштаны из огня.
По сути говоря, это был блеф. Причем блеф как со стороны Англии и Франции, так и со стороны Австрии. Почему? Но во-первых, самым реальным для союзников реально было бы нападение на Финляндию, пользуясь шведскими портами. Цитата: "Доклад от 27 октября 1855 г. назывался «О военных действиях, возможных на севере в кампанию будущего 1856 года» и логически подразделялся на две части. В первой части генерал Берг анализировал ту опасность, которую неприятельская высадка могла представлять для Финляндии, Остзейского края и района столицы. Наиболее опасным направлением на северном театре Берг признавал Финляндию. С точки зрения Берга, эта провинция по стратегическим и внешнеполитическим причинам представляла более благоприятную цель, нежели Остзейский край. Во второй части записки он рассматривал перспективы десантной операции противника в Финляндии и те меры, которыми русское командование могло бы ей противодействовать. Берг предположил, что даже в случае высадки на финском побережье, главной целью противника на Балтийском театре будут Кронштадт и Петербург. После нерешительных кампаний на Балтийском море в 1854 и 1855 гг. союзники должны были осознать тщетность своих попыток добиться успеха на Балтике без помощи многочисленной десантной армии. По оценкам Берга в 1856 г. противник мог выделить для операций на севере до 60.000 чел. "
Во-вторых, в Австрии второй год длился финансовый кризис, и с ее армией было сильно нехорошо: "Сведения, получаемые князем Варшавским с австрийской территории, говорили о невысокой боеготовности армии Франца Иосифа. А в ноябре вообще пришло известие о роспуске австрийских войск в Галиции по домам. Если на 1 января 1855 г. по данным русской разведки развернутая австрийская армия насчитывала 681.769 чел. и 129.584 лошади, то на 1 сентября 1855 г. уже только 435.243 чел. и 97.544 лошади. Из них примерно 400.000 чел. составляли действующие войска. Таким образом, её общее сокращение составило 246.526 чел. и 32.040 лошадей."
В таких условиях начинать нападение на Россию для Австрии было бы смерти подобно. Но вот дипломатический блеф - а почему бы и нет?
Собственно блеф блестяще оправдался. Недовольны были только англичане, но у них не было армии, а значит мечтать о своем навязывании мира России они могли так же, как импотент об изнасиловании. Цитата: "В историографии не существует четкого ответа на вопрос, что предприняла бы Австрия, отклони Россия её требование. Во всяком случае, император Франц Иосиф и Буоль низко оценивали вероятность получить от Петербурга положительный ответ. Британский историк Э. Ламберт предположил, что уступчивость России объяснялась опасениями за столицу империи в результате будто бы неминуемого поражения в ходе готовившейся новой экспедиции союзников на Балтике, планируемой на 1856 г. Однако осторожный оптимизм записки генерала Берга, позволяет говорить о недоказанности мнения Ламберта. Положение России на Балтийском театре оставалось достаточно прочным, и потому командующий в Финляндии просил военного министра князя Долгорукова лишь о незначительных подкреплениях."
Как-то так. Обычная роль слабой личности в истории.

 
 
 
George Rooke
16 January 2019 @ 01:50 pm
В 1865 году главный врач французской армии Жан-Шарль Шеню опубликовал "Отчет армейского Совета по медицине по результатам работы врачей и госпиталей в Восточной войне 1854-1856 годов" (Rapport au Conseil de santé des armées sur les résultats du service médico-chirurgical aux ambulances de Crimée et aux hôpitaux militaires français de Turquie pendant la campagne d’Orient en 1854-1855-1856).
Там декларировалось, что из 95 тысяч умерших под Севастополем Солдат 75 тысяч погибли от болезней и ненадлежащего медобслуживания, и лишь 20 тысяч в бою.
Напомню, что у англичан из 18058 солдат, погибших в Крыму, от болезней и ненадлежащего медицинского обслуживания померло 16297 солдат.
Шеню утверждал - такие результаты это полный провал медицинской службы Франции в Крымской войне. Особенно его поразила повышенная смертность именно врачей: в процентом соотношении потери врачей были в 2 раза больше, чем потери среди солдат. Основную проблему Шеню видит в подготовке французских военных врачей - дело в том, что они учились фактически всегда при больницах и не имели понятия о полевой хирургии, когда есть недостаток всего - времени, медикаментов, инструмента, и т.д. Результат, что говорится, на лицо. Большая часть раненных, которых можно было бы спасти, умерли по пути во французский лагерь - на месте боев французск4ие врачи вообще не предпринимали никаких мер, кроме эвакуации. Ну а борьба с эпидемиями у них сводилась только к изоляции больных, без мер по гигиене больниц и больных.
Ах да, еще. Отчет 1865 года признал реальные цифры потерь, поскольку до этого времени все пользовались коммюнике Наполеона III от 1856 года, где он с потолка указал цифру в 62 тысячи человек. Так что приписки и вранье - далеко не только русское изобретение.

ЗЫ: 8 сентября 1855 года пал Севастополь. Об этом 13 сентября узнали в Петербурге. Было решено направить командующему русской армией в Крыму помощь. Как вы думаете - какую? Войска? Нет! Может быть новые пушки? Нет! Наверное припасы и произвести ротацию полков? Опять нет!
Горчакову отправили икону преподобного Сергия Радонежского, сопровождавшую царя Алексея Михайловича во всех его походах, Петра I под Полтавой, а в 1812 году московское ополчение. Образ должен был оставаться при штабе Крымской армии для фронтовых молебнов. «Да помогут нам молитвы преподобного Сергия так, – писал царь Горчакову, – как благословение его даровало нам победу при Дмитрии Донском».
Сука. Сука. Сука....

 
 
George Rooke

Цена в тысячах реалов, для получания долларов разделить цифру на 200.

Plantel - реестровая цена.
Preços médios - средня цена.

Tabela 1Pernambuco. Price of standard slaves (in one thousand réis) by quinquennials, 1800-1887.


Períodos


Plantel


Preços
médios

1800-1804 75 101.0
1805-1809 120 114.9
1810-1814 211 114.1
1815-1819 351 131.1
1820-1824 501 148 8
1825-1829 326 171.6
1830-1834 432 238.1
1835-1839 246 314.3
1840-1844 370 387.6
1845-1849 177 367.3
1850-1854 245 476.6
1855-1859 380 902.9
1860-1864 166 856.6
1865-1869 132 871.2
1870-1874 119 682.7
1875-1879 129 650.2
1880-1884 89 617,0
1885-1887 16 303.1

 
 
George Rooke
14 January 2019 @ 10:22 pm
Вообще тема рабства в США - она местами веселая.
Как известно, привоз рабов из Африки запретили 1808 году. В 1820 году такое действие (если будет доказано) каралось смертной казнью. В 1840-х к кораблям African Slave Trade Patrol присоединились и корабли США, причем матросам в случае поимки работоргового судна платили по 25 долларов за каждого освобожденного раба - весьма внушительная прибавка к пенсии надо сказать.
Тем не менее, последний работорговец из США пришел к бассейну реки Конго в 1858 году - это была переделанная яхта Вандерер (Wanderer). Самое смешное, что у Конго яхту перехватил британский патруль - американцы пригласили британцев на яхту, те были поражены роскоши - всюду позолота, лепнина, богатые люди, жрущие ананасы и шампанское. Капитан яхты предложил кэптену Уильяму Боудену осмотреть яхту - может богатеи из США не на львов тут охотятся а рабов перевозят? Бодуен конечно же рассмеялся - да не, не может быть, тут просто эксцентричные янки, швыряющие доллары на ветер.
Самое смешное, что на тот момент в трюмах яхты было уже 470 рабов. 70 из них померли в пути, 400 привезли в Америку, а 28 ноября 1858 года яхта бросила якорь у острова Джекил, Южная Каролина, где 400 рабов были проданы по 700 долларов за человека.
Так вот, вопрос - кто в США в 1808 году и позже лоббировал запрет ввоза рабов из Африки и почему? Еще раз обращаю внимание - надо не только назвать, кто, но и объяснить мотивы, ибо в них самая мякотка)))

ОТВЕТ: все просто на самом деле. Реально закон о запрете ввоза рабов из Африки лоббировали крупные плантаторы, которые сами "разводили" негров на продажу. И делали это в расчете на повышение цены рабов. Надо сказать, что так и случилось. В 1808 году средняя цена раба была примерно 400 долларов. В 1820-м - уже 700 долларов. К 1830-х доросла до 2000-2300 долларов, а к 1850-м упала до 1300-1500 долларов. Так что навар был ощутимый. А капитан "Вандерера" привез рабов контрабандно, и сдал "по дешевке", всего-то по 700 долларов за голову.


