?

Log in

No account? Create an account
George Rooke

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

 
 
George Rooke
Прочитавший заголовок - удивится. Мол, ты что, автор, с дубу рухнул? Белые они! Вон, смотри картинки!

Ван дер Вельде-младший.
Однако не все так просто.

Русский цвет парусов будет примерно такой:
Read more...Collapse )
 
 
George Rooke
"Как известно" (с), Александр Христофорович Бенкендорф занимался только тем, что душил "души прекрасные порывы" у либеральной и творческой интеллигенции, производил поиск революций, и ссылал Лермонтовых на Кавказ. Ну в общем типичная кровавая гэбня, которой талант или самородка уморить на завтрак и перед ужином - в радость и счастье. Ну вы же помните, правда? Бенкендорф, 1827 год: «Молодежь, т. е. дворянчики от 17 до 25 лет, составляет в массе самую гангренозную часть империи. Среди этих сумасбродов мы видим зародыши якобинства, революционный и реформа­торский дух, выливающиеся в разные формы и чаще всего прикры­вающиеся маской русского патриотизма. Тенденции, незаметно внедряемые в них старшими, иногда даже их собственными отцами, превращают этих молодых людей в настоящих карбонариев. Все это несчастие происходит от дурного воспитания. Экзальтированная молодежь, не имеющая никакого представления ни о положении России, ни об общем ее состоянии, мечтает о возможности русской конституции, уничтожении рангов, достигнуть коих у них не хватает терпения, и о свободе, которой они совершенно не понимают, но которую полагают в отсутствие подчинения».
Однако если заглянуть в архивы III Отделения - увидишь, что всякие политические дела - это 3-5% всех дел, основное - это борьба с казнокрадством и тупостью на местах. Проблема была в том, что в госаппарате у нас было мало образованных людей, да и те довольно часто занимались не своим делом. Например, хорошо проявивший себя на поле боя генерал не обязательно ведь является нормальным управленцем-администратором губернии или волости. А великий поэт не всегда бывает честным чиновником.
Но больше всего Бенкендорфа бесили "эффективные менеджеры" с бухгалтерским уклоном, которые ничего дальше своего носа не видели. И вот он в 1828 году пишет царю как раз о последствиях работ "эффективных менеджеров" из Военного ведомства: «Общее обеднение в земледельческих губерниях становится… все чувствительнее и чувствительнее. Почти три четверти помещичьих земель заложены в ломбардах, банках или частных руках; помещики не могут больше выплачивать процентов, а крестьянам не из чего вносить казённых налогов. В богатых хлебом губерниях громко жалуются на Военное министерство. Единственным имевшимся там сбытом зерновых хлебов была продажа их казне. Когда-то хлеб покупался по установленным ценам (по справочным ценам), хоть и очень дешево, но это было законно оформлено. Теперь военный министр, зная, что землевладельцы крайне нуждаются в деньгах, опубликовал, что будет допускать покупку хлеба только со значительной сбавкой с установленных цен. Страдающие от безденежья помещики, вынуждены продавать по какой бы то ни было цене.
Таким образом, покупая хлеб дешевле его стоимости, военное министерство сэкономило… полтора миллиона рублей, а министерство финансов потеряло более трех миллионов вследствие задержки поступления податей. Южные губернии страдают… от реквизиций, при производстве которых происходят величайшие злоупотребления… Застой торговли в Одессе… лишает соседние губернии всяких доходов и делает их не способными к уплате налогов. Балтийские провинции тоже жалуются на полное отсутствие сбыта своих продуктов, что ведет к разорению землевладельцев»
.
То есть вроде Военное ведомство с точки зрения бухгалтера сделала крутое дело - снизило расходы на провиант, путем тендеров конечно же (ну и новых правил). А с другой - оставило без денег и народ, и министерство финансов. И я даже уверен, что за это "нововведение" какой-то "эффективный менеджер" получил премию. А дальше - хоть трава не расти.
 
 
George Rooke
Вы же не забыли еще корвет "Наварин" и полковника Бурачека, правда?
Напомню, что англичане обследовали корвет и сказали, что он весь гнилой.
Наше морское ведомство не поверило. Корабль перегнали в спокойную погоду во Флиссинген куда прибыл на освидетельствование его состояния капитан II ранга Аркас.
Вот его слова: «При подробном осмотре корвета, у которого местами была вскрыта обшивка, я был совершенно поражен его ужасным положением. Гниль оказывалась во всех местах. Можно сказать, что ни одного шпангоута не было вполне здорового; все держалось на наружной обшивке, которая прикреплялась вместо цельных медных болтов снаружи только головками их, а с внутренней стороны также коротенькими концами болтов с расклепками на концах. Обман преступный! Сверх того, было еще множество пропусков, доказывавших полную виновность и преступность строителей, производивших ремонт этого корвета в Кронштадте».
Я уже писал, что Николай I был в бешенстве. Особую его злость вызывало то, что в 1851 году корвет был осмотрен Особой комиссией в составе генерал-майоров Гринвальда и Амосова, полковников Бурачека и Лемуаня, которыми был подписан акт приемки о том, что судно годно к дальним плаваниям.
Задачка для четвертого класса: осматривали ли Амосов и Бурачек (лепшие друзья с детства) корвет, и насколько у них увеличилось благосостояние после подписания акта Особой комиссии?
На месте Николая, даже если бы я не знал Гринвальда, Амосова и Бурачека, я бы их в комиссию по анкете тоже назначил. Смотрите сами: В 1835 г. Бурачек написал первый в истории трактат по теории сопротивления материалов, применяемых в кораблестроении: «Теория крепости лесов и металлов с приложением к строению кораблей». То есть если не он, то кто? Гринвальд - автор трактата «О способах отвращения скорого гниения кораблей». Амосов и Лемуань - тоже виднейшие наши кораблестроители.
Так чем же они отделались? Все они в том же получили Высочайший выговор с внесением в формуляр, за явное упущение, сделанное при освидетельствовании корвета. Казалось бы все, карьера кончена, но... умер Николай, и уже в апреле 1855 года с подачи Александра II и Константина Николаевича появляется классная, я бы даже сказал - изящная формулировка: «не считать выговора препятствием ко всем вообще наградам», (в скобочках заметим - и повышениям). Еще раз - это те самые кораблестроители, которые писали вот такие перлы: «Определить же положительно каждому кораблю термин службы до тимберовки и после оной нельзя, по причине той, что некоторые из военных кораблей по краткому и небурному летнему их плаванию не подвергались слабости в подводных частях и оказываются более способными». Переводя на русский - сколько корабли будут служить после ремонта - один бог ведает. Почему? Да потому что часть кораблей стоят в гаванях, и не подвергаются воздействию волн, следовательно - без нагрузки и стресс-теста непонятно, какого качества ремонт произведен вообще.
Но стоит сказать еще вот что - Гринвальд, Амосов, Бурачек и Лемуань считали высочайший выговор.... несправедливым. Несправедливым, сука!!!!! Обосравшись прилюдно, они считали его несправедливым! Ну вы же понимаете - "не мы такие, жизнь такая". Еще раз напомню результаты осмотра Аркаса - на корвете шпангоуты все гнилые, обшивка крепилась к шпангоутам фактически не гвоздями, а... кнопками.
Ах да. Амосов - это человек, построивший фрегат "Аврора" в 1835 году, который отличился при обороне Петропавловска. Тимберован в Кронштадте в 1851 году. Напомню, что в 1854-м фрегат еле-еле добрался до Петропавловска, а после Крымской войны вернулся на Балтику «снайтовленный от борта к борту», или, проще говоря, стянутый поперек канатами, чтобы не развалиться. Вот описание плавания на этом прекрасном корабле В ПЕТРОПАВЛОВСК (то есть это не обратно!): "ватер-вельс отходит на два дюйма от борта, кницы лопаются десятками, бимсы садятся, каютные переборки выдавливаются ими из своих мест". Еще в Северном море во время шторма с корабля оказался сорван... весь фальшкиль (опять кнопки вместо гвоздей!!). Пришлось заходить в Портсмут и чиниться, англичане перебрали всю обшивку, заменив гвозди и сосновые шпонки дубовыми шпонками.
Новейший фрегат "Диана" (1852 года постройки) смог дойти до Вальпараисо, и там уже встал на ремонт (прикрывали новой обшивкой оголившиеся шпангоуты, но тут хотя бы можно списать это на мыс Горн, который всегда является испытанием для любого моряка).
Другой вопрос - это почему Изыльметьев силами команды не провел нужный ремонт будучи сначала в Петропавловске, а потом на Амуре. Уж чего-чего, а деревьев там хватало однозначно, но это, как говорится, уже другой вопрос.

 
 
George Rooke
20 May 2018 @ 09:36 pm
«Всякий русский относится [к флоту] с смертельной враждой и с таким отвращением, что готов скорее на жизнь поселиться в отдаленнейших местностях Сибири, чем прослужить одну кампанию на лучшем из русских судов».

И еще оттуда же:

«Среди дворян не найдется ни одного, кто не желал бы, чтобы Санкт-Петербург ушел на дно моря, а недавно присоединенные провинции провалились бы в тартарары. Тогда они смогли 6ы вернуться в Москву, где вблизи своих поместий стали бы жить лучше и дешевле. Кроме того, они убеждены, что России было 6ы намного лучше не иметь касательства к делам Европы в большей степени, чем она имела прежде, и ограничиться защитой своих собственных старых [традиционных] территорий».

Английский посол в Петербурге Эдвард Финч, 1741 год.
 
 
 
George Rooke
18 May 2018 @ 03:31 pm

Вообще странно, что у нас понятие "невидимая рука рынка" связывается со свободной торговлей и фритрейдом. Адам Смит как бы считает совершенно по другому:

"Предпочитая оказывать поддержку отечественному производству, а не иностранному, он имеет в виду лишь свой собственный интерес, и осуществляя это производство таким образом, чтобы его продукт обладал максимальной стоимостью, он преследует лишь свою собственную выгоду, причём в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; "

То есть смысл фразы - имей протекционизм, и "невидимая рука рынка" принесет тебе богатство, внутреннее производство и развитие.

 
 
George Rooke
Три раздела Польши.
Для тех, у кого есть VPN, естественно...

Надо отметить следующее – изначально целью русской политики не являлся раздел польских земель. Однако то, что в Польше нарастает социальная напряженность, русское правительство замечало уже давно. Так, в 1762 году на коронацию Екатерины приехал белорусский епископ Георгий Конисский, который отослал императрице несколько записок, где обрисовал положение православных в Речи Посполитой. Из них становилось понятно, что Польша стоит на пороге религиозных войн, и никакие договоры, никакие протектораты не в силах мирно распутать этот религиозно-племенной узел; требовалось вооруженное занятие, а не дипломатическое вмешательство.
На вопрос Екатерины, какую пользу может извлечь Русское государство из защиты православных в Польше, один тамошний священник отвечал прямо: Русское государство праведно может отобрать у поляков на 600 верст плодороднейшей земли с бесчисленным православным народом.
Но это был ответ слишком прямой и слишком честный, а, как известно, русская политика такой редко бывает. Поэтому было решено продвинуть северо-западную границу до Западной Двины и Днепра с Полоцком и Могилевом, чтобы добиться восстановления православных в правах, отнятых у них католиками, и потребовать выдачи многочисленных русских беглецов с прекращением дальнейшего их укрывательства. Этим и ограничивалась первоначальная программа русской политики.
Как известно, в Речи Посполитой политическими правами пользовалась только шляхта. Когда-то многочисленное православное дворянство Литвы ко второй половине XVIII века полностью ополячилось и окатоличилось, оставшиеся же в небольшом количестве православные дворяне были не только слишком слабы, но еще и просто необразованны. Как писал Ключевский – «трудно было отыскать человека, способного быть депутатом на сейме, заседать в Сенате, занимать какую-либо государственную должность, потому что, как писал русский посол в Варшаве своему двору, все православные дворяне сами землю пашут и без всякого воспитания». Образованные же православные в Польше и Литве чаще всего были неблагородного происхождения (примером чему тот же самый Конисский), и соответственно в Сенате заседать не могли.
Русские требования об уравнении в правах католической и православной шляхты вызвали резкое неприятие «польского крыла», которое и подумать не могло делиться властью. В свою очередь Пруссия хлопотала об уравнении в правах католиков и протестантов, а этому уже противилась Россия, ибо находила укрепление протестантизма в Польше вредным своим интересам. Считалось, что «протестантская религия может вывести поляков из их невежества и повести к опасному для России улучшению их государственного строя. «Относительно наших единоверцев этого неудобства быть не может», т. е. от православия нельзя опасаться ни искоренения невежества, ни улучшения государственного строя, но излишне усиленные нами православные станут от нас независимы. Им надобно дать политические права только для того, чтобы образовать из них надежную политическую партию с законным правом «которое мы себе присваиваем на вечные времена».
В этом и крылась причина сознательного уничтожения польского государства – несколько европейских гегемонов боролись на территории раздираемой кризисами страны за свои интересы, и никто не мог достичь преобладающего влияния. Отсюда - и постоянные рокоши, и резкое ослабление власти короля Станислава.
Надо сказать, что доля России в первом польском разделе была самой маленькой по территории и самой бедной по деньгам. Самая населенная доля была австрийская, ну а самая доходная (что понятно без слов) – прусская. При этом, словно не замечая бревна в своем глазу, Фридрих посмеялся над австрийцами, глядя на карту: «Господа, да у вас отличный аппетит! Ваша доля столь же велика, как моя и русская вместе взятые!». При этом король признавался русскому послу в частных беседах, что у России было много мотивов и прав поступить так с Польшей, «чего нельзя сказать о нас с Австрией».
В России же винили Панина в чрезмерном усилении Пруссии, и он сам сознавался, что зашел дальше, чем желал, а Григорий Орлов считал договор о разделе Польши, так усиливший Пруссию и Австрию, преступлением, заслуживающим смертной казни. Собственно говоря, именно первый раздел Польши и сделал Пруссию по-настоящему великой державой.
К Польше мы еще вернемся чуть позже, а пока же перенесемся в Баварию, где от оспы умер эрцгерцог Максимилиан Иосиф III Виттельсбах, который прямых законных наследников не имел. Австрия выдвинула в кандидаты на баварское наследство Карла Теодора Пфальского, основываясь на Павийском договоре 1329 года. Фридрих Великий, ссылаясь на тот же договор, предложил кандидатуру Карла Августа Пфальц-Цвайбрюкенского. Конечно же, вопрос был не в том, кто будет править Баварией, основной посыл был в территориальных приращениях Австрии и Пруссии.
Сын Марии-Терезии, император Иосиф II, договориться с пруссаками не смог, и 3 июля 1778 года была объявлена война. Как обычно бывает, в конфликт на уровне дипломатов вмешались и другие великие державы – Франция на стороне Австрии, и Россия на стороне Пруссии. Хотя вроде как намечался раздел Баварии, основные силы противников были сосредоточены в Богемии и Моравии (180 тысяч австрийцев), и в Силезии (80 тысяч пруссаков, еще 80 тысяч под началом принца Генриха были оставлены на оборону Берлина). Несмотря на такие огромные армии, дело, по сути, ограничилось мелкими вылазками и диверсиями, кроме захвата чешского Находа. Далее Фридрих уперся в Эльбу где стояла австрийская армия при 600 орудиях, решившая играть от обороны. Начались попытки переманеврировать друг друга, в результате Фридрих, угрожая фланговыми ударами, без боев занял Австрийскую Силезию.
Войска встали друг напротив друга, и далее занялись выжиранием местности – поэтому войну за Баварское наследство в народе позже прозвали «картофельной» или «сливовой». К Пруссии присоединилась Саксония, выставив 18 тысяч штыков, но главную роль теперь играли дипломаты, причем не австрийские или прусские – рассудить спор взялась Екатерина II и французский дипломат граф де Вержен. В результате Австрии отошли земли Иннвиртеля (областей, расположенных в долине реки Инн), Саксонии выплачивалась денежная компенсация в 6 миллионов гульденов, а также признавались претензии Пруссии на княжества Ансбах и Байройт (которые пруссаки чуть позже – в 1791 году – просто купили у тамошнего маркграфа Карла Александра, согласившись выплачивать ему аннуитет до конца жизни). Бавария была сохранена как единое государство, и на трон там взошел Карл Теодор Пфальцский.
Ну а в 17 августа 1786 года умер Фридрих Великий. Еще 8 ноября 1875 года Фридрих почувствовал себя плохо. Врачей он ненавидел, и к себе не подпускал. Вообще, на уровне знаний тех лет, прусский король был сам себе доктор, умел слушать свое тело, не предавался излишествам в еде и алкоголе, поэтому надеялся выздороветь. В январе начали проявляться симптомы астмы и водянки, и он послал за полковыми докторами, Феденом и Фрезе. Но только главврач Берлина Зелле назначил ему курс лечения, который на время смог облегчить состояние.
Весна принесла королю небольшое облегчение, но Фридрих отказался облегчить режим работы – он опять начал вставать в 4 утра и работать до 10 вечера, и состояние его резко ухудшилось. Королевский врач Циммерман предлагал королю пощадить себя, но Фририх лишь усмехался, говоря, что от старости лекарств еще не придумано. Во вторник, 15 августа, Циммерман ослушался короля, и решил не будить его хотя бы до 11 часов, чтобы дать отдых несчастному измученному телу. Король проспал почти 12 часов, отругал врача и поехал на плац, принимать парад. Вечером ему стало хуже. Вечером 16-го он ложился, наказывая поднять его в 4 утра, и без конца повторяя – «я поднимусь!». Но не поднялся. В 2.20 ночи, 17 августа 1786 года он скончался.
Со смертью Фридриха Великого уходил в прошлое один из самых славных периодов Пруссии. Период, начавшийся в 1701 году, когда совершенно случайно возникло Прусское королевство, которое к 1786-му году стало одним из великих государств Европы.
Поскольку старый король детей не имел, новым правителем Пруссии стал Фридрих-Вильгельм II, племянник Фридриха Великого. Надо сказать, что он был полной противоположностью старому королю. Фридрих был атеистом, принц же – истовым протестантом. Король был стоиком, женщинами брезговал и их чурался, тогда как Фридрих-Вильгельм дважды женился, и весь Берлин был наводнен его любовницами. Великий запросто общался с простым народом и солдатами, принц считал, что негоже высокопоставленной особе унижаться перед холопами.
Чтобы научить великовозрастного оболтуса уму-разуму, Фридрих поселил принца на Новом Рынке в Потсдаме, самом что ни на есть простолюдинском квартале, где были построены таун-хаусы для бедноты и местных торговцев. Но и это не смогло повлиять на наследника престола, и если Фридрих жил по принципу «король – это первый слуга государства», то вот Фридрих-Вильгельм считал, что король – это просто абсолютный правитель, который может вести себя, как хочет, и неподотчетен никому.
Реакция на смерть «Старого Фрица» со стороны наследного принца строго задокументирована: «Слава богу, что старый мерзавец сдох» (Gott sei Dank, das alte Ekel ist endlich tot).
Первым указом, после похорон своего предшественника, был переезд двора из Потсдама в Берлин. Следующий указ – отмены налогов на кофе и табак (Фридрих Вильгельм любил посидеть с утра на балконе с трубкой и чашкой кофе). Ну а далее был сформирован кабинет министров, причем, если Великий сам управлял государством и вникал во все мелочи, что его наследник наоборот – спихнул всю работу на своих министров. Новый король определил, что делами государства он будет заниматься не более 5 часов в день, а остальное время посвящать развлечениям и похождениям по женщинам с низкой социальной ответственностью.
Чтобы не искать заново кадры, Фридрих Вильгельм решил оставить у руля советников своего дяди, и это было одновременно и хорошо, и плохо. Политический курс страны не менялся, но это были уже пожилые люди, по 65-70 лет от роду, и не могли уже выдержать тот ритм, который в свое время задал Великий.


