?

Log in

No account? Create an account
George Rooke

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

 
 
George Rooke
18 November 2019 @ 11:54 am
navlasov привел перевод письма Бисмарка кронпринцу Фридриху Вильгельму от 23 мая 1881 года. И из народа поперло...) Для Бисмарка русские - унтерменши, германский националист по прусским лекалам,и т.д.
Я же в очередной раз убедился, что Бисмарк знал Россию не хуже, а иногда даже лучше, чем те, кто жил и живет в России. Ибо часть пророчеств и оценок - не в бровь а в глаз.
Например вот этот отрывок:

"В любом случае, реформы, необходимые, чтобы обеспечить здоровье или хотя бы начало выздоровления Российской империи, будет провести гораздо сложнее, чем сейчас, если подписи императора будет недостаточно для вступления в силу новых законов. Абсолютная монархия, на мой взгляд, еще должна сослужить русским службу - провести необходимые хирургические операции быстро и твердо. Все образованные русские, с которыми я говорил в последние недели, ожидают немедленного исцеления всех своих недугов в случае введения конституции. Национальное легкомыслие мешает даже самым рассудительным из них подумать о том, каким же образом конституция сможет разрешить все проблемы империи. Даже совещательный сословный орган, где решения будут приниматься большинством голосов, попросту заблокирует предлагаемые императором законы, не компенсируя это парламентской инициативой. Болезненное желание русских считаться столь же цивилизованными, как и жители Западной Европы, поначалу окажется удовлетворено: ведь конституция в их глазах является таким же признаком цивилизации, как одежда европейского покроя. Но я не верю в то, что русский парламент сможет сделать правительству какие-либо практические предложения. Мне думается, что он так и не выйдет за пределы критики существующего порядка, как это происходит у всех протестных партий в нашей стране, в Вене или Италии: они могут блокировать и дезорганизовать работу правительства, но не в состоянии договориться о позитивных шагах. Но немецкая оппозиция - у нас или в Вене - быть может, не так патриотична, как русские, однако намного умнее и образованнее (...)."

Вообще же, просто тезисно отмечу, что я увидел и прочитал в этом письме:
1. Бисмарк очень правильно заметил, что наше высшее образование оторвано от реальности. Поэтому люди, получившие это образование, банально не востребованы. И идут куда? Правильно, в организации, борющиеся с государством.
2.Весь второй большой абзац говорит не о том, что немцы могут править Россией, а русские -нет, на самом деле это очень тонкий намек на то, что средний немец образован лучше чем средний русский. И проблема эта тянулась аж с Анны Иоанновны, когда получение образования было решено разрешить на дому и отменить систему экзаменов.
Понятно, что при Александре II была реформа образования, но реальную систему образования, сквозную, с единой программой,единым учебным планом и т.п. мы получили только при Александре III.
3. Бисмарк правильно отмечает извечную русскую болезнь - это наивная вера в то, что принятие каких-то внешних атрибутов западного общества сразу исцелит у нас экономику и политику. Меж тем это совершенно не так. Что тогда, что сейчас нам не хватает в начале реформ главного -анализа ситуации, честного и беспристрастного. Не верите? Вот только на РБК сегодня был взгляд со стороны - мнение Китая о слабостях России: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5dd1f66e9a7947403ecceb72 ."Неумение развивать экономику", "трудности в управлении многонациональным народом", "страна, которая стремительно расширяла свою территорию и сегодня является самой большой страной в мире. Однако она никогда не была по-настоящему богатой" как было, так и осталось.
4. Отсюда и весь скептицизм Бисмарка. Посмотрите, когда это написано - в 1881 году, то есть в год смерти Александра II. По факту - крестьянская реформа провалена. Экономические преобразования сделали из России страну отверточной сборки. Земская реформа -профанация, у земств на данный момент нету главного рычага - финансового, появится он только при Алексе III, и т.д.
 
 
 
George Rooke
16 November 2019 @ 02:22 pm

1. "В 1841 году шеф жандармов и куратор Третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии Бенкендорф докладывал императору: «… Дух войска вовсе не тот, каков был 25 и 30 лет назад. В массе офицеров заметно какое-то уныние, какая-то неохота к делу… Теперь почти нет генералов ни в гвардии, ни в армии, о которых можно было бы сказать, что они обожаемы офицерами и солдатами, а между тем тишина и порядок в войсках примерные".

***


2. Из письма императора Николая I от 21 октября 1839 года фельдмаршалу князю Паскевичу в Варшаву: «… Общая зараза своекорыстия, что всего страшнее, достигла и военную часть до невероятной степени. Князь Дадианов обратил полк себе в аренду и столь нагло, что публично держал стадо верблюдов, свиней, пчельни, винокуренный завод. 60 тысяч пудов сена, захваченный у жителей сенокос, употребляя на все солдат. В полку при внезапном осмотре найдено 584 рекрута, с прибытия которых в полк не одетых, не обутых, частью босых, которые все были у него в рабстве! То есть ужас».

Надо отметить, что 12 мая 1840 года, как пишет в своих «Записках» Бенкендорф, «ввиду таких мерзостей» Николай I публично при разводе полка сорвал с Дадианова эполеты, аксельбант и императорский шифр флигель-адъютанта, а неотложный военный суд отправил бывшего полковника на поселение в Вятскую губернию.
Но толку особого не было,  коррупция пронзала все сферы дворянства.
Вот что было дальше: "По свидетельствам некоторых источников, военный министр счел необходимым вступиться за честь армейского мундира и стал выгораживать перед Бенкендорфом штабс-капитана, командира саперного батальона, на которого поступил достоверный донос, будто он продавал по сходной цене своих солдат соседским помещикам на строительные работы".
То есть крыша у этого явления была на уровне министра. И самое смешное что царь боролся с проявлениями системы которую сам и создал.

 
 
George Rooke
16 November 2019 @ 10:34 am

Просто цитата.

Особенностью Устава 1839 г. являлся запрет на применение смертной казни в мирное время, кроме случаев побега к горцам или в Турецкую империю.

http://center-bereg.ru/e120.html

Кстати, статья очень хорошая. Сильно рекомендую. Очень интересные описания нравов. Например, когда повсеместно ввели шпицрутены,  казаки... воспротивились. Мол, для нас палки (почему-то в нашем сознании воображение рисует оглоблю здоровую, хотя шпицрутен это просто ивовый прут, отсюда и такое количество ударов) это стремно. И им отдельным указом разрешили наказания плетью, ограничив 50 ударами. Кстати, этими 50 ударами так же вполне могли убить, вот отличие плети от шпицрутена.
То есть это был такой вид молодчества.

Ну а ближе всего к отгадке был tolstyjnemez (tolstyjnemez). Ему не хватило совсем чуть чуть).

 
 
 
George Rooke
16 November 2019 @ 12:12 am

Итак, в войсках смертная казнь во времена Николая Первого в мирное время была запрещена. Кроме всего лишь двух случаев.
Назовите эти случаи)  Гугл для слабаков)))

 
 
 
George Rooke
Традиционно считается, что в России времен Николая I военные суды были чрезвычайно жестокими. Шпицрутены стали нарицательным названием для военных судов времен Николая, и с легкой руки Льва Толстого за русским царем даже укрепилось прозвище Николай Палкин: «А уж палками — недели не проходило, чтобы не забивали насмерть человека или двух из полка. Нынче уж и не знают, что такое палки, а тогда это словечко со рта не сходило, Палки, палки!.. У нас и солдаты Николая Палкиным прозвали. Николай Павлыч, а они говорят Николай Палкин. Так и пошло ему прозвище».
Тут надо понимать две вещи: во-первых, не стоит полностью доверять художественной литературе; и, во-вторых, стоит сравнить систему наказаний в русской армии с системой наказаний других стран, например, Англии и Франции, чтобы посмотреть, была ли она более жестокой, и насколько тогда такие наказания были в порядке вещей.
Поэтому давайте попробуем предметно разобрать системы наказаний в трех странах, чтобы определить вышеназванные параметры.
Итак, в России меру вины и степень наказания до Николая I определяли сами командующие или же царь. Основополагающим документом был Устав военного производства, принятый в 1812 году. Тогда же был создан военный суд, который стал основным органом по части изобличения преступлений и назначения наказаний, однако всю полноту власти суд получил лишь в 1827 году. Основные виды наказания для солдат: смертная казнь, плеть (отменена в 1839 году), палки (те самые шпицрутены), высылка в Сибирь, каторга. Для офицеров: лишение дворянства, разжалование в рядовые, каторга. Помимо военных суд мог судить и некоторых гражданских лиц, как то: лесничих, лиц без определенного места жительства, служащих департамента государева имущества, дезертиров и уклонистов, бунтовщиков, рубщиков государственного леса, купцов, продававших опиум в Китай, и некоторых других.
В 1838 году был издан «Свод военных постановлений», где подробно отражены как сами преступления, так и наказания за них. Этот Свод с поправками просуществовал аж до 1917 года.
Управление системой наказаний в российской армии осуществлялось Аудиторским Департаментом Военного Министерства. Этот Департамент в 1839 году разработал первый военно-уголовный устав, однако в 1845 году он был изменен, дабы привести его в соответствие с общероссийским «Уложением о наказаниях уголовных и исправительных», и отредактированная версия этого устава просуществовала до 1867 года.
Теперь о самих наказаниях. За 25 лет, с 1825 по 1850 год, под суд попали 229 711 солдат и офицеров. Из них более половины – за дезертирство или самоволки. Что касается пресловутых шпицрутенов: их назначали за:
1) «Нерадивость на строевых учениях» или неаккуратность форменной одежды(100 ударов)
2) Пьянство(300-500 ударов)
3) Воровство(500 ударов)
4) Побег ( первый побег 1500 ударов, второй 3000, а третий 5000 ударов).
Но тут стоит сделать оговорку – наказание могло растягиваться во времени. Так, например, рядовой лейб-гвардии Литовского полка Ковтуненко, присужденный к 6000 шпицрутенов, выдержал в один раз только четыре тысячи и, пробыв в госпитале две недели, проходил потом через остальные две тысячи.
Максимум наказания с 1838 года составлял 6000 ударов шпицрутенами. Это было реальное смягчение наказания, так как в уставе Петра Великого максимальное число ударов определялось в 12000 раз.

Далее тут:
https://warhead.su/2019/11/15/palochnaya-distsiplina-kak-nakazyvali-v-russkoy-armii-183050h-godov

 
 
 
George Rooke
15 November 2019 @ 01:48 am

Своего рода прототип Стивена Сигала "В осаде".
Собственно, предыстория. Греческая война за независимость прекрасна до жути. Греческим революционерам нужны были деньги, и они не нашли ничего лучше, чем... заняться пиратством в
Эгейском море. Да настолько круто занялись, что Англия и США послали туда свои эскадры для охраны торговли. Конечно же греки называли себя не пиратами, а корсарами, но с учетом того, что свидетельства там выдавали в любой деревне примерно с той же легкостью, как пан атаман Грициан Таврический рисовал собственные деньги, почему то эти каперские свидетельства не признавали.
Так вот, 16 октября 1827 года греческие пираты напали на торговый конвой из шести торговых кораблей, который сопровождали американская шхуна USS Porpoise и британский бриг Comet.
Собственно в темноте греки атаковали на галерах британца, взяли его на абордаж, захватили в плен экипаж и пытались отбуксировать к себе на базу. Американцы это заметили, несмотря на штиль лодками отбуксировали шхуну и пошли на абордаж.
Во время абордажа стюарт кают-компании "Перпоуза" зарезал абордажным тесаком 11 пиратов. Ну а второй супермен лейтенант Карр застрелил главаря пиратов из его же собственного пистолета.

 
 
George Rooke
12 November 2019 @ 09:43 pm
Вот что значит - не ныть, что "народец не тот", а добиваться результата с тем, что есть.

"Поставка пушек на «Бонхомм Ричард» задерживалась, поэтому он был вооружен в основном 12-фунтовками, кроме того, на главной палубе я установил шесть18-фунтовок, после чего количество орудий на моем корабле возросло с 34-х до 40-ка.
Набрать достаточное количество американских моряков я не смог, поэтому решил пополнить команду английскими военнопленными во Франции, чаще всего рыбаками или контрабандистами. Морские пехотинцы же были набраны из числа местных французских крестьян. Таким образом, что у моего корабля был один из самых худших экипажей, который можно было отыскать в целом мире."



А вот это - вообще огонь!!!!!)))))

"Пока же при нехватке денег и настороженности французов я смог всего лишь разделить экипаж надвое, внушив каждой из двух групп подозрительность к сопредельной. В результате одна группа жуликов с большим вниманием и рвением наблюдала за второй группой жуликов, и только поэтому мой фрегат не растащили и не пропили прямо на стоянке."

А потом был бой этого отребья с "Сераписом". И - "случилось чудо, матушка, нашлась эскадра хужее нашей!"

 
 
 
George Rooke
12 November 2019 @ 12:11 pm
Кто о чем, а лысый о расческе, а я опять о внешней политике XVIII века.

Вышла сегодня одна статья, с которой я, скажем так... не совсем согласен.
Давайте попробуем разобрать по пунктам.

1.Идея Петра III и продолжателя его дела Никиты Панина была довольно проста. В Европе существуют два центра силы — Париж и Вена. Союз с любым из них приводил к фактическому подчинению России интересам партнёра. Ведь что французы, что австрийцы имели давние цели в Европе и издавна соперничали за гегемонию на континенте. Договор же с более слабым партнёром приводил к возвышению роли Российской империи, которая могла проводить в таком альянсе самостоятельную политику.
Кроме того, ещё со времён Петра Великого у России установились дружеские связи с Англией.


Хм.... Ну как вам сказать. У Петра с Британией такие дружеские связи восстановились, что в 1720 году Англия объявила России войну, а мир Англия и Россия подписали... в 1734 году, то есть через 9 лет после смерти Петра.

2. Даже когда Англия вместе с Пруссией вела Семилетнюю войну против альянса Франции, Австрии и России, она не воевала с русскими.

Я вам более того скажу, Англия и с Австрией не воевала. Точнее было бы сказать, что Лондон воевал только с Парижем, против Австрии выступил Ганновер (точнее Брауншвейг-Люнебург).

3. В 1766 году Россия заключила торговый договор с Великобританией. Он по-прежнему отводил Санкт-Петербургу роль одного из главных торговых партнёров англичан и укреплял связи двух государств из-за наличия общего врага — Франции.

Хм... Сильно интересная оценка англо-российского торгового договора 1766 года. Вообще-то русские просто вывернули руки господам англичанам. Во-первых, сильно урезали их привилегии в торговле, во-вторых, заставили их подписать то, что до этого они практически никогда не делали (исключая договор с Португалией) - подписать статьи оборонительного союза,проще говоря увязав экономику с договором о дружбе и взаимовыручке.

4. Движение России на юг и успешная борьба с османами угрожали особым интересам Британии в Азии, а приближение русских к Константинополю и действия в Персии сразу вызывали панику в Лондоне. Ведь это означало потенциальную угрозу главному колониальному владению — Индии, где после завоевания Бенгалии и завершения Семилетней войны власть англичан стала неоспоримой.

В который раз напоминаю, что Стамбул/Константинополь находится на юго-западе относительно Москвы, а Индия - на юго-востоке. Это как же надо не любить географию, чтобы натянуть сову на глобус таким образом!
Естественно, никакие движение на юго-запад не угрожало никаким интересам Англии, более того, в рассматриваемый период у Англии интересы в Леванте были микроскопические,в Средиземном море всего две базы - Гибралтар и Менорка.
Более того, англичане так паниковали, так паниковали, что аж обеспечили обе русские Архипелажские экспедиции в Левант, предоставив ремонтные базы,и угрожая Франции войной, если она вмешается в конфликт на стороне Турции.

5. Разрыв с Англией был оформлен декларацией о вооружённом нейтралитете 1780 года. Тогда Россия не просто поддержала американских мятежников, ведущих войну против своего короля, но и встала на сторону Франции, которая к тому времени уже вмешалась в войну за независимость США, поддержала американцев и вела активные боевые действия против Великобритании. Неслучайно декларация о вооружённом нейтралитете была немедленно признана Францией.


И опять фэнтази. Никакого разрыва с Англией в 1780 году не было оформлено, более того - Вооруженный Нейтралитет был первым делом направлен против АМЕРИКАНСКИХ каперов типа Поля Джонса. А если брать шире - вообще против всех каперов в водах Балтики и Баренцева моря.
Разрыв между Россией и Англией произошел гораздо позже, в 1786 году, после подписания между Англией и Францией договора Идена.

