?

Log in

No account? Create an account
George Rooke

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

 
 
George Rooke
19 April 2019 @ 11:44 am
19 апреля - это не только день рождения камрада Нагирняка , с чем его искренне и поздравляю, но и День принятия Крыма, Тамани и Кубани в состав Российской империи (1783 год).

Из сериала, который писал про присоединение Крыма на Сипе когда-то:

Read more...Collapse )

 
 
George Rooke
18 April 2019 @ 11:21 am
Ну все мы помним, правда? "Россия молодая", кормщик Иван Рябов, капитан-командор Ивлев, налет на Архангельск, 1701 год.
Вот как это изложено в журнале Forum Navale, №9, где приведена выдержка из «Kampen om ryska ishavsvägen på Karl XII» под ред. Holm, N. F.

"Целью экспедиции был не только грабеж и разорение, но и фактическая блокада России с моря, ибо в отсутствие выхода к балтийскому побережью устье Северной Двины оставалось единственной безальтернативной для России торговой площадкой, где коммерция велась со странами Западной Европы напрямую. И более всего шведы были озабочены поставками оружия и материалов военного назначения в Россию через Белое море со стороны Англии и Голландии.
Кроме того, и шведы этого действительно опасались, через Архангельск осуществлялась связь между Россией и Датско-Норвежским королевством. Уже в 1700 году до шведов доходили разрозненные сведения, что Петр вознамерился построить флот на Белом море, и присоединить его к датскому для противостояния шведам.
Находившийся тогда в Париже шведский резидент Карл Густав Пальмквист обратился даже к главе морского ведомства Франции Поншартрену с просьбой поддержать кораблями рейд на Белое море. Французы, начиная войну за Испанское наследство, отказались, но были предупреждены, что летом следующего года Архангельск сожгут, поэтому все необходимые товары лучше покупать напрямую в Швеции, а не в России.
На дело были выделены следующие корабли: 42-пушечные фрегаты «Warberg» и «Älvsborg», 26-пушечный флейт «Marstrand», 6-пушечный галиот «Falken», 4-пушечный галиот «Töva-litet», а так же 6-пушечная шнява «Mjöhunden», 828 человек, 127 орудий. Командовал отрядом капитан Карл Хенрик фон Лёве. Инициаторами атаки Архангельска являлись президент шведского Совета по торговле Фабиан Вреде и государственный секретарь по делам почт Самуил Окерхельм (более точно - Окерхьельм, Åkerhielm) .
Вообще, даже организация вояжа проходила очень интересно. Начальник почт Окерхельм обратился к портовому адмиралу Гетеборга Шебладу с просьбой провести показательную акцию против Архангельска. Тот согласился, и взялся выделить для дела небольшой отряд. Но для усиления хотелось бы добавить еще два крупных фрегата, и Шеблад написал рикс-адмиралу Вахтмейстеру письмо, в котором умолял выделить для защиты Гетеборга от возможных атак английских и голландских каперов фрегаты. Вахтмейстер приказал отрядить «Warberg» и «Älvsborg» в распоряжение портового адмирала Гетеборга в апреле 1701 года. Далее Окерхельм написал записку Карлу XII, прося санкции на начало планирования операций. Король согласился – но с одним условием – опасаясь реакции Морских Держав он заявил: официально это будут не шведские регулярные, а шведские каперские силы, поэтому начальник отряда – Лёве, так же как и все капитаны, напишут официальные прошения об отпуске по состоянию здоровья с апреля 1701 года. А за действия частников Швеция не отвечает.
Собственно, 20 апреля, при переходе «Warberg» и «Älvsborg» из Карлскроны в Гетеборг, фрегаты были обнаружены датчанами, и информацию о скорой экспедиции на Архангельск получил русский посол в Дании Измайлов. Позже эти данные подтвердил остановленный шведами у Ставангера голландский купец, следовавший в Архангельск, которого обыскали на предмет контрабандных товаров (кстати, нашли. 1000 пистолей и 1000 мушкетов). И картина стала ясна.
Вообще голландцы для раскрытия и предотвращения экспедиции сделали как бы не больше, чем датчане.
И да, еще. Из-за всех бюрократических препонов экспедиция вышла на два месяца позже, ибо изначально предполагалось отплыть в первых числах апреля, а отплыли только во второй половине мая."


И да, русское и шведское описание сражений - это небо и земля.
Причем кому верить - непонятно.