Та самая яхта-шхуна Вандерер
 
 
George Rooke
14 January 2019 @ 02:07 pm
Тут неделя ржача наз В.М. Запорожцем началась. Сначала отметился Максим Нечитайлов, ну а недавно добавил перцу grid-ua.
Сначала цитата: "Первый крестовый поход начался в 1096 году. Для решения столь масштабных задач была сформирована многочисленная (от 300 до 600 тыс. человек) армия". "Из этого числа 100 тысяч составляла тяжёлая кавалерия. Тяжёлой рыцарская кавалерия называлась в силу нескольких причин. Во-первых, в стальные доспехи были облачены всадники, во-вторых, стальными латами были защищены кони."
Ну а поскольку Крестовые походы и тому подобные вещи далеки от меня, поговорим о XIX веке, держа в уме вышесказанное.

Наполеоновская Великая армия, вторгшаяся в Россию, имела состав 450 человек. 680 тысяч - вместе с резервными частями. Так вот, на всю эту ораву было... 180 тысяч лошадей. Если вы думаете, что все 180 тысяч - это конница, вы ошибаетесь, поскольку лошади нужны
а) в артиллерии
б) в пехоте
в) в транспортной службе
г) в почтовой службе
д) в резерве на случай убыли конного состава.

Чтобы понять динамику - при Ватерлоо Наполеон имел 45000 лошадей, из них собственно кавалерия - только 25 тысяч, 12 тысяч - пехота, остальное - транспорт, артиллерия и т.д. Чтобы было понятно - одно 12-фунтовое орудие требует 12 лошадей. Установка ракет Конгрива - аж 25 лошадей.
Согласно расчетам англичан каждая артиллерийская 9-фунтовая батарея (6 орудий) вместе с припасами, врачами, лошадьми для персонала и т.д. требовала от 160 до 200 лошадей.
Понятно, что пушек в крестовых походах не было, но там было куча другого хлама, начиная от запасных (и обычных) доспехов рыцарей тех же, под который нужны были обозы, телеги, и как следствие - лошади.
Даже если взять за аналог кирасиров, то количество лошадей нужно удвоить, а это получается, что только у тяжелой кавалерии было лошадей больше, чем во всей Великой Армии Наполеона в 1812 году!
Правда надо признать, что это требование "о двуконь" во французской армии не исполнялось очень часто, к XIX веку вообще не исполнялось, и не только во французской, и не только - Наполеона. И очень часто в нормативных же приказах указывалось количество человек на кавалерийский полк больше, чем количество лошадей. Пример: "В 1810 г. вся армейская конница была приведена в 4-эскадронный состав, по 240 человек и 200 лошадей в эскадроне; следовательно, в полку — 960 человек и 800 лошадей."
Но если вы думаете, что все эти 800 лошадей в бой ходили, то ошибаетесь. Были так называемые тележные лошади, на 12 человек кавалерийского состава выделялось 1 тележная лошадь, а на 20 человек пехотного состава - 1 лошадь. Как вы понимаете, что из 800 лошадей дай бог если 500 в бой ходили, а так - скорее всего 400 с учетом падежа.
Как-то так.

Ну а про 700-тысячные армии турок-сельджуков просто промолчу. Тут отлично проходятся по этим данным Пикок в книге "Early Seljuq History: A New Interpretation" и Босуорт в "The History of the Seljuq Turks: The Saljuq-nama of Zahir al-Din Nishpuri". Это уже разберут люди, которые занимаются этой темой.
 
 
George Rooke
14 January 2019 @ 11:24 am
В Кальмарской войне 1611-1613 годов произошло два почти зеркальных случая, в результате которых мир мог лишиться одних из главных фигурантов Тридцатилетней войны. Черт знает, как бы пошла потом история, может быть католики и победили бы в результате.
Итак, после взятия Кальмара вся война выглядела как сеть набеговых операций (исключая датский десант на Эланд и взятие Эльфсборга). Датчане разорили Смоланд и Вестерготланд, в ответ на это Густав Адольф вторгся в Сконе, где 11 февраля 1612 года был внезапно атакован войсками, Густав был вынужден бежать через реку по льду (мост был занят датчанами), но тут лед разломился, и король попал в воду. Спасли его Томас Ларссон и Пер Баннер.
В мае датчане перешли в наступление, 24 мая был взят Эльфсборг, в начале июня сожжен Варберг, ну а у Кёллерида повторилась история битвы при Бреннчурке почти столетней давности – датская тяжелая конница атаковала шведский отряд, который засел в торфянике. Лошади у датчан завязли в болоте, а шведы просто вырезали всех под чистую. Здесь уже Кристиан IV еле спасся, его лошадь утонула, и ему отдал свою шлезвигский дворянин Кристиан Барнеков, который потом был убит шведами.
Война эта была слишком тяжелым бременем для обоих королевств, поэтому к декабрю 1612 года обе стороны выступили с предложением о мирных переговорах. Смоланд, Вестерготланд, Дальсланд и Сконе обезлюдели, и шведы, и датчане испытывали большие проблемы с комплектованием армий, поэтому обе стороны прислали свои делегации в Кноред. Посредником на переговорах выступили голландцы и король Англии Яков I.
Кристиан IV поставил тяжелые условия – он отказывается от претензий на Зонненбург, и территории лопарей между Титис-фьордом и Варангер-фьордом, но за это Швеция выплатит Дании 1 миллион талеров за шесть лет. В качестве залога датчане до выплаты всей суммы удерживали за собой Эльфсборг.
Именно Кноредский мир заложил как уважение, так и большую неприязнь между Кристианом IV и Густавом Адольфом. Известны слова шведского короля о своем датском коллеге: «Мой дорогой брат Кристиан – самый великий из европейских правителей. Я хочу только, чтобы мы никогда не были соседями».

 
 
 
George Rooke
10 January 2019 @ 12:05 pm

Траты на Крымскую войну по странам (в миллионах франков)

Англия - 1 855 млн. фр. (74 млн. фунтов стерлингов)
Франция - 1 660 млн. фр.
Турция - 400 млн. фр. (большой вопрос - так ли? думаю траты Турции в разы больше!)
Пьемонт - 53 млн. фр.
ИТОГО союзники - 3 968 млн. фр. или 158.72 млн. ф. ст.

Траты России - 4000 миллиона франков или 160 млн. ф. ст. (сильные сомнения, надо уточнить все же, скорее всего меньше, такая сумма получится, если в денежном выражении приплюсовать материальные потери)
Траты Австрии - 343 млн. франков, что чуть не привело Австрию к дефолту.
Траты Пруссии - 112 млн. франков, но эти, благодаря Цольферрайну, пережили их легко.

Данные из Advocate of Peace (1847-1884), New Series, Vol. 1, No. 8 (AUGUST, 1869), pp. 117-121.

 
 
George Rooke
10 January 2019 @ 11:41 am
Чета ржу)


Ну и что-то типа шутки)

Ты - молодой моряк на Королевском Флоте. Идут долгие дни мира, но ты не унываешь, знаешь, что как только будет война - ты разбогатеешь. Подпитываешься историями типа захвата испанской "Гермионы": "Корабль был забит серебром и золотом под завязку, серебряных слитков на нем оказалось на 2.600.000 песо, плюс - колониальные товары, общая сумма составила 5 миллионов песо.
Корабли без раздумий повернули в Портсмут с ценным грузом. На разгрузку "Гермионы" высыпал весь город - двадцать подвод с серебром и товарами сгружали почти половину дня. Общую стоимость захвата, включая и стоимость корабля, оценили в 519.705 фунтов стерлингов.
64.964 фунта из этих денег получили адмирал Хок и командир эскадры.
Доля "Эктива" составила 251.010 фунтов (капитан: 65.053 фунта, три лейтенанта: 13.004 фунта каждый, восемь мичманов : 4.336 фунта каждый, двадцать унтер-офицеров: 1.806 фунта каждый, 158 моряков и солдат: 485 фунтов каждый).
Доля "Фэйворит" - 203.018 фунтов (капитан: 64.872 фунта, два лейтенанта: 12.974 фунта, семь мичманов : 4.324 фунта, шестнадцать унтер-офицеров: 1.802 фунта и 110 моряков и солдат: 482 фунта). Чтобы было понятно - столько и командиры и моряки заработали бы за 500 лет службы, то есть где-нибудь в команде Дейви Джонса. "