https://sputnikipogrom.com/history/84907/rp-5/

 
 
George Rooke
Довольно интересно читать сейчас ретроспективную статью "Forests and Warfare in World History" (J.R. McNeill), про роль леса и лесоматериалов в истории человечества. Речь ведь не только о флотах.

Цитата:

"Казалось, что к концу XIX столетия лес потерял свое стратегическое значение, и повсеместно вытеснен железом и углем. Но вот началась ПМВ, и Британия обнаружила, что ей.... не хватает леса!
С 1915 года немецкие ПЛ и загруженность торгового флота совершенно другими грузами по сути прервали поток леса из Балтики и Канады, а собственные британские леса были малы и скудны. Однако оказалось, что древесина нужна в огромных количествах для траншей, бараков, телеграфных столбов, в качестве альтернативного топлива там где нет угля, для производства боеприпасов, бумаги, картона, и многого другого. Пытались добрать недостающее на русском Белом море, но вывоз оттуда был спорадическим и явно не отвечал потребностям фронта. И в результате в 1916-1918 годах в Британии была вырублена ровно половина лесов, и продлись война дольше - они бы исчезли вовсе.
Во время ВМВ (1941-45 г.г.) Япония вырубила у себя 15% леса по тем же причинам, уничтожая до 50 квадратных миль лесов в неделю для тех же самых целей, что и Англия в Первую Мировую. Причем японцам на первом этапе войны сильно помогло то, что много лесов было в завоеванной Манчьжурии, и что Японское море до некоторого времени было внутренним морем для Ниппон".


И еще оттуда же интересное про русских. В России, понятно дело, до середины 19 века больше строили из леса, который был дешев. Но вот беда - когда начали наступление на степи - там с лесом туго, и где его брать - непонятно. Ну русские поступали просто - разбирали северные засечные черты и форты, сплавляли их южнее, и возводили на юге. Бинго!
 
 
George Rooke
16 May 2018 @ 11:29 pm
Слово "LATIN AMERICA" можете заменить на более подходящее к сегодняшнему дню - Грецию, Украину, и т.д. Прошло 200 лет. Ничего не изменилось. Мастер-класс.

шдлдор
 
 
George Rooke
С 1808 года в Испанских колониях в Америке произошла серия Революций, в результате которых большинство из них объявили себя независимыми. Революции эти (секрет Полишенеля) финансировались из Лондона, который помогал далеко не только деньгами, но и оружием, базами, добровольцами, и т.д.
Так вот, деньги предоставляемые "молодым демократиям", конечно же были кредитными. И "молодая демократия", завоевав независимость, должна была потом с Англией расплатиться. Причием никакого тут Дмитрия Анатольевича: "Денег нет, но вы держитесь". Что значит - нет денег? Ну тогда давайте в разработку шахты серебрянные, концессии, сахарные плантации, и т.д. Под британским присмотром не забалуешь.
Вместе с тем, за оплатой долгов, сделанных "молодыми демократиями", Лондон обращался и к Испании. Мотив был простой: вы же не признаете независимость своих колоний? Ну тогда их долги - это ваши долги. И получалось, что ласковое дитя сосало сразу с двух сисек. И в 1817 году министр финансов Мартин де Гарай предложил проект реструктуризации национального долга (логично, ибо Испания платила долги и за себя, и за свои уже отделившиеся колонии). По предложению министра - давайте платить только за себя, а вот те долги, что сделали всякие там Боливары и Итрубиде - оставим им. Пусть как хотят, так и выкручиваются. Результат - в 1818-м отправлен в отставку.
 
 
 
George Rooke
Про Россию, как про страну сухопутную, существует устойчивый мем "Бабы еще нарожают", рожденный неизвестно кем, неизвестно кому, то Шереметевым Петру первому, то Жуковым Эйзенхауэру, то Ворошиловым Власову.
В Англии, как в стране морской, есть похожий - «У короля много» (King has a lot...). По легенде, именно эту фразу произносит британский капитан при виде гибели своего или союзного корабля.
Так вот... Ну не нашел я такой традиции, не читал ни разу про нее, если это касается времен парусного флота. Буду благодарен, если кто-то даст ссылку на какое-то реальное исследование, но скорее всего это именно мем. Зная, каким потом и кровью доставались Адмиралтейству корабли, зная, что потеря каждого из них была абсолютно болезненна, эта фраза просто абсолютно не вписывается во всю идеологию Роял Неви.
Во время войны с США в 1812-1815 годах англичане потеряли 3 фрегата (при их численности более 200 единиц), так в "Навал Кроникл" кэптенов и адмиралов чуть ли не обструкции подвергли. Вообще, потерянный корабль мог быть окончанием карьеры офицера, да и фраза совершенно не в английском стиле, не протестантская.
Настоящая английская идиома, которая имеет свою историю (с 1852 года) - "The captain goes down with the ship" (Капитан идет ко дну вместе с кораблем) - согласитесь, совершенно непохожа на "У короля много...". Более того, за потерю корабля кэптен или коммандер попадали под трибунал, который для них мог закончиться и виселицей. Вот так вот "У короля много...".
В 1852 году войсковой транспорт "Беркинхэд" под командованием Роберта Сэлмонда налетел на неизвестный риф недалеко от Кейптауна. 100 человек погибло сразу же, остальных кэптен отослал к насосам, откачивали воду 4 часа и боролись за корабль, пока судно снова не понесло на ту же скалу. Сэлмонд скомандовал всем прыгать за борт и скинуть шлюпки, чтобы добраться до них вплавь, а сам остался с кораблем и погиб.
Из 643 человек выжили 193. Действия капитана были признаны образцовыми. Действия погибших солдат же... Фридрих Вильгельм IV, прусский король, ознакомившись с деталями происшествия с "Беркинхэдом" приказал читать этот отчет в каждом полку своей армии, чтобы прусские солдаты имели перед собой пример настоящей храбрости и верности долгу.
А казалось бы - ну ударились первый раз о скалу - снимай команду и пассажиров, перевози на берег, ведь "У короля много...".
Гибель "Беркинхэда" родила два афоризма: "Капитан идет ко дну вместе со своим кораблем" и "Первыми спасают женщин и детей".
В общем, не верьте сказкам, проверяйте, проверяйте каждое слово. Чтобы не выглядеть глупо, когда достаете из рукава бубновый туз, а оказывается, что играете вы в домино. Как говорил "папаша" Мюллер: "Верить нельзя никому".

 
 
George Rooke
Это настолько прекрасно, что не мог не выложить)

"В отношении к самой России нельзя упускать из виду, что ее громадная величина получилась исключительно благодаря стечению обстоятельств, окружавших сравнительно небольшой сознательный союз центральных русских людей. Завоевателей у нас не было ни одного, и завоевательных стремлений у нас не было и нет, да и быть по всему духу народному не может. Пришлось нам со всех-таки сторон только защищаться, а при защите нередко занимать места, из которых наши теснители сами вытеснялись. Нечего вспоминать тут половцев или татар, а достаточно указать на остзейцев, шведов, кавказцев, киргизов, крымцев и среднеазиатов. Огромные края Малороссии, Грузии и Сибири сами пристали к нам, поняв будущую силу России и невозможность держаться самостоятельно. Литва и Польша за свои многочисленные напоры на нашу страну поплатились покорением и разделом, потому что русский реализм выше и крепче их от латинщины навеянных начал.
Войн России пришлось в прошлом вести множество, но большинство их носило характер чисто оборонительный, и мое мнение скажется ясно, если выражу уверенность в том, что, несмотря ни на какие мирные наши усилия, впереди России предстоит еще много оборонительных войн, если Россия не оградится сильнейшим войском в такой мере, чтобы боязно было затевать с ней военную распрю в надежде отхватить от нее часть ее территории.
Что завоевательных войн Россия сама не затеет, в том уверены не только все мы, русские, но и все сколько-либо знающие Россию, которой у себя дома дел кучища, начиная с необходимости продолжить усиленно размножаться; но поползновения на нас самих, на наши земли и народы, на нашу целость и силу с татарами, поляками и Наполеонами не умерли, а развиваются и при стечении обстоятельств (их-то и должна дипломатия проследить) могут, если мы не будем сильны в военном смысле, дорасти до войны против нас, подобной натиску Наполеона, и в этом смысле кроме полного соглашения с Китаем союз с Англией при посредстве Франции был бы сильным предохранителем."


Менделеев "Заветные мысли", опубликовано в 1905 году, но написано, насколько я понимаю, раньше, в 1890-е.

Вот что одновременно и бесит в России второй половины XIX века, и умиляет - это вот такая детская незамутненность. "Само все получилось", "их шпионы и наши разведчики", "только в целях обороны" - ну это же детский сад какой-то.

Вообще, на мой взгляд, история Александра III еще ждет своего добросовестного исследователя. Начать например с самого простого вопроса - как получилось, что цесаревич-либерал (каким он был в 1870-е) превратился в ярого консерватора, когда стал царем? Еще в 70-е вокруг наследника престола об­разовался кружок, в составе которого были братья Лейхтенбергские, И. И. Воронцов-Дашков, С. Д. Шереметев, В. П. Мещерский, С. И. Велепольский, где на собраниях (в полном соответствии с интеллигентской манией) обсуждались исторические судьбы России. Признавая необходимость проведения Великих реформ, члены круж­ка считали, что реформы должны были осуществляться в соответствии с известной уваровской триадой: "православие, самодержавие и народность». Все участники кружка были одушевлены "мыслью о необ­ходимости “подъема народного самосознания” и искали в прошедшем своей родины идеалы для устройства будущих судеб ее".
Тургенев связывает такой резкий поворот от либерализма к консерватизму с событиями Парижской Коммуны 1871 года ("Конституция??? Чтобы царь присягал каким-то скотам???"), но так ли это?
Удивительное дело, Александр II начал реформы, надеясь на экономический рывок. Однако уже в 1870-х, когда казалось бы экономика должна пользоваться плодами свободы и демократии, экономика начала стагнацию. И рванула вперед уже при консерваторе Александре III.
Вот несколько циферок:
Годовое производство фабрик и заводов, состоящих в заведовании Министерства финансов, исчислялось в 1879 году в 829 100 000 рублей при 627 000 рабочих. В 1890 году стоимость производства повысилась до 1 263 964 000 рублей при 852 726 рабочих. Таким образом, в течение одиннадцати лет стоимость фабрично-заводской выработки увеличилась на 52,5%, или с лишком в полтора раза.
Капитализация банков увеличилась с 96.38 млн руб. в 1881 до 153.205 млн. руб в 1894-м.
Торговый баланс на 1881 год - 97 млн. рублей в пользу иностранных государств (то есть ввозили мы больше, чем вывозили - Алекс II в своем репертуаре), в 1894-м - 173 млн. рублей в пользу России.
Ну и то, за что "консерватору" Александру III стоило бы поклониться в ножки, ибо этим он реально продлил существование монархии лет на 20 точно - несмотря на крайне затруднительное в то время положение государственных финансов, законом 28 декабря 1881 года были значительно понижены выкупные платежи, а законом 28 мая 1885 года было прекращено взимание подушной подати.
Слава освободителя крестьян устойчиво принадлежит Александру II, тогда как реально их сделал свободными (и с землей!!) Александр III.
Так может консерватизм - это не так уж и плохо?
Ругать Александра-Три тоже есть за что (закон о кухаркиных детях, и т.д.), не спорю, но в целом плюсы перевесили минусы.
Что же касается внешней политики... Вот написанная выше цитата Менделеева ее во многом объясняет. Именно из вот этой инфантильности в русской среде конца XIX века и росли основные проблемы, которые потом окунули Россию в чан с помоями в начале XX века.
И да, не могу не вставить шпильку. Плохо, что не получился проект Николая I, популярный в 1830-е - обменять Польшу на Галицию. Ей богу, отдать эту фигню Австрии взамен на Львов и Перемышль было гораздо более лучшей идеей, чем развивать Польшу на французские кредиты в ущерб великороссийским областям.

 
 
George Rooke

10 июля 1598 года флот Стэларма из 14 кораблей и 50 мелких гребных судов вышел из порта Або, который наместник Сигизмунда недавно сумел отбить — во многом благодаря тому, что на его сторону перешёл Клаус Хермансон Флеминг. Незадолго до того, 27 июня, из Нючёпинга вышел флот регента и прибыл к Аландским островам 5 июля. Здесь противники и встретились.