 
 
George Rooke
17 April 2019 @ 03:42 pm
Инициаторами знаменитой шведской атаки Архангельска в 1701 году являлись президент шведского Совета по торговле Фабиан Вреде и государственный секретарь по делам почт Самуил Акерхельм (Åkerhielm).
Чудны дела твои, Господи))
Это как бы сейчас инициаторами отправки русских войск в Сирию стали министр экономического развития Орешкин и директор Почты России Подгузов. Ну хорошо, с некоторой натяжкой Подгузова можно сменить на главу РЖД России Белозерова (тогда почты занимались не только перевозками корреспонденции, но и пассажиров).
Такие дела)
 
 
George Rooke
Вчера я ругал русских, а сегодня оторвусь на англичанах.
Итак, истинные причины отставки адмирала Нэпира. Это шедевр!
Итак, 3 сентября 1854 года взят Бомарзунд. Союзники решают, что делать, при этом французы четко заявили - 14 сентября мы берем Шанель и идем домой. И вот 11 сентября Нэпир получает депешу от Первого Лорда Грэхэма провести с французами консультации по возможности атаки Свеаборга в этом году. Собственно на совет на "Дюк оф Веллингтон" созываются все флагманы, и английские и французские, и пять часов спорят - смогут ли они атаковать Свеаборг так же как и Бомарзунд, и стоит ли овчинка выделки.
После пятичасового мозгового штурма решили - нет, невозможно. Во-первых, Свеаборг слишком силен, во вторых - уже середина сентября. В октябре на Балтике может вообще появиться лед. Нэпир отписывает результаты совета Грэхэму. И прям 14 сентября, в день отплытия французов, Нэпир получает еще одну депешу - а проведите пожалуйста повторное заседание по поводу атаки Свеаборга. Нэпир лично на гичке едет на французский флагман, спрашивает французского адмирала о возможности еще одного заседания - охреневший француз отвечает, что все свои соображения он уже высказал, и они ни капли не изменились, так что не видит предмета для нового обсуждения.
Итак, 14-го французы уходят. 19-го район Аландских островов покидают англичане. 4 октября эскадра Нэпира входит в Бельты, где его ждет новая телеграмма от Адмиралтейства. Это даже не телеграмма. Это хитрый план. Нет, не так. Вот так - ХИТРЫЙ ПЛАН! Подписанный Первым Лордом Адмиралтейства Грэхэмом, министром иностранных дел Кларедоном и депутатом от Девоншира адмиралом Баркли.
Смысл плана в следующем. Мы тут почитали метеосводки, и всякие прогнозы погоды и узнали, что в Кронштадте лед встает на пару недель раньше, чем в Свеаборге. Поэтому есть предложение. Как обычно - рационализаторское. А вы можете, когда уже замерзнет Кронштадт, но еще не замерзнет Гельсингфорс, атаковать Свеаборг наличными силами и прихватить там часть русского флота, базирующегося на Финляндию? И далее приписка, которая Нэпира просто взбесила - В ЛЮБОЙ УДОБНЫЙ ДЛЯ ВАС ДЕНЬ!
Надо сказать, что переписка по Свеаборгу велась с мая, и Адмиралтейству было прекрасно известно, об этом писал Нэпир в своем письме еще от 15 мая, что Свеаборг для его флота просто неприступен. Грэхэм на это просто наплевал. Но самое интересное - это подпись на документе Кларедона.
И ее объясняет вот какая цитата из него (письмо Нэпиру): "Если бы мы в этом году взяли Севастополь, а так же Кронштадт или Свеаборг, британская гордость была бы удовлетворена, и народ радовался бы, что получил у руля такое сильное правительство, которого никогда не существовало прежде". Самое прекрасное выделено болдом - еще раз, все эти Севастополи и Свеаборги были для власть придержащих Британии только козырями во внутриполитической борьбе партий и кланов. Всего лишь.
В общем, Нэпир отказался даже рассматривать возможность исполнения безумного плана атаки Свеаборга в октябре 1854 года, привел эскадру домой, в Англию, подал в отставку, ну и попал под следствие за небрежение обязанностями.
Тем, кому надо подробности - добро пожаловать на Hansard, дебаты от 8 марта 1855 года.

 
 
 
George Rooke
15 April 2019 @ 03:45 pm
https://fudao.livejournal.com/292258.html

И пара своих мыслей.

----Сегодня, зная достаточно много из зарубежных и российских первоисточников и исследований, нам легко рассуждать... имея некоторого рода «послезнание». А в 1855 году?----