И вот начинается она! Война с Россией!
Ты попадаешь на Баренцево море, однако собственные купцы жалуются на твои захваты, компенсации пострадавшим выплачивают в том числе вычитая и из твоего жалования, Онегу грабить нельзя (там работают много английским компаний), Архангельск - боязно, Соловки - дают отпор, и в результате приходится конфисковывать коров и шведский колокол в богом забытой Коле.
Но ты не унываешь! Вот ты на Черном море. Гонишься за русской паровой шхуной, захватываешь шлюпку с этой шхуны. Сейф! Бог услышал твои молитвы! Пиастры, пиастры! Сейф вскрывается шесть часов, и в результате ты обнаруживаешь там старое дамское платье и ключи от другого сейфа. FFFFUUUUCCCKKKK!!!!
Май 1855-го. Ты на Тихом океане. Твои друзья горят жаждой мести, кроме того - хотят разграбить богатый город Петропавловск, взять русские призы, желательно ненавистный фрегат "Аврору", помешавший собрать лут в прошлом году. Вы приходите к городу и... не видите ничего. Оказывается русские еще 27 марта увели все корабли, увезли людей, казну и оружие. Грабить нечего. FFFFFFUUUUUCCCCCKKK!!!


Это я к чему?
Призовые выплаты в Роял Неви в Крымскую войну составили рекордно низкую сумму за все войны 18-19 веков - 250 тысяч фунтов стерлингов. Чуть улучшила статистику армия, которая после взятия Севастополя одних медных пушек загнала правительству на такую же сумму. Но факт остается фактом - это не с богатыми испанцами или французами воевать. Грабить в России нечего. Ну если не считать музея минералов в Керчи или гранитную облицовку Бомарзунда.
 
 
George Rooke
09 January 2019 @ 03:15 pm
Тут страшное слово упомянули. Алькабала, или подоходный налог. И сказали, что для Фландрии ее введение было, как серпом по этому самому.
Давайте разберемся.
Ну, во-первых, от алькабалы были освобождены:
- поставщики королевского дома
- все сделки от имени короля
- церковь
- некоторые территории (королевство Гранада, города Фуэнтерабия и Вальядолид)
- следующие торговые и не очень сделки: приданное, брачный договор, наследование, аренда жилых и торговых помещений, аренда земельных участков, сдача помещений на постой, и вообще все виды операций с недвижимостью, а так же строительство.
-продажа животных и оружия, а так же книг.

Во-вторых, алькабала начинает играть большую роль, когда у вас много перепродавцов.
Допустим, есть цепочка из производителя, 5-ти перепродавцов, и продавца конечному пользователю. Если каждый заложит рост цены на товар в 10%, то на выходе цена товара вырастет на 70%. Если мы вместо 5-ти перепродавцов оставляем 1-го - то цена товара вырастет на 30%.
В этом смысле конкурентными окажутся производства с как можно меньшим количеством посредников (в идеале - вообще без посредников). Но по кому это ударит?
Конечно же по перепродавцам!) Которым придется перепрофилироваться, ну либо разориться или бежать в какие-нибудь Англии-Германии.
По сути алькабала провоцирует укрупнение производства и объединение мелких компаний в синдикаты.
То есть мера эта ни плохая, ни хорошая, это просто обычный экономический рычаг, который выгоден одним, и не выгоден другим.
Самым большим плательщиком алькабалы была.... Кастилия, это 800 тысяч дукатов ежегодно в 1580-е.
Во Фландрии в первые годы собрали 240 тысяч дукатов по алькабале, к 1572-му году смогли догнать до 400 тысяч дукактов, в 1573-м, после смены Альбы, налог снизили до 5% со сделки, а в 1576 году вообще отменили.
Заботясь о фламандском "среднем классе" (читай - о перепродавцах).
Как-то так.

 
 
George Rooke
Послушал тут Жукова про Нидерландскую революцию на выходных.
По военному делу говорить не буду, ибо по суше не копенгаген особо, а вот по политике...
В общем, тезис о том, что в Северной Фландрии было больше гугенотов, чем в Южной, повеселил изрядно.
На всякий случай - на 1566 год главные центры протестантизма во Фландрии - Гент, Аррас, Валансьен, Лимбург, Антверпен, Лилль, Брюгге, то есть та самая Южная Фландрия, которые и была изначально рассадником протестантизма, и протестантов там было гораздо больше, чем на севере страны.
А вот после восстания произошла метаморфоза - поскольку северные провинции в "их борьбе" преуспели, а южные - нет, на север начался исход протестантов, тогда как на юг - католиков, причем пути этого исхода были иногда совершенно причудливыми.
Так, например, католическая община из Амстердама почти в полном составе бежала в... Кельн, под крылышко имперского архиепископа. Причем, довольно интересная подробность, в Амстердаме в основном остались жены католиков, поскольку замужним женщинам было разрешено владеть собственностью, даже в отсутствии мужей. В Кельне католики создали Марианское Братство, целью которого было возвращение их в родной город, а родной город - вернуть в лоно католической церкви.
Однако вернулись они не совсем в Амстердам. После "испанской ярости" в Антверпене в 1576 году, архиепископ смогу уговорить общину переехать туда, в Антверпен, дабы "поднимать католические производство и торговлю" в разоренном городе. Что община и сделала.
Что касается беженцев-протестантов, то очень часто они бежали с Юга не в Голландию, а сначала в Англию или Шотландию, а потому же перебирались в мятежные Семь Провинций.
Многие же изобрели для себя метод отца господина Мушкетона: "Видя, что католики истребляют гугенотов, а гугеноты истребляют католиков, и все это во имя веры, отец мой изобрел для себя веру смешанную, позволявшую ему быть то католиком, то гугенотом. Вот он и прогуливался обычно с пищалью на плече за живыми изгородями, окаймлявшими дороги, и, когда замечал одиноко бредущего католика, протестантская вера сейчас же одерживала верх в его душе. Он наводил на путника пищаль, а потом, когда тот оказывался в десяти шагах, заводил с ним беседу, в итоге которой путник всегда почти отдавал свой кошелек, чтобы спасти жизнь. Само собой разумеется, что, когда отец встречал гугенота, его сейчас же охватывала такая пылкая любовь к католической церкви, что он просто не понимал, как это четверть часа назад у него могли возникнуть сомнения в превосходстве нашей святой религии. Надо вам сказать, что я, сударь, католик, ибо отец, верный своим правилам, моего старшего брата сделал гугенотом."
И да, надо сказать еще одну вещь. Если на юге гнобили протестантов, то на севере точно так же гнобили католиков. Было все - и массовые резни, и конфискация имущества, и запрет на богослужения, и запрет на сборы более трех человек. При этом, что там, что там декларировалась свобода вероисповедания. Ну а как же? Не надо путать пропаганду и реальность, ибо в том же Амстердаме никакой свободой вероисповеданий не пахло в принципе.
Так, в 1581 году католическое богослужение было полностью отменено в 6 провинциях (кроме Утрехта), в 1594 году в Гроннингене были вырезаны все католики, и т.д.
Напоследок скажу вот еще о чем. Примерно до 1584 года массовая эмиграция католиков сдерживалась как самой церковью (в представлении католиков нужно было просто работать на своем месте, тут наверное надо передать привет коллеге Белашу, и если что - стать мучеником за веру), так и Габсбургами, которые хотели иметь внутри мятежных провинций пятую колонну. Однако после 1584 года это мировоззрение поменялось. Теперь Габсбурги приветствовали бегство в Южную Фландрию, а церковь служила массовые молебны за соединение единоверцев. И основной поток католической эмиграции с Севера - это 1584-1594 годы.
Подробности - для заинтересовавшихся - в этой книге:

 
 
George Rooke
08 January 2019 @ 10:01 pm
Перед сражением у реки Альмы генерал-майор лорд Лукан (Lucan), осмотрев поле боя, сказал, что кавалерия на такой местности действовать не может, поэтому пехоте придется действовать самой, без помощи Легкой Бригады. На следующий день каждая собака в английском корпусе знала новую кличку Лукана - general Look-on (генерал Смотрящий на..., ну или генерал Посмотрелкин).