Стэларм оторвался от преследования, обогнул остров Ханнинге и 25 июля уже был у Гронеборга — порта недалеко от Стокгольма. Попытка высадить войска оказалась неудачной: береговая оборона была наготове. Финский флот ушёл в Кастельхольм на Аландских островах. Там его заблокировал шведский флот и принудил сдаться.

https://warspot.ru/11472-shvedskaya-igra-prestolov-pretendenty-na-tron

 
 
George Rooke
11 May 2018 @ 09:28 pm
В 1660 году Карл II образовал Королевское научное общество в Лондоне.
Научные мужи решили помочь государству, и несколько математиков Общества начали сотрудничество к Королевским Арсеналом и Адмиралтейством. С поправками и указаниями ученых (они решили с помощью математических методов создать небольшое, но очень сильное судно в 70-76 орудий, с длиной киля не более 35 метров) были построены два корабля - "Роял Оак" и "Роял Катерин".
Самое смешное в том, что оба корабля оказались по своим ходовым параметрам и периоду качки гораздо хуже кораблей, построенных обычными кораблестроителями "на глазок". Более того, на ходу они были столь плохи, что железную артиллерию там в полном составе пришлось менять на бронзовую, чтобы хоть как-то облегчить нагрузку. Адмиралтейство заявило королю претензию, мол, потрачено на каждый корабль почти по 15 тысяч фунтов, и теперь их надо переделывать, надо идти в парламент, а там начнут задавать очень неприятные вопросы. Кто будет платить? Карл отослал писульку ученым. А те... промолчали. И с тех пор (до Второй Мировой) Королевское научное общество отказывалось проводить работы в интересах флота почти до Второй Мировой.

 
 
George Rooke
11 May 2018 @ 01:37 pm
На мой взгляд - очень неоднозначная книга

Тюрин Александр Владимирович "Правда о Николае I. Оболганный император"



Во многом я с тезисами книги согласен - особенно, что касается декабристов, что касается Польши, что касается деятельности императора Александра I.
Со многим - категорически не согласен - это то, что касается Англии и Франции, Турции и ОИК, Австрии и Пруссии, вообще - колониальной политики европейских держав в Америке и Азии.
Тем не менее, на мой взгляд прочитать, и даже некоторые вещи законспектировать (предварительно проверив) смысл есть.
Большой плюс - это книга на русском, то есть доступна для всех.
Большой минус - автор вообще не пытается встать на точку зрения вероятного противника, и посмотреть на мир его глазами. Потому как если посмотришь - получается, что "статуя тоже женщина несчастная - она графа любит".

Ну и россыпь цитат:

"По результатам Крымской войны Россия практически не шелохнулась. Ни трехлетняя война, ни морская блокада не разрушили ее экономики, не вызвали голода, не привели к революции или массовым репрессиям. (Для сравнения, в 1871 г., в "передовой" Франция внешняя война легко перейдет в кровавый внутренний конфликт.)"

"Император Николай I считал, что распад Османской империи невыгоден России. Насколько он был прав? Уже на примере Греции и Дунайских княжеств император увидел двойственность балканских национально-освободительных движений. В дни войны и османских зверств они рвут власы и протягивают руки к России, умоляя о спасении. Однако в дни мира там берут вверх олигархические элементы, которые, игнорируя симпатии народной массы к России, обращаются на запад. Сегодня мы знаем, что Россия и в самом деле не смогла воспользоваться распадом Османской Турции. Почти все образовавшиеся на месте этой империи государства имели прозападный, а то и откровенно антироссийский курс. Быстро забывая об османских ужасах, правящие режимы этих стран искали себе новых "султанов" в мире больших денег, в Англии, Франции, Германии. Несмотря на демократическую риторику, импортированную с Запада, режимы в этих странах представляли господство компрадорской буржуазии, зависимой от западного капитала."

" Незамерзающие воды, отделяющие Британские острова от европейского континента, стали для Англии источником двух благ. Не мешая торговому обмену, они защищали ее от сильных континентальных врагов.
Однако толчком для развития страны стали особые виды участия в морской торговле.
Это было, во-первых, пиратство, паразитирование на чужих торговых коммуникациях (Тойнби, кстати, метко подметил сходство между набегами степных кочевников на торговые караваны и деятельностью "кочевников моря" -- пиратов.) И, во-вторых, это были поставки бесплатной рабочей силы в Новый Свет -- работорговля. Приход протестантской этики удивительным образом совпал с массовым превращением людей в товар, причем не особо ценный. На одного негра, доставленного на плантации, приходилось четверо погибших при отлове и транспортировке.
Вслед за буржуазной революцией и разгромом голландских конкурентов на море последовал период торговой экспансии, захватывающий около ста лет и опирающийся опять-таки на географические факторы. Их роль признают даже британские историки, столь гордящиеся достижениями своей страны: "Почему эта (промышленная) революция началась в Англии в XVIII? Атлантика была столь же важна для торговли, как в древности -- Средиземное море. После Колумба самыми активными купцами стали те, которые искали выход из Атлантики. Среди торгующих народов XVIII в. позиция англичан была наиболее благоприятна благодаря географическому положению, климату и ходу истории... Стагнация политики, религии и жизненного уклада в XVIII в. ускоряли концентрацию промышленности. Концентрация же в свою очередь подстегивала страсть к техническим изобретениям".

" Проекты С. Волконского и Н. Муравьева внешне были весьма недурны, они предполагали конституционную монархию и "освобождение" крестьян.
Однако, если приглядеться к предлагаемому "освобождению", то сквозь него явно проглядывают уши мордвиновского проекта и прибалтийской реформы Александра I.
"Патриот" Никита Муравьев оказался щедрее адмирала Мордвинова. Личную свободу он давал за так, бесплатно предоставлял и немного земли -- менее 2 десятин на семью. Это было примерно в два раза меньше того среднего земельного надела, что крестьянин имел при крепостничестве. (Получалось, что помещик безвозмездно приватизировал, а по сути крал, половину естественного достояния земледельца.) И этот муравьевский надел было ниже железного минимума в 2,5 десятины, который обеспечивал убогие 1700-1800 ккал в день на человека. Любимец либеральной публики по сути планировал голод. И даже эти две несчастные десятины давались мужику вовсе не на правах личной собственности. Продать их, прежде чем уйти, голодный крестьянин не мог.
Конечно же, Н.Муравьеву виделось в мечтах, как по всей России возникают крупные помещичьи высокотоварные хозяйства (типа прибалтийской мызы), на которых рвется работать толпа батраков. Вместо низкорентабельного зернового хозяйства в Нечерноземье приходит высокорентабельное животноводство, выращивание кормовых и технических культур. Однако рабочих рук в таком интенсивированном сельском хозяйстве нужно в десять раз меньше, чем в традиционном. И скажет тогда землевладелец батраку и арендатору: придется тебе, деревенщина, бросить дом, семью и и уйти в городскую трущобу. Ведь ты теперь воистину свободен.
В Британии лишних земледельцев вешали как бродяг, собирали как пролетариев в города, где на средства, полученные от пиратства, работорговли и ограбления колоний создавались мануфактуры и фабрики. Но в России не было таких источников роста городского хозяйства. Поскольку обезземеливание крестьян предлагалось провести на всех огромных просторах нашей страны, то не было никакой надежды, что город поглотит высвободившуюся крестьянскую массу. В Ирландии раскрестьянивание и перевод сельского хозяйства на интенсивные рельсы завершилось гибелью четверти населения и эмиграцией трети. Наше многомиллионное крестьянство не имело возможности эмигрировать. Так что "освободительный проект", имей он успех, закончился бы колоссальной социальной трагедией."


 
 
 
George Rooke
10 May 2018 @ 11:31 am
Нашему читателю хорошо известен Афганский синдром, Чеченский синдром, Вьетнамский синдром в США, сериал "М.Э.Ш" отлично показал Корейский синдром, а вот в середине 19 века в Англии был Крымский синдром.
Итак, война закончилась, но...
Часть депутатов, попавших в британский Парламент в 1857 году и позже, были ветеранами Крымской войны. Так, лорд Генри Перси, избранный депутатом от Северного Нортумберленда, страдал хроническими приступами невралгии, и стал ярым противником войны. При Инкермане он получил ранение и сидел в окружении с 50 солдатами без боеприпасов, видимо это событие наложило свой отпечаток.
Лорд Адольфус Уэйн служил с Шотландскими Стрелками, и Крымская война немного повредила его разум. Так, в марте 1861 года, сильно поспорив в Парламенте, он резко ринулся к выходу, и был найден на Ковентри-Стрит, где с балкона кидал в толпу сигары и деньги. Несмотря на это он продолжал быть депутатом до 1864 года.
Лорд Джон Хэй был командиром канлодки "Уосп", в апреле 1855 году получил ранение из-за разрыва на лодке Ланкастерской пушки, осколки выбили два зуба, попали в рот, а так же ранили лорда в плечо. Хэй был яром сторонником канлодок и с бешенством набросился на обвинения в Палате общен по поводу Великого Строительства о том, что канлодки времен Крымской - это "самые убогие (miserable) образы военно-морской архитектуры, когда-либо построенные в Британии". Он постоянно кричал что канлодки "оказали нам величайшую услугу во время войны с Россией".
Джон Уильям Фейн, депутат от Оксфордшира, во время войны набрал 600 милиционеров в своем округе, чтобы препятствовать королевским офицерам в вербовке добровольцев. Фейн говорил, что делает обществу услугу целых два раза: во-первых, никого из его 600 ребят на войну не отправят, во-вторых, Оксфордшир не получит своей порции гробов из варварской России.
Некоторые же депутаты пошли на войну добровольцами, причем на большие должности. Так, депутат Лодердейл Моль (Lauderdale Maule) был назначен сюрвейер-генералом от артиллерии, то есть вообще - главным логистом английской армии в Крыму. Перед отъездом в Крым он произнес довольно бравурную вещь в Парламенте, мол, русских мы разобьем, проблем нет, армия не имеет на складах только черепахового мяса и прогулочных тростей, всего остального - просто с избытком, в общем - не война будет, а легкая прогулка. Конец его был не только печален, но и в какой-то степени саркастичен, как и вся английская логистика времен Крымской -он успел присоединиться к армии 20 июля 1854 года у Варны, а умер 1 августа 1854 года. От холеры. Из-за недостатка медикаментов и ненадлежащего медобслуживания.
Еще один парламентарий попал в Крым во время кризиса правительства Абердина зимой 1854-1855 годов, и прибыл к Раглану как парламентский наблюдатель, в ранге генерал-адъютанта - это Джемс Бакнэлл Бакнэлл Эсткорт. Ссоры с Рагланом закончились ровно 24 июня 1855 года - Эсткорт умер от холеры.
 
 
George Rooke
09 May 2018 @ 11:41 am

Текст не мой, но очень мне понравился.

"Балерина собрала бомбу".

Удивительно, но карликовые государства в Европе в 1940-1945 гг. сопротивлялись нацистам круче, чем некоторые страны значительно покрупнее размером. История партизанского Сопротивления Люксембурга, Монако и Сан-Марино.

В 6 часов утра 10 мая 1940 года немецкие солдаты, продвигающиеся в сторону столицы крохотного европейского государства – Люксембург, остановились в маленькой деревушке и попросили у первой попавшейся женщины (на вид – лет восьмидесяти) холодной воды. Старушка кивнула, вышла в дом и вернулась назад с охотничьим ружьём – обалдевшего обер-лейтенанта спасла только осечка. Оккупанты не знали, что делать с пожилой дамой, и поэтому заперли её в собственном доме – из «заточения» пенсионерку освободили соседи. В 1940-1944 годах нацистская Германия захватила несколько карликовых государств Европы – об условиях их жизни под сапогом вермахта мы практически ничего не знаем. А между тем, в этих «игрушечных» странах всё было по-настоящему – и сопротивление, и казни, и депортации в концлагеря. Впрочем, по порядку.

Начнём с того же Люксембурга. Захват этой монархии (государство именовалось «великим герцогством») произошёл всего за четыре с половиной часа, и почти бескровно – 7 военнослужащих было ранено: немцы попросту заперли люксембургских солдат в казармах. Население герцогства составляло на тот момент 284 000 человек – Гитлер включил карликовую страну в состав Третьего рейха, и благополучно забыл про неё. Такой расклад люксембуржцев, которые по велению фюрера вдруг стали немцами, не устроил. Уже зимой 1941 года появились подпольные организации – их возглавляли коммунисты или социалисты, однако оружие было достать негде. Люксембуржские подпольщики сосредоточились на «антипропаганде» – распространяли листовки против нацистов, призывали к саботажу продукции, идущей на Восточный фронт, и даже в 1942 году организовали всеобщую забастовку – остановились военные заводы на территории всего Люксембурга. Немцы в ответ публично казнили девять руководителей стачки. Также, люксембуржцы спасали евреев, подлежащих депортации в концлагеря, и помогли бежать из страны десяткам преследуемых. К сожалению, из 3 500 люксембургских евреев, живших в стране до войны, почти две тысячи погибли. Главным же сражением люксембургского Сопротивления считается защита замка Вианден 15-19 ноября 1944 года, где партизаны отразили атаку войск СС, уничтожив 23 оккупанта и потеряв одного человека убитым. После войны в Люксембурге наказали политиков, сотрудничавших с нацистами – лидер местных коллаборационистов Дамиан Кратценберг был повешен.

Монако – совершенно микроскопическое государство на юге Франции – сохранило формальную независимость после начала Второй мировой войны, но в 1942 году было оккупировано фашистской Италией, а в сентябре 1943 года (после свержения в Риме диктатора Муссолини) маленькое княжество занял батальон вермахта. Поразительно – в числе лидеров местного Сопротивления оказались артисты монакской оперы и балета, включая ведущих певцов и дирижёров. Возможно, это было вызвано тем, что местная «звезда» – театральный импресарио Рене Блюм, ещё в 1942 году ввиду своего еврейского происхождения был отправлен в Освенцим и там убит. Блюм считался «отцом-основателем» балета Монако, именно он в своё время пригласил балерин-эмигранток из царской России – немцам его смерть не простили. Первым актом Сопротивления стало спасение уцелевших евреев – подпольщики помогли директору Оперы Раулю Гинзбургу бежать в Швейцарию. Однако из 66 еврейских граждан Монако спрятать удалось только девять – остальные погибли в нацистских концлагерях. Население Монако в то время не превышало 17 000 человек. Артисты (включая даже некую 19-летнюю балерину) подручными способами собрали взрывное устройство, и попробовали привести его в действие в знаменитом казино Монте-Карло, однако бомба не сработала – всё же, они люди искусства, а не профессиональные подрывники. Тогда певцы и танцоры спланировали нападение на патруль, в результате чего был убит сержант СС и ранены два солдата. Даже в такой маленькой ячейке Сопротивления оказался предатель – немцы получили донос, и разгромили подполье. В августе 1944 года нацисты казнили лидеров партизан: Ренье Боргини, Жозефа-Анри Лайуа и Эстер Поггио. Через 14 дней немцы отступили из Монако, и в 3 сентября 1944-го годичная оккупация завершилась.

Карликовое государство Сан-Марино, со всех сторон окружённое территорией Италии (с населением в 15 000 человек) было захвачено Германией в предпоследний год войны. Этому предшествовал серьёзный дипломатический конфликт. 27 июля 1944-го германское командование официальным письмом уведомило власти Сан-Марино, что суверенитет страны может быть нарушен по военным соображениям. Вслед за тем, немцы вошли в столицу, и оборудовали там госпиталь для раненых солдат вермахта. Жители поднялись на протесты и окружили больницу кольцом, скандируя – «Хватит лечить убийц!».
Правительство Сан-Марино направило ноты протеста Гитлеру и Муссолини, угрожая «проблемами по причине нарушения нейтралитета». Странно, но это подействовало – госпиталь был свёрнут. Однако немцы оставили блокпосты на территории государства. Через неделю три гражданина Сан-Марино напали на подобную заставу, и убили германского солдата. В ответ немцы взяли в заложники 15 мирных жителей. Продержав их в тюрьме три дня без еды и воды, вермахт был вынужден отпустить пленников – как-никак, Сан-Марино и верно нейтральное государство. Тем не менее, атака явилась поводом к оккупации – немецкие войска вошли в страну, и закрепились на горе, дабы отразить предстоящее наступление союзников. Это не помогло – сан-маринцы указали британским разведчикам слабые места в немецкой защите, и 17 сентября 1944 года немцы, потеряв 274 солдата убитыми, поспешно отошли назад. За всё время войны погибло 63 гражданина Сан-Марино, большинство из них – в результате ошибочной бомбардировки союзниками вокзала. После окончания войны Великобритания выплатила крошечной стране компенсацию за смерть людей и разрушения - 80 000 фунтов стерлингов.

Удивительно, но в общеевропейском Сопротивлении оказалось задействовано и крохотное государство Андорра, находящееся между Францией и Испанией. Гитлер сохранил его нейтралитет, однако андоррские контрабандисты приняли участие в снабжении французских партизан оружием, поставляя им взрывчатку и патроны, приобретаемые на «чёрном рынке» в Испании.