Не соглашусь. И в 1855 году это ТОЖЕ было ясно и понятно.
В третьем по счету закрытом море, при угрозе с одного фланга (под Керчью) и при невозможности выделить войска на второй фланг (Тамань) брать город, чтобы начинать наступление из оперативного мешка?????
Это фантастика.
На мой взгляд вся Азовская кампания - это натуральный прокол всего русского генералитета и лично Александра II. Неумение трезво оценить обстановку и видеть конъюнктуру.
Особенно видна разница, когда сравниваешь две войны, прошедшие примерно в одно и то же время - Крымскую и Гражданскую войну в США. Техника почти одинаковая в том и в другом случае, заблуждения - тоже, но вот в чем принципиальная разница - так это в инициативе и умении придумать нестандартные ходы. Посмотрите например на битву у Блейр Лэндинг, где Грин столкнулся с канонерками Смита. И на изобретательность, которую проявили обе стороны, и южане, и северяне. Или осада Порт-Хадсона. Да примеров масса.
И да, если при том, что флот конфедератов, сильно уступая численно в той же Луизианской кампании, по словам историка Джона Винтерса "выступил просто жалко. Самоуничтожение, отказ от сотрудничества с армией, трусость необученного состава а так же убийственный огонь канонерок флота Союза по сути устроил флоту Конфедерации настоящую бойню". Если такая оценка дается южанам, которые хотя бы действовали, то какую оценку дать бездействию русского флота вообще и русской Азовской флотилии в частности?
То же самое можно сказать про импровизации "флот против берега". У нас их просто не было. Вообще. Мы сидели и ждали чуда. Но чуда не случилось.
 
 
George Rooke
Отдельно стоит упомянуть про строительство флота Петром I и про его значение. Активная постройка кораблей началась в 1712 года, когда были захвачены Лифляндия и Эстляндия, а так же часть южной Финляндии. Флот строился ударными темпами, и служил сдерживающим фактором для любых морских угроз берегам России. Кроме того, имея такую силу на море, Петр мог не беспокоиться о береговой обороне, а использовать освободившиеся войска в той же Германии.
Некоторые этапы строительства русского корабельного флота на Балтике:
1713 год – 13 линейных кораблей.
1716 год – 17 линейных кораблей.
1718 год – 23 линейных корабля.
1721 год – 33 линейных корабля.
Сравним со Швецией (выверка по Глете "Swedish Naval Administration, 1521-1721"):
1705-1709 годы – 41 линейный корабль.
1715 год – 33 линейных корабля.
1717 год – 27 линейных кораблей.
1719 год – 24 линейных корабля.
1721 год – 23 линейных корабля.
Как видим, флотский состав у России к концу войны увеличивается чуть ли не в три раза, тогда как у шведов – уменьшается в полтора раза. Это говорит о том, что шведы полностью истратили все доступные ресурсы, и денег на строительство кораблей у них уже не было. Грубо говоря, они проиграли линкорную «гонку вооружений» на Балтике.
Кроме того, Петр придумал еще одно «ноу-хау», ставшее для войны на море просто решающим. Строя корабельный флот, примерно равный шведскому или датскому, он параллельно занялся строительством галерного флота, который насчитывал до 300 галер. В мелководных и шхерных районах Финского и Ботнического заливов оказалось, что противодействия галерным флотилиям просто нет. Шведы, чьим главным соперником в XVII веке была Дания, всегда делали упор на строительство корабельного флота, но на мелководье линейный флот действовать не мог. В результате с 1717 года русский галерный флот просто затерзал побережье Швеции десантами, разорял инфраструктуру, промышленность, жег запасы, и т.д. Противопоставить этому шведы не могли ничего.
Нет, конечно же, лучшей стратегией в подобном случае было бы атаковать базы галер и сжечь галеры в гаванях. Но русский корабельный флот равной (а позже и в три раза превосходящей) силы этого бы сделать просто не дал. В результате Россия Петра Великого именно завоевала господство на море. Не как шведы, с помощью Ганзы или Голландии, а сама, неординарной стратегией и четким подбором инструментов морской войны.

 
 
George Rooke
Надо сказать, что в Англии 18 века Ост-Индскую компанию не любили, хотя конечно восхищались ей. Но здесь, в этом прозвище смешалось как древнеримская история, так и ненависть всех остальных к руководству ОИК. Короче, примерно с 1820-х годов директора и правление ОИК получили это прозвище, а сама Достопочтенная компания стала неформально обзываться по прозвищу директоров)
Вопрос - назовите прозвище)
И да, смотрите на годы, специально их упомянул, это поможет в ответе))
 