 
 
 
George Rooke
06 January 2019 @ 12:09 pm
Которая показывает, как работает штурвал на парусном корабле

 
 
George Rooke
04 January 2019 @ 06:22 pm
Вообще серия боев с Армадой привела в английском флоте ко многим новшествам именно в качестве гигиены. Перечислять их можно много и долго, но речь о другом. Ранее на нижних палубах всегда стояли параши, чтобы если кто-то из матросов захотел по-маленькому, не лезть наверх, на палубы, к бушприту. Кроме того, эти параши имели и другую функцию. А вот теперь вопрос - для чего еще они были нужны?)))
Загадка на логику)))
 
 
George Rooke
03 January 2019 @ 09:53 pm
Тут вопрос возник в личке - а почему бронзовая пушка легче, ведь удельный вес бронзы - 8.7-8.9 г/куб.см., тогда как удельный вес чугуна - 7.1-7.5 г/куб.см.
Однако проблема не в удельном весе, а в весе пушки, а в пределе прочности металла. Так вот, Сплав меди с оловом имеет предел прочности 450-600 Мпа. Предел прочности литейного чугуна - 100-150 МПа. То есть сопротивление на разрыв у бронзы в разы больше, чем у чугуна. Поэтому при одном и том же калибре бронзовая пушка более тонкостенная, нежели чугунная.
Ну и цитата.
"Например, в 1630 годах шведское 6-фунтовое орудие имело средний вес около 500 кг при отливке из бронзы и 800—1000 кг при отливке из железа. 3-фунтовое орудие весило в среднем 400 кг в бронзовом варианте и 500—550 кг в железном."

Чиппола. "Артиллерия и парусный флот"
 
 
George Rooke
31 December 2018 @ 05:04 pm
Обычно в этот день принято подводить итоги года. Но, как обычно, я решил сломать систему, а поскольку настроение предновогоднее - просто дать некоторые данные по емкостям для алкоголя в XVI-XVIII веке. Авось кому пригодится. Ну а кому не пригодится - просто узнают что-то новое.
Итак, вино на кораблях транспортировалось в следующих бочках:
1) Тун. Это самая большая бочка, 240 галлонов, примерно 1100 литров, была очень удобна для счета, поскольку ее вес был примерно равен 1 длинной тонне. Кстати, именно в таких бочках измерялась вместимость судна.
2) Пайп. Половина туна, то есть 120 галлонов, 960 пинт, чуть больше 500 литров. Чаще всего использовалась для транспортировки крепленых напитков, коньяков и крепкого самогона.
3) Панчеон. Это 1/3 тун. Колониальная и ирландская мера бочек, изначально использовалась для самогона, потом - для виски.
4) Хогсхед. 1/4 туна, чаще всего использовалась для транспортировки пива и вина по суше, на повозках и телегах.
5) Тайерс. 1/6 туна. Изаначально использовалась для напитков средней крепости, типа граппы или кальвадоса. Кстати, именно этот размер бочки стал потом тем самым баррелем нефти.
6) Баррель. 1/8 туна. Обычная трактирная бочка. Туда могли лить все что угодно, и запах от нее после смены трех-четырех напитков запах из этой бочки стоял восхитительный, способный опьянить без вина или коньяка.
7) Рандлет. 1/14 туна, или бочонок. Использовалась чаще всего для рома, но не Блэк Баккарди нынешнего, а крепленого, 80-градусного, или водки и самогона.

Ну а всех с Новым Годом, удачи, финансового благополучия, мира и радости детям, и любви!
 
 
George Rooke
28 December 2018 @ 10:10 am

Fudao,  не раскрывай секрет))

Дело касается вывоза документации и денег из Керчи во время высадки союзников. В общем русский пароход Аргонавт всю документацию взять не смог, поэтому нагрузил документами шаланду, которую взял на буксир.
Англичане начали погоню, и чтобы спастись, шаланду пришлось бросить. Конечно же, её захватили англичане. Среди всего прочего они обнаружили на ней большой тяжелый сейф. Естественно, что у бравых английских моряков глаза загорелись- Пиастры, пиастры!!!!  Сейф вскрывали шесть часов.
Внимание, вопрос - что они там обнаружили?
Те, кто работал в офисе, поймут))))

 
 
 
George Rooke
26 December 2018 @ 02:46 pm
26 декабря 1825 года.

Я помню, какую жесткую дискуссию вызвало в свое время обсуждение декабристов в моем ЖЖ. А здесь - просто так, штрихи к портретам.
Писал когда-то:

"Вообще отдельный вопрос – деньги для восстания. Как декабристы предлагали решать этот вопрос? Тот же генерал-майор Михаил Орлов предлагал завести фальшивомонетный станок. К чести остальных надо сказать, что эта идея была с негодованием отвергнута. Командир Полтавского полка полковник Тизенгаузен, тоже один из немногих, кого можно уважать, предложил во имя будущей революции сделать складчину среди членов тайного общества: «Я же для такого благого дела, каково освобождение отечества, пожертвую всем, что имею, ежели бы и до того дошло, чтоб продавать женины платья». Однако владельцы многих сотен крестьянских душ своими деньгами за свои идеалы были жертвовать не готовы. Одно дело – абстрактно рассуждать о конституции и революции, а другое – свои кровные денежки вкладывать. В результате финансирование «Южного общества» стало возможно только потому, что Пестель наложил руку… на солдатские деньги, казенные и артельные. Чтобы получить место полкового казначея, Пестель обвинил в растратах своего предшественника, Кромнина, который если и воровал, то не в таких масштабах.
Некоторые лица восстания. Пестель – сын самого главного казнокрада России, сибирского губернатора, Ивана Борисовича Пестеля. Рылеев – управляющий делами в Российско-Американской кампании, Муравьев-Апостол – крупный помещик (его отец имел во владении 3478 крестьянских душ), Бестужев-Рюмин – тоже (641 душа), Оболенский – тоже (1348 душ), Трубецкой – так же (803 души), Тургенев – тоже (700 душ), Давыдов – тоже (2926 душ), Лунин – опять крупный помещик (929 душ)."


"Цитата из письма французского атташе в Петербурге в 1821-1822 годах маркиза Эрнеста де Габриака: «Несомненно, что у многих гвардейских офицеров головы набиты либеральными идеями настолько крайними, насколько эти офицеры мало образованы. Они живут вдали от всех осложнений либерализма: они ценят тон и форму военного командования заграничных армий, но они находят их невыносимыми у них самих»."

А это уже отсюда: http://www.oldmikk.ru/Page3_let_december_sled.html

"В своих записках он (Трубецкой) предстает перед нами как человек мужественный, уверенный в правоте своих убеждений, замученный тяжелыми допросами, после которых у него случаются приступы чахотки, и вместе с тем понимающий, «что Комитет и все действия его ничто более как комедия, что участь моя и всех прочих со мною содержащихся давно уже решена в уме императора и что как бы дело ни шло, мне суждено сгнить в крепостном заточении». Тактику свою на допросах он описывает следующим образом: «на <...> вопросы я отвечал подробно, когда касалось это собственно моих предположений или действий, стараясь избегать утверждения показаний на другие лица».
Обратившись к следственному делу, мы видим совсем иную картину. Трубецкой защищался упорно и расчетливо. На первом допросе он дал понять, что не одобрял намерений Пущина и Рылеева, которые были сильно заинтересованы в его участии в восстании, что не желал кровопролития и считал восстание бессмысленным и невозможным. Притом каялся, что не предотвратил его с должной решительностью. Позже он пытался утверждать, что хотя и являлся одним из активнейших заговорщиков, но в глубине души не разделял их убеждений, в тайном же обществе оставался для того, чтобы следить за опасными замыслами, особенно Пестеля, и иметь возможность им воспрепятствовать, в чем его союзником был С. Муравьев-Апостол. Что же касается восстания в Петербурге, то он, Трубецкой, только выразил пассивное согласие на должность диктатора, так как понимал, что истинным предводителям - Рылееву и Оболенскому - нужен не он, а лишь его имя и чин, и не вмешивался в их распоряжения. Таким образом, Трубецкой пытался всю ответственность за 14 декабря переложить на товарищей, при том уверяя следствие в полном своем чистосердечии и раскаянии не только в прямых обращениях к Комитету, но и используя для этого переписку с женой. Вместе с тем, его характеристика собственного поведения не лишена правды: он действительно «отвечал подробно» на вопросы о своей роли в событиях, но в смысле оправдания. И хотя и представил 27 декабря Комитету список членов общества, в принципе он не стремился давать показания на других лиц, если этого не требовала избранная им оборонительная тактика. Можно привести немало примеров, когда Трубецкой давал показания в защиту своих товарищей, особенно мало или вовсе не замешанных (так, 17 декабря после допроса у Левашова он, как и пишет в записках, написал дополнительное показание, еще раз подтвердив невиновность И.М. Бибикова).
От ответов Трубецкого могли пострадать главным образом те, на кого он перекладывал свою долю ответственности (Рылеев, Оболенский, Пущин), и Пестель, которого Трубецкой намеренно «топил». При этом в записках он рассказывал, как удивлялся, что после допроса у Левашова 17 декабря не получал вопросов о Южном обществе, прибавляя скромно, что «Комитет имел сведения важнейшие тех, которые бы мог ожидать от меня». И в самом деле, его не спрашивали об этом; но он нигде не упомянул о своих обширных показаниях 25-27 декабря, направленных против Пестеля.
Трубецкой-мемуарист искусно манипулирует фактами, создавая видимость точности и подробности рассказа, способную ввести в заблуждение. Его главным оппонентом во время следствия был Рылеев, с которым у Трубецкого дело дошло до очной ставки 6 мая. Трубецкой описал ее с характерной полуправдивостью; казненный Рылеев уже не мог уличить его, и Трубецкой объясняет причины противоречия в их показаниях излишней откровенностью Кондратия Федоровича.
Воспоминания Трубецкого содержат массу точной и ценной информации, но нельзя ни на минуту забывать о его стремлении к оправданию себя и перед товарищами, и перед потомством. На следствии он проявил малодушие; столь же малодушно он не смог сказать правды о себе."