На фоне десятков миллионов жертв и масштабного партизанского движения в СССР кому-то формы сопротивления раздавленных Германией карликовых государств покажутся смешными и несуразными. Извините, мы считаем иначе. Ведь европейские страны вполне себе приличных размеров – вроде Нидерландов – открыто сотрудничали с нацистами (местная полиция помогла отправить в лагеря смерти сотни тысяч голландских евреев), а во Франции формирования местных эсэсовцев, «милиции», французского гестапо и сотрудников пронацистского «режима Виши» в три раза (!) превышали отряды партизан-«маки». Поэтому, жителям попавших в жернова войны государств-«малышей» требовалась огромная храбрость, чтобы бороться со всесильным драконом нацизма. Лично я скажу им за это спасибо.

* На фото — рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер во время визита в Люксембург, нацистский приказ о казни 9 подпольщиков Люксембурга в 1942 году, и объявление о нейтралитете на границе Сан-Марино - каковое в итоге не помогло.

Георгий Зотов

Tags:
 
 
George Rooke
08 May 2018 @ 12:09 pm
"Как известно" (с), 29 января 1856 года королева Виктория учредила награду "Крест Виктории", все 1351 экземпляр которой были отлиты из винградов 2-х русских пушек, захваченных в Севастополе.
У меня уже давно был когнитивный диссонанс - в России к 1850-м уже давно не было бронзовых орудий, а ВК вроде как бронзовый крест. Где англичане смогли надыбать две бронзовые пушки в Севастополе? Грешным делом думал, что наверное турецкие где-то достали. Но реальность оказалась прозаичнее и... веселее.
Британский историк Джон Глэнфилд (Glanfield) озаботился этим вопросом и провел свое расследование. Первым делом он поехал в Вулвич, где якобы стояли захваченные русские пушки, из которых гордые бритты клепали Кресты Виктории, и сравнил пробы с крестами разных эпох. Оказалось, что пушки в арсенале Вулвича не служили донорами крестов до 1914 года. А далее действительно британцы нашли бронзовую пушку, которую было решено пустить на ВК. Бронзовую. Китайскую. Захваченную в Шанхае или окрестностях во время Первой Опиумной войны. Так и вспоминается эпическое из фильма "Армагеддон": "Американские блоки, русские блоки… Все сделано в Китае!"
А что же до 1914-го?
А они тоже выделывались из китайских пушек. На некоторых крестах читаются даже элементы не до конца расплавленных иероглифов в рентген-анализе (X-ray analisis).
Часть ВК сделана из расплавленных каскабелей (винградов) пушек совершенно различного производства, от французских, до турецких. Еще раз - просто русских бронзовых пушек ни в Бомарзунде, ни в Севастополе, ни даже в Керчи и Кинбурне просто не было.
Кстати, оставшийся метал на ВК весом в 358 унций (10 кг) от китайской пушки хранится хранилище 15-го полка в Доннингтоне. Это примерно на еще 80-85 Крестов хватит.

 
 
George Rooke
07 May 2018 @ 04:05 pm
В общем, про то, что Севастополь стал целью кампании довольно случайно, я уже писал. Но что же было целью до него? О, это великолепная история!
Итак, русские покинули Дунайские княжества, союзные войска загибаются от холеры, обещанная 100-тысячная армия румын почему-то к союзникам НЕ присоединилась, и главы командования в размышлениях, почти по Чернышевскому - "Что делать?".
Теперь немного предыстории. Синоп случился 30 ноября 1853 года. Союзники вошли в Черное море в конце декабря, и сначала пошли к Синопу, а потом к Кавказскому побережью. Действовать силами флота против союзных эскадр Николай и Меншиков морякам запретили, и, сам создав такую сложную обстановку, Николай I приказал эвакуировать русские гарнизоны и взорвать форты по Черноморской береговой линии. Из этих укреплений считалось возможным защищать только крепости с наиболее сильными гарнизонами и артиллерией — Анапу, Новороссийск, Геленджик и Сухум. Крепости эти соединялись сухопутным сообщением с Черноморской кордонной линией на Кубани, а их гарнизоны в случае необходимости могли отойти в глубь территории. В статье о положении на русско-турецком театре военных действий К. Маркс и Ф. Энгельс писали, что русские «оставили почти все свои крепости на восточном берегу Черного моря не из боязни союзного флота, а для усиления своей армии в Грузии».
После ликвидации укреплений почти все кавказское побережье Черного моря оказалось открытым для союзного флота и десантных войск. Специально выделенная эскадра союзного флота под командованием английского контр-адмирала Лайонса, хорошо знавшего Кавказское побережье еще с 30-х годов, должна была разрушить оставшиеся русские форты и основать небольшую базу для кораблей союзников, которая могла бы служить для связи с местным населением.
5 мая 1854 г. Лайонс сначала направил эскадру к берегам Крыма, а затем Кавказа. Одновременно к побережью Кавказа был отправлен и флот Оттоманской Порты, в задачу которого входила доставка горцам боеприпасов и вооружения (6 пушек, 250 снарядов, 6 тыс. ружей, около 500 ящиков с картечью и 75 тыс. зажигательных ракет). "Тем временем два линейных корабля (винтовых парохода) и семь паровых фрегатов,- писал Ф. Энгельс,- находятся па пути в Черкесию. Им было поручено разведать берега Крыма, а затем - разрушить форты на черкесском побережье. Эскадра под командой контр-адмирала Лайонса должна была в это самое время вступить в связь с черкесами, в особенности с вождем их Шамилем. Что контр-адмирал Лайонс должен сообщить Шамилю, достоверно не известно; одно не сомненно, что он не может доставить ему того, в чем тот наиболее нуждается, т. е. оружия и боевых припасов... Одновременно мы узнаем, что сюда же плывет турецкий флот, который везет черкесам все необходимое для вооружения". В то же время французский капитан Модюи пытался добраться до Дагестана, чтобы там встретиться с Шамилем и «заставить шейха, - говоря словами турецкого офицера Осман-бея, - принять участие в нашу пользу, атакуя русских с тыла». Установить непосредственные связи с Шамилем союзникам не удалось, но с Магомед-Амином они неоднократно вели переговоры о совместных действиях против России. Французский капитан, отправленный маршалом Сент-Арно в июле 1854 г. для личных переговоров с Магомед-Амином, писал: «Я не знал тогда, кем был в точности наиб... судя по явной почтительности, которая его окружала, я полагал его подлинным вождем этих отцов племен, которые его сопровождали, позже я узнал, что он был ничем. Наиб был для них объектом уважения, по находился среди них только для того, чтобы просить их помощи; он просил, а не командовал». Командир французского военного корабля «Шарлемань», участвовавшего в поиске эскадры Лайонса вдоль Черноморского побережья Кавказа, доносил в ставку союзного командования: "нет согласия между старшинами прибрежных горских племен", с которыми входил он в сношение.
Дальше - больше. В июле 1854 г. Магомед-Амин (Наиб-паша, Эмин-бей, как его именовали в турецкой и европейской прессе того времени) во главе черкесских посланцев по приглашению союзного командования выезжал в их ставку в Варну для переговоров о совместных действиях против России. Союзники устроили черкесским посланцам торжественный прием, чтобы показать им силу и мощь свою. «Проезжая мимо Варны,— рассказывает в своих воспоминаниях наиб,— мы встретили французские и английские войска у крепости, и они все салютовали нам выстрелами из пушек с каждой батареи. Со мною тогда было около 70-ти черкесских князей». Прибытию черкесских посланцев в Варну союзники придавали большое военное и политическое значение. В это время в военных кругах Англии и Франции не было единого мнения в вопросе, куда направить основные силы союзных войск. И наконец-то союзники сумели посмотреть воочию на своих предполагаемых союзников.
А потом началось эпическое. 27 июля (8 августа), ровно через два дня после появления черкесской делегации в Варне, Сент-Арно пишет в Париж о том, что экспедиция наконец-то нашла цель! Цитата из Тарле: «этот проект состоит в том, чтобы броситься на Анапу и Суджук-Кале, которые можно окружить и взять. Я нападу на Анапу и Суджак-Кале одновременно. Двойная высадка на севере и на юге. Я велел произвести рекогносцировку на берегу и у фортов: ничего не может быть легче, особенно со значительными силами, приготовленными для Севастополя, которые и послужили бы тут. Более того, это дело приобретает большую важность с политической точки зрения потому, что помощник Шамиля Наиб-паша находится здесь, в Варне, с пятьюдесятью черкесскими вождями. Он только что мне предложил, если я высажусь в Черкесии с армией, поднять все племена и предоставить в мое распоряжение сорок тысяч вооруженных ружьями людей, чтобы отрезать русским отступление и уничтожить их. Это очень соблазнительно».
Однако против высадки на Кавказе выступили.... англичане и турки. Дело в том, помогали черксесским горцам англичане с 1830-х годов, и хорошо представляли, что там творится. Они понимали, что никаких 40 тысяч дополнительных войск союзники на Кавказе не получат, более того - эти соединения горцами могут быть использованы для удара в спину, а гоняться по горам за туземными и русскими отрядами, и заниматься обеспечением для французов второго Алжира Роял Неви уж точно не хотелось. Ну и кроме того - любого иностранца на Кавказе рассматривали как
а) Мешок, набитый ништяками, а последние аллахом посланы на благословенную землю Кавказа, и эти ништяки надо обязательно отобрать и освоить;
б) Сам мешок с костьми - это отличная рабсила, которую можно использовать в хозяйстве или выгодно продать в Турцию за золотые и серебряные кружочки. В этом плане горцам было вообще похрен на национальность этого мешка с костями.

Что касается турок - им уже русское присутствие на Кавказе было в тягость, а тут еще англичане с французами туда рвутся. Это потом и с ними воевать придется что ли?
Таким образом, для англичан война на Кавказе представлялась войной с неясными целями и перспективами, и что самое главное - затяжным конфликтом. А для турок высадка была чревата потерей влияния на местное население.
Именно поэтому британцы предложили высадку в Крыму, исходя из того, что в этом случае война будет быстрой и значение Роял Неви будет раскрыто во всей красе - наконец-то флот против флота!
Маршал Сент-Арно загорелся идеей: «Лишь только я высажусь в Крыму и бог пошлет нам несколько часов штиля - кончено: я владею Севастополем и Крымом».
Но что-то пошло не так...

 
 
George Rooke
07 May 2018 @ 12:01 am
Просто картины
Read more...Collapse )

Вот честно... Понятно, что генетика может выстрелить в любой момент, но Николай Павлович вообще не похож ни на деда, ни на отца, ни на братьев. Глядя на пару Павел-Мария Федоровна, вопросов, чьи дети Константин, Александр и Михаил - не возникает. А с Николаем - как раз возникает.
 
 
 
George Rooke
06 May 2018 @ 12:08 pm

Тут один новомодный сайт опять выдал "шедевр", тиражируя мифы об убийстве Павла Первого. А что же было на самом деле?
Вывод очень прост. Знали англичане о заговоре? Да. Участвовали ли в нем? Нет. Давали деньги заговорщикам? Да. Был ли заказ от английского правительства? Нет. Вообщем читайте.

Мы считаем, что следует выделить три этапа в формировании и «развитии» заговора. В самом начале, уже в 1799 г., возникли первые замыслы о необходимости насильственной смены правления в России. В течение этого времени произошло ужесточение внутриполитического режима и наметился разрыв с Англией. Это привело к обновлению состава заговорщиков: во главе их встал П.А. Пален, под руководством которого и была создана заговорщическая организация в полном смысле этого слова. Далее, примерно с середины 1799 до конца 1800 г., к заговору был привлечен великий князь Александр Павлович, который также стал одним из его руководителей, и, вероятно, вернувшийся из Итальянского походя великий князь Константин. На заключительном этапе к заговору присоединились генералитет и офицерство - главные его непосредственные исполнители.

Каково же участие в подготовке заговора английского посла Дж. Уитворта? Известно, что он был другом и единомышленником Н.П. Панина, одного из инициаторов подготовки переворота. Вместе с Никитой Петровичем они рассуждали о проблемах верховной власти, вреде деспотизма, истории душевной болезни английского короля Георга III, во время которой руководство делами в стране поручалось принцу Уэльскому. Таким же способом, считали они, необходимо воспрепятствовать дальнейшему сумасбродному правлению Павла I, большинство мероприятий которого иначе как сумасшествием объяснить невозможно. Ответить на вопрос, стояло ли за британским послом Дж. Уитвортом его правительство, очень сложно, хотя, конечно, Павел был крайне неудобным, непредсказуемым правителем. Известно, что, инструктируя своих послов, британское правительство настойчиво рекомендовало им изучать характер, привычки, настроения стоящих около престола лиц и поддерживать с ними дружеские отношения. Тогда при необходимости можно было воспользоваться их услугами: получить необходимую информацию или сделать соответствующее интересам Англии внушение [14, с. 96].

Конечно, Дж. Уитворт не организовывал и не руководил заговором непосредственно, а вот в финансовом участии англичан сомнений почти нет. Так, Е.С. Шумигорский в книге «Екатерина Ивановна Нелидова» приводит свидетельство П.А. Толстого, что он видел в марте 1801 г. у П.А. Палена целые слитки английских гиней [15, с. 162]. Как свидетельствовали авторы мемуаров, английские деньги помогли вернуться из ссылки князю П.А. Зубову. Было объявлено, что последний не прочь жениться на дочери Кутайсова, фаворита Павла I. Посредницей в деле распространения слухов была госпожа Шевалье, подруга Кутайсова, подкупленная за большие деньги. Переговоры с ней вела Ольга Жеребцова, сестра Зубовых и близкая подруга британского посла Дж. Уитворта. Кроме того, в начале 1801 г. она уехала за границу и там предсказала печальное событие 11 марта [16, с. 95]. Наконец, осведомленность и заинтересованность Англии в перевороте, а также покровительство заговорщикам доказывает замечание В.П. Кочубея в письме С.Р. Воронцову: «Если вам нужно сообщить мне что-нибудь тайно, то пользуйтесь английскими курьерами и пишите лимонным соком» [17, с. 202-205].

КиберЛенинка: https://cyberleninka.ru/article/n/tsareubiystvo-11-marta-1801-g-svoi-ili-chuzhie

 
 
George Rooke
04 May 2018 @ 01:07 pm
Теперь перенесемся в благословенную Богемию и Моравию.
После Тридцатилетки там была пасторальная тишь да гладь, которая изредка прерывалась конечно топтанием своих или чужих армий по чешской земле, но это было не критично. Все-таки земля обильная, население зажиточное, урожаи отличные, живи да радуйся.
Тучи начали сгущаться в 1769-м. Началась очень дождливая осень, дожди могли лить как в Колумбии, по пять-семь дней не переставая. Земля превратилась в кашу. Часть посевов была затоплена. Зимы со снегом так и не наступило, дожди продолжались не переставая. До 19 марта 1770 года. И тут ударил мороз. -10...-13. И выпал снег. Все, что снег не успел замести - замерзло напрочь. Снега шли до середины апреля, потом оттепель, все растаяло, а в конце апреля - опять мороз, но уже без снега. И стоял до середины мая.
А потом, за два дня фактически, температура увеличилась до +18 и наступило лето. Собственно, понятно, что озимые сдохли, а те, которые не сдохли - из-за повышенной влажности и смены тепла и мороза заразились каким-то грибком, и превращались в труху (задолго до фитофтороза в Ирландии, зерно оказывается вполне спокойно может заражаться и травить своих потребителей, не хуже картофеля). Кто пробовал есть - травился, и чаще всего умирал.
Надо сказать, австрийские власти начали действовать сразу. Из Венгрии было послано посевное зерно, в Саксонии закупили картофель и пшеницу. Надежда была на яровые, которые усилено начали сеять в июне. Понятно, что цикл сместился, и собирать засеянное зерно можно было только в октябре-ноябре, но... опять начались дожди, которые шли не переставая 2 месяца. И начался голод.
Очень жестокий голод. Мария-Терезия и Иосиф обратились к чешским лендлордам с просьбой расчехлить склады и начать кормить страждущих, однако... оказалось, что летом 1770-го лендлорды смело продали все зерно по заоблачным ценам в тоже голодающие Пруссию и Баварию! И начался голод. Настоящий голод. С поеданием даже травы. С людоедством (имперские комиссары отмечали такие случаи). С гибелью скота, и т.д.
И вот тут у императрицы и ее сына начало бомбить. Бомбить очень сильно. И в Чехию послали двух госчиновников с расстрельными полномочиями - это графы Лепольд фон Колловрат (да-да, не удивляйтесь, Kollowrat) и Карл фон Хатцфельд. Задача - навести порядок на землях Короны и устроить так, чтобы Богемия
а) победила голод
б) не отделилась из-за взрыва сепаратизма на почве голода, и не захотела, понимаешь, в какую-нибудь Пруссию.