6. «Северный аккорд» рухнул. Поначалу казалось, что Екатерина II могла праздновать полную победу. Ведь к 80-м годам XVIII столетия Российская империя впервые стала независимым крупным игроком на мировой арене, равносильным и равноправным остальным великим державам. Но тут внезапно оказалось, что для проведения самостоятельной великодержавной политики в глобальном масштабе у Петербурга пока ещё не хватает сил.
Российская империя столь стремительно набрала вес, что по Европе начали ходить мрачные истории о грядущей русской гегемонии.
Мир с Турцией 1791 года заключался уже в разрыве с Австрией, подписавшей сепаратный договор. Англия и Пруссия начали поддерживать Османскую империю против России.


Вспоминается бессмертное говорухинское - "Тебе бы, начальник,книжки писать".
Смысл инициирования Очаковского кризиса - столкнуть между собой Россию и Пруссию, чтобы довести дело до войны и погреть руки на пожарище. Оказалось, что несмотря на воинственные заявления с обеих сторон, Берлин и Петербург воевать между собой не готовы. Что очень обидело Питта-младшего.
Далее возник проект посылки на Балтику 36 ЛК, а потом Семен Воронцов устроил в Англии прекрасное,ибо во времена Екатерины, по ходу, весь мир был просто криптоколонией России. Процитирую когда-то написанное: "На острие атаки оказался русский посол в Англии Семен Воронцов. Несколько встреч с Питтом-младшим привели Воронцова к выводу, что «Питт человек пустой, порожний, цветистыми и бессмысленными фразами пытающийся скрыть свои истинные мысли». И тогда наш посол пошел к британскому министру иностранных дел – герцогу Лидсу, который буквально сказал ему следующее: «тогда как правительство упорствует в переговорах с вами, под предлогом возвращения Крыма и Очакова туркам, я, напротив, хочу закончить это противостояние как можно быстрее. Я знаю эту страну достаточно хорошо, господин граф, здесь и министерство, и сам Парламент бессильны без поддержки большинства. Я со своей стороны приложу все усилия, чтобы донести вашу точку зрения до нашей нации, и то, насколько нынешние действия правительства несовместимы с ее интересами». Лидс по сути подал Воронцову идею, как без войны, дипломатическими методами сломать упрямство Питта и защитить интересы своей страны. (рис. 2)
29 марта 1791 года в Парламенте последовали обширные дебаты в Палате Лордов, и Питт был изумлен, что оппозиция его политике на войну с Россией за неделю возросла на 100 голосов! А выступления лордов оказались холодным душем для Питта.
Герцог Фитцвильям спросил премьера, каким образом занятие Очакова, Крыма и Аккермана угрожает жизненным интересам Англии? Лорд Порчестер напомнил, что помимо трат на войну придется и терпеть убытки от сворачивания торговли с Россией. Лорд Карлайл заявил, что почти век Россия является историческим союзником Англии. Лорд Лафборо спрашивал, а какую цель преследует ввод в Балтику британского флота? Он поможет сухопутной армии Пруссии захватить Петербург и взять Москву? Как показали события недавней войны между Россией и Швецией – вряд ли. Лорд Уикомбл напомнил, что в 1720-х годах британский флот уже входил в Балтику ради давления на Россию, но ни разу не достиг своей цели. И вообще, как можно ставить целью войны возврат Крыма и Очакова туркам? А в чем выгода для Англии-то?
Далее выступал лорд Норфолк. Он начал свое выступление с того, что новая война означает новые налоги и поборы, что ухудшит и без того трудную экономическую ситуацию в Англии. Он вопрошал: «А какое оскорбление получили мы от России? Она как-то задела наши интересы или оскорбила нашу честь? Она вторглась на нашу территорию или послала вызов на войну Великобритании? Россия ничего из этого не делала, и все же мы собираемся воевать с ней». (Рис. 3)
Ну а потом взял слово лидер оппозиции Чарльз Фокс. За время его выступления Питт не раз ерзал на стуле. Фокс размазал Питта по стене обычной географией. «Зачем мы хотим начать войну с Россией? Чтобы вернуть туркам Крым и Очаков? Но тогда надо идти туда и воевать в Черном море. Мы же собираемся вести флот в море Балтийское, которое находится за полторы тысячи миль и от Очакова, и от Крыма.
Но самое смешное в том, что мы воюем за город на краю ойкумены, который… достанется не нам. Более того, если бы он достался нам – он нам все равно был бы не нужен, ибо находится в далеком море, через три пролива, и не имеет ни малейшего стратегического значения.
Не кажется ли вам, уважаемое собрание, что ради начала войны с Россией нам подсовывают совершенно нелепый и глупый повод?» Далее Фокс сказал, что вместо войны с Россией надо иметь с ней союз, и он, Чарльз Фокс, готов его заключить, буде он избран главой правительства, и оппозицией уже разработан целый ряд мер и шагов, которые могут склонить Россию к такому союзу.
Воронцов, получивший от Лидса копию стенограммы заседания, позже писал брату Александру: «Фокс говорил как ангел». Но наш посол не ограничился только этими мерами. Благодаря помощи трех человек – Натаниэля Димсдейла (сына Томаса Димсдейла, врача, делавшего прививку от оспы Екатерине II и всему царскому двору), Генри Джексона и Джона Парадайза – Воронцов начал собственную, памфлетную войну с правительством Питта. В то время во всем городам были расположены стенды, на которыхразвешивались объявления, статьи разных авторов, памфлеты, одностраничные газеты и т.д. Это был своего рода интернет XVIII века, и именно эти статьи, карикатуры, фельетоны формировали общественное мнение рядового англичанина. И вот за это мнение, которым пренебрегал Питт и не учитывали лорды, и решил побороться Воронцов.
Прежде всего, по просьбе русского посла, Джексон распространил замыслы правительства Англии о войне с Россией на фондовой бирже, что подняло цены на российские товары и сильно обеспокоило коммерсантов, ведущих бизнес с нашей страной.
Димсдейл, используя свои связи с арматорами и кораблестроителями, поднял против Питта кораблестроительное лобби, которое в случае войны лишалось русского леса. Весь район доков в мае 1791 года был исписан антивоенными лозунгами и призывами об уходе Питта с поста премьера. В мае 1791 года по «странной случайности» на Роял Неви началось «восстание гардемаринов» - экипажи и офицеры фрегатов, которые были должны войти в эскадру, направляемую против России, восстали и потребовали улучшения условий и отмены экспедиции на Балтику. Начиналось все на 32-пушечном фрегате «Гермиона» буднично и обычно – гардемарина Хью Пигота не особо любили в команде за независимый нрав, и в наказание за мелкое нарушение запороли до смерти. Но отчего и почему дело вылилось в такой бунт и почему гардемарины требовали от Адмиралтейства изменить политику страны?... Судя по всему без Димсдейла тут не обошлось.
Парадайз перевел на английский несколько статей Воронцова, которые были напечатаны и в качестве листовок распространены по Лондону. Печать эта была отдельной тайной операцией – ибо оплатило расходы на типографию русское посольство, но для того, чтобы финансовая связь не выглядела слишком явной Джолли, секретарь Воронцова, зарегистрировал десять фирм-однодневок, через которые и гуляли 150 фунтов стерлингов, потребные на печать 3000 прокламаций. Статья называлась: «Некоторые серьезные вопросы по мотивам и последствиям нашей подготовки к войне с Россией».
Это эссе жестко высмеивало Питта, там писалось, что вступив в войну, Британия покажет себя агрессором вместе с Берлином и Стамбулом, а пресловутое «равновесие сил» о котором на каждом углу талдычит Питт, это анахронизм начала века, за которым нет никакого реального наполнения. Чтобы показать, что статья написана англичанином, в ней осуждался «Вооруженный нейтралитет» Екатерины II, но в то же время говорилось, что это была ошибка России, вызванная большим количеством захватов нейтральных судов и нарушением русской торговли на Балтике и в Баренцевом море. "

Ах да, о веселом) Больше всех от Очаковского кризиса пострадала... Польша. Ну пшеки же любят верить словам из Лондиния, и подняли очередное восстание, войну за Польшу "от можа до можа". В результате Суворов взял Варшаву, которая стала до 1808 года чисто прусским городом, а государство "Польша" исчезло с карт мира до 1918-го.
Еще раз - Очаковский кризис не был вызван русскими гегемонистскими планами, это была провокация Британии, попытка развязать новую европейскую войну, которая ослабит ВСЕХ европейских конкурентов. Ибо когда эти конкуренты выступили единым фронтом (в период 1775-1783 годов Британию кинули ВООБЩЕ ВСЕ, кто только можно), Лондону резко поплохело и пришлось отказаться от колоний в Америке.
Война России с Турцией была просто поводом. Так, чтобы было понятно. Если мы хотели завоевать Индию, то легче это было делать из Оренбурга (расстояние до Бомбея 3850 км) чем из Стамбула (расстояние до Бомбея 4819 км), хотя бы потому, что лишнюю 1000 км, которую нужно пешедралом пройти, можно сэкономить.

 
 
George Rooke
Оглядываясь назад: еще в феврале 1776 года английский Парламент принял закон, рассматривавший любое американское вооруженное судно в море как корабль мятежников, пиратов, предателей. Этот закон, более, чем что-либо другое, сделало меня противником Великобритании, ведь никогда еще в истории мир не знал таких наглых и высокомерных людей, которые считали, что море и морская торговля принадлежит только им. Если на суше с началом войны в Америке изредка происходили обмены военнопленными между генералом Вашингтоном и английскими командующими, то на море на требования обмена Лондон честно закрывал глаза. Англичане решили, что жестокость и страх – самые лучшие их союзники на море.
Многих американских моряков они бросили в свои тюрьмы, где в течение пяти лет их регулярно морили голодом и избивали, часть колонистов продали в рабство африканским царькам, некоторых – отвезли в Индию на каторжные работы. При этом американцам постоянно предлагали выбор – либо тюрьма или каторга, либо служба в Роял Неви. К чести моих соплеменников абсолютное большинство из них выбрали мучения и лишения, отказавшись служить англичанам.
 
 
 
George Rooke
Еще немного нововведений Крымской войны, которые потом оказались сильно востребованы и к которым мы привыкли и в реальной жизни,и в изучении последующих войн.

1. Каркасная сборка. Джозеф Пэкстон у нас известен в основном как архитектор знаменитого Хрустального дворца, тот который послужил павильоном для местного ВДНХ-1851 в Лондоне. Собран был дворец согласно принципу, которым мы так часто пользуемся после покупок в Икее - принцип каркасной сборки. Выпускались типовые элементы домиков, заранее пронумерованные и сведенные в набор. Солдатам на месте надо было только получить набор, и собрать из него домик. Особую пикантность придает идее то, что Пэкстон использовал для размерности домиков размерность, кратную элементам стандартных британских ящиков, использовавшихся в то время. То есть при нехватке того или иного элемента его вполне можно было взять/создать из разломанного ящика.

2. Плавмастерская. Сразу после начала Крымской войны Англия и Франция встали перед большой проблемой - как чинить свои корабли (речь прежде всего касалась паровых двигателей) за тысячи миль от своих баз. В общем-то, те, кто читал материалы о блокшипах, понимают, что на тот момент винтовые пароходы были реально сырыми с кучей детских болезней и как следствие - большим количеством поломок. Именно поэтому по предложению Уильяма Эверта Фейборна один из паровых шлюпов "Volkano" был переоборудован в плавмастерскую. Идея была проста - при большом удалении от родных баз гораздо легче доставить мастерскую к сломанному кораблю, чем сломанный корабль - к мастерской. Нижняя палуба шлюпа была переоборудована в настоящий цех длиной 104 фута, шириной 30 футов и высотой 12 футов. Там стояли токарные, сверлильные, расточные танки, машины для штамповки, минилитейная, миникузница, выдувные вентиляторы, паровой молот Нансмита, а так же все инструменты и инвентарь, необходимые для инженерных работ. "Вулкан" в 1855 году принимал участие в Балтийской кампании Роял Неви и в деле у Свеаборга.

3. Гидроаккумулятор (Hydraulic accumulator). Детище знаменитого Уильяма Армстронга. Армстрон, занимаясь водоснабжением в Голландии находил участки, где строить водонапорные башни было просто невозможно - почва на плывучих песках, и башня просто уходит в землю. Собственно устройство таких аккумуляторов всем известно - накопление энергии гидравлической жидкости и её возврат в систему происходит за счёт потенциальной энергии находящегося на определённой высоте груза. Эта новинка была запатентована прем в канун Крымской войны и очень пригодилась англичанам в сидении под Севастополем, ибо пить хотели каждый день и лошади, и люди, а местность вокруг холмистая, тогда как реки -в лощинах.

4. Трудармия, она же Army Works Corps. По предложению того же Пэкстона для создания инфраструктуры английским войскам в Крыму был организован Армейский производственный корпус из 2000 человек. Нанимались туда на три года, получали по 35 шиллингов в неделю. На начало 1856 года корпус насчитывал 2827 человек при 77 офицерах. Корпус принимал на работу как моряков, так и рабочих, а также плотников, кузнецов, молоточников (не знаю, как это правильно называется - молотобоец? hammermen короче), штукатуров, стекольщиков, извозчиков, слесарей, кладовщиков, клерков, каменщиков, лесорубов, сапожников, мастеров по ремонту палаток, капралов и сержантов полиции, водопроводчиков и т.д. В Балаклаве у стоянки плавучей мастерской Chasseur размещались колокольщики, медных дел мастера, оружейники, формовщики и т.д.
Это были гражданские, присягу они не принимали, ходили в гражданской одежде, но были под руководством офицеров. Помимо высокой оплаты многих прельстило обещание, что по окончании контракта им выдадут на руки еще по 20 фунтов единовременно. Однако большая часть этих наградных потом была списана на штрафы, ибо бухали работяги по черному и вели себя не просто буйно, а вообще ужасно - драки и поножовщина были в порядке вещей. Недаром сами себя они прозвали fighting cocks.


Систер-шип "Вулкана" - шлюп "Ахерон" у берегов Новой Зеландии.
 
 
 
George Rooke
В 1777-79 годах состоялось самое эпичное морское крейсерство, которое провел молодой американский флот, закончившееся знаменитым боем Поя Джонса – речь о сражении между фрегатами «Боном Ричард» (Bonhomme Richard) и «Серапис». Однако бой этот имеет длинную предысторию, которая явно была бы небезынтересна читателю, поскольку показывает планы и действия Континентального флота.
Вот как всю эту одиссею описывает главное действующее лицо – американский капитан Джон Поль Джонс: «5 февраля 1777 года я получил секретное распоряжение, которое имело несколько целей. Во-первых, мне надо было напасть на остров Сент-Кристофер и взять с него контрибуцию; потом я должен был то же самое проделать на северном берегу Ямайки, и далее проследовать к Пенсаколе, которую я должен был атаковать и захватить. Сам проект был задуман мной еще в 1776 году, я поделился им с господином Моррисом, который позже стал министром финансов, но зависть предыдущего командующего Континентальным флотом Айзека Хопкинса не позволила реализовать этот проект ранее, и поставила под угрозу все предприятие.
Хопкинса сняли осенью 1776 года, моему проекту дали «зеленый свет», маленькая эскадра, которой мне предстояло командовать, состояла из 30-пушечного фрегата «Альфред», 28-пушечного фрегата «Коламбус», 14-пушечного брига «Кабот», 14-пушечной бригантины «Хэмптден» и 12-пушечной шхуны «Провиденс». Подчиненный мне отряд уже был готов выйти в море, однако начавшийся сезон штормов побудил Конгресс отложить мой вояж, и я получил приказание от Секретного Комитета сесть со всем своим офицерским составом на борт судна «Амфитрита», стоящего в Портсмуте (Нью-Хемпшир) и отправляющегося во Францию. Мы должны были достичь Франции, оттуда перебраться в Голландию, где принять на службу США только что построенный там 36-пушечный фрегат «Эндиен» (l'Indienne, Индианка).
Однако капитан «Амфитриты» отказался принимать нас на борт, поэтому Конгресс предложил мне укомплектовать и вывести в море 18-пушечный шлюп «Рейнджер», дойти до Франции, оттуда до Голландии, принять «Эндиен», а «Рейнджер» использовать в качестве эскорта. Я вышел в море летом 1777 года и отплыл в Нант, куда прибыл 2 декабря 1777 года не без приключений: по пути я атаковал британский конвой, который сопровождал 74-пушечный линкор «Инвизибл». Подняв флаг Св. Георгия я не спеша продефилировал мимо линейного корабля, зашел за первую линию торговых судов, и высадил призовые команды сразу на два купеческих корабля, которые и увел с собой безо всякого для себя ущерба»
.

 
 
 
George Rooke
07 November 2019 @ 10:36 am

На почитать. "Русская революция и британский рабочий класс". Автор - Пит Джексон.