Как хотите, кто-то вполне может не согласиться, но для меня восстание декабристов - это какой-то кризис русской элиты. Неумение организоваться, неумение планировать, неумение отвечать за содеянное. Французские буржуа и юристы 25 годами ранее соорганизоваться и планировать смогли, а вот русские дворяне нет. Это к вопросу об истинной образованности, которая заключается не в знании мертвых языков и не в мадригалах на французском, а в умении применить полученные знания в жизни так, чтобы они помогли как минимум тебе, а желательно еще - и стране.

 
 
George Rooke
25 December 2018 @ 04:45 pm
В 1760 году Джеймс Линд, наблюдавший 5743 больных в течение 2 лет в военно-морском госпитале Хаслар, составил процентовку по заболеваниям моряков.
Итак
Лихорадка (все типы) - 47,9%
Цинга - 29,9%
Чахотка (consumptions) - 6,3%
Ревматизм - 6,1%
Болезни/растяжения связок (fluxes) - 4,3%
Венерические заболевания - 1,8%
Боли или старые раны - 1,4%
Кожные болезни - 1,3%
Малярия и перемежающаяся лихорадка - 1,2%
Оспа - 0,9%
Остальное - 5%.


Ах да, и тоже пусть будет здесь.
Состав (не полный) медицинского сундучка неотложной помощи венецианского корабельного хирурга XVI века.
Terra sigillata (по ходу красная глина), венецианская патока, митридатиум (противоядие), толченая слоновая кость, толченый рог единорога (где нашли единорога, сволочи???), безоары (катышки, извлекаемые из желудка козла), гадючий яд, зубной порошок из извести и мела.
 
 
George Rooke
25 December 2018 @ 01:31 pm
В предыдущей теме возник вопрос - а правда, что есть такого, почитать про парусный флот, чтобы войти в тему, но не напряжно, а хотя бы на уровне любителя/обывателя? Понятно, что тем тут можно выбрать множество - от истории парусных флотов, до их тактики, строительства, подготовки и жизни личного состава, и много что еще.
Я составлю свой список книг, максимально доступных для чтения, не напряжных, эдакого чтива на ночь, которое может и развлечь, и в то же время дать базовые понятия. К сожалению, часть книг будет на английском, но это именно легкие книги, без глубокого анализа проблем, как я говорю - "описательные".

1. Штенцель А. "История войн на море".
На первое место я поставлю именно Штенцеля. Да, я знаю, что он устарел, что старик был склонен преувеличивать германские заслуги, обожал Ганзу, и т.д., но мне просто нравится его манера письма. Читать его одно удовольствие. И да - это именно история флотов и морских сражений.

2. Ховарт Д. "Боевые парусники".
Книга эта менее известна, чем Штенцель, Коломб или Мэхэн, однако она чудо как хороша. Читается очень легко, интересно, и что немаловажно - ошибок там меньше чем в Штенцеле.

3. Альфред-Тайер Мэхэн и Филипп Коломб. Их книги знают все, но как по мне - сильно на любителя. Причем на русском языке - частью из-за совершенно аляповатого непонятного перевода. Хотя переводил вроде как "Воениздат", переводы - скажем прямо - не получились. В оригинале их читать интереснее, но... стоит ли? Ибо второй их минус - книги довольно нудные.

4. Брайан Танстолл "Морская война в век паруса. 1650-1815. Сражения великих адмиралов".
Для меня в далеком 2005-м эта книга стала открытием. На название глядеть не стоит - это, как обычно, постарались "эффективные менеджеры". Эта книга об истории сигнализации на парусном флоте. Вернее даже не так - как развивалась сигнализация, а как в соответствии с ее развитием менялось управление кораблем, отрядом, эскадрой. Она не очень легка для чтения, то есть это все-таки не чтиво на ночь, но если втянуться - получаешь большое удовольствие.

5. Артуро Перес Реверте "Мыс Трафальгар", Стеньюи "Сокровища Непобедимой Армады".
Эти книги я объединил по принципу описания жизни на корабле. Понятно, что это художественные произведения, ждать от них четкого следования истории не стоит, однако описания очень хороши.

6. Цикл Форрестера о Хорнблауэре и цикл О'Брайана о Джеке Обри.
Та самая матчасть, облеченная в художественную форму, где можно почерпнуть много деталей о быте и жизни матросов и офицеров в Роял Неви.

7. Роджер Чарльз Андерсон "Сражения великих держав в Средиземном море."
Книга более чем достойная, но.... СУКА, ПЕРЕВОД!!!!!! Когда я читал про венецианского адмирала под фамилией МОРОЗНЫЙ, меня прошиб легкий пот. МОРОЗИНИ, СУКА, МОРОЗИНИ ОН!!!! Лучше бы мальчику, переводившему эту книгу, отрубили руки. Но почитать стоит. Правда не ночь, ибо придется по многим эпизодам держать раскрытой АнглоВики, чтобы свериться по именам и датам.

8. N. A. M. Rodger "The Wooden World: An Anatomy of the Georgian Navy".
Книга на англомове, но блин...
Это натуральная анатомия английского флота 18 века. Жизнь и быт на корабле, чинопроизводство, карьера офицера и матроса, питание, медицина, и т.д. В общем, для тех, кто владеет - это настоящий кладезь, и что главное - написана очень легко и доступно.

9. James J. Tritten "Doctrine And Fleet Tactics In The Royal Navy"
Наверное одна из очень интересных книг. Как видно из названия - это история становления тактики Роял Неви. Да, на англомове, но книга того стоит. Кстати, часть ее перевода я давал на Варспоте, когда писал про тактику парусных флотов.

10. Жюль Верн "Великие Географические открытия", Жорж Блон, сага "Великие тайны океанов", Николай Чуковский "Водители фрегатов", Хеннинг "Неведомые земли".
Просто подборка книг про романтику парусов, то, от чего зажигаются и бегут в ближайший порт мальчишки.

11. J.S. Bromley "Corsairs and Navies, 1600-1760".
Ну и куда ж без них? Корсары, приватиры, каперы. Бромли хорош тем, что не заштыривается на английских "морских псах", а описывает всех. В общем, "Пиастры! Пиастры! Пиастры!"

12. Coriann Convertito "The Health of British Seamen in the West Indies, 1770 - 1806".
Это наверное последняя книга, которую я предложу. И вот почему именно ее. Мы с вами привыкли мыслить категориями сражений, кружочков и стрелочек на карте, и т.п., а это книга о медицине и гигиене в указанный период. Когда я в это окунулся в первый раз - меня постиг ужас. Корабельые хирурги были хороши именно как хирурги - что-то отрезать, отпилить, зашить - это их хлеб и могли они это без проблем. Но вот с вирусными или какими либо еще инфекциями.... Метод научного тыка, ну или "довести неизвестную болезнь до известной, а далее разберемся". При этом, к чести этих хирургов, можно сказать - они опытным, эмперическим путем нашли меры противодействия и цинге, и малярии, и тифу, и в какой-то степени желтой лихорадке, и т.д. На мой взгляд безотносительно эпохи - безумно интересное чтиво.