Хатцфельд специальным указом был назначен Верховным канцлером Соединенной Богемо-Австрийской Ее Императорского Величества Канцелярии, и провел в этом ранге шесть месяцев, с июня по декабрь 1771 года. Надо сказать, что многие за 18 лет не добиваются того, чего добился Хатцвельд всего за полгода.
Первым делом он перевел войска из Венгрии, чтобы у него был реальный рычаг давления на местных лендлордов, который далек от местной коррупции.
Далее - бах! - первый указ. Любой лендлорд, который использует барщину, обязан кормить своих крестьян. Не может прокормить - имение уходит в казну. Без компенсации. Если пробует продать - конфискация без компенсации. Если пробует переписать на наследников - конфискация без компенсации.
За первым взрывом последовал второй - фермеры, не сажающие на своих полях картошку помимо зерна, будут платить налогов в два раза больше. Лендлорды, мешающие сажать картофель (правильно, ибо зерно можно выгоднее заграницу продать, рядом же Дунай) лишаются своих имений без компенсации.
Поняв, что ситуация грозит бунтом среди знати, предательский удар поддых ввел уже Колловрат - лендлорд может освобождаться от содержания своих крестьян в голодные годы, если переходит на механизм их найма, и "платит справедливую цену" за товар. То есть становишься ты рантье - при этом теряешь не только права сеньора, но и обязанности. Решай сам. Мы же не принуждаем, как говорится. Но подпираем свои решения штыками.
Разгневанные чешские помещики поехали обивать пороги Вены - мол, это что вы там за беспредельщиков прислали? Да они, мало того что волки позорные, так еще и НЕМЦЫ!!! Заводилой был крупнейший наверное лендлорд Богемии граф Рудольф Хотек (Chotek).
А меж тем Иосиф, забыв о конфронтации с Фридрихом Великим, слал к нему послов с просьбой - помоги, брат король, своими знаменитыми картофельными командами, которые в Саксонии людей обучали сажать картофель и за ним ухаживать. И Фридрих помог. Реально помог. По всей Богемии, пока местные графья и князья жаловались на Канцелярию, крестьян учили правильно сажать картошку. Полевые кухни прусской армии заезжали в деревни и угощали местных разными блюдами из картофеля - картофель со сметаной и зеленью, картофель с солью, печеный картофель, картофель с маслом и свиными ушками, и т.д. И народу пришлось по нраву.
Хатцвельд был снят в ноябре 1771 года, поскольку помешать голоду он уже не мог, и боролся за будущее. Эти 6 месяцев оказались для Чехии самыми трудными - страна до этого жила на монокультуре - пшенице, два урожая подряд погибли, запасы на корню распроданы "эффективными менеджерами", и за эти полгода умерло до 250 тысяч чехов. Однако сменили его... опять на немца, графа Филиппа Блюменгена (Blümegen), который продолжил политику своего предшественника.
1 октября 1771 года в Богемию прибыл сам император Иосиф II, который пробыл в провинции до 17 ноября. Он никого не принимал, только ездил по городам и селам, и выяснял положение дел. Приехал он не с пустыми руками - из Венгрии пришло 24 тысячи тонн посевного зерна, а так же порядка 13 тысяч тонн зерна для еды. Иосиф подтвердил все распоряжения Хатцвельда и Блюмегена, более того - своим указом установил мораторий на продажу зерна из Богемии в любую другую страну или область, пока ситуация не стабилизируется. Более того, на будущее император ввел специальные сертификаты на торговлю зерном. Тот кто торговал без сертификата - считался контрабандистом со всеми вытекающими вплоть до конфискации.
Весной 1772 года был снят хороший урожай, и Чехия стала оправляться от последствий голода. Всего количество погибших оценивают в 500 тысяч человек, это 12% населения почти 4,5-миллионной Чехии и Моравии на тот момент.
Плюсов от голода было ровно два - были сильно ограничены права помещиков, большая их часть перешла со своими крестьянами на денежные отношения, примерно 30 имений было конфисковано в казну; ну и чехам полюбился картофель, который они массово зачали производить. Картофель занял почетную 1/5 часть урожая в Богемии. Соответственно угроза последующего голода отступила. Ах да, еще один плюс забыл.
Теперь внешняя торговля зерном с территории Богемии велась примерно так - лендлорды сдавали урожай по фиксированной цене государству, а государство уже часть зерна помещало в закрома Родины, а часть продавало на внешнем рынке. Мимоходом досталось и церкви, которая любила продавать зерно налево, для нее ввели общие правила продажи. Это очень больно ударило по перекупщикам, которые раньше наживались на перепродаже зерна. Чаще всего это были евреи, их так и называли - "зерновые евреи" (Corn-Jews). Ну и хороший удар еще пришелся по кулакам в изначальном понимании этого слова - то есть по тем, кто специально придерживал зерно, чтобы потом, когда цены взлетят, продать его и наварить свой небольшой гешефт. Была даже выпущена специальная медаль (которую кстати массово получали венгерские полки): аверс - кулак над кучей зерна висит непременно на дереве, повешенный непременно за шею; реверс - черти в аду разводят костер под чаном с кулаком, у которого деньги сыпятся из рта.

Написано по мотивам
1. Joseph R. Goldman "Count Karl Hatzfeld and the Bohemian Famine of 1771".
2. William E. Wright "Serf, Seigneur, and Sovereign: Agrarian Reform in Eighteenth-Century Bohemia".
3. Rudolf Brázdil, Michaela Durďáková " THE EFFECT OF WEATHER FACTORS. ON FLUCTUATIONS OF GRAIN PRICES. IN THE CZECH LANDS. IN THE 16TH−18TH CENTURIES".


Иосиф II раздает милостыню во время голода в Праге, 1771 год.
Tags:
 
 
George Rooke
03 May 2018 @ 11:53 pm
Что можно заметить по морским войнам 1793-1815 годов - это снижение количества фрегатов в сражениях флот на флот.
Смотрим.
Славное 1-е июня (1794 год).
У Хау на 36 ЛК 11 фрегатов.
Корнуоллис в Бискайской кампании 1795 года - 22 ЛК и 11 ФР.
Хотам у Йерских островов - 22 ЛК и 2 ФР (Хотя требовал для себя гораздо больше, еще 2 фрегата были отправлены в Лигурийское море, и сделали важное дело - сообщили о выходе из Тулона Мартэна. Еще один фрегат был отослан с отрядом Нельсона).
Кампердаун, 1797 - у Дункана 14 ЛК и 4 ФР.
Сент-Винсент, Джервис, 1797 - 15 ЛК и 5 ФР.
Абукир, 1799, Нельсон - 11 ЛК, фрегатов нет (собирают лут с испанцев).
Копенгаген, 1801, Нельсон - 12 ЛК и 5 ФР.
Финистерре, Кальдер, 1805 - 15 ЛК и 2 ФР.
Трафальгар, Нельсон, 1805 - 27 ЛК, 4 ФР.
Сан-Доминго, Дакуорт, 1807 - 7 ЛК и 2 ФР.
Дарданеллы, 1807, Дакуорт - 8 ЛК и 2 ФР.
Копенгаген, 1807 - 18 ЛК и 11 ФР.

Если убрать операции "флот против базы флота" (оба Копенгагена), видно, что количество фрегатов в морских сражениях сильно уменьшилось. Хотя нет, не так. У того же Нельсона перед Трафальгаром в общей сложности было 22 ФР. Где же были они? Да занимались разведкой, набеговыми операциями, служили почтовыми судами, вели отдельные операции, поэтому при флоте остался самый минимум. Нельсоном же была выведена формула, что для эскадры достаточно одного фрегата на 4 ЛК. Остальные фрегаты (и шлюпы) должны были обеспечить контроль моря, контроль торговли, и своей, и чужой.
Именно этот феномен заставил позже Джулиана Корбета чеканно сформулировать: "Каждый крейсер приданный линейному флоту это крейсер, который не выполняет свои основные обязанности".
Ну и еще.
Из совершенно другой эпохи.
Вообще в ВМВ оказалось, что (до эры авианосцев) соединение "ЛК+ЭМ" вполне может выполнять любые задачи. То есть крейсер - это слишком большой эсминец, но слишком слабый линкор. То же самое можно экстраполировать и на парусную эпоху. Плюс крейсеров-фрегатов в том, что их просто много. Фрегат - плохой линкор, но избыточно сильный шлюп. Именно поэтому его главные задачи при флоте были пересмотрены в пользу индивидуальных действий, разведки (в том числе и боем) и контроля за морем.

 
 
George Rooke
03 May 2018 @ 12:54 pm
Производство зерна крупнейшими странами-производителями пшеницы в конце 19 - начале 20 века. В миллионах бушелей.

производство пшеницы США Россия Индия Франция Канада Аргентина Австралия Британские острова
1885-1889 515 357 265 302 38 20 26 76
1889-1894 628 360 247 303 41 47 31 69
1894-1899 686 452 240 326 52 59 27 59
1899-1904 714 545 249 338 76 42 93 58
1904-1909 672 620 301 332 104 158 59 56
1909-1914 694 791 352 317 197 147 90 61


Тут еще следует учесть, что урожайность пшеницы в России в среднем - 5-6 центнеров в гектара, в США - 9.8 центнеров, в Бенилюксе 14 центнеров с гектара, в Британии - 16 центнеров с гектара.

Данные по Wilfred Malenbaum, "The world wheat economy", repris par "The American Spirit: United States History as Seen by Contemporaries", 2015, page 482.

Ну и еще одна табличка - рост спроса на пшеницу в Британии:

Английский импорт пшеницы 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856
В млн. четвертей 0,78 0,085 1,90 2,6 1,8 4,45 3,7 3,7 3,3 4,8 3,8 2,7 4
миллионы ф.ст. 2 0,01 5,2 9,1 4,6 9,2 7,4 7,2 6,1 12,9 12,2 9,8 13,9


Здесь данные из "The rise and fall of British wheat protection", par Paul Sharp, page 10

Ну и еще одна информация к размышлению. Помните, когда мы говорили про Ирландию и картошку, все восхищались изворотливыми британцами, которые для увеличения производства зерна решили в Ирландии зерно выращивать на экспорт, а чтобы сами ирландцы могли спокойно питаться и не подохнуть - ввели вторую монокультуру - картошку? Примерно то же самое проделали в Румынии местные господари прям под занавес 17 века - в 1692 году. Экспортировать пшеницу в Константинополь (и тем самым потеснить египтян) очень хотелось, но блин... населения то вагон. Вот и начали массово вводить кукурузу, а зерно продавать на экспорт. Бинго!
Постепенно так подсадили местных на кукурузу и ее производные, что в 18 веке появилось румынское национальное блюдо - мамалыга.
Tags:
 
 
George Rooke
Вернее о том, как появляются новые блюда, и не только появляются, но и прививаются в определенном государстве, чтобы потом гордо получить звание "национальной кухни".
Как я уже писал, последние пара десятилетий перед Французской революцией голод стал во Франции частым гостем. По двум причинам. Первая - на том уровне сельского хозяйства, которой был, Франция могла прокормить примерно 20 миллионов человек, а население составляло 27-28 миллионов. Вторая - население питалось в основном монокультурой. То есть ело хлеб, закусывало хлебом, и заедало тоже хлебом. Даже каши, и те - ели очень мало. При голоде, когда зерна не хватало, начинали делать каштановую муку и хлеб из каштанов, отвратного качества, вроде нашей лебеды.
Надо сказать, что правительство эту проблему видело, и по мере сил пыталось решить. Еще в 1773 году министр финансов Тюрго указывал, что голод можно было бы если не убрать, то сильно снизить, если бы население ело не только хлеб, но и другие культуры. Например репу. Или рис. Или бобы. Или картофель. Более того, химики, физики, физиократы, политики, финансисты, повара, пекари, натуралисты занимались проблемой хлеба, вернее - проблемой замены хлеба.
И в 1772 году выходит книга, которая могла наверное появиться только во Франции. "Кухня для бедных". Вот выдержка из нее:
На покупку следующих продуктов потребно (в рейнских деньгах):
5 фунтов риса - 10 солидов
7 фунтов картофеля - 10 солидов 6 крейцеров
1 фунт тыквы - 1 солид
1 фунт 8 унций моркови - 1 солид
1 фунт 12 унций репы - 6 крейцеров
6 унций сливочного масла - 4 солида 6 крейцеров
6 унций соли - 1 солида
2 фунта хлеба - 10 солидов
Итого - 38 солидов 6 крейцеров.
Итого 46 фунтов еде, которой можно кормить 20 человек 2 дня.
Если заменить тут всю альтернативную еду хлебом - то стоимость возрастет в 5 раз, а накомить им можно будет всего 10 человек, и 1 день.
Собственно книга предлагает конкретные рецепты, объясняет, как готовить рис, как варить или жарить картофель, как делается суп из репы или тыквенная похлебка. Зная любовь бедняков к хлебу, там предлагается изготовление теста из картофеля и картофельной муки.
Вообще "пересмотр хлебного вопроса" стал одной из главных повесток французской внутренней политики в 1770-1780-х. Военно-морские экспедиции, посылаемые королем к берегам Южной Америки и островам Тихого океана, помимо всего прочего - это поиски альтернатив хлебу. Так, в Версале были высажены плоды "хлебного дерева", которое считалось очень перспективным для ухода от монополии хлеба в еде. Один из пекарей Парижа, Малиссе, изобрел новую технику помола, которая давала гораздо больший выход продукта. Как раз в эти годы кулинария из искусства стала наукой.
В 1792 году, уже при революции, выходит книга “La Cuisinière republicaine" - это 42 рецепта блюд из картофеля. Собственно якобинцы шли в деревню не просто со своими идеями, но и с этой книгой. Революция среди прочего поставла сверхзадачу - уйти от хлеба как от монокультуры. В этом случае неурожай хлеба не становился фатальным для населения.
В 1796 году выходит книга La Cuisine renversée”, так же пропагандирующая блюда из картофеля. Таким образом, Французская революция и Наполеоновская эпоха - это не только полное изменение жизни в политике Франции, но и совершенное изменение стола обычного француза. Причем изменение эпохальное.

 
 
 
George Rooke
28 April 2018 @ 12:58 pm
Продолжая тему внешнеполитического контекста Гражданской войны в США.
Как помнят читатели, после инцидента с "Трентом" США и Британия стояли на грани войны. В Англии к решению вопроса военным путем склонялись Пальмерстон, Гладстон и Раселл. Но вскоре северяне узнали и о переговорах Наполеона III с посланником КША Слайделлом. Изначально Франция хотела договориться с юнионистами по поводу французских приобретений в Мексике, но Линкольн отказался, поскольку считал, что Франция ему у границ совершенно не нужна. Поэтому Наполеон обратился к КША и предложил следующее: Франция, Англия и Россия принуждают США и КША к перемирию на 6 месяцев, и если Линкольн отказывается - начинают прямое военное вторжение на территорию Союза. Проблема была в том, что Россия об этом вообще была не в курсе, и на 1861 год заняла позицию жесткого нейтралитета. Мол, это дела заокеанские, пусть сама Америка с ними и разбирается. Понятно, что если бы внезапно России предложили такое участие Она бы отказалась. Ну а далее как в том анекдоте о групповом сексе - "Ну тогда вас мы вычеркиваем".
Тем не менее, эти планы, озвученные Линкольну, сильно испугали союз. Одно дело - бороться только с одной Британией (Пальмерстон в 1861 году, отослав 10 тысяч морпехов в Канаду, ровно уполовинил корпус Морской Пехоты Ее Величества), а другое дело - получить еще под боком и многотысячные армии Франции и России на своей земле.
В Петербург был срочно отправлен новый чрезвычайный посланник - Баярд Тейлор. Вопрос был только один - собирается ли Россия принимать участие в плане Наполеона III?
Тейлор сообщил Горчакову о предложениях Франции, и с облегчением узнал, что в Петербург такие предложения не поступали. Более того, Россия занимает строго нейтральную позицию, и удержит от вмешательства Англию и Францию.
Более того, Горчаков сделал для американцев даже больше - он это свое заявление разместил в официальном органе Российского МИДа: "Journal de St. Petersbourg". И добавил пару строчек от себя. Выразив глубокую обеспокоенность захватническими планами Франции и Британии и осудив их стремление к немотивированной агрессии.
12 ноября 1862 года Наполеон III официально сообщил, что у Франции нет планов вторжения в США или КША, и что Франция придерживается строгого нейтралитета.
Надо сказать, что администрация Линкольна восприняла эту политическую демонстрацию России своеобразно - я не знаю, что было в голове у янки, но они решили, что Россия... готова объявить войну Англии и Франции, если те вдруг вторгнутся на территорию Союза. Джон Биггелоу, влиятельный американский журналист и политик, писал еще в 1861 году : "Я имею полную уверенность в том, что ежели хоть одна европейская страна вмешается в дела Северной Америки, рано или поздно она окажется лицом к лицу с одной восточно-европейской страной, которая не особо отличается любезностью нравов, но отличается своим духом". Госсекретарь Сьюард эти слова повторил. В письме английскому премьер-министру.