В одном из крупнейших солдатских  мятежей в Кале в январе 1919 года участвовало 20 000 солдат, которые сформировали сеть своих комитетов. Одна группа этих солдат потребовала, чтобы им разрешили присутствовать на митинге  «Руки прочь от России» в Королевском Альберт-Холле. Черчилль выпустил циркуляр для военных, в котором спрашивалось, находятся ли их войска под влиянием профсоюзных активистов, и будут ли они будут ли они отправляться в Россию и воевать там.
Несмотря на то, что предлагалось 24 шиллинга в день, по сравнению с нынешними 15 в неделю, только один человек вызвался ехать воевать в Россию добровольно.

На английском.
https://isj.org.uk/the-russian-revolution-and-the-british-working-class/

 
 
George Rooke
Для начала предыстория.

11 декабря 1845 года английская армия Хью Гофа (11 тысяч человек при 42 орудиях) пересекла реку Сатледж и вошла на территорию сикхов. 18 декабря у селения Муджи (Mudki) британцы были атакованы сикхской армией Лала-Сингха (10 тысяч человек при 22 орудиях). Уже вечерело, когда пушки сикхов открыли огонь по войскам англичан. Конница Лалы (Gorchurras – аналог русских казаков, индивидуально очень сильные кавалеристы, способные на полном скаку саблей сбить прут даже у самой земли) попыталась обойти фланги Гофа, однако наткнулась на британских драгун с укороченными ружьями. В результате началась кровавая схватка, где много драгун было порублено тяжелыми сикхскими саблями, в свою очередь сикхи понесли большие потери от ружейного и пистолетного огня. Кстати, сабли у сикхов очень напоминали косы. Вообще их кавалерия (Gorcharras) носила традиционные сабли-кирпаны (Kirpan), которыми без труда разрубали человека пополам. Эти сабли получали только приобщившиеся к культу сикхи и они были военно-религиозным оружием. Хотя Gorcharras были по сути драгунами, при первой возможности слезали с лошади и брались за мушкеты, наводили они ужас именно как кавалерия, ибо если им удавалось врубиться в чей-то строй - количество инвалидов без рук, без ног, или без головы резко возрастало.
Чуть отвлекусь. Вообще настоящий сикх следовал правилам "пяти К" (five Ks): 1) кеш - не брить бороду и не стричь волосы; 2) канга - носить особый тюрбан; 3) качера - особые штаны, очень похожие на шаровары; 4) кара - носить специальный железный браслет; 5) носить кирпан, о нем уже говорил.

Конница сикхов начала отступать, и навела британских драгун на сикхские батареи, которые фактически конницу англичан уничтожили, однако и сами погибли во множестве. Однако в этот момент начала наступление британская пехота и сипаи, которую атаковал небольшой отряд из состава «фаудж-и-эйн» (пехота, подготовленная по европейскому образцу) армии Пенджаба. Ночь становилась полной, ничего не было видно, часть сипаев обстреляла свои же войска, «фаудж-и-эйны» держались просто отлично, ведя прицельный огонь с потрясающей скорострельностью. Проблемой наверное стало только то, что у сикхов пехоты было мало – 3-3.5 тысяч человек, остальное конница. В результате англичане смогли сблизиться в ближний бой, который грозил прорывом сикхской линии, и сикхи отошли.
Потери англичан в бою – 217 убитых, 615 раненых, потери сикхов – 800-1000 человек. Лала Сингх, отойдя к Сатледжу, произвел переформирование, его армия ждала большой отряд Теж Сингха, и тогда она насчитывала бы 35 тысяч штыков и сабель. Британские войска оставались в той же численности, но тоже вот-вот ждали подкрепления полковника Литтлера (6-7 тысяч человек).
21 декабря у Ферозепура (Ferozeshah) Гоф начал наступление, решив его предварить бомбардировкой. Однако оказалось, что сикхи грамотно окопались, их орудия защищены брустверами и насыпями, к тому же у них пушки были 18- и 24-фунтовые, тогда как у англичан – более мелкие, 6- и 8-фунтовки конной артиллерии.
В разгар этой канонады подошло соединение Литтлера, который решил атаковать «по-суворовки»: мол, «пуля – дурра, штык молодец». Его полки пошли в штыковую атаку, потеряли на поле до половины своей численности только от артиллерийского обстрела, а когда в дело включились сикхские снайпера – просто бежали, оставляя за собой раненных и убитых.
Все же 63-й полк ворвался в расположение сикхских артиллеристов, и начал поднимать их на штыки, но был атакован «Gorchurras», которых в свою очередь с тыла атаковали драгуны Компании. Бой перерос с кучу-малу, что позволило дивизии Гарри Смита прорваться по центру, но он завяз в обозе, и был вынужден отступать, предварительно взорвав пороховые запасы противника. Взрыв этот осветил своей вспышкой всю округу и послужил сигналом к окончанию первого дня сражения.
На утро 22 декабря британцев обуревали самые мрачные мысли. Боеприпасов у них почти не осталось, было известно, что на соединение с Лала Сингхом идет Теж Сингх, и тогда сикхи получат решающее преимущество.
Гоф послал в Муджи своих драгун с приказом сжечь все государственные депеши и бумаги и даже отдал свою саблю адъютанту, чтобы тот вручил ее Лала Сингху. Войскам было приказано переодеться в чистое и идти в последнюю атаку, в ходе которой им удалось немного потеснить противника. Далее бой сам собой затих, поскольку у конной артиллерии кончились ядра и порох, и Гоф понимал – надо готовиться к капитуляции.
Лала Сингха же сильно напугало отсутствие британской конницы во второй день боя, он решил, что англичане проделывают какой-то обходной маневр, и в результате сикхи отошли на север, на соединение с Теж Сингхом. Армия Гофа была спасена совершенно чудесным образом. Англичане потеряли 694 человека убитыми, и 1721 – ранеными. Потери сикхов не превышали 1500 человек.

Ну а теперь загадка.
Гоф после битвы при Ферозепуре, где потери, особенно в офицерском составе, были очень большими,попал под трибунал. Хотя его сослуживцы обвиняли его в безумных лобовых атаках, которые приводили к большим потерям, трибунал главным обвинением Гофа выбрал не это.
Вопрос - в чем обвинили Гофа?
Намек на ответ есть в самом посте, хотя и не явный) Гуглем пользуются слабаки)
Tags:
 
 
 
George Rooke
05 November 2019 @ 12:06 pm
Я знал,я знал что до этого дойдет.
Давеча один торговец ртом, некто Дмитрий Киселев, рассказал прекрасное:
Фраза, которую можно высечь в граните, это конечно же: "У нас система высшего образования - конвейер, создающий недовольных".
И опять, как Бил Таннед в будущем, воскликну: "Блин, но ведь это же я где-то видел!".
Вернее - читал.
Сравните:
"Достаточно бросить взгляд назад, чтобы проникнуть в ту связь, которая существует между современным положением дел в Европе и всеобщей цивилизацией, вне которой современное общество не может существовать, но которая несет в себе зародыш его разрушения. Июльская революция, по крайней мере, на полвека покончила со всеми идеями общественного прогресса и политического совершенствования. После 1830 года не осталось ни одного думающего человека, который хотя бы однажды не спрашивал бы себя: что же такое – эта цивилизация? Который не пытался бы сравнивать жертвы, которых она требует, с преимуществами, которые она дает. Не вскричал ли недавно с трибуны один из видных авторов июльской Франции господин Гизо, человек, наделенный совестью и талантом: "В обществе нет больше политических, моральных и религиозных убеждений!". И этот вопль отчаяния вырывается сейчас невольно у всех благонамеренных людей в Европе, каких бы взглядов они ни придерживались.
Поторопимся, однако, заявить: Россия не достигла такой степени падения, она сохранила в себе религиозные, политические и моральные верования, служащие единственным залогом ее благополучия и остатком ее народности. Задача правительства собрать их воедино и сделать из них якорь, который позволит России выдержать ураган. Но как собрать эти разрозненные и лишенные целого элементы? Как приспособить их к нынешнему положению умов, как заключить их в систему, которая объединила бы преимущества нынешнего порядка вещей, виды на будущее и традиции прошлого? Как сделать образование одновременно нравственным, религиозным и классическим? Как идти вместе с Европой и не удаляться от присущего нам места? Как взять из просвещения то, без чего не может существовать великое государство, и отвергнуть все то, что содержит семена беспорядков и потрясений?
Для того, чтобы Россия выстояла, для того, чтобы она процветала, для того, чтобы она жила, необходимо сохранить три великих государственных принципа, а именно - национальную религию, автократию, народность. Без национальной религии народ гибнет так же, безусловно, как и отдельный человек. Лишить его веры, значит лишить сердца, крови, утробы, поставить на самую последнюю ступень морального и политического порядка. Человек, преданный свой стране, не согласится отказаться ни от одной догмы господствующей церкви, так же, как он не согласится на похищение единой жемчужины с короны Мономаха.
Энергия самодержавной власти есть необходимое условие существования Империи. Если политические мечтатели, я не говорю об убежденных врагах порядка, сбитые с толку ложными понятиями, создадут себе идеальный порядок вещей, будут воспламеняться теорией и гнаться за словами, мы сможем им ответить, что они не знают своей страны, заблуждаются относительно ее положения, ее потребностей, ее нравов. Мы скажем им, что, признав химеру ограничения власти монарха и равенство прав всех сословий, национальное представительство на европейский манер и конституционные формы правления, колосс не сможет просуществовать и двух недель. Более того, он рухнет прежде, чем эта задуманная работа по его переустройству будет завершена."

Кстати, граф Уваров очень неплохой человек был. Скажем, в отличие от всяких декабристов он своих 14 тысяч крестьян в 1840-х отпустил, вольную дал безо всяких выкупов. Но вы не об этом. А о "заботе о просвещении".
Как эта работа реализовывалась - мы помним. "В 1844 г. из курсов гимназий и университетов была устранена статистика – дисциплина, дававшая представление о реальном состоянии русского общества, о тенденциях его развития и позволявшая сопоставлять его с иными странами и народами. Многие статистические данные были засекречены, другие оставлены только для служебного пользования. В 1847 воспрещено отдельное преподавание логики. В 1848 Государь воспретил свободный выезд за границу без высочайшего личного разрешения. Все профессорские стажировки были отменены, а плата за заграничный паспорт стала столь высокой, что поездки могли себе позволить только очень богатые люди.
В мае 1849 последовал новый удар: Император ввел квоту на обучение в университетах в 300 человек в каждом, тогда как до того в Московском университете одновременно училось до тысячи студентов, в Санкт-Петербургском – 700, в Дерптском – 600. Современник барон Модест Корф полагал, что «эта мера была одной из самых непопулярных в царствование Императора Николая»."

Я всегда говорил и еще раз повторю - для меня нынешняя эпоха - это реинкарнация времен Николая I))))
 
 
George Rooke
Оригинал тут: https://warhead.su/2019/11/03/vdali-ot-albiona-chem-kormili-britanskih-soldat-v-xix-veke

Британской армии приходилось вести военные действия по всему миру, что наложило свои особенности как на систему логистики, так и  на организацию питания и быта солдат.
Изначально общие данные. Каждая рота (компания) солдат имела свою столовую артель  (mess), что позволяло им не только получать продукты сразу на роту, но сменять друг друга в качестве повара. Система артелей была устроена в британской армии для того, чтобы солдаты не морили себя голодом, и не тратили деньги, предназначенные на еду, на что-то еще, особенно на азартные игры. А это было большой проблемой.
Вот, к примеру, как пишет в отчете один из солдат 94-го полка, находившегося в Шотландии в 1809 году: «Мы прибыли в Абердин из Данбара, проделав десятидневный марш. Там нас встретили гораздо лучшие казармы, да и продукты оказались более  дешевыми, чем в Данбаре. Однако казарм на всех не хватило, и часть солдат была расквартирована в городе, поэтому вместо пайков они получили деньги на продукты. Конечно же, многие потратили  свои деньги не на еду, а на выпивку и карты. А часть продала еще и свой хлебный паек, чтобы  отыграться, но без успеха. В результате им пришлось «запереть Гарри» (box Harry, их собственное выражение, то есть закрыть рот на замок), и морить себя голодом до следующей выплаты».
Именно по этим причинам в гарнизонах Северной Америки в конце XVIII века было решено учредить ротные столовые, как основную форму питания солдат. Однако и они оказались слишком громоздкими, поэтому вскоре перешли на питание отделениями, и каждая столовая  с 1803 года была рассчитана на 14-15 человек.
Женатым солдатам помимо прочего выдавались пайки на их  семьи, из расчета – половинной порции на жену, и четверть порции на ребенка. Если семье этого не хватало – то остальные продукты она уже докупала самостоятельно.
Каждую столовую возглавлял выборный, чаще всего - сержант. Он следил за тем, чтобы все получили обед, а так же, чтобы каждый солдат имел свою вилку, ложку, тарелку и кружку. Независимо от звания каждый солдат отчислял со своего жалования шесть с половиной пенсов в неделю на уборщиц или посудомоек, которые поддерживали чистоту и порядок. Дабы каждый желающий мог убедиться в обоснованности трат, в столовой велась домовая книга, где были записаны с одной стороны – взносы солдат, а с другой – траты и список продуктов.
Проблема, как оказалось, была не в бумажной стороне вопроса, но и в людях, которые просто не умели готовить. «Пока один солдат жарит на сковороде лепешки во фритюре (dough boys), другой намазывает маслом волдыри, полученные от готовки. Еще один солдат, куря трубку, запекает в печи баранину, и тут же грязными руками раскладывает готовые порции по тарелкам, которые сразу же уносятся на стол».
Read more...Collapse )

 
 
 
George Rooke

Возвращаясь к вопросу выселения убыхов. Тут мне рассказывали, что русские, мол, все знали про численность населения Кавказа и ошибки быть не могло. И дальше товарищи спорящие поделились на две категории - 1) русские сознательно устроили геноцид. 2) русские вели разумную политику, зная, что столько народу не перевезут.
Вот самое смешное, что с тем, о чем будет цитата ниже, вы все, русские вы, украинцы, грузины ли, или еще кто - встречаетесь каждый день. Но почему-то нашим предкам в подобном распиздяйстве вы отказываете. Ну да ладно, закончим присказку, теперь сказка.

Гарданов, не считавший сведения Г. В. Новицкого объективными, отмечал, что в тогдашних военных кругах к этим цифрам относились скептически, считая их явно завышенными [16]. К примеру, генерал Г. И. Филипсон, руководивший топографической съёмкой Закубанья, дал невысокую оценку деятельности Новицкого, заявив, что разведчик предоставил толстую тетрадь генерал-фельдмаршалу И. Ф. Паскевичу, «в которой систематически, хотя и не всегда верно, были описаны Черкесский край и племена… сам Новицкий ничего этого не слышал, а все сведения сообщены ему были Таушем и Люлье, переводчиками, служившими прежде в компании Де-Скасси и жившими около 15 лет между горцами» [17].Сам же Филипсон, как и большинство авторов первой половины XIX в., определял закубанских черкесов как полумиллионное горское население, никогда не знавшее над собою власти [18]. О численности военных сил адыгов Филипсон приводил разрозненные факты: например, в боевом противостоянии в Геленджике весной 1837 года против войск генерала А. А. Вельяминова горцы, по сведениям лазутчиков, собрали сил «не менее 10 тысяч конных и пеших от всех народов племени Адехе» [19]. По мнению В. К. Гарданова «резкие расхождения в определении численности адыгов были обусловлены, прежде всего, различной оценкой средней численности жителей адыгского двора», и все авторы первой половины XIX века, определяющие численность адыгов в пределах 300–500 тыс., считали в среднем на каждый двор от 5–6 до 8–9 чел. [20]. Автором была составлена таблица численности отдельных адыгских племен и народностей 1-й половины XIX века [21]. Сведения, включённые в таблицу, ещё раз подтвердили, что самой многочисленной группой адыгов были шапсуги с родственными им натухайцами и абадзехи. «Эта группа составляла по данным Хан-Гирея 71% всего адыгского населения, по данным Сталя – 74,9%, по данным Коха – 80%. Если же взять только адыгское население Северо-Западного Кав¬каза (т. е. Закубанья, без жителей Большой и Малой Кабарды), то шапсуги, натухайцы и абадзехи составляли по данным Бларамберга 82,1%, а по данным Торнау – 92,2%... Таким образом, – замечает автор, – можно считать, что шапсуги, натухайцы и абадзехи составляли в первой половине XIX века примерно две трети численности всех адыгов» [22]. Но с тем же подходом, данные других, уже упомянутых авторов, исходящие из среднего числа на двор от 15 до 20 человек, дают уже абсолютно иную картину численности адыгов, в полтора или даже в два раза превышающую общеизвестные ис¬точники 1-й половины XIX века. При рассмотрении этой проблемы, следует обратить пристальное внимание на особенности развития родственных объединений адыгов, т. е. на соотношение двух типов семьи – большой и малой – в первой половине XIX в.