 
 
George Rooke
24 December 2018 @ 11:03 pm

Помните обзоры про парусный флот от Назаренко?
Я тогда еще сильно удивлялся. И вот уважаемый эксперт выложил список литературы.

4 книги, посвященных истории флота — рекомендации от Кирилла Назаренко

1. Великолепная книжка об устройстве парусного корабля в принципе —
Крапивин В. П. Фрегат "Звенящий"

"Фрегат «Звенящий» – художественное произведение в довольно необычном жанре: «роман-справочник». В интересной и увлекательной форме автор рассказывает читателям об устройстве парусного судна и различных премудростях корабельных наук. Для наглядности текст снабжен большим количеством поясняющих схем и иллюстраций

Почитать: http://www.rusf.ru/vk/book/fregat_zvenjaschiy/ma...

2. Бессмертная основополагающая книга для подростков о флоте:
Митяев А.В. Книга будущих адмиралов. Разные издания.

Книга о военно-морском искусстве, об истории военно-морского флота с древних времен до сегодняшних дней. В книге семь разделов, основной из них посвящен рассказу об участии Советского Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне, подвигу советских моряков. Содержание книги дополняют схемы и красочное оформление.

Почитать: http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9C/mityaev-anat...

3. Дыгало В.А. Откуда и что на флоте пошло.

Автор, русский моряк, контр-адмирал, до тонкостей знающий дело рассказывает о флоте, его обычаях, устоях и традициях, об их истоках и развитии. Книга рекомендуется самому широкому читателю, интересующемуся историей Родины.

Почитать: https://www.e-reading.club/book.php?b...

4. Ханке Х. На семи морях : Моряк, смерть и дьявол

Книга посвящена великим плаваниям и беспримерным подвигам моряков-первооткрывателей всех рангов. Вместе с ними читатель побывает на их кораблях, познакомится с их бытом, услышит их песни – «шэнти», задающие ритм работе, увидит, как часто героические деяния определяются будничным тяжелым трудом и лихой морской сноровкой.Хельмут Ханке – писатель-маринист из ГДР, известен советским читателям по книгам «Седьмой континент» и «Люди, корабли, океаны».Для широкого круга читателей.

Почитать: https://royallib.com/book/hanke_helmu...

Благодарим Кирилла Назаренко за отзывчивость и серьезную работу по просвещению масс.

https://vk.com/wall-144904445_56480

Что я могу сказать?
Даже если не брать иностранные книги, в списке нету ни Гребенщиковой, ни Лебедева, ни Кондратенко, ни Кротова....
И список книг явно устаревших, более того - это просто книги для юношества. Мне казалось, что лектор, читающий такие лекции, должен изучить тему немного больше и глубже...
И да, кроме первой книги парусный флот рассмотрен в последних трех очень бледно, галопом по Европам.
Нет, будь это предложение почитать адресовано детям 10-15 лет, я был бы только за. Но я то считал, что основной потребитель продукта Цифровой Истории это люди 20+.
В общем, выбор и непонятен, и не раскрывает тему.

 
 
George Rooke
Я уже писал о проблемах солдат в Англии, и о повышенной смертности в британских войсках. Теперь немного раскроем вопрос - почему?
Ну во-первых, среди призывников было много дистрофиков. И это не шутка, ибо после 1840-го года в армию, пытаясь выжить во время голода, массово повалили ирландцы. В результате примерно 1/3 английской армии была по нацсоставу именно ирландской. И да, если учесть, что самое лучшее начальное образование в Грейт Бритн было в Шотландии, и почти 70% капралов и сержантов были шотландцами... в общем, термин "английская армия" становится слегка ироничен.
Все новобранцы подписывали контракт на 21 год. В принципе можно было отслужить 10 лет и уйти, но тогда не будет ни выходных пособий ни пенсии. Занимались подготовкой как раз капралы и сержанты, офицерам в мирное время при армии в вечно воняющих казармах (об этом чуть ниже) было скучно, поэтому чаще всего они назначали дежурного офицера (обычно выслужившегося из низов), и укатывали в столицу или к себе в поместье. Ибо за свои должности они заплатили деньги, а кто девушку поит, тот ее и танцует, как известно.
Далее. На Острове Армия жила в казармах. На каждого солдата приходилось 400 куб. футов воздушного пространства (это 11.2 кубометра). Для сравнения - в английских тюрьмах на заключенного приходилось 1000 куб. футов или 28 кв. метров.
Ежедневный рацион солдата составлял 1 фунт хлеба и 3/4 фунта мяса, но мясо - включая кости, жир, кожу, и т.д, то есть чистого мяса там было очень мало. Далее, не знаю, говорить или нет... Хорошо, сначала оригинал фразы: it was a common practice for the urinal tub placed overnight in barrack rooms to be used for communal ablutions in the morning. Вроде как объяснение: это была обычная практика, когда писсуар (Не знаю, что это - бочка или ванна, или ведро - подозреваю, что с водой, ибо иначе совсем уныло) помещалась на ночь в казарму, куда все ходили, извиняюсь, писать, а утром умывались вот этой самой водой с мочой (привет доктору малахову? Англичане - изобретатели уринотерапии?). Либо, как я понимаю, второй вариант - утром вычерпывали все, что нассали за ночь, и не моя ванну добавляли воду?
В общем антисанитария и отсутствие гигиены как таковой.


Казармы в Гайд-Парке.
 
 
 
George Rooke
22 December 2018 @ 06:02 pm

Керченская экспедиция, милорд, блистательно исполнила свое дело, даже видела издали что-то похожее на Керчь, и возвратилась благополучно, не потеряв ни одного человека ... Снаряжая экспедиционный отряд, я нарочно включил в него побольше горных шотландцев, в уверенности, что их костюм наведет страх на русских, что черкесы, завидя этот костюм со своего берега, почувствуют особенное влечение к союзникам...Генерал сэр Дж. Браун, достоинства и заслуги которого я высоко ценю, отзывается с величайшей похвалой о воинственном духе экспедиционного отряда, особенно о ловкости, с какой наши храбрые солдаты носят свои кивера ...

Передовица в "Морнинг Геральд", выдавшая её за письмо лорда Раглана по поводу неудавшейся экспедиции к Керчи. Ржач тогда стоял по Европе просто знатный.)

 
 
George Rooke
20 December 2018 @ 12:31 pm
Большая часть данных читателям ЖЖ тут известна, но есть данные, которых не было.

Отдельно стоит рассказать о Балаклавской железной дороге. Прежде всего отметим, что аргумент о количестве железных дорог в Англии по сравнению с Россией перед Крымской войной при ближайшем рассмотрении непонятен. Да, в Англии железных дорог было больше, но они находились в Англии. Как протяжённость железных дорог на Острове могла помочь английской армии в Крыму?
После зимовки 1854–1855 года англичане решили соорудить железную дорогу от Балаклавы к позициям своих войск в Кадикое (ныне посёлок Прибрежный). Согласно ведомости от 2 июля 1855 года, ежедневная потребность английской армии была следующей:

Галеты, 300 ящиков по 112 фунтов каждый — 33 600 фунтов;
Солонина, 100 бочек по 450 фунтов каждая — 45 000 фунтов;
Бакалея и прочее — 30 000 фунтов;
Фураж, зерно, 500 ящиков по 150 фунтов каждый — 75 000 фунтов;
Сено, 120 тюков по 150 фунтов каждый — 18 000 фунтов;
Топливо, дерево, уголь и прочее — 45 000 фунтов.

Итого — 246 600 фунтов, или почти 112 тонн грузов в день.

Здесь не посчитано оружие и боеприпасы, коих необходимо:

Почти 1 000 тонн ядер, пороха и т.д.;
300 тонн ручного оружия и припасов к нему;
3 600 тонн строительных материалов, зажигательных смесей, дерева для строительства, камней и т.д.