 
 
George Rooke

Решил я разобраться, откуда есть-пошел Демократический комитет Свободной Европы, и оказалось - "о, сколько нам открытий чудных..."
Вобщем, все как и бывает, началось с Джузеппе Мадзини и его "Молодой Италии". Организовал он эту подпольную контору с двумя целями - тут впору процитировать Фредерика Форсайта и его слова про совершенно другое объединение: "Опытный психолог, он понимал, что борьба с голлистами должна вестись по разным направлениям и всеми средствами, включая террор, дипломатические переговоры и формирование общественного мнения. Частью его кампании стала серия интервью газетам и телевидению государств Западной Европы Жоржа Бидо, бывшего министра иностранных дел Франции, а тогда главы Национального совета сопротивления, политического крыла ОАС. В них разъяснялись мотивы, по которым ОАС выступила против генерала де Голля."То есть грубо говоря - террор и его сладкоголосое политическое оправдание. Естественно же, ради высоких целей.
В 1834 году Мадзини совместно с Джироламо Раморино (это эдакий кондотьер или солдат удачи 19 века, сначала помогал полякам в восстании 1830 года, потом вот связался с итальянцами) провел вторжение в Пьемонт из Швейцарии, набрав в свои ряды не пламенных революционеров, а всякий сброд - польский, немецкий, французский. Естественно, эта армия была без труда разбита австрийскими войсками Розена.
Мадзини бежал в Швейцарию, где организовал организацию... "Молодая Швейцария", а так же "Молодая Германия", "Молодая Польша" конечно же, чуть позже - "Молодая Ирландия", "Молодая Румыния", "Молодая Венгрия", высланные Герцен и Огарев образовали "Молодую Россию". Цели все те же, но теперь с привкусом швейцарского сыра. Швейцарцам это как-то не понравилось, и пламенного террориста выперли из страны в рекордные сроки. В общем-то, повзрослев, понимаешь, что Овод - не особо положительный персонаж. Особенно когда нам его дела предлагается "понять и простить"через призму "тяжелого детства и игрушек, прибитых к полу". Мадзини бежал в Париж, но и там сначала попал в тюрьму, а потом был выслан из Франции. Как оказалось - террористов не очень любят в этих ваших Европах, ну кто бы мог подумать?
И в 1840 году Джузеппе Мадзини поселился в Лондоне. Англичане подошли к делу по-деловому - как же мы можем этих диссидентов и террористов использовать? И появилась организация, возглавляемая Мадзини - "Молодая Европа". Правда "Молодую Ирландию" от греха подальше попросили прикрыть, поэтому существовала эта организация всего два года - 1840-1842. "Молодая Европа" называла себя "людьми прогресса и свободы", однако проповедовала она как минимум - бумажную борьбу за умы, а как максимум - террор. Обычный, посконный, домотканный террор. Ну и была не против интервенций. Так, "Молодая Польша" поддерживала хоть черта лысого, если он воюет с Россией. А "Молодая Венгрия" мечтала о войне между Францией и Австрией. На самом деле английские политиканы решили использовать "Молодую Европу" для торпедирования постулатов Венского Конгресса и разрушения "Братского и Христианского союза"  (Священный союз), рассматривая террористов и краснобаев как "полезных идиотов".
Но и этого показалось мало. В 1841 году создается еще один комитет - "Молодая Америка". Правда он располагался не в Лондоне, а в Нью-Йорке, был одним из подразделений Демократической партии и имел своим рупором газету "The United States Magazine and Democratic Review". О направленности этого комитета легко понять по тому, что одним из его членов был Джон О"Салливан, владелец вышеназванной газеты и автор основополагающей статьи "Manifest Destiny". Краткое содержание ее очень просто - США самой судьбой предназначено рулить всеми Америками и Карибами. Цитата: «Американские притязания основываются на том, что нам предначертано судьбой распространить свое владычество на весь континент, который дарован нам Проведением для развития величайшего эксперимента по установлению свободы и федеративного самоуправления». Несмотря на это, комитет имел явно проанглийскую направленность и не раз подозревался в шпионаже в пользу Британии.
Салливан поддержал избрание президента Полка и аннексию Техаса и Калифорнии, в 1851 году пытался с отрядом авантюристов высадиться на Кубе для ее захвата.
Но американцы - они всегда соперники англичан. и Комитет "Молодая Ирландия", изгнанный из Лондона, воссоздаётся в Нью-Йорке, причем в 1848 году, во время волнений в Ирландии, часть террористов и поставщиков оружия прибыло в Ирландию из США. Несмотря на это "Молодая Америка" выступала за разрыв традиционного союза с Россией, и за союз с Британией, как "самой демократической страны в Старом Свете". Кстати, одним из членов "Молодой Америки" был Франклин Пирс, ставший президентом США как раз перед Крымской войной.
Недаром еще Леопольд Саксен-Кобург-Готский, король Бельгии, жаловался королеве Виктории, которая была его племянницей: «У вас в Лондоне что-то вроде зверинца - всякие Кошуты, Мадзини, Легранжи, Ледрю-Ролены, и так далее... которых периодически спускают на континент, чтобы там невозможно было достичь ни покоя, ни процветания...»
Да, и еще. Как вы понимаете, только одного комитета никогда точно не было. "Молодая Британия". Насчет "Молодой Франции" у меня большие сомнения. С одной стороны - организации с таким именем не было. С другой - уж слишком много французских революционеров и бузотеров ошивалось на Острове. Например некто будущий Наполеон III в 1838-1840 годах, а потом и часть 1846 и часть 1848 года годах как раз отлеживался в Лондоне. Заметьте, Англичане свергли Наполеона I, но вполне поддерживали Наполеона III, ибо нестабильность во Франции для них была как рахат-лукум для араба.

 
 
George Rooke
27 April 2018 @ 12:22 pm
Ну слава богу, теперь я знаю выражение "весь мир в труху" на англицкий манер))) "wrap the world in flames" (превратим весь мир в огонь). Фраза написана американским госсекретарем Сьюартом британскому премьер-министру Пальмерстону, когда произошел инцидент с "Трентом" (на британском судне "Трент" были обнаружены два посла в Англию от КША). Говорят, Пальмерстон прифигел от таких выражений и от такой наглости (Мать твою, это же была наша, британская фишка!), и призвал в Парламенте поддержать Конфедерацию и начать с США трансатлантическую торговую войну. Но не срослось, не срослось.



На картинке Булл-Ран конечно же.
 
 
George Rooke
На зиму 1804 года в Тулоне насчитывалось 12 линейных кораблей. Далее Вильнев выходит из Тулона с 11 кораблями, остается 1.
1805 год - Трафальгар и Ортегаль. Тулонский флот 1 ЛК.
1806 год - Наполеон прибавляет к ним 2 корабля, захваченных у Неаполитанского королевства, и несколько фрегатов у Венеции. Кроме того, 10 кораблей начинают строить в Венеции, но строить их будут очень долго, войдут в строй только в 1810 году. Но эти корабли останутся в Адриатике, на защите Иллирии.
1807 год - в Неаполе срочно строятся 2х80-пуш. ЛК и 4х74-пуш. ЛК, 6 фрегатов и 6 корветов, которые позже перейдут в Тулон, но будут считаться Неаполитанским флотом Мюрата, ставшим королем Неаполя уже в 1808-м.
1808 год - благодаря строительству новых кораблей плюс захваченным русским кораблям сила Тулонского флота возрастает до 14 ЛК.
1811 год - Тулонский флот за счет строительства достигает численности в 20 кораблей.
1815 год - 24 корабля, 11 фрегатов, и 33 корабля и фрегата в постройке.


Составлено по Malcolm Crook "Toulon in War and Revolution: From the Ancien Régime to the Restoration".
 
 
George Rooke
25 April 2018 @ 09:44 pm
Предыстория.

После Аустерлица Венеция и Триест были переданы Австрией Франции. Поскольку Россия с Францией мирный договор не подписала - в Триесте по приказу французской администрации австрийцами были задержаны и конфискованы русские торговые суда.
Вскоре перед Триестом появился Сенявин со следующими силами: 84-пушечный «Селафаил», 74-пушечный «Св. Петр», 74-пушечный «Москва» и 50-пушечный фрегат «Венус». Корабли стали на якорь в полной боевой готовности под береговыми батареями Триеста.
Комендант крепости фельдмаршал-лейтенант и командор Антон фон Цах потребовал от Сенявина, чтобы русские корабли немедленно отошли от крепости на пушечный выстрел. На это требование Сенявин ответил: «Стреляйте, я увижу, где ваши ядра падут и где мне должно встать». В то же время австрийские власти уверяли Сенявина в своих добрых намерениях и объясняли действия своего правительства давлением Наполеона, который угрожал вторгнуться со своей армией в Триест. Сенявин требовал возвращения захваченных русских судов. Австрийским же чиновникам было сказано: «Теперь нет времени продолжать бесполезные переговоры. Вам должно избрать одно из двух: или держаться точного смысла прав нейтралитета или действовать по внушению французских генералов. Мой выбор сделан, и вот последнее мое требование: если час спустя не будут возвращены суда, вами задержанные, та я силою возьму не только свои, но и все ваши суда и корабли, сколько их есть в гавани и в море. Уверяю вас, что двадцать тысяч французов не защитят Триеста. Скажите генералу Цаху, что теперь от него зависит сохранить дружбу... которая столько раз была вам необходима и впредь может пригодиться. Уверьте его, что через час я начну военные действия».
Ровно через час все русские суда были освобождены, приняты по описи вместе с грузами, и 21 мая отправлены Сенявиным в Катаро.

 
 
 
George Rooke
Сначала цитата:
Россия собиралась продолжить борьбу с французами, сохранить союз с Британией, удержать Австрию от полного подчинения Наполеону, помешать Пруссии и Франции укрепить союз и постараться привлечь Берлин к союзу с Петербургом. Особое внимание уделялось укреплению и сохранению союза с Англией. Мир между Лондоном и Парижем был крайне нежелателен. Без поддержки британского флота в Средиземном море ситуация резко изменялась в пользу Франции. Русская Средиземноморская эскадра не могла противостоять более мощному французскому флоту и воспрепятствовать переброске французских войск из Италии на Балканы, в Далмацию.

Ответ. Взято это из Тарле, а потом расползлось по куче исследований.
В русских книгах часто упоминают, что после того, как Наполеон утвердился в Италии и Венеции в 1806 году, мощный французский флот стал угрожать русскому флоту на Корфу. Пишущие это – не совсем умные люди. Напомним, что в октябре 1805 года произошел Трафальгар, где французы потеряли 11 линейных кораблей. Их союзник, Испания, потерял так же 11 кораблей. Кроме того, в последующем сражении у мыса Ортегаль с эскадрой адмирала Стрэхана французы потеряли еще 4 линейных корабля. Оставшиеся 6 линкоров были заблокированы англичанами в Кадисе, и в 1808 году, во время Испанского восстания, захвачены мятежниками.
Основные французские силы находились в Бресте, и их блокировала эскадра Джона Борлэса Уоррена, 5 французских линейных кораблей контр-адмирала Лессега смогли уйти к Карибским островам и были уничтожены в битве при Сан-Доминго соединением вице-адмирала Джона Томаса Дакуорта.
13 марта 1806 года английский флот перехватил и разгромил отряд контр-адмирала Линуа, возвращавшийся из Индийского океана. Ну а в марте 1806 года у берегов Северной Америки попала в большой шторм эскадра адмирала Вильямэза, в котором французы лишились еще трех линейных кораблей.
Таким образом, на Средиземном море французский флот, даже с учетом захваченных у Венеции и Генуи кораблей, не превышал 6 линкоров, и это были на 1806-1807 год вообще все силы, какими французы могли располагать. Англия же и Россия располагали в общей сложности 15 английскими кораблями адмирала Коллингвуда на Сиракузах и русским флотом в 10 кораблей на Корфу.
Как-то так.

 
 
George Rooke
24 April 2018 @ 01:04 pm
К сожалению "наши люди" мало понимают разницы между колониальным и империалистическим государством. Вернее даже не так. Ниже попробую объяснить.

Дело в том, что в эру империализма на колонии тратиться приходится, а не грабить их.
Колониализм - простой и дешевый как три копейки, он ставит во главу угла принцип - колония должна быть прибыльной. Нет прибыли - на фиг колонию.
При переходе от колониализма к империализму можно разграбить какую-то страну, НО!... ведь страну можно разграбить только один раз, а получать прибыль хочется постоянно.
Поэтому приходится колонию
а) цивилизовать
б) строить там производство и инфраструктуру
в) чтобы получить аналог метрополии (вернее - людей с такими же потребностями, как в метрополии, ибо подобное можно сбывать только подобным. Скажем, племени чунга-юнга банки Кока-Колы и Айфоны не нужны, они не знают даже, как ими пользоваться).

А это такое затратное мероприятие, которое вылетает в копеечку. И вот ты вложил деньги, ты развил там все, и ждешь - ну вот сейчас-то потекут бабки-бабульки-бабусеньки мои рекой - ан нет! Появляется местная элита, обученная в университетах метрополии, знакомая с техникой и литературой, которая начинает требовать независимости от центра и самостоятельности. И вообще, "хватит кормить Ландоны и Нью-Йорки, мы и сами с усами". И происходит деколонизация.
Собственно, все крупнейшие колониальные компании кончили очень плохо - они разорились. Именно по этой причине. Колония, если она становится именно колонией, а не торговой факторией, как раньше - заведомо убыточна.
 
 
George Rooke
23 April 2018 @ 08:03 pm
«Возможно, станет необходимой оккупация некоторых частей Оттоманской империи со стороны наших дворов, что будет единственным средством обуздать властолюбие Бонапарта».

Александр I послу в Англии Воронцову, 30 августа 1804 года.

Почти как "путь к сердцу мужчины лежит через желудок")))))
 
 
George Rooke
22 April 2018 @ 08:23 pm
С казнью Людовика XVI связана легенда, что один из масонов прыгнул со строительных лесов к корзине, где лежала голова короля, обмакнул туда платок и воскликнул: «Жак де Молэ, теперь ты отомщен!», тем самым намекая на казнь последнего Великого Магистра Ордена Тамплиеров, казненного по приказу короля Филиппа Красивого. Тогда, опять-таки, согласно легенде, Магистр проклял короля Филиппа и его подельников, и тем самым проклял всю Францию. По мысли французской масонской ложи, теперь заклятие де Молэ с Франции было снято.