Что, скажете, не сталкивались? У нас вон всенародный Мордовский губернатор руководил ремонтом дорог в Самаре по глобусу,  ни разу не выезжая на место.
Такие дела.

 
 
 
George Rooke
31 October 2019 @ 09:23 pm

В Варне англичан и французов мучила эпидемия холеры. Умерших хоронили каждый день, пытались закопать поглубже, но местные их постоянно выкапывали, чем неимоверно бесили союзников.
Вопрос - почему выкапывали?)
Загадка сложная, но догадаться на мой взгляд можно)

ОТВЕТ.  За неимением гробов союзники хоронили солдат в одеялах и спальниках. Вот собственно за ними у местных и началась настоящая охота, и перспективы заразиться их не пугали.

 
 
 
George Rooke

Обсуждение в Варне в июне 1854 года. После того, как определились, что целью будет Севастополь, возник вопрос - а сколько там русских войск?
Напомню, что у союзников было четыре отдельных командования - английская армия, французская армия, английский флот, французский флот. Естественно, разведка у каждого своя, оценки у каждого свои.
В результате разброс...  Только не смейтесь...  От 45 тысяч (Раглан) до 120 тысяч (Дандас).
Следующий вопрос - а сколько в Севастополе орудий? И опять разброс - от 600 до 6000.
Какая там местность? Ответ - фиг знает.
И вот дальше... Я не знаю, смеяться или плакать.  Короче, Раглан на полном серьезе на военном совете спросил - а что бы сделал на нашем месте герцог Веллингтон?
Ответ самый простой - оставался бы на месте, пока не получил бы данных нормальной разведки. О чем Раглан и отписал в Лондон.
Ответ пришел от герцога Ньюкасла - если вы отказываетесь, мы найдем другого, более сговорчивого командующего. При этом Ньюкасл вполне разумно писал - еще в своем сообщении от 10 апреля 1854 года я просил собрать все возможные данные о Крыме и Севастополе. Сейчас на дворе июнь. У вас как не было данных, так и нет. Почему?
В общем, флот отослал крейсера на разведку. Ну а 10 августа в 19.00 на французской походной хлебопечи начался пожар, который быстро перекинулся на рядом стоящие сооружения. Тушили его два дня, сгорело треть Варны, но самое паршивое - 300 складов припасов и товаров в порту. Под складом понимались кучи ящиков и мешков, наложенных друг на друга.
Из-за пожара город покинуло не только население, но и купцы и торговцы. При этом английские и французские солдаты принялись грабить покинутые дома. Раглан и Сен-Арно пробовали было остановить грабежи, однако к порту подошел транспорт с 1000 бочками столового спирта. И управление войсками было окончательно потеряно. Чтобы остановить это безумие, Раглан приказал офицерам поджечь эти бочки, что вызвало новый пожар в Варне.
Лишь через неделю дисциплина в войсках была восстановлена.

 
 
George Rooke
30 October 2019 @ 11:20 pm

Читаю тут про отмену Зундских пошлин. Может быть потом статью на эту тему напишу. И опять - Крымская наше всё.
Короче, в 1847 году Дания стояла на пороге войны. И атаковать её собирались...  Только не смейтесь...  Швеция и США. В Конгрессе вообще сравнили Данию с грабителем с большой дороги. Потому что, понимаешь, пошлины собирает за проход кораблей. Остановила войну Россия. Николай Первый сообщил обеим странам, что Россия является гарантом независимости Дании, и во внутреннюю Балтику никаким кораблям США и Швеции вторгнуться не даст. А те, кто не хотят платить пошлину, могут просто на Балтике не торговать.
России с Зундской пошлины был прямой интерес - Дания платила России ежегодно 10 тысяч далеров как гаранту.
После Крымской вопрос о пошлинах опять подняла Швеция. Дания обратилась к России, но Горчаков  решил промолчать. Швеция обратилась к Англии, англичане провели сложные переговоры и нашли в 1857 году (после окончания Крымской прошел ровно год) соломоново решение - Дания отказывается от пошлины за проход за 3 миллиона фунтов. Эти 3 миллиона платит не Англия, вернее не только Англия, а они делятся между всеми странами, которые ведут бизнес на Балтике и ходят через Зунды. Ими оказались Англия, Нидерланды, Швеция, Пруссия, Франция, Россия и США. Но США платить отказались. Поэтому сумму поделили на шестерых.
Как-то так.

 
 
 
George Rooke
29 October 2019 @ 11:33 am
Зундская пошлина была введена Данией в конце 1400-х годов. В самом узком месте пролива Орезнуд было построено две крепости по обеим сторонам - Кронборг на западной стороне и Кернан на восточной. Первая стоит до сих пор, вторую разрушили во время войн со Швецией в конце 17 века.
Но речь не об этом. Собственно,пошлина через Зунды была адвалорной, то есть зависела от стоимости товара. Обычно она колебалась в разное время от 1 до 3% от стоимости перевозимого груза. Понятно, что суда без грузов пошлиной не облагались,ибо субъекта для налогообложения нет.
Понятно, что купцы тоже не дураки, и в декларациях они стали занижать реальную стоимость товара в разы. Король Дании почесал маковку, подумал, и... выдал на гора решение, которое обломило занижение стоимости на корню. Вопрос - что за решение?э

Ответ дали мгновенно)
Да, король Дании объявил о праве выкупить груз по заявленной стоимости. Мол, дорогой друг, ты занизил стоимость своих товаров в три раза? Сам объявил цену? Молодец, покупаем.
Немного о трафике. Только в 1840 году более 15000 кораблей пересекли Зунды, в том числе 4000 британских и 3000 прусских. Датчане собрали с этих судов около 2,25 млн датских ригсдалеров в этом году. На тот момент 9 ригсталеров - это 1 фунт стерлингов, 2 ригсталера - это 1 доллар США. Бюджет США в 1840 году - 30 миллионов долларов, бюджет Британии - 50 миллионов фунтов.
За период 1843-1848 годов через Зунды проследовало 264 американских корабля, которые уплатили 570 тысяч ригсдалеров или 235 тысяч долларов, чуть менее 1000 долларов за судно. Ранее американцы платили и по 100 тысяч долларов в год. Главным продуктом был конечно же хлопок. Платили за него пошлину в размере 20 центов за 100 фунтов хлопка. Если последний остаток был меньше - округлялся согласно правилам округления (больше или меньше 50 фунтов). Цена на хлопок в Европе составляла 10 центов за фунт, то есть пошлина на хлопок была 2%.
 
 
George Rooke
28 October 2019 @ 03:18 pm
Историография о маврах и их изгнании была обусловлена ​​целым набором идеологических предрассудков. Современники высылки, по крайней мере, те, кто имел возможность выразить свое отношение к этому событию в письменной форме, заняли позицию, которую мы можем назвать морискофобной. Они считали, что валенсийское мавританское население было лишним в испанской экономике, учитывая их небольшой вклад в сельское хозяйство и отсталый характер хозяйствования, который они практиковали.
В то же время они считали, что население морисков росло более быстрыми темпами, чем христианское, из-за института раннего брака, который они практиковали, поскольку то, что в то время называли «бременем брака» (расходы на семью, какой-то базовый уровень для совместного проживания, ответственность перед упругом или супругой), было для них мало важно и они не практиковали безбрачия.
Историки и публицисты девятнадцатого века, в основном либералы, заняли позицию морискофилии, основанную на абсолютно противоположном восприятии. Мориски, считали либералы, были экономически очень активным и эффективным меньшинством. Поэтому его изгнание в 1609 году стало серьезным провалом внутренней испанской политики.
Однако консервативные историки, заинтересованные в канонизации Патриарха Рибейры (Хуан де Рибейра, архиепископ Валенсийский, фактически продавивший решение об изгнании морисков), придерживались морискофобного подхода.
Нынешние историки колеблются между морискофилией и морискофобией, но по уже не идеологическим, а по экономическим соображениям, таким, как объяснение решения об изгнании предполагаемой валенсийской экономической отсталостью (в том числе и в образовании), или государственным подходом - изгнания мавров и репопуляция Валенсии ослабила там сепаратистские тенденции и усилила власть государства.


Мануэль Ардит Лукас "Размышления об изгнании валенсийских морисков и их депортации"- Журнал современной истории. № 27 (2009), стр. 295-316.

От себя добавлю, что Валенсия лишилась разом 33% населения (117 464 человек), как следствие - опустело большое количество сельскохозяйственных земель, которые самозахватили валенсийские бароны, надеясь перепродать с большой прибылью. Однако этого не получилось -из-за излишка земли цены на нее сильно упали, рабочих рук было гораздо меньше, чем земли, и получилось, что продавать ее некому, даже за небольшую плату. С другой стороны сильно повысилась заработная плата, причем до такой степени, что работодатели не могли ее платить. В результате в ту же Валенсию пришлось срочно переселять людей из других частей Испании. Не самое лучшее решение для страны, испытывающей экономический кризис.
И да. Похоже герцог Лерма тут не причем, это было единоличное решение Филиппа III, причем вынесенное им из посещения Валенсии в 1598 году, когда он увидел, что мориски живут обособленно и не торопятся смешиваться с испанским населением. Герцогу же Лерма постоянно заносили взятки мавры-купцы, поэтому он считал, что смысла изгонять мавров нет никакого. Поскольку из-за этого мог лишиться постоянных поступлений себе в карман.
Судя по всему, последней каплей, которая решила судьбу морисков, стала информация, что в Париж к Генриху IV прибыла большая делегация мавров, которая призывала французского короля оказать им поддержку в восстании, и просила "Путин, введи войска" прислать к берегам Валенсии французские корабли и большой десант.

 
 
 
George Rooke
26 October 2019 @ 08:30 pm

В октябре 1860 г. главнокомандующий Кавказской армией А.И. Барятинский провел совещание во Владикавказе, на котором был разработан новый план военных действий против западных адыгов: сломить сопротивление горцев, вытеснить их из гор на равнину и на занятых местах строить казачьи и крестьянские поселения. На совещании присутствовали генералы Д.А. Милютин, Г.И. Филипсон, Н.И. Евдокимов, князь Д.И. Мирский. Среди участников совещания наметились разногласия по методам решения поставленных задач. Атаман Черноморского казачьего войска генерал Г.И. Филипсон отстаивал мнение о том, что «горское население западной половины Кавказа совершенно отлично от населения восточной: к нему вовсе не применим тот образ действий, который привел к таким успешным результатам в Чечне и Дагестане, крутые меры против шапсугов и убыхов только вызовут вмешательство европейских держав, особенно Англии, которая не признает прав России на восточный берег Черного моря» [2; 28-29]. Таким образом, Г.И. Филипсон выступал за гуманное отношение к черкесам и предлагал добиться включения их земель в состав России без жестких военных методов. Данную позицию комментировал генерал Д.А. Милютин: «По мнению Филипсона, следовало мерами кроткими при содействии Магомет-Эмина достигнуть во всем Западном Кавказе такой же степени покорности, какая уже достигнута относительно абадзехов и натухайцев, стараясь упрочить нашу власть в этом крае только занятием некоторых укрепленных пунктов, проложением дорог, рубкою леса, введением управления, сообразного быту и правам туземных племен, в духе гуманном, не препятствуя торговым сношениям прибрежных горцев с Турцией, и т.д.» [2; 29].
Совершенно противоположное мнение высказывал командующий войсками Кубанской области генерал Н.И. Евдокимов, которого поддержали почти все участники совещания вместе с Барятинским. Выдвинутый им план состоял в том, «чтобы решительно вытеснить из гор туземное население и заставить его или переселяться на открытые равнины, позади казачьих станиц, или уходить в Турцию. Все силы следует направить прежде всего против шапсугов, очистить широкую полосу вдоль подножий гор и затем утвердиться за хребтом Черных гор, начиная от верховий Лабы и Белой к западу; таким образом тесня горское население, вынудить его подчиниться нашим требованиям» [2; 30].

КиберЛенинка: https://cyberleninka.ru/article/n/adygi-severo-zapadnogo-kavkaza-na-zaklyuchitelnom-etape-kavkazskoy-voyny-popytki-politicheskoy-konsolidatsii

 
 
 
George Rooke
Чем испанские корабли отличались от кораблей других ведущих морских держав? Прежде всего, они были примерно на 10-20% больше по водоизмещению, нежели корабли тех же типов в Англии. Причина этого крылась как в том, что испанским кораблям приходилось постоянно совершать далекие вояжи в колонии, так и в том, что более крупный корабль – это более устойчивая артиллерийская платформа.
При этом испанские корабли по сравнению с англичанами и французами были недовооружены – например испанский 74-пушечник «Багама» нес на гон-деке всего лишь 24-фунтовые пушки, тогда как его английские визави – 32-фунтовые, а французские – 36-фунтовые. Сравним: испанский 74-пушечный линкор «Азия» (1791 год) имел вес бортового залпа, равный 712 фунтам, тогда как английский 74-пушечный «Каллоден» (1776) – 781 фунт, а французский «Темерер» (1782 год) – вообще 910 фунтов.
80- и 100-пушечники испанцев, хотя и несли стандартное вооружение на закрытых деках, были недовооружены для ближнего боя – например английский «Роял Соверин» (1786 год) нес на верхней палубе и надстройках сорок четыре 12-фунтовых пушки, тогда как 112-пушечный «Санта Анна» - лишь тридцать два 12-фунтовых орудия, плюс еще десять пушек калибром в 8 фунтов.
Испанские историки объясняют такое положение вещей заботой об обитаемости кораблей, а так же проблемой размещения припасов на дальних рейсах. Однако, скорее всего, подобная проблема вылезала из-за кадровых проблем испанского флота – испанские корабли были помимо всего прочего и самыми «малонаселенными»: 74-пушечники по штату комплектовались всего 640 моряками, по факту их всегда было меньше, не хватало людей, тогда как у французов подобные корабли требовали 700 человек, у англичан по штату – 750 человек (хотя реально на английских кораблях людей из-за некомплекта было чаще всего меньше семисот).
В общем, если во главу строительства французского флота была поставлена идея боя на дальней дистанции (отсюда самые мощные орудия на закрытых палубах, скорость, маневренность), у англичан господствовала концепция ближнего боя (отсюда примерно равное распределение бортового залпа по декам, наличие большого числа крупных пушек на верхней палубе, и т.д.), то во главу строительства испанского флота была поставлена возможность дальних плаваний. Отсюда и были основные проблемы у испанских кораблей в период 1796-1806 годов – ведь линкоры строятся прежде всего для боя, а не для вояжей в Америку и обратно.
Стоит отметить и вот еще какой факт – к концу XVIII века испанцы были зависимы от поставок мачтового дерева, льна и пеньки из России и Америки. С началом испано-французского союза и войны с Англией эти торговые маршруты стали закрыты для испанских купцов, и пришлось использовать вместо балтийской сосны пиринейскую, гораздо менее прочную и не такую высокую, и отечественные и колониальные лен и пеньку, которые оказались гораздо хуже российских товаров. Импортозамещение не сработало.