Понятно, что такую прорву грузов желательно как-то доставлять на позиции. И в феврале началось строительство железной дороги Балаклава – Кадикой. Изначально решили кинуть времянку, поэтому рельсы не укрепляли шпалами, а просто наполовину закапывали в грунт. Работы по оборудованию 23-километрового участка заняли всего три недели. Первые два паровоза типа «1-1-1» привезли в апреле, но подобные локомотивы оказались слишком малосильными и в гору груз тянуть не могли. Поэтому сначала на уклонах вагоны и паровоз толкали вручную рота или две солдат (чаще всего турки или хорваты), а позже приспособили для подъёмов лебёдку, которую крепили к локомотиву. Из-за этого пропускная способность Балаклавской дороги до мая 1855 года составляла до 2 500–3 000 тонн в день. Задействовано было два поезда, которые делали за день две ходки.
В мае начались проблемы. Из-за ливня, длившегося несколько дней, дорогу размыло, и один из поездов сошёл с рельсов. Стало понятно, что в таком состоянии дорога эксплуатироваться не может. К тому же были нужны более мощные поезда, так называемые танк-паровозы типа «0-3-0», поэтому англичане начали перестраивать дорогу как положено: со щебнем, шпалами и т.д. Работы закончились только 8 ноября — тогда же, когда прибыли тяжёлые локомотивы. Напомним, что Севастополь пал за два месяца до этого, 8 сентября. Но проблема никуда не делась: более мощные паровозы даже с лёгким грузом отказывались ехать в гору. В результате пришли к тому, от чего стремились уйти: на подъёмах груз либо тянули мулы, либо толкали люди. Пропускная способность не то что не увеличилась, а даже уменьшилась.
Выходит, что строительство Балаклавской железной дороги не сыграло решающей роли в падении Севастополя. Для союзников это строительство и применённое здесь техническое решение оказались ценным опытом, но не более того.

https://warspot.ru/13551-krymskaya-voyna-problemy-angliyskoy-logistiki

P.S.: И да. Еще об альтернативе.
Мы реально могли бы выиграть Крымскую, если бы не топили флот в Севастополе, а просто отвели его в Керченский пролив. По факту выигрыш войны в логистической пустыне, коей является Крым, зависел от того, кто сможет защитить и обеспечить свои коммуникации. И поставки через Азовское море до Арабата и далее через Симферополь до Севастополя имели решающее значение для обороны.
После того, как союзники вошли в Азовское море, мы
а) потеряли морской путь до Арабата
б) Под ударом оказался один из самых удобных сухопутных путей - мост через Сиваш около Гениченска
в) Под ударом оказались все порты, где были сосредоточены гигантские запасы для действующей армии.

Собственно именно после потери Азовского моря стало понятно, что Севастополь нам уже не удержать.
И да - морской путь - это довольно неплохая альтернатива железнодорожному, причем превышающая второй по своей пропускной способности.

 
 
George Rooke
20 December 2018 @ 11:01 am
Интересно, у нас теперь все как у людей, даже Закон об оскорблении Величества (Lèse-majesté) уже есть? Или пока только проект, пока не приняли? В любом случае, с нетерпением ждем теперь lettre de cachet, и катимся ускоренным темпом в эту вашу "семнашку", причем, по ходу, минуя "девятнашку" и "восемнашку".

"Всё, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказу и для блага государства.
ВВП"


Добро пожаловать в стройную семью Польши, Исландии, Кувейта, Саудовской Аравии, Марокко, Испании, и может еще кого забыл. Только там Lèse-majesté касается обычно главы государства, тогда как у нас решили его распространить на весь госаппарат.
Герцог Ришелье плачет кровавыми слезами: "А что, так тоже можно было??"

И да, намного по истории Lèse-majesté.
Во Франции по закону по закону об Оскорблении Величества были осуждены:
- Адмирал Колиньи, 1572 год (посмертно, сразу после Варфоломеевской ночи). Убит до обвинения, собственно поэтому после смерти был выкопан и вздернут за ноги.
- Равальяк, за убийство Генриха IV, 1610 год. Четвертован.
- Анри де Талейран-Перигор, граф де Шале за заговор против Ришелье и Людовика XIII, 1626 год. Попал в тюрьму, умер там в 1629-м.
- Анри де Монморанси в 1632 году за заговор против Людовика XIII в пользу Гастона Орлеанского. Казнен в Тулузе.
- Виконт де Тюррен в 1649 году (сбежал в Испанию, потом прощен, вернулся на королевскую службу).
- Жан Франсуа Поль де Гонди, кардинал де Рец в 1657 году за Фронду (пойман в Париже и заточен в крепость еще в 1654-м, ибо сильно "поверил в себя", забыв, что Джулио Мазарини шутки плохи. Сбежал из крепости в Нанте, и добрался до Бель-Иля, где получил укрытие у своего родственника Альбера де Гонди. Кое-как пробрался в Лотарингию, где осел в замке Коммерси, там просидел до 1661 года, после смерти Мазарини откинулся по амнистии, и даже получил в кормление аббатство Сен-Дени).
- Супериндендант финансов Николя Фуке в 1664-м за то, что ненадлежащим образом выполнял свои обязанности, подкупал королевских губернаторов, устроил коррупцию в армии и на флоте, и вообще - не оправдал монаршье доверие, чем нанес оскорбление лично Людовику XIV. Заключен в крепость Пиньероль где и умер от желудочных колик в 1680-м.
- Робер-Франсуа Дамьен в 1757 году за покушение на Людовика XV. Четвертован не полностью (отрубили только член, правую руку и голову).
 
 
George Rooke
19 December 2018 @ 01:08 pm
Откуда и куда поступает коттон в разные годы (сильно кликабельно)



Производство хлопка по годам
ыароаплпрд
 
 
George Rooke
18 December 2018 @ 11:58 am
Сначала цитата:

"Наши историки много пишут о война XVIII, XIX, XX веков . Но , практически , никто не исследует экономических причин возникновения войн . А они и являются решающим фактором их возникновения!
Новое исследование известного экономиста Утса Патнаика, только что опубликованное издательством Columbia University Press приводит уникальные данные. Опираясь на почти два столетия подробных данных о налогах и торговле, Патнаик подсчитал, что Великобритания вывела из Индии в общей сложности около 45 триллионов долларов в период с 1765 по 1938 год.
Вот это основная причина убийства Павла I, которое способствовало Великобритания . Нападение Наполеона на Россию и другие войны в том числе Первая и Вторая Мировая война. Главное это было стремление Великобритании не допустить никакого альянса России с другими европейскими странами , что бы он мог являться причиной блокирования Великобритании в Индии . Этот важнейший анализ позволяет историкам совершенно по другому смотреть и на современные политические события . В основу их лежит экономический фактор !"