 
 
George Rooke
Просто попытка объяснения ситуации.
После смерти Лазарева по сути в Чф образовался вакуум власти. Нового командующего ЧФ не назначили, и по факту командующим стал начальник Морштаба Меншиков. Корнилов - это всего лишь начальник штаба ЧФ, и и.о. командующего ЧФ без получения реальной власти, реальная власть осталась у Меншикова.
Корнилов с другой стороны - человек не знатный, к Николаю не близок, всего лишь муж сестры или золовки (уже не помню точно, кем приходилась Новосильцева) Лазарева, но Лазарев умер, и....
Меншиков ставил на Нахимова, но наверх его не выводил, признавая его слишком уж большое... не знаю как сказать... лизоблюдство, что ли. Меншиков при всех своих недостатках дураком не был, и льстецов терпеть не мог, хотя и использовал.
То есть что в результате получаем? На момент знаменитого совета 9 (21) сентября ЧФ был по вертикали власти полностью разобранной структурой. Командующий ЧФ был при армии и ей и командовал, Корнилов был лишь начштаба, приказывать без одобрения командующего не мог, и созвал совет, но вечером 20 сентября многие капитаны уже были ознакомлены с приказом Меншикова - активных действий на море не вести, ограничиться обороной базы, ЧФ по необходимости затопить. Они это и высказали начштаба, который (опять-таки, приказать им не мог!) поехал к Меншикову с просьбой дать добро на активные действия. Далее все известно.
В общем, ситуация очень сильно напоминает английскую, времен Другой Армады 1779 года, и полного безвластия в Роял Неви, после того, как адмиралы переругались между собой, и вообще отказались от командования. Симптоматичен и приказ Харви (которого все-таки смогли назначить командующим), что если французы и испанцы появятся у мелей Ганфлита - топить корабли в Дувре и Медуэе.
В общем, союзникам очень сильно повезло, что война началась в тот момент, когда в управлении ЧФ царили чехарда и неразбериха.
И да, по поводу "сослать в Николаев". Собственно Гулаг тут совершенно не причем. Корнилов был начштаба ЧФ. Штаб ЧФ находился в Николаеве. Меншиков и сказал - мол, тогда не хер тут из себя и.о. командующего корчить - езжайте в Николаев, по своему месту службы. Тем самым указав Корнилову его место.



Один из образцов современной батальной живописи. Евгений Емельянов. «Отстаивайте же Севастополь!» Адмирал Корнилов на Малаховом кургане». 2015. Почему-то сильно напоминает описание Марка Твена и Хэмптонкортские картоны.
 
 
 
George Rooke
Тут надо сразу сделать замечание. В прошлых моих описаниях даты даны по русскому календарю, григорианский же календарь - это +12 дней, то есть 8 сентября - день Альмы - это 20 сентября. 14 сентября - это 26 сентября по григорианскому календарю.


Итак, во время Альмы флот мало мог чем помочь. Нет, конечно канонерка "Карадок" вошла в устье реки и попыталась обстрелять русские позиции, но до них было 3-4 мили, и ядра были выкинуты впустую. Тем не менее, флот в битве участвовал - с кораблей на бой было взято 600 морпехов, а так же почти все хирурги. Что интересно - часть морпехов попала к хайлендерам Кэмпбелла, фаната штыковой. Кэмпбелл приказал горцам и пехотинцам (вооруженным штуцерами) "не стрелять, пока не сблизятся с противником на ярд (0.9 м)". Русские дали залп с 40 ярдов, да такой, что часть хайлендеров сразу легла в траву, а остальная побежала на фиг. Положение спасли как раз морпехи, которым на армейскую дисциплину было плевать - они рассыпались по местности, и начали неторопливый отстрел русских с расстояния свыше 120 ярдов. Потом к ним присоединились и шотландцы.
После Альмы Гемелен настаивал, чтобы флот вошел в бухту Севастополя и ээфектно завершил операцию, однако этому воспротивился Дандас - он говорил, что пока не падет Форт Константин, никаких прорывов в Ахтиарскую бухту совершить будет в принципе невозможно.
Чтобы решить спор, 22 сентября ко входу Севастополя были посланы пароходофрегаты "Сампсон" и "Террибл", которые сообщили следующее - у фортом Константин и Александр I пришвартованы 5 кораблей и 2 фрегата. Они связаны между собой цепями, и представляют подвижный артиллерийский бон с артиллерией. Между подвижным боном и фортом Александр оставлены два выхода для кораблей. Дандас вызвал Гамелена и сообщил - какая на фиг атака порта, когда русские готовят вылазку? Проходы то не просто так оставлены! Щас понимаешь, выкормыши Лазарева выйдут и устроят нам тут сюркуфизацию транспортных судов. И где мы их будем ловить?
Однако 23 сентября (11 сентября по русскому календарю) дозорные фрегаты сообщили - русские топят какие-то корабли на рейде. В общей сложности насчитали 7 кораблей. Получалось, что этим самым русские точно гарантируют себя от атаки с моря, и получают примерно 10 тысяч моряков на суше, среди них - опытные артиллеристы.
Таким образом флот союзников по сути оказался выключен из борьбы за Севастополь.

По данным W.L. Clowes "The Royal Navy: a history from the earliest times to the death of Queen Victoria", Sampson Low, Marston and Company, 1903, volume 6, 395 - 503.

 
 
George Rooke
19 April 2018 @ 10:55 am
Если рассматривать бои Крымской "флот против берега" - вырисовывается интересная закономерность.
Август 1854, Бомарзунд - дистанция 1000-1500 ярдов.
Октябрь 1854, Севастополь - дистанция 1800-2000 ярдов.
Август 1855, Свеаборг - дистанция 3000-3300 ярдов.
Октябрь 1855, Кинбурн - дистанция (кроме броненосных батарей, те - на 800 ярдах) - 1500-2000 ярдов.
Кронштадт, 1856, планы - дистанция 3300-4000 ярдов.
То есть налицо (хотя бы по дистанции) победа берега, а не флота. Флот просто боялся приближаться на те дистанции, где его пушки могли бы работать эффективно.

Ах да, еще картинка, на мой взгляд - многое иллюстрирующая

22

Из таблицы мы можем сделать два вывода –
а) предельной рабочей дистанцией пушек была дальность в 500 ярдов, далее точность сильно падала;
б) бронепробеваемость (в таблице речь о дереве) на расстоянии свыше 500 рядов так же снижалась чуть ли не в два раза, а на дистанции в 1000 ярдов была уже неудовлетворительной.
 
 
George Rooke
18 April 2018 @ 02:46 pm
После решения совета о затоплении кораблей, товарищ развил необычайно бурную деятельность. Причем, что самое паршивое, через голову Корнилова, командующего ЧФ.
Жандр: "В этой тяжкой крайности он видел один честный исход - смерть с оружием в руках на батареях Севастополя, и отдал в 7 часов утра 14 сентября такой приказ: "Неприятель подступает к городу, в котором весьма мало гарнизону; я в необходимости нахожусь затопить суда вверенной мне эскадры, и оставшиеся на них команды, с абордажным оружием, присоединить к гарнизону. Я уверен в командирах, офицерах и командах, что каждый из них будет драться как герой; нас соберется до трех тысяч; сборный пункт на Театральной площади. О чем по эскадре объявляю"."
14 сентября Нахимов, через голову Корнилова, отдал приказ топить "Ростислав". Вернее даже не так. Вот запись из шканечного журнала: "В начале 9-го часа привезено приказание с флагманского корабля "Двенадцать апостолов", что если подымут на этом корабле на грот-стеньге второй заменительный флаг, то все потопить корабли, а когда четвертый знак - то сжечь, затопить прежде порох. В половине 9-го часа открыли дыры, прорубленные в корабле по приказу с флагмана, и начали свозить багаж и провизию на берег, потом, по приказанию от вице-адмирала Корнилова дыры опять закрыты…"
Грубо говоря, Нахимов развел на эскадре панику и хаос. Корнилов уж на что мягкий человек, но этого терпеть не стал, тем более, что именем Нахимова был затоплен транспорт Кубань, доверху наполненный трубками для бомб и артиллерийскими снарядами, более того - для ускорения затопления - расстрелян из орудий, не дай бог - что-то взорвалось бы - пострадали бы расчеты береговых батарей (это как раз, когда в Севастополе нечем отбиваться!). Изданный Корниловым приказ только имени Нахимова не называет, но очень жесток:"Поезжайте ко всем командирам кораблей и скажите им, что если хоть одна подводная пробка будет открыта без моего приказания, то я признаю командира того корабля за Государственного преступника и в кандалах отправлю к Государю!"

Вообще за 14 сентября многим капитанам и адмиралам Черноморского флота просто не отмыться. Тому же Кузнецову и Винку - точно. Хотя да, очень часто про это просто не говорят.

 
 
George Rooke
Меня много раз спрашивали - а почему первые три корабля в Севастополе в сентябре 1854 года топили в спешке и не выгрузив с них ни пушки, ни порох, ни ядра. Собственно, ниже - детальное объяснение.

Как известно, 9 сентября 1854 года произошел военный совет, на котором решалось - выходить ли в море, и давать бой союзникам, или нет. Большинство капитанов проголосовало против выхода, Корнилов пошел к Меншикову, Меншиков запретил атаковать союзников, а Корнилова в случае ослушания грозился снять с должности и отправить в Николаев.
Так вот. Все эти события заняли первую половину дня.
Все это время корабли стояли полностью укомплектованные, загруженные припасами и ЗИПами, и готовые к выходу в море по первому зову. НО! Никто экипажи и лейтенантов не предупредил о решении совета, так как капитаны и адмиралы были в прострации. Сообщение о том, что будут топить флот, пришло только 9 сентября в 18.00. При этом было обозначено, что топить надо как можно быстрее, ибо союзники вот-вот ворвутся в Севастопольскую бухту, и успеть надо до 10 сентября, 00.00, то есть на всё - про всё - 6 часов.
Естественно, что за оставшиеся 6 часов демонтировать на рейде и отправить на берег 80-120 орудий общим весом свыше 300 тонн с каждого корабля силами экипажа (причем неполного, на борту были только канониры, рангоут почти полностью разобрали перед выводом кораблей на рейд пароходами еще утром, чтобы скорость была повыше, собрать планировали уже в море) было просто нереально.
А теперь о самом веселом. Дело в том, что эти страхи переживали русские у себя в голове. К реальности они не имели никакого отношения.
Генерал-майор Бреретон «Британский флот в Черном море» пишет определенно и четко: «План союзников, если его можно назвать планом, состоял в переходе к Крыму, уничтожении всего, что попадется по пути, и высадке войск прямо на причалы Севастополя. Другими словами, Севастополь должен был быть захвачен с чрезвычайной быстрой. Но подобному развитию событий помешал недостаток информации - было неясно, какими сухопутными силами обладают русские, какие укрепления имеет Севастополь, и где находится русская армия. Всё, что было ясно после новых донесений разведки, что морские укрепления чрезвычайно сильны, и что в гавань не даст войти сильный русский флот из 16 кораблей и 11 военных пароходов, не считая малых кораблей. Поэтому было решено проследовать к Севастополю с демонстрацией, и продвигаясь вдоль побережья попытаться найти место для высадки армии».
Союзники может быть и хотели бы высадить десант прямо на причалы Севастополя, но... боялись. И в результате решили просто ограничиться "демонстрацией". Ибо со времен Нельсона существовала идиома: "Моряк, который атакует форт - просто дурак".
Со стороны русских лучше всего описал ситуацию Наполеон (правда говоря о другом,но подходит фраза просто здорово): «Рисуя себе картины возможных последствий, он советовался со своими страхами». То есть мы, топя флот, рисовали себе картины всех последствий, руководствуясь не разумом, а страхом. Как-то так.

 
 
George Rooke
17 April 2018 @ 11:29 am
По поводу извечного... ЗАЙМ vs ЗАЁМ.

Вроде правила русского языка однозначны, но...
Заметил странную особенность. Как только мы говорим о делах внутренних - то естественно употребляется слово ЗАЁМ, чему пример знаменитый "Заём Свободы" 1917 года

То вот с международными - не все так просто.
Нет, что касается родных пенатов - то "заём у Ротшильда" пишется стандартно. А вот если пишут про внешний - то займ. Греческий займ, Хугуанский займ, Английский займ и так далее. Даже в Америке или Франции уже не ЗАЁМ а ЗАЙМ Свободы, что интересно.
При этом, если Брокгауз и Эфрон однозначны, то вот товарищ Даль (как истинный моряк) вполне предполагает форму не только ЗАЁМ, но и ЗАИМ.
Во всех финансовых словарях - исключительно ЗАЙМ.
Объясните, почему?
Эти слова равнозначны (если речь вести об истории и политике, микрокредитные дела не интересуют), или авторы неграмотны, или есть какой-то финансовый слэнг?
 
 
 
George Rooke
1. Битва при Кампече, 30 апреля 1843 года. Независимый Техас против латиносов-мексиканцев.


Read more...Collapse )
 
 
George Rooke
16 April 2018 @ 05:47 pm
18

Балаклава. Май 1855 года. Железная дорога вдоль залива. Из альбома В. Симпсона.
Май 1855 года - это три месяца до сдачи Севастополя, на всякий случай. Паровозы кто видит?
Правильно не видит. Они там появятся за 3 дня до сдачи, в начале сентября 1855 года.
Но здесь хоть лошадки еще есть. А до мая с лошадками была проблема, поэтому толкали руками.
Вот так новые технологии соседствуют с дедовскими методами.

Это кстати немцам насчет рентгена о бурлаках и развитии металлургии.
 
 
George Rooke
15 April 2018 @ 11:57 pm
В прошлой теме начали варьировать интересным понятием, которое само по себе ничего не значит - это производство тонны (пуда) чугуна или железа на душу населения.
Почему я считаю это эфимерным? Сейчас поясню.
Табличка номер раз: производство железа в Англии в 1840-1860 годах и его экспорт.
346475868
Read more...Collapse )
В этом то и проблема, что какой-то экономист ввел совершенно виртуальный параметр, чтобы доказать какую-то свою теорию. Этот параметр реального наполнения не имеет, но все повторяют его как попки.
На мой взгляд производство чугуна на душу населения умозрительно показывает только одно - насколько дешево железо в стране. Но как вы понимаете - дешевизна является только одним из параметров, и в случае госзаказа - совершенно не главным. Ибо государство, если ему нужно железо, будет покупать его и по дорогой цене, ну либо брать заграницей, что совершенно логично.
Как-то так.
 
 
George Rooke
14 April 2018 @ 11:01 pm
Вот знаете, не люблю фразы-маркеры из учебников, которые отучают мыслить.
Как пример: "К середине XIX столетия промышленное отставание России (особенно в машиностроении и металлургии) от западных стран, прежде всего, Англии и Франции, лишь увеличилось. Так, в начале XIX в. производство российского чугуна достигало 10 млн. пудов и примерно равнялось английскому. Через 50 лет оно выросло в 1,5 раза, а английское - в 14 раз, составив соответственно 15 и 140 млн. пудов. По этому показателю страна с 1 - 2 места в мире опустилась на восьмое. Отрыв наблюдался и в других отраслях. В целом, по размерам производства промышленной продукции Россия к середине XIX в. уступала Франции в 7,2 раза, Великобритании - в 18 раз".

В общем-то, посыл понятен. Русские лаптем щи хлебают, пока Европа развивается. И далее естественно идет тезис об отсталости России.
А давайте посмотрим другие страны. Например Пруссию. И что же мы видим? "Так, в 1850-м году в Англии было добыто 49 миллионов тонн каменного угля, ну а Пруссия, располагавшая тогда, кроме Рура, ещё и Силезией, с её горными богатствами, выдала нагора лишь 6,7 миллиона тонн. Чугуна в том году британцы выплавили 2250 тысяч тонн, а немцы – лишь 208 тысяч… " Еще раз - в России выплавляется 245,7 тыс. тонн чугуна, а в Пруссии - 208 тыс. Может быть тогда Пруссию тоже запишем в отсталые страны?
В США на 1850 год выплавка составила 20 миллионов пудов чугуна, прямо скажем - недалеко от России с ее 15 миллионами пудов ушли. Тоже отсталые?
Франция - 24 миллиона пудов чугуна. Ну ведь тоже по сравнению со 140 миллионами англичан смотрятся бледно, правда?
Вот и получается, что фраза-маркер сильно искажает действительность. Вернее не так. Если начать ее разбирать - то все отсталые, кроме Англии.
Как-то так.
 
 
George Rooke
14 April 2018 @ 03:21 pm

Тот случай, когда критикуешь хрень, но сам примерно на том же уровне...