 
 
 
George Rooke
Из серии про ОИК:

На слушаниях в Парламенте в 1852 году депутаты предметно рассмотрели доходную часть бюджета Индии с 1834 года, и вот что получилось:
1834-1835 год – 18 407 773 фунта стерлингов.
1835-1836 годы – 19 294 877 фунтов стерлингов.
1836-1837 годы – 19 119 902 фунта стерлингов.
1841-1842 годы – 19 874 142 фунта стерлингов.
1842-1843 годы – 20 572 786 фунтов стерлингов.
1843-1844 годы – 21 423 243 фунта стерлингов.
1848-1849 годы – 23 342 544 фунта стерлингов.
1849-1850 годы – 25 160 575 фунтов стерлингов.
1850-1851 годы – 24 579 282 фунта стерлингов.
Таким образом, за 18 лет доходность индийских территорий увеличилась на треть, тогда как платежи Компании в бюджет Англии остались теми же, на уровне 1780-х годов.
А теперь сравним с расходами. Война в Афганистане обошлась в 6-10 миллионов фунтов. Первая и вторая англо-сикхские войны в совокупности потребовали не менее 30 миллионов фунтов затрат. Итого, на войны ОИК потратило как минимум 36 миллионов фунтов. Еще 20 миллионов фунтов с 1834 по 1851 годы составили чрезвычайные расходы. Содержание 150-тысячной частной армии обходится Компании в 6 миллионов фунтов ежегодно, частного флота – еще в 2 миллиона фунтов. Если же учесть траты на администрацию с дико завышенными зарплатами (например, зарплата судей возросла с 480 фунтов в год до 1120 фунтов в год) – то станет понятно, почему за все 18 рассматриваемых лет ОИК вообще не показала прибыли, и ее бюджет постоянно дефицитен, кроме периода 1834-1835 годов, да и тогда профицит составил смешную сумму в 354 187 фунтов стерлингов. В том же 1851 году согласно отчету Компании дефицит составил 678 709 фунтов стерлингов, и это при том, что доходы ОИК возросли за 18 лет на треть!
Более того, за указанный период долг ОИК в бюджет Англии возрос от 1 774 153 фунтов в 1835 году до 2 201 105 фунтов в 1851-м!
Итог неутешителен – деятельность ОИК набивает карманы нескольких конкретных людей, но при этом для государства Компания просто убыточна.
Но, может быть, дефицит возник из-за того, что ОИК улучшала жизнь людей в Индии? Нет, нет и еще раз нет! Убытки из-за воровства администрации компании только в 1850-1851 годах составили 3.5 миллиона фунтов! Полковник Артур попался на растрате в 750 тысяч фунтов, выплатил в казну штраф в 30 тысяч фунтов, и, приехав в Англию, дал своей дочери приданое на общую сумму 1.5 миллиона фунтов!
Выступавший от лица Компании мистер Хьюм попытался успокоить уважаемое собрание и сообщил, что дефицит возник из-за того, что большие средства были потрачены на ирригацию местности и прокладку хороших дорог, но так и не смог объяснить, почему расходы ОИК растут гораздо быстрее, чем доходы.
Самый лучший ответ произошел в 1852-м году, когда Компания.... начала новую войну, англо-бирманскую.
Собственно, проблемы ОИК проистекали как раз из ее положения «государства в государстве» - ибо государство, в отличие от чисто коммерческой компании, всегда несет бремя дополнительных расходов на ту же армию, чиновничество, флот, благоустройство территории, соответственно, коммерческая фирма, лишенная таких трат, банально «рыночнее», то есть имеет большую гибкость по наценке и цене.

 
 
George Rooke
23 October 2019 @ 09:56 pm

Из Клейна.
Собственно, как распределялась смертность рабов во время всего пути из Африки в Америку.
Значит, рабы гнались местными царьками к побережью, к месту продажи. Смертность таких маршей - 50%, совершенно оценочная, потому как никто статистики никакой не вел. Вполне могла быть и больше.
Далее. Отстойники на берегу -12-20%. Перевозка 12-15%, уже говорили. Потери в отстойниках ДО продажи 5-7%. И вот остаток уже попадал на работу. Если на хлопок - там смертность была меньше. На тростнике - больше. Зашкаливающая смертность была на серебряных рудниках из-за присутствия там ртути. Собственно, надо уточнить, но на память - до 70% от партии в год.
И да, еще раз говорю. Все, что я писал в темах до этого, касается только перевозки. А вот сейчас можно оценить истинный масштаб потерь.

 
 
 
George Rooke
23 October 2019 @ 06:41 pm
Тут мне рассказывали, как бедных негров набивали в трюм. Вот пожалуйста - размещение матросов для сна на гондеке 74-пушечника, 1800 год.



Вот чуть покрупнее для любителей клубнички:

 
 
 
 
George Rooke
22 October 2019 @ 10:05 pm

Пока есть время.
Обещание свое помню, обзоры и книги по теме чуть позже.
Общее количество рабов, вывезенное из стран Западной, Центральной и Южной Африки,  согласно Питеру Мэннингу составляет 26 миллионов. 12 миллионов - атлантическая работорговля, 8 миллионов продали арабы в Азию, еще 6 миллионов было продано в африканские государства, чаще всего берберам, которые их в свою очередь чаще всего перепродавали. Из 12 миллионов, которых везли в Америку, умерло 1.5 миллиона, то есть меньше 15%.
Ах да, больше всего негров было продано в Бразилию и в Вест-Индию (38.5 и 18.4 процента соответственно). На территории Тринадцати колоний и США было ввезено всего 6.45% от общего количества рабов, и именно их потомки получили все мыслимые и немыслимые бонусы от бывших угнетателей.
Что бы еще добавить? Наверное вот что. По самым скромным оценкам только за 18 век из 4 миллионов английских моряков умерло не менее 2 миллионов, хотя есть оценки и в 3 миллиона. То есть как минимум 50% потерь. Львиная доля умерла от цинги, тифа и малярии. Остальные причины - единицы процентов. Самый малый процент - это боевые потери, больше погибло даже от венерических заболеваний.
Как-то так.

 
 
 
George Rooke
21 October 2019 @ 03:28 pm
В 1807 году Англия ввела запрет на работорговлю и вывоз рабов из Африки. Король государства Бонни (ныне - Нигерия) прокомментировал этот запрет так: "Я считаю что торговля рабами должна продолжаться. Так говорят нам наши оракулы и наши жрецы (our oracle and the priests). А еще они говорят, что ваша страна, какой бы великой она ни была, никогда не сможет остановить работорговлю, установленную самим Богом."
 
 
 
George Rooke
Знаете, наверное я никогда этого не пойму. Дело в том, что в работорговле нет хороших, и нет плохих - оба хуже. Отвратительны и те кто покупает (арабы, европейцы, сами африканцы, для которых вообще рабство было обыденностью), но еще отвратительнее те, кто продает.
Ведь у нас же, под боком, в 18-19 веках были бравые парни, которые этим занимались, и даже выращивали детей "на вырост" с целью дальнейшей "реализации". И если затронуть эту тему - полыхания по страданиям негров окажутся мягкой неназойливой улыбкой.
Я вот не так давно читал про выселение черкесов-адыгов-убыхов. И вот опять... Это страх и ненависть в Лас-Вегасе, при этом все стороны конфликта - отвратительны.
Просто широкими мазками. В 1857 году Милютин предложил на Кавказе новую тактику - а давайте всех горцев... изгоним на фиг. Ну хотят они жить в мусульманском мире - пусть живут. Перевоспитать - все равно не перевоспитаем.
Дело за малым - договориться с турками, готовы ли они их принять. Ну и в 1860-м договорились -турки примут 40-50 тысяч черкесов на проживание без вопросов. Получили даже согласие от лидеров черкесов, честно предоставив им выбор - вы куда желаете - Турцию осваивать или Сибирь?
Проблема оказалась в том, что их было в разы больше, ибо наши имели только смутное представление об их численности. И в 1864 году, когда началась высылка - начался писец. Берже, на минуту - русский историограф - пишет: "Я никогда не забуду ошеломляющее впечатление, которое произвели на меня горцы в Новороссийской бухте, где на берегу собралось около семнадцати тысяч человек. Позднее, ненастное и холодное время года, почти полное отсутствие средств к существованию и эпидемия тифа и оспы среди них сделали их положение отчаянным. И действительно, чье сердце будет тронуто, например, при виде уже неподвижного трупа молодой черкесской женщины, лежащей в лохмотьях на влажной земле под открытым небом с двумя младенцами, один из которых борется в своих смертельных муках, а другой пытался утолить голод у мёртвой маминой груди? И я видел не мало таких сцен". Таких описаний на самом деле множество. Были факты и специальных действий русских, чтобы побольше черкесов умерло, были и совершенно неспециальные действия, которые привели к тому же. К числу последних,например, можно привести вот это решение: изначально перевозили черкесов в Турцию на русских судах, ибо у Турции с флотом после Крымской было не ахти. Паковали плотно - до 1500-1800 человек на корабль.Плюс экипаж. Как мы понимаем,в скученном пространстве начинались эпидемии, которые затрагивали всех. Получив на своих кораблях парочку эпидемий тифа русские от перевозок отказались. Сказав, что пусть возят турки. Турки начали возить, но не церемонились - чуть подозрение у кого-то на болезнь - сразу за борт. Без разговоров. В общем, масштаб потерь при перевозках представить можете.
Казалось бы - русские - плохие, турки - плохие, черкесы - хорошие, видно же, да? Ах да, еще же Англия с Францией плохие, потому как не вмешались, а просто наблюдали, как целый народ геноцидят. Нет, правда один из шотландских лордов там что-то сказал в письме к султану, на что тот ответил - если лорд реально хочет помочь - султан готов организовать переправку эдак тысяч 10-ти черкесов в Шотландию. Ну и что-то лорд сразу замолчал.
Ну а хорошие парни, прибывшие на Кипр, в Болгарию, в Анатолию, и т.д., чуть оклемавшись... первым делом занялись набегами на соседей для захвата рабов и продажи их на турецких же рынках. Чем безмерно возмутили самих турок. Ибо если в Болгарии и на Кипре хотя бы христиан захватывали, хоть и турецких подданных, то в Анатолии то собственно турок! А в Трапезунде - курдов, которые тоже вроде как свои. И те начали их геноцидить не хуже русских в ответ. Наместник Анатолии: "только могила их исправит". И представители черкесов после такой засады ломанулись... в российское посольство! Мол, заберите нас отседова, готовы вернуться обратно и жить тихо и скромно! Русские почему-то не поверили.
В Болгарии черкесы схлестнулись помимо всего прочего с крымскими татарами, которые чуть ранее туда бежали и расселились, и началась массовая резня на выживание. Которая прекратилась внезапно, когда оба народа решили геноцидить православных. Что привело к войне 1877-1878 годов в итоге.
В общем, лично для меня в этой истории хороших нет. Все стороны очень неприятны. Если же убрать эмоции - скажу еще раз то, что говорил в теме об индейцах -когда сталкиваются две культуры, одна из которых стоит на несколько голов выше второй, подобный исход неизбежен.Просто потому, что поднять вторую культуру до уровня первой иногда просто невозможно. Плохо это или хорошо - не знаю.
Как-то так.

 
 
George Rooke
20 October 2019 @ 11:58 am
Люблю я такие темы)
Казалось бы - ничего страшного я не сказал, но пуканы в комментариях горят и пылают)))
Не может у нас рядовой читатель воспринимать мир во всей палитре красок, либо черное - либо белое, извините за намек)))


В качестве примера можно привести историю работоргового судна «Тарлетон» (Tarleton), которое совершило три вояжа в Африку в 1796-1798 годах, и при этом выдержала несколько боев с французскими кораблями.
Итак, работорговый корабль «Тарлетон» был построен в Ливерпуле специально для фирмы «Tarleton & Co», занимавшейся работорговлей еще с XVII века. Поскольку времена были опасные (шла война с Францией) – хозяева потратились и на вооружение корабля, поставив на него десять 6-фунтовых пушек. «Тарлетон» нес две мачты и стандартное парусное вооружение шхуны. Помимо основного своего занятия капитан работорговца Рэттклиф Шимминс получил еще и каперскую лицензию, что позволяло ему нападать на французские корабли и продавать призы в призовых судах.
19 июня шхуна вышла из Ливерпуля, и 25 августа 1796 года прибыла к побережью Гвинейского залива. Там англичане купили негров у местных царьков (всего 394 африканца), и 26 октября отбыли к Барбадосу.
28 ноября, в 40 лигах к востоку от Барбадоса их нагнала французская шхуна, вооруженная 12 пушками. Далее цитата из отчета Шимминса: «Противник дал два выстрела по ветру, приказывая тем самым нам спустить паруса и лечь в дрейф. Мы видели, что француз – неплохой ходок, и быстро нас нагоняет, однако, будучи уверен, что мои люди, и прежде всего офицеры, не испугались и рвутся в бой, мы решили сражаться».
Стоит сказать вот что – экипаж «Тарлетона» составлял всего 37 человек, расчет одной 6-фунтовой пушки согласно штатам королевского флота составлял 5 человек. Даже если учитывать, что в парусную эпоху бой шел только одним бортом – на пять пушек одного борта команде «Тарлетона» требовалось 25 человек из 37-ми. А кто же будет управлять парусами? Именно поэтому Шимминс решил следующее: «мы вызвали из трюма лучших из наших рабов (примерно 20 человек), и приготовились к бою. Нагнав нас, француз, подняв флаг и красный вымпел, дал по нам залп. Мы ответили тем же, и повернули на норд. Однако и наш противник не отставал, пытаясь повредить нам мачты и снизить ход».
Несмотря на то, что перестрелка длилась около пяти часов, «Тарлетон» потерь не имел, а повреждения заключались в продырявленных выстрелами француза парусах. К вечеру работорговец смог оторваться от французской шхуны.
На следующий день «Тарлетон» был атакован другим французским капером, вооружение которого было не в пример сильнее – двадцать 9-фунтовок на главной палубе, и восемь 9-фунтовок на квартердеке. И опять Шимминс для того, чтобы отбиться от противника, использовал часть рабов, которых вез на продажу. В результате капер «нанес нам некоторые повреждения, однако мы смогли повредить его гораздо сильнее – почти снесли ему квартердек, и, как я предполагаю, он понес большие потери в людях. Мы использовали для стрельбы пять бочек пороха, и к вечеру следующего дня, около пяти часов, кинули якорь у Барбадоса».
Возможно, продолжайся бой дальше, француз и смог бы захватить «Тарлетон», однако к вечеру 29-го на горизонте появился британский 20-пушечный шлюп «Принцесс Роял», который отогнал капера от «Тарлетона».
Шимминс хвастливо пишет: «Мои люди и негры продемонстрировали высокий боевой дух, и уверен, что если бы мы столкнулись с нашим преследователем снова, мы бы заставили его спустить флаг».
Итак, 30 ноября 1796 года «Тарлетон» вошел в гавань Барбадоса, оттуда отплыл на Мартинику, достигнув точки назначения. Из 394 негров было потеряно 14, или 3,6%, из числа экипажа (напомним, он составлял 37 человек) умерло 4 моряка, или 8.1%. Прекрасно, не правда ли? Процент потерь у экипажа выше, чем у рабов! Ну а как же рассказы из художественной литературы, спросите вы? Может быть это единичный случай, и «Тарлетон» просто воспользовался какими-то благоприятными обстоятельствами?

Давайте посмотрим на второй рейс «Тарлетона». Итак, 13 апреля 1797 года он вернулся в Ливерпуль. В сентябре 1797 года корабль вышел из Ливерпуля с 43 членами экипажа. Прибыл к бухте Биафра, где загрузил 475 негров, и в декабре продал их на острове Сент-Винсент (в Карибском море). Потери при перевозке составили 36 рабов (или 8.4% потерь от общего числа) и 5 человек команды (или 11.6% от общего числа). Таким образом, и в этом походе в процентном соотношении потери невольников были меньше, чем среди моряков.

 
 
 
George Rooke
16 October 2019 @ 11:19 pm

Новый сериал на новом ресурсе.

Американская революция, часть первая.

Почти три четверти населения колоний были фермерами. Типичная ферма часто превышала 100 акров земли. Фермеры производили излишки зерна, которые реализовывали там же, в колониях. В среднем, один взрослый фермер потреблял 150–200 фунтов мяса в год, большую часть кукурузы он скармливал скоту, а в зимние месяцы занимался кустарным ремесленным производством. Для Европы это могло показаться дикостью, но большинство фермеров Америки были владельцами своей земли. Дело в том, что на начальном этапе земля продавалась по очень низким ценам, и после кратковременной аренды, обычно 4–5 лет, фермер просто выкупал свой надел и становился собственником. Даже бывшие батраки или слуги вскоре стали владельцами земли и уже имели своих батраков или слуг. Колониальные рабочие, моряки, ремесленники в городах зарабатывали примерно 2–3 шиллинга в день, это было втрое больше, чем заработки их визави в Лондоне или Бристоле. Но была и проблема — в Тринадцати колониях почти отсутствовало золото и серебро. Торговые связи с метрополией, особенно на раннем этапе, были очень слабы, и фунтов стерлингов, шиллингов и пенсов банально не хватало. Однако колонисты быстро нашли выход — ведь чуть южнее лежали испанские и французские колонии в Центральной и Южной Америке, а также острова Карибского моря, где очень нужны были производимые колонистами продукты сельского хозяйства, а также дерево, пенька, лён, ткани и т. д. И началась бойкая торговля с испанскими колониями, причём делалось это наперекор собственно британскому правительству, которое косо смотрело на такую контрабандную коммерцию. Собственно, именно тогда и сформировался великий “торговый треугольник” Тринадцати колоний — продукты своего производства они продавали в испанских и французских колониях, а на вырученные деньги закупали британские товары и оборудование. Естественно, основными деньгами в колониях стали песо, которые американцы назвали долларами, и был даже принят официальный курс, согласно которому один серебряный доллар равнялся 5 английским шиллингам и 6 пенсам.