Понимаете ли, в чем проблема... Нельзя видеть мир только в черной или только в белой краске. Потому как если начать мериться баблом, то вот что получится... С 16 по 18 век в Китай попадало примерно 100 тонн европейского серебра в год. В Индию (аппроксимируя) - 30 тонн. 30 тонн на 200 лет - 6000 тонн. 1 грамм серебра - 0.468 долларов. То есть получается одного серебра было вывезено в Индию на 3 миллиарда нынешних долларов. Но! Серебро до введения долларового стандарта стоило дороже, почти в 3 раза, поэтому реальная стоимость этого серебра - 9 миллиардов долларов.
Холден Фёбер в статье "Rival Empires of Trade in the Orient, 1600-1800", говорит о том, что торговля с Индией обошлась Европе в 250 миллионов фунтов стерлингов с 17 веке, и в 600 миллионов фунтов в 18 веке. Если воспользоваться обычным калькулятором, то мы получаем 26,3 млрд. для 17 века и 70 млрд. фунтов для 18 века. Всего примерно 100 млрд.
Но! Европейцам этих денег не хватало (грубо говоря, серебра столько не было в Европе), и поэтому индийские ростовщики и банкиры вполне давали европейцам деньги в кредит. Под процент. Довольно высокий (12%).
Еще раз, это только серебро.
Это я не затрагиваю инфраструктуру, дороги, в том числе железные, заводы, производства, внедренные с нуля (в том числе - знаменитый чай Ассам, например), и т.д.
Я это к чему? Понимаете ли, на рынке всегда два дурака. И если один продает, то второй покупает.
Лично для меня стало ясно, что сотрудничество княжеств Индии и Великобритании было выгодным для обоих после вот этого случая. 1746 год. Французы взяли Мадрас, и французский губернатор Дюпле решил разрушить Мадрас до основания, а всех купцов и ткачей перевести в Пондишерри.
"Отстояв Мадрас, французы начали претворять в жизнь план окончательного уничтожения города. Все имущество британской ОИК было арестовано. Купцам и ремесленникам предложили переехать в Пондишерри. Началось уничтожение всех укреплений города. Однако эти планы были всего лишь мечтами. Британская торговля оказалась для индусов гораздо более важной, чем французская. Купцы просто отказались от переезда. Им пригрозили полной конфискацией имущества, но и это не помогло. В свое оправдание они говорили, что в Пондишерри им просто негде будет жить, ибо там есть всего лишь несколько достойных строений, Мадрас же – это настоящий торговый город, почти весь из камня. Оказалось, что военное решение проблемы не есть решение экономическое. Дело в том, что закупки британской ОИК в Индии к тому времени составляли примерно 350-400 тысяч фунтов в год, и это было больше, чем закупки всех остальных Ост-Индских компаний вместе взятых. Таким образом, британская ОИК являлась для индийских раджей и навабов ключевым торговым партнером в регионе, основным источником золота, серебра, оружия, сукна, и других европейских товаров. Французы при всем желании просто не смогли бы заместить британцев в такой торговле. И индийские купцы это прекрасно понимали."
Поэтому наживались на такой торговле две стороны, что, естественно, совершенно не отменяет вины ОИК, которая на мой взгляд является самой гнусной, самой мерзкой организацией в истории. И гнусная и мерзкая она всего лишь потому, что основным мерилом успеха и хорошей работы там были деньги. Что? Голод в Бенгалии, умерло 5 миллионов человек? Фигня, а сколько мы заработали? О, 7 миллионов, из которых 500 тысяч уйдут государству, а 1.5 млн. - вкладчикам? Слушайте, профит! Ну а 5 миллионов жизней каких-то индийцев - это так, утряска, усушка.

 
 
 
George Rooke
17 December 2018 @ 03:42 pm
Резкое увеличение военного флота спровоцировало взрывообразный рост торгового флота. Так, в 1470 году общая вместимость голландских судов составляла 60 тысяч тонн, в 1570-м  - уже 232 тысячи тонн, в 1610-м – 538 тысяч тонн. Для сравнения, коммерческий флот Ганзы в 1470-м – 60 тысяч тонн, в 1570-м – 110 тысяч тонн[1].
В 1570 году в балтийской торговле (включая Норвегию) были задействованы почти 1000 больших судов (свыше 300 тонн) из 3510, то есть чуть меньше трети. В 1580 году – уже 1800 судов участвовали в коммерции на Балтике. В 1610 году – 8000 судов из 21500 единиц, или 37%. Соответственно росли и финансовые показатели. Если в 1560 году торговый оборот с Балтикой составлял для Голландии 34 миллиона гульденов, то в 1590-м – уже 115 миллионов гульденов[2].
Из вышесказанного понятно, что положение дел на Балтике для Нидерландов было жизненно важно контролировать. И естественно, что к 1580-м Голландия напрямую стала влиять на политику балтийских государств, причем год от года это влияние все ширилось и возрастало. Не стоит забывать и о том, что почти все страны данного региона (кроме Польши) были протестантскими, и воспринимали Голландию как своего союзника в борьбе с католицизмом.
Именно период 1570-1590 годов балтийская торговля становится для Семи Провинций «матерью коммерции» (Moedernegotie), и ей уделяется все большее значение.



[1] Здесь и ниже данные из Vogel «Zur Größe der europäischen Handelsflotten im 15., 16. und 17. Jahrhundert. Ein historisch-statistischer Versuch» - Jena, 1915.
[2] Данные из J. De Vries, A. van der Woude «The First Modern Economy: Success, Failure, and Perseverance of the Dutch Economy, 1500-1815» -  Cambridge: Cambridge University Press, 1997.
</div>
 
 
George Rooke
16 December 2018 @ 11:31 am

Достойный Человека с бульвара Капуцинов

Скоро силы Шейх-Мансура возросли до весьма значительной цифры, и он решился напасть на Григориополис,  где стоял батальон пехоты под командой храброго подполковника Вреде. Двадцать девятого июля многочисленные полки неприятеля со всех сторон обложили укрепление и открыли по нему сильный ружейный огонь, на который осажденные почти не могли отвечать, так как горцы искусно пользовались для своего укрытия оврагами и каменьями. Обстоятельство это заставило Вреде придумать весьма остроумный способ для поражения чеченцев. Рассказывают, что он, желая выманить их на более открытое место, стал выпускать из крепости скот, и в ту минуту, как жадные чеченцы кидались за этой добычей, он бил их картечью. Такой маневр удавался довольно долгое время, и тридцать голов скота, выпущенного из крепости в разное время, дорого стоили чеченцам.

 
 
George Rooke

В числе последних могикан Тихого Дона, знаменитых охотников-характерников, доживавших свой век в семидесятых годах прошлого столетия, был некто Иван Матвеевич Краснощеков, который может служить для нас настоящим представителем типа донских гулебщиков. То был богатырь, наводивший страх на целую Кубань своим появлением. Черкесы прозвали его Аксак, то есть «Хромой», – Краснощеков был ранен в ногу и оттого прихрамывал. Казаки слагали о нем песни, которые еще и поныне поются на Дону старинным и заунывным напевом. «Имя и подвиги Краснощекова, – говорит Киреевский в своем известном сборнике народных песен, – встречаются как воспоминание и в песнях позднейших, сложенных после его смерти. Об этом крупном историческом лице мы доселе-не имеем не только дельной монографии, но даже простого биографического очерка, а между тем это последний русский богатырь, с именем которого связаны последние наши былины; он, как герой, сопровождается песней с молодых лет до смерти – и после него не нашлось уже никого, кто бы вызвал в народе подобное былинное творчество». Одна из донских легенд вот что рассказывает о Краснощекове. В его время был знаменитый, памятный донским казакам богатырь у горцев, по имени Овчар, любивший «поохотиться» не менее Краснощекова. Едва ли был среди казаков такой человек, который хладнокровно встретился бы с Овчаром. Но Краснощеков не сторонился его, а, напротив, искал с ним встречи. Не прочь был и Овчар встретиться с Краснощековым – оба богатыря хорошо знали друг друга по общей молве. Наконец они встретились. Блуждая однажды где-то далеко по-над самой Кубанью, ежеминутно рискуя своей головой, Краснощеков наехал на такого же одинца, как и сам, и, догадавшись, с кем судьба привела ему встретиться, начал «стеречься, чтобы не спустить с руки ясного сокола». Дело было под вечер в холодную и ненастную осень. Над самым обрывом крутого берега, под опушкой леса, облокотившись на руку, лежал закутанный в бурку Овчар и задумчиво смотрел, как синий огонек перебегал по тлеющим углям потухавшего костра. Так поэтично рисует его легенда. Казалось, он до того погрузился в это занятие, что не слыхал даже свиста бури, а не то что приближения русского витязя. Но то было хитрое равнодушие.
Опытный в своем ремесле джигит давно зачуял «зверя» и только не трогался с места, выжидая, чтобы даром не марать своей крымской винтовки. Краснощекову предстояло трудное и опасное дело: он знал, что ружье его «короткое», а у врага бьет далеко. Но так как податься назад было бы стыдно и «казачьей чести поруха», то он подумал, подумал и припал к земле. Тут хитрый казак выставил в стороне от себя свою шапку-туркменку, и едва она показалась, как пуля Овчара сбросила ее на землю. Аксак вскочил и, бросившись на Овчара, положил его на месте выстрелом из ружья в упор.



 
 
George Rooke

Случилось, что одна из шаек напала при Чалбасах на рыбные промыслы Маркова, где одиннадцать работников, малороссов-крестьян, оказали ей неожиданно сильное сопротивление. Не имея пуль, упрямые хохлы заряжали ружья оловянными пуговицами с кафтанов и, отстреливаясь таким образом, несколько часов выдерживали неравный бой с неприятелем, осыпавшим их своими стрелами. Только совершенное истощение пороха заставило их ретироваться в камыши, и лишь тогда татарам удалось наконец овладеть заводом.

 
 
George Rooke
15 December 2018 @ 10:40 am

Иногда мне кажется, что Британия не хотела, чтобы России перепали проливы только потому, что сама хотела сесть там и быть главным посредником в торговле зерном между Россией и Европой.