 
 
 
George Rooke
Все началось после битвы под Оливой. Вернее даже не так.
Начнем мы наш рассказ с того, что 30 апреля 1632 года умер Сигизмунд III Ваза. В Польско-литовском королевстве были назначены выборы, но главным фаворитом на избрание был сын покойного короля, Владислав. Поскольку матерю его была принцесса из дома австрийских Габсбургов Анна Австрийская (не путать с женой Людовика XIII, одноименной принцессой из испанского дома Габсбургов), принц унаследовал от нее большую тягу к Западной Европе и всему европейскому. Но Владислав имел и большой военный опыт – он сражался во многих битвах с Россией, Турцией, против чешских протестантов в Тридцатилетней войне в 1619 году. В 1624-25 годах с подачи своего родителя он совершил турне по Европе, причем под именем простого польского дворянина Снопковского (полная аналогия с Петром I), посетил Мюнхен, Антверпен, Бреду, далее проследовал в Италию, где побывал в Риме, Флоренции, Генуе, Пизе, и из этой поездки вынес стойкое убеждение – Польшу необходимо модернизировать, и ей прежде всего нужен свой флот.
8 ноября Владислав был избран королем, но коронацию отложили до 6 февраля следующего года, поскольку с Сеймом еще не были согласованы дополнительные статьи Pacta Conventa (всеобщие соглашения), которые заключались между польским королем и польской шляхтой.
Дело в том, что Владислав настоял на внесении изменений в документ – он просил прописать в кондициях строительство польско-литовского флота, и большого комплекса береговых укреплений, дабы не дать врагам Польши возможности высаживать десанты с моря. Несмотря на то, что это были больше предложения короля, он согласно духу соглашения брал на себя ответственность в создании «флота Балтийского моря в соответствии с интересами Польско-Литовской Унии», и просил Сейм выделить на это 3.1 миллиона злотых. На эти деньги согласно статье 58-й Владислав обещал построить не менее 30 военных кораблей, плюс галерный флот «не хуже, чем в Венеции или Генуе». Уже в конце 1632 года было поставлено в перестройку 15 бывших торговых судов: 32-пушечный «Czarny Orzeł», 24-пушечные «Prorok Samuel», «Wielkie Słońce», «Nowy Czarny Orzeł», 16-пушечные «Biały Orzeł», «Charitas», «Gwiazda», «Strzelec», 12-пушечные «Święty Piotr», «Fortuna», 10-пушечный «Mały Biały Orzeł», и 4 малых корабля. Кроме того, планировались закупки кораблей в Дании, Англии, Голландии, Швеции.
Командующим был назначен шотландец – вицепрефектус (вице-адмирал) Александр Сетон. Жалование, положенное командующему – 1200 злотых в месяц. Кстати, до польской службы Сетон был полковником, и служил Дании.
Вообще с Англией получилась вещь удивительная. Дело в том, что король Карл I был протестантом, но протестантом, сочувствующим католицизму. Заигрывал он с католиками все свое царствование, так в Ирландии он собрал деньги с приверженцев Папы, обещая им льготы, а так же поддерживая в Шотландии в пику пуританам и пресвитерианам католическую церковь. Вот именно шотландская католическая община и стала для Польши настоящей «кузницей кадров». Всего было завербовано 34 шотландца разных рангов, которые в основном заняли командные должности.


https://warspot.ru/11256-polskiy-oryol-nad-baltikoy

 
 
George Rooke
13 April 2018 @ 11:37 am
Лето 1863 года было для северян переломным. После Геттесберга можно было, казалось, вздохнуть спокойно, но тут пришла весь о... "баранах Лэрда" (Laird rams).
Оказалось, что в Британию выехал капитан флота Конфедерации Джеймс Данвуд Баллок, и заказал на шотландской верфи Лэрдов два необычных судна - это были бронированные башенные броненосцы. Большим плюсом у них, в отличие от монитора, была улучшенная мореходность.
Баллок настаивал на том, что новые корабли должны отличаться от всего, сделанного ранее. Они должны были быть способны бороться на мелководье так же, как и в открытом океане. Кроме того, новые корабли должны были уметь ходить под парусом, но иметь и неплохую скорость на паровой машине.
Лэрды справились с заданием - получился парусно-паровой броненосец с тремя башнями, вооруженными каждая двумя 9-дюймовками.
Кодовые названия кораблей - "Миссисипи" и "Северная Каролина". (Подробнее про всю эту операцию тут - https://gettysburgcompiler.org/2017/06/05/this-is-war-the-construction-of-the-laird-rams/ )
Правительство Союза посчитало, что постройка таких кораблей Англией для Конфедерации является признанием Юга и актом войны, и сразу же созрел проект рейда на Галифакс. На этот раз набег должен был быть морской. Планировалось по типу Хэмптонкортского рейда, зайти в гавань Галифакса мониторами, и устроить английскому флоту копенгагирование. На тот момент в эскадре Милна было только одно броненосное судно - это наш старый добрый знакомый - броненосная батарея "Террор", построенная в 1856 году для атаки Кронштадта. Остальные наши старые знакомцы по Крымской войне - Агамемнон, Абукир, Нил, и т.д. - это винтовые деревянные ЛК, которые против Монитора были бессильны.
Англичане узнали об этих планах, и довели до сведения Линкольна, что следят за развитием событий на верфях Лэрда. 9 сентября правительственный агент попросил Лэрдов приостановить строительство, а в октябре корабли конфисковали, и они позже вошли в состав Роял Неви.
Чтобы совсем уж запутать ситуацию - 24 сентября 1863 года на рейд Нью-Йорка вошла русская эскадра Лесовского, а через неделю - и Милна, который наконец-таки нашел для себя потенциальную жертву, которая не превосходила его в технологиях и кораблях.
12 октября в Сан-Франциско прибыла эскадра Попова, что заставило власти Британской Колумбии резко начать класть кирпичами.
Еще летом руководитель МИДа Франции Эдуар Друин де Люйс предлагал своему английскому коллеге совместно оккупировать Польшу, но в сентябре англичане просто грубо послали француза, поскольку перед вызовом войны с американцами за Канаду и русского разбоя в Тихом океане решать дела поляков за поляков потеряло какой-либо смысл. К тому же позиция Германии, вставшей на сторону России, на корню зарезала этот проект.



 
 
George Rooke
12 April 2018 @ 10:14 pm
Тот случай, который заставляет задуматься.
Решил почитать Вики по теме HISTORY OF THE ROYAL NAVY, а именно раздел PAX BRITANNIA (1815-1895).
Заглянул в английскую, и... прифигел. Такого откровенного лубка, такой порнухи я еще не видел, если честно.
Над фразой To try to prevent Russia gaining access to a warm water port, the Crimean War was fought in the 1850s. Britain (in concert with the Turks and French) sent 150 transports and 13 warships and the Russian Black Sea fleet was destroyed ржал отдельно. Да-да, разрушен, уничтожен конечно же! А уж успех при Свеаборге - это за гранью.
Заглянул в датскую Вики - там та же самая фраза, но хотя бы nedkæmpet - побежден, хоть чуть более честно.
НО более всего меня поразила шведская Вики.
Блин, все взвешенно, информативно, Крымская правда совсем не затронута, но период 1830-40-х описан несколькими предложениями просто прелестно, отмечены хотя бы конкуренты данного периода, предубеждение против пара перед Крымской, и гонка вооружений после Крымской. Ну и отдельно порадовала фраза Черчилля времен Фишера и дредноутной гонки: "Адмиралтейство заказало шесть линкоров, экономисты настаивали на четырех, в результате споров сошлись на восьми". В общем, шведы - красавцы респект.
Немецкая и русская Вики - ни о чем, это просто позорище.
Французская - хитрецы. "Прежде чем рассказать о британском флоте, вот вам ссылки о французском того же периода, и еще раз пять упомянем в тексте, что мы, французы, тоже не лаптем деланы". Но в большой плюс французам показатели морской гонки между Англией и Францией в период с 1835 по 1859-й, сведенные в таблицу. В графах - а) расходы на флот. б) численность моряков. С удивлением обнаруживаем, что на 1841-й год показатели практически равны, и отсюда растут корни у антифранцузской истерии в Англии в этот период.


Well Done, "Condor"!
 
 
George Rooke
Началось все 8 ноября 1861 года, когда корабль войск Союза USS San Jacinto под командованием капитана Чарльза Уилкса перехватил британское почтовое судно RMS Trent и взял в плен находившихся на его борту двух дипломатов Конфедерации Джеймса Мэйсона и Джона Слиделла. У правительства Севера возник шок - оказывается КША могут признать иностранные державы!
В общем-то, проблема тут была еще и психического свойства - после Крымской войны США были уверены - они следующие. Франция и Англия постоянно вторгаются в сферу чужих торговых и экономических интересов, Англия, говоря о мире, провела уже три войны за торговое доминирование (Первая и Вторая Опиумные, и Крымскую), и почему она в случае США будет изменять традиции - совершенно непонятно. С молниеносной скоростью госсекретарь США Сьюард выдал на гора план вторжения в Канаду. Надо сказать, что этот план имел все шансы на успех.
Что предлагал Сьюрад? Пользуясь тем, что уже ноябрь, к началу декабря собрать на границах с Канадой до 70 тыс. войск, и главным пунктом удара выбрать Квебек, воспользовавшись тем, что река Св. Лаврентия замерзла, и подкреплений от Англии до весны 1862 года не будет точно. Правда Линкольн к его чести вскоре отказался от этих планов, поскольку ведя одну войну, глупо начинать еще и вторую.
Канада тогда располагала 13 тыс. штыков, и взять больше было неоткуда.
В свою очередь очко Лондона так же болезненно сжалось, и он той же зимой 1861 года начал готовить... бинго! Вторжение в Вермонт и Мэн! В ударе по территориям Союза должно было участвовать 10 тысяч штыков, а с моря - эскадра контр-адмирала Александра Милна (8 ЛК и 13 ФР). Удар предполагался концентрический. Сначала выступают канадцы, тем самым оттягивая на себя американские силы. Тем временем Милн должен был загрузить войска на Бермудах и Ямайке и внезапной атакой с моря захватить Бостон. Далее планировалось посадить войска на составы Grand Trunk Railway, эта ж/д связывала Бостон и Монреаль.
Эскадра же Милна должна была проследовать к Нью-Йорку и бомбардировать его с помощью канонерок и мелких кораблей 68-фунтовыми пушками Ланкастера и 13-дюймовыми мортирами. Манхэттен планировалось стереть с лица земли. Удар по Нью-Йорку планировался потому, что он считался «истинным сердцем американской коммерции, а так же центром ... морских ресурсов; Ударить по нему - все равно, что парализовать все конечности американского спрута.»
Собственно наступление британцев планировалось на весну 1862 года, однако все планы сбила... стычка у Хэмптон-Роудс. Дело в том, что эскадре Милна фрегаты были деревянные (так же как и ЛК), а "Вирджиния" и "Монитор" продемонстрировали, что они могут сделать с деревянными судами. То есть ни о какой ближней блокаде Нью-Йорка и Бостона уже говорить не приходилось - перетопят на фиг.
Самое прекрасное - это выступление Говарда Джонса в английском Парламенте. Вот вы сейчас удивляетесь лицемерию и искажению фактов при прениях в ООН, так вот послушайте, какие аргументы приводились 150 лет назад. Ей богу, они прекрасны: "Уверяю вас, что подавляющее число британских интервенционистов - не злонамеренные люди, которые хотели бы уничтожить американскую демократию и произвести контрольный выстрел в голову американской нации; мы просто хотели бы остановить гражданскую войну в Америке ради человечества в целом, и ради британских текстильщиков в частности".
За войну в Англии выступал Пальмерстон (как обычно, потому как этот балбес грезил войнами), против - министр иностранных дел Рассел, а так же министр обороны Льюис.
Ах да, помогли тут Америке Россия и Пруссия. Немцы сосредоточили у Рейнских княжеств ударный кулак, чем лишили Англию поддержки Франции, ну а русские...
Можно чуть углубиться в историю отношений России и США, и начать наверное с того, что США - это удивительная страна. Все мы с вами знаем Украину где к власти пришли шпионы Путина, которые ловят шпионов Путина, которые борятся со шпионами Путина. Но Украина - это просто цирк. А как вам такой факт? Президент Пирс, еще не будучи президентом, входил в... Демократический комитет Молодой Европы, был членом секции "Молодая Америка" (казалось бы, причем здесь Европа??), дружен с Мадзини, и прочей шушерой, про которую Леопольд Саксен-Кобург-Готский, король Бельгии, жаловался королеве Виктории, которая была его племянницей: «У вас в Лондоне что-то вроде зверинца - всякие Кошуты, Мадзини, Легранжи, Ледрю-Ролены, и так далее... которых периодически спускают на континент, чтобы там невозможно было достичь ни покоя, ни процветания...»
То есть английский шпигун выиграл президентские выборы в США при поддержке Британии и стал... президентом? Слушайте, у меня дежа вю, или я что-то путаю с русскими хакерами?
Потом к власти пришел слабохарактерный Бьюкенен, ну а дальше начались выброны, на которых победил Линкольн, и которого Россия сразу признала. Признала из-за двух пунктов: 1) Линкольн был настроен явно пророссийски, в отличие от Пирса и Бьюкенена, 2) Линкольн был готов за помощь России против Британии и Франции платить технологиями, торговым сотрудничеством, и т.д. Собственно миссия Марселиуса Кассиуса Клэя, посланная в Петербург еще до инаугурации нового президента, Александра II в этом убедила.
И во время кризиса ноября 1861 года Россия обратилась к Пруссии с просьбой... пропустить ее армии к Рейну. Собственно на этом все планы войны с США были Англией и Францией резко забыты.

Но вскоре последовал второй кризис, о чем позже, может быть, когда-нибудь...

 
 
George Rooke

Записки Богуславского. // Русская Старина. 1879. сентябрь.
с. 121-123

Государь Николай Павлович тоже, большею частию, сам занимался дипломатией, и часто вице-канцлер не знал о его распоряжениях. Вот один пример из многих:
В Париже кто-то сочинил пиесу под заглавием: «Екатерина II и ее фавориты», где эта великая государыня была представлена в самом черном виде. Эту пиесу давали на театрах. Только-что Государь узнал об этом, как в ту же минуту написал собственноручно следующее повеление нашему послу при французском дворе, графу Палену: 
— «С получением, в какое-бы то время ни было, нисколько не медля, явитесь к королю французов и объявите ему мою волю, чтобы все печатные экземпляры пиесы «Екатерина II» были тотчас же конфискованы и представления запрещены на всех парижских театрах; если же король на это не согласится, то потребуйте выдачи ваших кредитивных грамот и в 24 часа выезжайте из Парижа в Россию. За последствия я отвечаю».
Курьер, лично отправленный Государем с этим повелением, застав в Париже посланника за королевским обедом, тотчас же вызвал его и вручил депешу. Прочитав ее, граф Пален смутился; однако ж надобно было исполнить это повеление. Он возвратился в столовую, подошел к королю и объявил, что, по повелению императора, просит сию же минуту дать ему аудиенцию. Эта поспешность удивила короля.
— Нельзя-ли,– сказал онъ,– по крайней мере, отсрочить до после-обеда.
— Нет, ваше величество,– отвечал посол,— повеления моего Государя так строги, что я должен сию же минуту объяснить вам – в чем дело.
Король встал и пошел с посланником в другую комнату, где тот и вручил ему депешу.
Резкий тон ее и скорость, с которою требовалось дать удовлетворение, поразили короля Людовика-Филиппа.
— Помилуйте, граф,– сказал он Палену,– воля вашего императора может быть закономъ для вас, но не для меня, короля французов; притом-же вы сами очень хорошо знаете, что во Франции конституция и свобода книгопечатания, а потому, и при самом желании, я в совершенной невозможности исполнить требование вашего государя.
— Если это окончательный ответ вашего величества,– сказал Пален,– то, в таком случае, прикажите выдать мне мои кредитивные грамоты.
— Но ведь это будет знаком объявления войны?
— Может быть; но вы сами знаете, что император отвечает за последствия.
— По крайней мере, дайте мне время посоветоваться с министрами.
— Двадцать четыре часа я буду ждать, но потом должен непременно выехать.
Кончилось тем, что, чрез несколько часов после этого разговора, французское правительство запретило давать эту пиесу на театрах и конфисковало все печатные экземпляры. Разумеется, что граф Пален остался после этого по-прежнему в Париже.
В 1844 г., вышла в Париже вновь пиеса «Император Павел», которую хотели дать на сцене. Узнав об этом, Государь написал королю французов, что «если не конфискуют этой пиесы и не запретят ее представление на сцене» – то он «пришлет миллион зрителей, которые ее освищут».

Пьеса, на которую обижался Николай - Эжен Скриб  "Potemkin, ou Un Caprice impérial. Anecdote de la' cour de Russie" вышла, насколько понимаю, в 1831 г. Пьесу эту после долгого перерыва решили сыграть в 1838 году.

Скорее всего история про зрителей из России - утка. Смотрите дату "Записок". Ну и по мелочи слишком много несостыковок, начиная с того, что Богуславский это мог слышать только года через два после события, ибо работать в Питере стал в 1840-м. То есть об истории знал через третьи руки.