Но денег всё равно не хватало. Поскольку колонии обеспечивали транзит испанских песо в Англию, большое распространение в них получили бартерные и бумажные формы оплаты, такие как векселя и расписки, которые и стали альтернативной валютой.

Колониальные власти понимали, что деньги фермеру из глубинки достать затруднительно, и поэтому каждый год публиковали законодательные акты, где сообщалась официальная стоимость того или иного продукта (зерновые культуры, кукуруза, табак, рис, бобровые шкуры, крупный рогатый скот, вампум), которыми, согласно прейскуранту, можно было заплатить налоги. Понятно, что бартер был очень устаревшей формой оплаты, к тому же, чтобы минимизировать расходы, колонисты отправляли колониальным казначеям свои худшие продукты.

Так в Вирджинии, где было разрешено платить налоги табаком, колонисты отправляли на государственные склады свой худший табак, в результате “доход от него стал фактически нулевым”. То же самое творилось и в других местах, к примеру, в Род-Айленде, где казначеи жаловались на поставки измождённого скота на государственные хранилища.

Поэтому следующим шагом колониальной администрации стали бумажные деньги, которые по сути являлись “справками о задолженности”. Введены они были впервые компанией Массачусетского залива в 1690 году, после неудачной попытки англичан завоевать Квебек. Дело в том, что колониальное правительство во главе с губернатором Уильямом Фиппсом думало, что сможет расплатиться с солдатами награбленным у французов, однако экспедиция закончилась полным провалом. А когда выжившие солдаты потребовали выплаты жалования, оказалось, что колониальная казна пуста, и платить даже натуральными продуктами не получится. Именно тогда солдатам выдали срочно напечатанные банкноты, которые по факту были колониальными векселями на выплату денег или их натурального эквивалента владельцу векселя по мере поступления доходов в казну колонии. По идее, эти векселя должны были уничтожаться по мере выплат, однако средство оплаты оказалось столь удобным, что их оставили. Были выпущены дополнительные векселя на 10 и на 20 лет. Сперва их выпустили на сумму всего в 7 000 фунтов стерлингов, однако уже через год увеличили серию до 40 тысяч фунтов.

http://fitzroymag.com/istorija/amerikanskaja-revoljucija-chast-i/

Tags:
 
 
George Rooke
14 October 2019 @ 09:27 pm

Читаю комментарии, и ржу.
Кстати, ситуация очень похожа на наши поздравления от девочек-дизайнеров  с 9 мая.

"The two great traditions of Oct. 13: Celebrating the U.S. Navy's birthday and tweeting out photos of Russian ships to celebrate the U.S. Navy's birthday," Politico deputy defense editor Brown said sharing his earlier tweet.

 
 
 
George Rooke
13 October 2019 @ 05:30 pm

Опять Крымская.
В общем, смысл такой. Как мы помним, зима 1854-55 годов оказалась для союзников настоящей жопой. Много умерших, еще больше заболевших. Плюс- из-за офигенной работы службы логистики армия осталась без зимней одежды и одеял. Проблему надо было как-то решать. Ну и придумали следующее.
А что, если больные, пока они там болеют и выздоравливают, займутся чем-нибудь полезным? Ну например - начнут шить одеяла?
Бинго! Но блин...  Где ткань то на одеяла взять...  Решение пришло и простое и элегантное. Да из мундиров убитых/умерших! Тем более, мундиры были цветные, красивые. Вот из них пусть и делают!  Тем более, они будут хоть глаз радовать в серости крымской зимы.
В результате вот такие одеяла в Англии до сих пор называют Крымскими.

 
 
 
George Rooke
Очевидных для одних, и совершенно неочевидных для других.

Наверное, ключевым моментом начала Крымской войны является вопрос – почему же Англия встала на сторону Франции, а не России? И на этот вопрос в русских исторических исследованиях нет однозначного ответа. Более того, и в оценках современников этого ответа тоже нет. Чаще всего все сводится к тезису: «Англичанка гадит», так любимому нашими квасными патриотами. И не только ими. Вот всего лишь две цитаты. Первая из труда великого русского историка Тарле «Англо-французская дипломатия и Крымская война»: «Судя по некоторым сохранившимся документам и по воспоминаниям современников Сеймура, можно сделать вывод, что английский посол был в отчаянии от того, что затевал Николай. В отчаянии потому, что боялся за самого Николая I. Этот «жандарм Европы» был еще слишком нужен не только для стран европейского континента, но и для островной Англии, которая отнюдь не была застрахована от революции.
О беседе Николая I с Сеймуром сразу узнали дипломаты всей Европы, не только в Лондоне, но и в Париже, в Берлине и прежде всего в Константинополе. И сразу же обнаружились огромные размеры содеянной Николаем ошибки. Англия ответила ему отказом».
Вторая – из труда Алексея Кривопалова «Фельдмаршал Паскевич и русская стратегия 1848-1856 г.г.», где исследователь приводит письмо фельдмаршала Николаю I от апреля 1853 года: «Старинная всегдашняя политика Англии была: ссорить державы твердой земли. Это до того вошло в их правило, что, видя долгий мир в Европе, они старались даже возмущениями сделать перевороты на твердой земле. Как же им не рисковать несколькими кораблями для того, чтобы удержать Францию в разрыве с Россией?
Здесь обнаруживается в политике Англии, что боятся теперь англичане разрыва с Францией. Заняв Францию в другом месте, даже развязав с ней войну, не будет ли для англичан средством удержать Францию от нападения на Англию».
Налицо, как мы видим, какая-то демонизация Англии и английской политики, за которой кроется просто нежелание детально разобраться в английских интересах и мотивах.
Однако английские исследования в этом плане не хуже наших. Чего только стоит суждение, высказываемое от книги к книге, что захват Россией черноморских Проливов приведет к  российской экспансии в Индии! Так и хочется закричать – Индия вроде как в другой стороне, товарищи исследователи. География, как-никак.
Или еще один тезис, который не выдерживает никакой критики – к тому времени, мол, Англия решила, что ей выгодна единая Германия, тогда как этому объединению мешала Россия.
И вот для того, чтобы понять британские интересы и мотивы, давайте встанем на точку зрения самих англичан, причем не нынешних, а того времени. И начнем мы с 30-х годов XIX века.
Собственно, первые проблемы начались в 1830 году. В Англии умер король Георг IV и на трон взошел Вильгельм IV Ганноверский. Мужчина он по меркам тогдашнего времени был уже старый, 65 лет, наследников иметь не мог, и вопрос о престолонаследии встал ребром. В результате «предполагаемым наследником» была назначена племянница Вильгельма, принцесса Виктория. С 1714 года королями Англии были курфюрсты Ганноверские, однако там действовал салический закон, и женщина не могла стать правителем герцогства, поэтому получилось, что правительницей Англии в 1837 году стала Виктория, а курфюрстом Ганновера ее брат – Эрнест-Август, герцог Камберлендский.
Камберлендский и сам был бы не прочь стать королем Англии, однако Британией, по сути, правил герцог Веллингтон, и ему под рукой нужен был слабый правитель, «свадебный генерал», который бы не лез в дела управления государством и не мешался под ногами. Поэтому герцога сплавили в Германию, и Англия оставила Ганновер без своей поддержки, которую оказывала в течение 115 лет. Таким образом, второй из упомянутых нами тезисов имеет совершенно простое объяснение – английская верхушка устранилась из Ганновера и Германии только потому, что не хотела получить в Лондоне сильного правителя, способного влиять на Парламент и политику. Ну а Ганновер балансировал между Австрией и Пруссией, поддерживая то одну страну, то другую.

Дальше  - здесь.


 
 
 
George Rooke
09 October 2019 @ 12:30 pm
Первая партия оружия прибыла в Бостон в сентябре 1777 года. В него входили 200 пушек, а так же снаряжение и вооружение на 25 тысяч человек. Общая сумма этой поставки составила 5 миллионов ливров. Согласно договору, подписанному американским представителем Сайласом Дином, «за поставки из Франции колонии расплатятся после войны, исключая палатки, постельное белье, шерстяные отрезы, и т.п., которые должны быть оплачены сразу». Изначально американцы просили кредита на 8 месяцев, французы согласились, и даже предоставили возможность рассчитаться за оружие бартером: «мы просили бы вас, джентльмены, послать нам следующей весной, если это возможно, 10 или 12 тысяч голов свиней, а так же табака из Вирджинии, желательно – лучшего качества».
Бомарше писал королю и Вержену, что торговля с американцами – дело, помимо всего прочего, еще и прибыльное. Мол, вложим миллион – весной получим два от продажи их товаров в Европе, далее вложим два – получим четыре, и т.д.
Но можно представить себе изумление и Бомарше, и французского правительства, когда обратно корабли пришли пустые. Американцы ничего не отгрузили французам. Бомарше был просто удручен: «Из Америки нет ни новостей, ни табака. Одно слово - уныние».
Проблема оказалась в Артуре Ли. Тот по праву считал себя творцом этих поставок, ведь он и закинул Бомарше эту идею, и доставил письмо Конгресса, поэтому Ли очень не понравилось, что все дальнейшие дела Вержен вел с Сайласом Дином.
И Ли ничтоже сумняшеся  отписал в Конгресс, что военные припасы, которые вам поставят французы, могут не оплачиваться, это, мол, совершенно бесплатный подарок французского короля американским патриотам.
Французы запросили Конгресс, который и ответил со слов Ли: «Господин де Вержен неоднократно сам уверял нас, что оплата грузов, присланных Бомарше, не потребуется. К тому же сам Бомарше не коммерсант, а политический шпион, работающий на французского короля и правительство Франции».
Еще раз, миллион дала Франция, миллион – Испания, миллион – французские купцы, еще два миллиона Бомарше занял у друзей и знакомых, обещая вернуть с процентами, дело-то и выгодное, и плевое. В результате шпион не мог расплатиться ни с правительствами, ни по личным долгам.
Теперь Конгресс запросил уже сам Вержен. Конгресс в свою очередь запросил Ли, Ли ответил, что платить ничего не надо, а Бомарше и Дин требуют денег, потому что хотят набить свои карманы, причем в обход королей Франции и Испании. Не зная кому верить, американцы решили просто – платить не будем. Ибо так оно – рыночнее.


 
 
George Rooke
Кстати, очень много параллелей с нашей историей, начиная, наверное, от Петра образца 1708 года)

Цитата из книги Дейва Ричарда Палмера «Военный гений Вашингтона»: «Джон Олден в конце 1960-х писал: «Американцам надо было удерживать внутренние территории до тех пор, пока Британия не устанет от войны»; Дуглас Саутхолл Фриман: «Стратегия Вашингтона заключалась в выжидании»; из «Энциклопедии по истории США» 1965 года: «План американцев состоял в обычной глухой обороне – создавать угрозу англичанам в любой точке и иметь для нормального снабжения и угрозы британцам реку Гудзон»; Или вот: «американцы на самом деле не выиграли войну у Англии, это Англия войну проиграла, причем из-за трудностей снабжения и действия за 5000 миль от метрополии, а не из-за армии колонистов». Джеймс Томас Флекснер хвалил колонистов за создание эффективной тактики «hit&run» (бей и беги), но и он отметил, что успех колонистов в конечном итоге мало зависел именно от них самих. Рассел Вейгли назвал американскую стратегию «стратегией истощения сил противника» или, в лучшем случае, «стратегией разрушителей планов» (erosion plans strategy). Томас Фронтингэм полагал, что главная задача Континентальной армии состояла лишь в том, чтобы проводить партизанские и диверсионные операции, чтобы «окутать серией беспорядочных уколов главные силы британцев». Короче говоря, главным мнением в исторической науке остается то, что американская стратегия в войне за Независимость была по существу одномерно-оборонительной и выжидательной».
 
 
 
George Rooke
08 October 2019 @ 10:00 am

По внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому - не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!

Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия проглотила бы их тотчас же, “имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени”.

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия - страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в (страна по вкусу) и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний (фамилию по вкусу) согласился наконец принять портфель президента совета министров.

Федор Михайлович Достоевский, 1877 год.

 
 
George Rooke
07 October 2019 @ 11:25 am
В прошлом обсуждении по Крымской народ активно перешел к спорам по РКМП в ПМВ, и вместе с водой выплеснул и ребенка. Тем не менее, на пару комментариев хотелось бы ответить. Например, почему я "Свалил на Крымскую войну все что и так без нее произошло бы. Упадок Англии, подъем Америки, победу Севера над Югом, технологическую революцию."
Объясню.
Дело в том, что индустриальная и технологическая революция уже шла, и довольно долго, по крайней мере с 1800-х годов. Наработок было много, и действительно Англия деле промышленности ушла далеко перед. НО... Ох уж эти НО...
Для того, чтобы технологические и индустриальные наработки стали востребованы и повсеместно внедряемы, нужен был госзаказ.
Напомню, отношение к тем же железным кораблям перед Крымской войной (и это - несмотря на то, что их строили). В 1849 году начальник штаба морской артиллерии и глава Норской военно-морской базы Роял Неви, адмирал Генри Чедс безаппеляционно заявил: «Я думаю, железо никогда не сможет заменить дерево в деле строительства кораблей и создания оружия». Напомню, что этот момент уже не только десяток лет существуют железные пароходы, уже "Грейт Бритэн" плавает лет 5. Тем не менее, отношение государства и тех, кто отвечает за оборонный и госзаказ к этому делу вполне очевидное.
Те же опыты с овальными и нарезными каморами шли чуть ли не с 30-х годов XIX века, и никого это особо не колыхало. Год за годом артиллерийский комитет уныло рассматривал проекты новых типов орудий, однако ничего в серию не шло, поскольку адмиралы и генералы предпочитали уже испробованные системы артиллерии. И никому ничего было не надо. Вспомните, как принимали решение по Ланкастерским пушкам. Блин, оказывается, нам нужны пушки, ведущие огонь на большой дальности. Так, у нас есть три или четыре проекта таких орудий, и мы... закрыв глаза просто тыкнули пальцем в один из проектов и попали на орудия Ланкастера.
По поводу броненосных кораблей и батарей. Смешно сказать, но изначально французы вообще думали о батареях, чьи деревянные борта были обиты бы... только не смейтесь... толстым слоем каучука. У англичан вообще на эту тему мыслей не было - мол, как во времена Нельсона - "железные люди на деревянных кораблях".
И т.д. Примеров можно провести большое множество.
Крымская война оказалась катализатором технического прогресса, когда бурный поток изобретений и инноваций просто прорвал бумажную и административную плотину, созданную чиновниками. И именно с Крымской войны и началась настоящая промышленная революция, причем во всех значимых странах, включая сюда и Россию с США. Да-да, именно с США. Поскольку США после окончания Крымской всерьез думали - они следующие. И мысль, что "а вдруг война, а мы отстаем" - прочно засела в Вашингтоне. При этом - если знать структуру поступления доходов в США - понятно, что там "два мира, две системы". Правительство выкупает хлопок у Юга по твердым ценам, реализует его на мировом рынке по рыночным ценам и получает основной доход именно от этого. Промтовары и валютные спекуляции в сумме дают не более 20-25 процентов бюджета. То есть хлопок - это стабильные финансовые поступления. Но Юг за "свободную торговлю", за радикальное снижение пошлин и т.д., в то время как промышленный Север за протекционизм и за развитие собственного производства. Интересующимся смотреть Marc Egnal "Clash of Extremes: The Economic Origins of the Civil War". Если же на это посмотреть политически - то получается, что Юг стоит на пробританских позициях, а Север - на антибританских. И опять - по мнению Севера - "США следующие". А южане в 1857 году пробивают радикальное снижение пошлин, что ставит крест на северном протекционизме - теперь товары с Севера на Юге дороже, чем британские, заградительных-то пошлин нет. Еще раз - это 1857-й год, и мандраж после Крымской. Отсюда и столь бескомпромиссная борьба с Югом, ведь не будь Крымской - опять могли бы заключить какой-нибудь компромисс. И в этом плане Крымская в очередной раз стала катализатором. Причем не только катализатором Гражданской войны, но и технической революции в США.
Но вернемся к промышленности и технологиям.
С другой стороны - поскольку (еще раз повторю) промышленная революция произошла во множестве стран - это во многом обнулило военное и технологическое превосходство Англии. Просто потому, что тот же Монитор или Мерримак вполне могли справиться не только с деревянным винтовым британским ЛК, но даже с несколькими кораблями. Поскольку мине того же Нобеля все равно, как сильно вооружен британский деревянный пароход, взрыв все равно нанесет как минимум повреждения подводной части корабля.
Таким образом техническая революция потащила за собой революцию (или если угодно - эволюцию) взглядов на применение тех или иных технических новинок. И опять-таки - без Крымской это было бы невозможно, ибо эта война стала полигоном, на котором обкатывались почти все технические новинки. Как я уже говорил - бурный поток прорвал плотину.

 
 
 
George Rooke
03 October 2019 @ 11:29 am
"Экономика должна быть экономной"

Вообще, изначально план Хоу от 30 ноября 1776 года выглядел так: 10 тысяч англичан атакуют из Канады, 10 тысяч – производят удар навстречу из Нью-Йорка, а еще 10 тысяч атакую Филадельфию. Для реализации этого плана командующий просил от метрополии прислать 15 тысяч солдат, артиллерийский батальон и 10 линейных кораблей.
Однако просьба о подкреплении ошеломила английское правительство. Если посмотреть их глазами на ситуацию – это и понятно, успех кампании 1776 года был несомненен, армия Вашингтона, составлявшая летом 19 тысяч человек, к осени «усохла» до 4-5 тысяч, ее наполняли невеселые настроения, из войск шло массовое дезертирство. Англия просто не ожидала, что потребуются еще и дополнительные войска. Кроме того, отправка солдат в Америку означала дополнительные расходы, причем немалые, а это означало повышение налогов в самой Англии, и как следствие – социальный взрыв.
Собственно тема подкреплений стала вообще основным вопросом английской армии в войне за Независимость. По документам у Британии было 36 тысяч регулярных солдат, однако по факту лишь 9000 из них были боеспособны, остальное – команды инвалидов, гарнизоны крепостей, и т.д. Соответственно, чтобы удовлетворить требования Хоу, надо было нанять где-то еще 26 тысяч, а это означало большие расходы, увеличение внутреннего долга и рост налогов, на что ни Георг III, ни английское правительство согласиться не могли.
Тем не менее, искать дополнительные войска начали. И, прежде всего, обратились к России. Обратились по самой простой причине – желание сэкономить. Немецкий солдат (так и хочется сказать - согласно прейскуранту) стоил 200 фунтов стерлингов (вместе с обмундированием и снаряжением); русским предлагали 3 миллиона фунтов за 30-тысячный корпус, или… по 100 фунтов стерлингов, причем обмундирование и снаряжение у них были свои, дополнительными расходами были только траты на перевозку.

 
 
 
George Rooke
02 October 2019 @ 07:50 pm
Но ведь сейчас же у нас все не так, верно??)))

Задача самостоятельно избавиться от огромного внешнего долга оказалась неразрешимой для черногорского правительства. К началу ХХ в. положение в социально-экономической сфере стало безнадежным. Российский министр-резидент К.А. Губастов доносил в Петербург: «Все решительно, начиная с княжеской семьи и до последнего писаря, живут в долг, не платя ни одного, даже самого ничтожного счета… Мне трудно даже представить…картину того, неподдающегося описанию бедственного положения, в котором находятся в настоящее время здешние финансы»[1; Оп.482. Д.3350. Л.2]. К этому времени уже было ясно, что во всех проблемных ситуациях черногорский двор действовал по одной схеме: когда подходил срок выплаты процентов по займам, а денег в казне не было, срочно заключался новый заем, часто на самых тяжелых условиях. Текущие проценты погашались, но общая сумма долга росла как раковая опухоль. При этом княжеское семейство продолжало тратить казну азартно и широко. Престолонаследник Данило однажды прямо заявил российскому министру-резиденту Щеглову: «<…>Щедрая помощь, бесконтрольно оказываемая Россией княжеству, действует развращающим образом на советников князя Николая, так как она приучает их к мысли, что можно безнаказанно направлять дела вкривь и вкось, ибо все равно, великая покровительница Черногории поможет ей в критическую минуту»[2; Фас. LIA]. Правда, княжич не стал говорить о том, что значительные суммы шли именно на его личные нужды.

В 1899 г. княжество снова оказалось на грани банкротства. Оно было должно 771 тыс. гульденов австрийским банкам, 600 тыс. франков частному банку в Константинополе и более миллиона рублей России[3; Фас. 25. Бр. 1832, 1889 г]. Несмотря на подмоченную почтовой аферой репутацию, Никола в марте 1899 г. обратился за помощью к российскому министру финансов С.Ю. Витте, который решительно отказал. Не скрывая своего раздражения, он писал бесконечные доклады, в которых было подсчитано все, что делалось в пользу княжества: «<...>Денежные субсидии, выдаваемые черногорскому правительству из нашего Государственного казначейства достигают столь крупных размеров, что дальнейшее увеличение сих субсидий представлялось бы, по моему мнению, решительно невозможным. Помимо постоянных расходов в размере около 220.000 рублей в год на содержание в Черногории учебного батальона и полубатареи, духовной семинарии и женского училища, а также на выдачу черногорскому правительству субсидии для уплаты долга Государственному банку и других пособий, единовременные расходы нашей казны в пятилетие 1894-1898 гг. на снабжение Черногории запасами оружия и патронов и на устройство церкви в Никшиче составили около 2.600.000 рублей. Между тем, у нас самих имеются настоятельные нужды первостепенной государственной важности, которые, однако, остаются без удовлетворения по ограниченности средств Государственного казначейства»[1; Оп. 482. Д.3347. Л.21об.-22]. Как ни возражал С.Ю. Витте, черногорская элита не приняла отказа: «Убедившись, что все попытки открыть себе кредит в Европе остаются безуспешны, князь не видит другого для себя выхода, как возобновить ходатайство свое касательно гарантирования императорским правительством займа в одном из частных банков в России», - сообщал К.А. Губастов в МИД 15 сентября 1899 г.[2; Фас. XLVII.Д.2].

Сумма, которую черногорский монарх собирался занять в каком-нибудь российском банке, была немалой. С.Ю. Витте не сомневался, что «гарантия Императорского правительства проектируемому займу будет не номинальной, а действительной»[1; Оп. 482. Д. 3349. Л.5]. В случае с турецкими долгами так и было. Под личные гарантии султана в Оттоманском банке черногорцы заняли около 500 тыс. гульденов и в 1889-1900 гг. перестали вносить платежи. МИД Турции потребовал от черногорского представителя М. Бакича ответа, что будет дальше. Тот заявил, «что князь Николай совершенно лишен в настоящее время возможности производить обещанные Банку уплаты, что он просит Султана не отказать ему в снисхождении, и что в непродолжительном времени он намерен отправиться лично в Петербург в надежде, что Государь Император не откажет ему в великодушной помощи…»[1; Оп. 482.Д. 3349. Л.27об.-28]. То есть, турецким партнерам откровенно объяснили, что возврат долга напрямую зависит от решения русского царя. В таких обстоятельствах давать какие-либо гарантии черногорским займам означало бросать деньги на ветер.

Однако в ноябре 1899 г. министру финансов сообщили, что Николай II поддержал ходатайство князя, правда, на условии, что предварительно российской стороной будет проведена инспекция денежного хозяйства Черногории.


http://regionalstudies.ru/journal/homejornal/rubric/2012-11-02-22-07-59/452--xix-.html
 
 
 
George Rooke
Вот не знаю, честно. Вроде какой-то ограниченный конфликт, но его влияние... его последствия фактически на все страны... оно громадно. И чем больше читаешь, тем больше узнаешь и удивляешься.
Вот как пример - ввод австрийских войск в Княжества в июле 1854-го. Вроде ведь все говорено-переговорено. Реально, изначально Австрия просто хотела разделить враждующие силы. Это так и предполагалось. А что? Ей хорошо, и всем хорошо. В Трансильвании и Банаате стояла 150-тыс. группировка австрийских войск, и далее по соглашению от 14 июля 1854 года (причем по соглашению со всеми участниками конфликта) в Княжества вошла 40-тысячная австрийская группировка под командованием генерал-полковника Гесса при 3200 лошадях и 92 пушках.
У нас традиционно считается (почему-то), что Австрия хотела Княжества прикарманить себе. Да, действительно хотела, но уже в 1856-м. На 1854-й таких планов не было. А вот что реально австрияки хотели в Княжествах... так это разгромить базы венгерских повстанцев или диверсантов в Молдавии и Валахии. Сразу после ввода войск за эмиссарами Кошута началась настоящая охота, австрийцы им устроили настоящий террор. Что вынудило венгров бежать куда подальше.
При этом... оцените игру союзников. Когда Австрию склоняли на нейтралитет, выгодный Англии и Австрии, одновременно в Молдавию и Валахию послали Ласло Берчени (László Bercsényi), Иштвана Тюрра, Клапку и других революционеров с задачей создать венгерские отряды для атаки Австрии совместно с союзниками, буде Австрия не согласится.
Однако когда австрийцы достигли соглашения, революционеров им просто слили, отдали, как отработанный материал.
И это только один из эпизодов, который фактически неизвестен нашему читателю.
Главным же достижением Крымской войны стал полный слом Венской Системы, и создание Крымской Системы, которая просуществовала с 1856 по 1871 год. Что такое Крымская Система? Тут лучше привести цитату из Гордона А. Крейга: «Национальное самоограничение, уважение к публичному праву, каким оно было определено в договорах, и готовность обеспечить его соблюдение согласованными действиями были неприменными условиями Венской системы, которые сделали возможным поддержание мира и баланса сил в период 1830-1854 гг. Наиболее ужасным последствием Крымской войны было то, что она разрушила эти условия». То есть в послекрымский период стало возможным творить все что можно - бей, бухай, эй-би гусей - гуляй, рванина. Рухнула Крымская Система после франко-прусской войны, с созданием единой Германии, и сразу же пошла реинкарнация новой Венской Системы, только уже под главенством Берлина.
Ах да, в нашей историографии почему-то считается, что Европейский концерт существовал до Берлинского Конгресса. Наверное канцлеру Горчакову хотели подмахнуть и Александру II. Проблема в том, что Горчаков играл с уже несуществующей игрушкой, он так и не понял, что система "сам погибай, а товарища выручай" изменилась на "каждый сам за себя". В этой ситуации политика России 1856-1878 годов предсказуемо составила один большой фейл, и страна покатилась к своей "Весне Народов". Потому что 1) не смогла провести нормальные реформы, а те что были - лучше бы их не делали; и 2) потому что пока мы топтались на месте, все основные страны Европы и США так рванули вперед экономически, что догнать мы их так и не смогли.
И все-таки.
Что, образно говоря, сделали в 1854-56 годах англичане? Именно англичане, потому что они в результате просто убрались на остров, и заперлись в своей Блестящей Изоляции. Они кинули в хорошо работающий механизм кувалду, и со своего островка спокойно смотрели,как разлетаются осколками по всей Европе шестеренки, валы, зубцы, и т.д.
Однако для Англии (гримаса истории) последствия Крымской стали не только очень неприятными но и самыми долгоиграющими, которые икались им аж до 1948-го, то есть аж до создания НАТО.

Во-первых, создание единой Германии не только выбросило Англию с немецкого рынка, так еще и создало ей главного торгового конкурента на следующие 100 лет.

Во-вторых, выпуск из ящика Пандоры духа национализма по всей Европе логичным образом перекинулся и в английские владения - речь об Индии и Ирландии прежде всего. Стоило ли это того, чтобы в свое время прикормить Кошутов, Марксов и Огаревых? Не знаю.

В третьих, "блестящая изоляция" после Крымской позволило Северу США победить Юг, и в результате САСШ стали из преимущественно аграрной державы промышленной, и вторым главным конкурентом Британии. Да, подвижки к этому были и ранее, но до Гражданской войны компромисс между Севером и Югом сильно сдерживал экономическое развитие ребят из "Града на Холме". Кстати, по поводу Гражданской войны, часть историков (например тот же Фуллер) считают, что она - это есть продолжение Весны Народов через 15 лет, просто в некоторых странах Весна Народов шла с задержкой (про Россию говорят, что там задержка вообще в 70 лет, кто угадает, какое событие к Весне народов привязывают?).

В четвертых, технологическая революция, произошедшая в период 1854-1856 г.г. частью обесценила британское экономическое и производственное лидерство. Для этого Крейг, поясняя свой тезис, приводит пример Дредноута. То есть его выпуск обесценил броненосные флоты. Но позвольте, ведь то же самое произошло и после 1856-го! Глуар обесценил все флоты! Так прогресс на этом не остановился - Мерримак, Монитор, и т.д. В общем, для того, чтобы быть впереди, надо было быть во главе производства новых технологий. Однако на пятки теперь наступают США и Германия, которые в технологии умеют не хуже, а где-то лучше, кроме того - забывать Францию тоже не стоит, а потом придет через Японии, догонять будут Италия и Австрия.... В результате для Англии началось медленное сворачивание рынков сбыта из-за возросшей конкуренции. Грубо говоря, если на 1854-й год Англия действительно была безусловным мировым лидером и в экономике, и в производстве, и в технологиях, то уже через 25 лет... Большой вопрос.

В пятых, пораженная либертианством экономика Англии (кстати, в точном соответствии с историей экономики Голландии) постепенно начала становиться из производственной экономики банковско-ростовщической, живущей "процентом на процент". Да, процесс этот затянулся аж до 1920-х, тем не менее, начало положено как раз "хлебными законами", первой Опиумной и Крымской войнами.

Вот такая казалось бы неприментная война. И это только безумно малая часть вопросов, о которых можно было бы рассказать.

 
 
George Rooke
01 October 2019 @ 01:18 pm
Ричард Кобден, 1853 год:
"Мы поддерживаем лорда Дадли Стюарта, поддерживающего поляков в пику России в Парламенте в течение последних двух недель, лорд провел несколько встреч с польскими представителями и заключил несколько соглашений, согласно которым поляки должны вернуть свои земли, которые были просто отняты сопредельными государствами. Мне вообще нравится мысль, которая должна посещать голову каждого разумного человека - в течение последней сотни лет на каждую захваченную Англией лигу территории Россия захватывала три лиги, причем с помощью мошенничества, насилия или обмана. Это и есть главный вывод любого здравомыслящего государственного деятеля, если беспристрастно исследовать всю российскую политику".
Для справочки - Ричард Кобден - британский промышленник, который ратовал за "свободную торговлю", отмену пошлин, и торговую экспансию Англии на мировые рынки. Собственно из-за высоких ввозных пошлин на британские товары он очень не любил две страны - США и Россию.
Лорд Дадли Стюарт - защитник "всех униженных, оскорбленных, слабоумных, и т.д.". Особенно я ржал над его описанием "революции" в Румынии в 1848 году. Читаем отрывок - наслаждаемся:
"Справедливость и умеренность Румынской революции 1848 года были таковы, что, за исключением России, все великие державы, и прежде всего Турция, официально признали новый порядок вещей. Через некоторое время Турция, поддавшись угрозам и предложениям России, неожиданно захватила город Бухарест, отринула достижения революции и ввела в действие старый режим во всей его строгости. Несмотря на обстоятельства, или, скорее, оправдывая себя присутствием турок в Бухаресте, русские, в свою очередь, вторглись в княжества.
Турки и русские в своих прокламациях протестовали против скрытого смысла своих мотивов, заявляли, что они неукоснительно уважают институты страны, и что они только пришли, чтобы отдать должное жалобам, с которыми румыны не раз обращались к Порте до своей революции. Но затем Россия просто вытеснила из Порту из Балта-Лиманской конвенции, согласно которой, в нарушение договоров между румынами и турками, в нарушение договоров, заключенных ранее между Турцией и Россией, княжества были лишены всех своих конституционных гарантий - свободы прессы, их национального представительства и права избирать своих князей - фактически все их прав и свобод. Даже дети были лишены средств обучения чтению и письму из-за закрытия начальных школ, которые ранее существовали почти в каждой деревне.
Россия, не удовлетворенная тем, что заставила княжества поддерживать в течение двух лет армию вторжения, состоящую из почти 100 000 человек, теперь требует от них в качестве компенсации огромную сумму в сорок два миллиона румынских пиастров (около £ 625 000), на что, как обычно, Порт была вынуждена согласиться."

Мне одному слышится крик: "Ребята, на его месте должен был быть я"?)))
И да: а наш-то царь Николай явно не промах) Заставить заплатить турок за подавление революции... ну, во-первых, это просто красиво)


 
 
 
George Rooke
27 September 2019 @ 01:02 pm

Ну о том, что фразу "больной человек Европы" Николай Первый никогда не произносил, знают наверное все.
Оригинал фразы (но в перепеве Рабиновича, ибо Сеймур записок не оставил, и впервые этот разговор упомянут в книге Гарольда Темперли в 1936 году) выглядел так: "Николай: у нас на руках больной человек, тяжело больной. И будет обидно, когда он умрет у нас на руках, особенно до того, как успеет оформить необходимые документы". То есть Николай намекает, что Россия и Англия должны составить завещание за больного.
Тот же Темперли говорит, что есть вторая версия этой фразы: "Медведь умирает. Вы, конечно, можете дать ему мускус, но это не продлит ему жизни".
Мускус здесь употреблен в понятии "нашатырь". То есть дать умирающему человеку понюхать нашатырь конечно можно, только для течения самой болезни бессмысленно. И да, меня одного удивляет, что Николай сравнил Турцию с медведем? Вроде как после войн с Наполеоном сравнивали с медведем исключительно Россию.
Ну а теперь самое смешное. Фразу "больной человек Европы"   первый раз в истории употребила газета "Нью-Йорк Таймс" в своей передовице от 12 мая 1860 года. При этом цитата применена относительно Австрии, хотя и Турция тоже упоминается: "Состояние Австрии в настоящий момент само по себе угрожающее, хотя оно и менее тревожное для мира во всем мире, чем состояние Турции семь лет назад, когда царь Николай пригласил Англию составить совместно с ним завещание для этого больного человека Европы."

Ну и картинка, которую Очень Люблю.)))  Султан Абдул Гамид на заборе собственного дома читает:  "Производится реконструкция Османской империи. Стоимость объекта - 5 миллионов фунтов стерлингов. Генеральные подрядчики - Англия, Франция и Россия." Ну и сильно возмущается - типа, а где я то в числе подрядчиков?)

 
 
George Rooke
Сейчас читаю о снабжении британских войск в Америке во время войны за Независимость. Могу сказать честно - это адовый лютый де пизес. И корни проигрыша растут именно оттуда.
Для начала анекдот.
"Грузинская деревня, Гоги забрался на дерево, а слезть не может. Вся деревня вокруг собралась, судачат, орут, дают советы Гоги, а тот просто сидит на ветке и плачет.
Тут подходит Вано, расталкивает всех, говорит, что знает, как снять Гоги с дерева. Берет веревку, раскручивает ее, кидает Гоги и говорит держать пойманный конец, и ни в коем случае не отпускать. Гоги с надеждой держит двумя руками, большими глазами смотрит на своего спасителя.
Вано же... дергает веревку изо всех сил. Гоги слетает с ветки и башкой в землю - хлоп! В общем, кабздец котенку.
Народ окружил Вано, молчит, смотрит недобро, требует объяснений. Слегка растерявшийся Вано говорит:
- Да что вы смотрите? Мы вчера так дядю Акопа из колодца доставали, и все получилось нормально!"

Собственно, когда Британия решила навести в колониях порядок - особо о снабжении не беспокоились. Да вообще - стоит ли? Тем более, "там на четверть наш народ". Вообще без проблем. Народу в колониях по отзывам живет много, купим, реквизируем если что.
В своих расчетах тот же генерал Хоу, писавший Парламенту: "Нет никакого смысла снабжать армию из метрополии" совершенно забыли такой параметр, как плотность населения. Да, в колониях жило сравнительно много людей, но они были рассредоточены на большой площади.
Смотрите сами. Площадь Великобритании - это 250 тыс. кв. км. Население на 1770-й - 6.4 млн. человек.
Площадь 13 колоний - 1.2 млн. кв. км. Население на 1770-й - 2.15 млн. человек.
Проще говоря - территории колоний оказались бедной малонаселенной областью, с которой кормиться по примеру войн в Европе было тяжело, если не сказать - невозможно. Собственно, сообразили, что что-то не так, только к 1778 году. И свалили снабжение ограниченной группировки войск в Америке на... флот. У которого, как бы, и своих-то проблем навалом было. Свалили по самой простой причине - на флоте был специальный Отдел Снабжения, а в армии - нет.
Флот стал разрабатывать пайки для армии, планировать доставку, и т.д., однако в 1779 году в войну вступила Франция, а в 1780-м до кучи - еще и Испания. И случился коллапс. Пробовали было закупать все на месте, но если в районе многонаселенного и богатого Нью-Йорка это еще удавалось, то вот в полунищих и малонаселенных Каролинах или Джорджии - не очень.
В результате начался ад из адов - поставка всего, включая продукты, оружие, обмундирование, и т.д. из Англии в США. Главной перевалочной базой снабжения стал ирландский Корк. Сюда стекались товары от подрядчиков и с госскладов, отсюда они конвоями отправлялись в Америку. Но блин... Самих поставок не хватало, часть в пути просто портилась, плюс - их еще перехватывали... Поэтому, совершенно отчаявшись, писали уже такие письма (как от начальника Отдела Снабжения флота генералу Гейджу): "Отправляю вам большое количество посевной пшеницы. Заставьте солдат посадить ее, и через полгода у вас будет свой хлеб".Естественно, Гейдж покрутил пальцем у виска, и ответил, что задача армии - воевать, а не заниматься сельхозработами.
В общем, эти проблемы со снабжением оказались совершенной новостью для армии Англии и по факту привели ее к поражению, ибо военные действия даже после Йорктауна вполне можно было продолжать, но проблема снабжения армии через океан оказалась неразрешимой.

 
 
 
George Rooke
23 September 2019 @ 09:53 am
К сожалению, споры неизвестно о чем просто засрали мысль самого поста, и я решил ее объяснить отдельной записью.
По штатам 1803 года БФ состоял из 27 ЛК и 26 ФР. Из этого числа судов на Средиземное море начиная с 1804 года было отослано 13 линейных кораблей и 2 фрегата (эскадры Грейга, Сенявина и Игнатьева). Считая уже находившиеся там корабли и черноморские подкрепления, на Корфу был сосредоточен ударный кулак из 16 ЛК и 8 ФР. Плюс - после сражений с турками русский флот пополнился призами - 1 ЛК плюс мелкие суда.
Так вот, когда Александр I в спешке заключал Тильзитский мир - он об этом флоте забыл. Напрочь. И вообще никак не обговорил условия, а что делать с кораблями и экипажами. Тем более, что они-то свою войну - и против турок, и против французов - выиграли, тогда как Александр свою войну в Германии слил.
Вот и получилось, что эти корабли были оставлены на заклание. При этом сила Балтфлота резко упала - ведь выключены были не только 13 кораблей БФ, но и экипажи, имевшие боевой опыт и хорошую подготовку.
Вот и получилось, что на лето 1808 года русский Балтийский флот состоял из 9 кораблей, 4 фрегата, 2 корвета плюс небольшого количества малых судов. Поэтому морской министр Павел Васильевич Чичагов писал про эскадру, высланную в море: «Ханыков, которого отправляют с жалкими остатками нашего несчастного флота с тем, чтобы он нанес решительный удар шведскому…».
Надо сказать, что России и в этот раз повезло. Морские силы Швеции на бумаге составляли грозную силу – 17 линейных кораблей, 15 фрегатов, мощный галерный флот, всего 303 единицы. Но из-за проблем с финансированием шведы смогли вооружить к началу 1808 года только 11 линейных кораблей и 5 фрегатов, на большее не хватило денег. Однако к ним пришла на помощь английская эскадра Сомареца в составе 11 линейных кораблей и 5 фрегатов, а так же бомбардирских кораблей и кэчей (среди линкоров – знаменитый «Victory» Нельсона, который стал флагманом британской эскадры). Там они соединились со шведским флотом. Кроме того, в Швецию из Испании был переброшен англо-испанский корпус Мура, 14 тысяч штыков. Русским повезло второй раз - англичане перебрасывали корабли постепенно, и вынужденно вводили их в бой по частям.
Именно поэтому Шведы вывели в море 10 линейных кораблей и 5 фрегатов, к которым чуть позже присоединились только два английских корабля – 74-пушечные «Centaur» и «Implacable». Русские имели на три корабля меньше, но среди них были два мастодонта – 130-пушечный «Благодать» и 100-пушечный «Гавриил». Шведско-английская эскадра не имела кораблей более 78 пушек.
Ну и далее все знают - был "Всеволод".
Самый главный ответ на вопрос - а кто виноват?
Как все понимают - ответ прост. Царь Александр I. Следим за руками. Начиная с 1804 года он все увеличивает присутствие на Средиземном море. С 1806 года начинаются масштабные переброски кораблей и людей. А потом... резко меняет стратегию и начинает неудачную кампанию в Пруссии. Причем неудачную по всем параметрам, ибо пруссаки, вместо того, чтобы объединиться с русскими, позволяют себя разбить до прихода русских войск, причем разбить наголову. Далее Фридланд, и получилась ситуация, когда русскую армию французские войска обошли и грозят отрезать от России. Тильзит, и Саша-Один, спасая свою драгоценную шкуру, жертвует всей южной стратегией, и кораблями, и ресурсами, и людьми.
Поэтому обвинять Сенявина или Бычевского, или Салти смысла нет. Их уже продали и списали на плотах у городка Тильзит. Многие, критикующие Сенявина, забывают - ну, даже допустим, он прорывается через Коттона, и выходит в Бискайский залив. Ему надо пройти всего-то еще 4 блокирующие эскадры англичан - у Ла-Рошели, у Бреста-Уэссана, в Северном море, и наконец - Балтийскую эскадру Сомареца. В этой ситуации шансы счастливо дойти до Ревеля-Кронштадта равны нулю. Не стремятся к нулю, а именно равны нулю.
На мой взгляд единственный более-менее реальный вариант был - прорываться через Дарданеллы и Босфор. Но как вы понимаете, там опять союзником турецкого флота становился бы английский флот. Просто потому, что Англия была не готова к нашему соглашательству с Францией.
Как-то так.

 
 
 
George Rooke

Пост не мой.

Пост от Алексея Овчинникова. Речь идет о потерях русского флота в войне с англичанами.

Англо-русская война 1807—1812 годов — вооружённый конфликт между Российскойи Британской империями в период Наполеоновских войн.
Плюс параллельно шла Англо-Датская война (так называемая война канонерок).

Русские корабли в англо-русской войне:

1. В Портсмуте захвачен фрегат Спешный, лучший по ходовым качествам в Балтфлоте, вез деньги для средиземноморской эскадры.
2.Эскадру Сенявина блокировала в Лиссабоне эскадра Коттона.(разоружены). Капитулировало 9 линкоров 1 фрегат, 2 линкора Ярослав и Рафаил из за повреждений остались в Лиссабоне . Остальные корабли ушли в Портсмут. Стояли там до 1813 года. В Россию вернулись два корабля Мощный и Сильный (они привезли все пушки эскадры и боеприпасы), за остальные англичане заплатили как за новые.
3. Шлюп Шпицберген, поврежден во время шторма, блокирован в районе Виго, простоял до 1812 года, продан на слом. Экипажу разрешили отплыть в Россию.
4. Шлюп Диана был задержан на рейде Саймонстауна (Южная Африка), но так как у него была научная миссия корабль не захватили. Через год во время шторма шлюп бежал, пришел в Петропавловск.
5. Фрегат Венус, блокирован в Палермо, под угрозой уничтожения был передан королевскому флоту Сицилии, экипаж вывезен в Россию.
6. Эскадра Салтанова потом Бычевсконо ушла с Корфу в Триест 4 линкора, 2 фрегата, корвет. Были блокированы англичанами, соорудили береговые батареи используя пушки разоруженного линкора Уриил. Была перестрелка. Корабли были проданы Франции в 1809 году за 1/24 их стоимости.
7. Эскадра Баратынского два линкора Москва и Петр, ушла в Тулон, продана французам на тех же условиях.
8. Эскадра Лелли, линкор, фрегат, бриг, 20 призовых судов осталась на Корфу, продана французам.
9. Эскадра Салти, фрегат, 3 корвета, 3 брига, катер, блокирована в Венеции, продана французам.
Личный состав отбыл в Россию.

На Балтике:
1. Захвачен катер Опыт, Британский фрегат Сальсет тихо спокойно реквизировал (грабил) российский галиот у Норгена (если мне не изменяет память частично груженный духами), когда обнаружил русский Куттер Опыт. Стихший вете не позволил британцу сходу его дагнать. "Наглый" Невельский, (который сначала перепутал британца с шлюпом Шарлотта к которому его послали на подмогу) радосно бабахнул из пушки по сасенаху и убил матроса, после чего начал уходить на веслах, но внезапно налетевший ветер, обломал весь кайф, катер догнали всадили последовательно два бортовых залпа и он капитулировал, личный состав 61 человек (потери 4 убитых 8 раненных в том числе капитан), л/с отправили под честное слово в Либаву а катер служил в Роял Неви. Катер был переименован в HMS Baltic под командованием лейтенанта Спаршотта и захватил в общей сложности на балтике 21 торговый парусник (датские и русские). После чего выгружал на берег пленных с Всеволода, готовился к штурму Ревеля, но не случилось. Был отправлен в Плимут на ремонт где был продан в 1810.
2. Во время бегства эскадры Ханыкова 9 линкоров, 2 фрегатов, 4 корветов, 2 шлюпов, люгера, 2 бомбардирских судов, 4 катеров от англо-шведской эскадры шведы: 10 линкоров, 5 фрегатов, бриг, англичане: два линкора. Отстал и был поврежден англичанами линкор Всеволод. Попытка его отбуксировать фрегатом Поллукс не получилась, корабль отстал сел на мель и был повторно атакован англичанами, взят на абордаж, разграблен, подожжен, взорвался. Потери: русские 303 убитых и раненных, 37 пленных, англичане 3 убитых 27 раненных. Ревель блокировала подошедшая английская эскадра адмирала Сумареца 6 линкоров и мелкие суда (в том числе трофейный Опыт) и шведы. Блокада снята из-за погоды.
3. При уходе из Ревеля эскадры Ханыкова в Кронштадт сел на мель и был разбит фрегат Герой.
4. 1810, английский десант захватил одну из береговых батарей у Гангута и заклепал пушки, англичане потеряли одну десантную лодку. Впоследствии у Паркаллауд были потоплены два баркаса англичан.
5. Англичане на баркасах и катерах в ходе боя взяли на абордаж 4 иола и 2 канлодка, трофеи сожгли. Потери: русские 41 убитый 106 пленных, англичане 19 убитых 37 раненых.
6. Английские гребные суда атаковали и захватили 3 канлодки, транспорт, два бота, два кухонных судна, потери русские 105, англичане 76 убитыми и раненными.

Северное море
1. В Екатериненской гавани англичане сожгли 2 транспорта, захватили пять, загрузили их из береговых складов товарами и отправили в Англию.

Количество захваченных русских торговых судов на всех твд мне неизвестно.

 
 
 
George Rooke
20 September 2019 @ 11:25 am
Эскадрон гусар летучих: как французы голландский флот захватывали.

В сухом остатке получается: флот - был. Гусары - были. Даже захват был. Только не лихой кавалерийской атакой (вообще, удивляюсь, как никто не смеялся - гусары окружили вмерзшие корабли, и моряки, поняв бессмысленность сопротивления, сдались), а как обычно - переговорами и тайной дипломатией.
Такие дела.

 
 
George Rooke
Речь про кораблестроение.
В общем, навеяно тем, что русские корабли эпохи паруса ругают как недолговечные, ненадежные, и т.д.

Вообще дело выглядит примерно так. Те страны, которые испытывали проблемы с лесом, строили более качественные корабли, просто потому, что лес надо покупать. Понятно, что если ты не будешь делать кораблики из покупного леса качественно, то никаких денег не хватит на обновление парка кораблей.
В основной список таких стран входили Англия, Франция, Испания, Голландия. Сюда же можно записать и Геную с Венецией, у тех лес был как бы свой, а как бы и не свой, в прилегающих к колониям территориях. И его тоже приходилось покупать.
Особняком в этом списке стоит Швеция, которая вроде как экспортер древесины, но делала очень качественные и долгоиграющие корабли в ущерб снабжению и подготовке экипажей. Но это "особый шведский путь".
Второй путь - это путь стран, продающих древесину, то бишь - поставщиков древесины на мировом уровне. Это страны Германии, Польша, Россия, Дания (которая вместе с Норвегией), Турция, и, чуть позже, США.
Так вот, те страны, которые продавали древесину, чаще всего забивали на качество собственной постройки. Кто-то чуть больше (как мы и США), кто-то - чуть меньше (датчане). Но тем не менее. Просто потому что корабли в таких странах стоили дешевле, поскольку сама древесина была фактически дармовой. Это и был "особый русский путь" в кораблестроении.
Зачем делать дорогой корабль, который послужит 20 лет, когда за эти деньги можно построить 3 корабля, которые прослужат по 7 лет каждый?
Логика, думаю, понятна. И по идее - она всем хороша, кроме одного.
Как известно, крепость корабля проверяется в дальних плаваниях. А вот с ними на кораблях среднего и ниже среднего качества постройки была проблема. Ибо кораблик то рассчитан на каботаж, от порта к порту, вдоль бережка - если что-то сломалось - починим, не проблема. А вот в дальних плаваниях (Архипелажские экспедиции, действия совместно с англичанами против Голландии, кругосветные плавания, и т.д.) проблемы некачественной постройки вылезали в полный рост.
Как-то так.