 
George Rooke
Проблема медицинского обслуживания корабельных экипажей всерьёз встала перед англичанами ещё во времена Генриха VIII (1509–1547). В 1546 году, во время войны с Францией, по флоту прокатилась волна тифа и цинги, в результате чего умерла четвёртая часть моряков. Чуть позже эпидемия на кораблях не позволила англичанам перебросить подмогу в Кале. Город в 1558 году захватил Франсуа де Гиз, и этот крупный порт отошёл Франции. Через 30 лет на флоте разразилась настоящая эпидемия тифа, унесшая множество жизней. Это заставило англичан задуматься над тем, что же они могут предпринять для сохранения здоровья своих моряков.
Английские медики и их польза для флота
В 1512 году на флоте была введена должность военно-морского хирурга. К 1546 году при кораблях работали уже восемь королевских хирургов. Обычно они располагались на флагманах эскадр. Управление комиссионерами заботилось о больных и раненых моряках. Понятно, что восемь хирургов не могли обеспечить надлежащее медицинское обслуживание, поэтому в 1588 году, перед серией сражений с Непобедимой Армадой, на флоте была создана частная Компания брадобреев-хирургов (Company of Barber-Surgeons), в которой эти самые брадобреи были помощниками хирургов. Проблема заключалась в том, что парикмахеры не обладали даже зачатками знаний по хирургии. Уильям Клоус, помощник клерка Компании, писал: «Что касается вновь мобилизованных хирургов, у них не было никаких знаний в хирургии. Они не могли зашить рану, пустить кровь, вырвать зуб, лечить оспины, и поэтому они в глазах моряков бросали тень на всю Компанию. Для блага дела надо срочно снабдить флот знающими врачами, возможно даже — лучшими хирургами Лондона и близлежащих городов, ибо те, кто выполняют обязанности хирургов сейчас, ни на что неспособны».
Клоус сравнивал познания брадобреев в медицине с «невежеством дикарей».
Английские медики, в зависимости от своей квалификации и специфики работы, разделялись на три замкнутые категории. Врачами были люди, получившие элитное медицинское образование, имевшие частную практику и очень высокий заработок. Опираясь на классические принципы науки, они лечили сложные или хронические недомогания. Второй большой группой были аптекари, которые в то время совмещали продажу препаратов и работу терапевтов, или врачей общей практики. В третью группу входили хирурги, которые специализировались на лечении вывихов, переломов, ссадин, фурункулов и т.д. В 1580 году в Лондоне, где проживало 200 000 человек, насчитывалось всего 500 медиков: 50 врачей, 100 лицензированных хирургов, 100 аптекарей и примерно 250 нелицензированных врачевателей, квалификация которых могла быть как высокой, так и вообще никакой. Они могли вырвать зуб, наложить шину на сломанную кость и сварить какой-нибудь отвар, польза которого чаще всего оказывалась сомнительной.
Непосредственно перед боями с Армадой в 1588 году для контроля здоровья на английском флоте были назначены четыре врача высшей квалификации: доктора медицины Уильям Гилберт и Роджер Мэрбек, а также доктора Браун и Вилкинсон. Правда, это кадровое решение не спасло от беды. Длительное нахождение в море вызвало на английских кораблях настоящую эпидемию тифа, которая в сентябре охватила весь флот. Врачи по мере сил пытались бороться с напастью, но безуспешно. Медики вполне могли принять меры при переломах или растяжениях, неплохо справлялись с ядами, но они просто не умели лечить вирусные и инфекционные заболевания.

Далее здесь:
https://warspot.ru/13828-voprosy-morskogo-zdorovya

 
 
George Rooke
К 1660-м на Балтике началась настоящая торговая война между Голландией и Англией. Но сначала немного статистики. Количество голландских кораблей, проходивших через Зунды по периодам[1]:
1601-1610 г.г.  – 4503 единицы;
1611-1620 г.г.  – 4896 единиц;
1621-1630 г.г. – 3436 единиц;
1631-1640 г.г. – 3522 единицы;
1641-1650 г.г. – 3597 единиц;
1651-1660 г.г. – 2816 единиц.
Как мы видим, к 1660-м годам трафик голландских перевозок через Балтику уменьшился, но свято место пусто не бывает – нишу стабильно начали занимать англичане и… шведы.  Главным торговым партнером островитян стала Швеция, откуда они прежде всего вывозили железо и лес, тогда как голландцы – медь (все 100% шведской меди продавались в 1660-е исключительно через банк Амстердама), деготь, поташ, пеньку, жир. Что касается железа – англичане выкупали примерно 50% его годового производства, тогда как голландцы – примерно 40%.
Кроме того, Соединенные Провинции сосредоточились на торговле с Данией, германскими землями и Польшей. Главный голландский экспортный товар – лес и зерно. Тем не менее, голландцам принадлежало примерно 50% всей балтийской торговли, тогда как англичанам к 1711 году удалось достичь только 26%. Сравняются они с голландцами только в 1770-е годы. Вообще же важность Балтики для Западной Европы отлично отражена в следующей цитате из работы Яна Глете «Международные договора по Балтике, 1660-1720 г.г.»[2]: «Для Западной Европы балтийская торговля имела не только экономическое, но и стратегическое значение. К середине XVII века Балтика являлась не только главным поставщиком зерна (прежде всего через Данциг), но и экспортером высококачественного железа, оружия, древесины, мачтового дерева, пеньки, льна, поташа, смолы, то есть материалов, из которых строят корабли. Еще более важно, что эти материалы для кораблестроения были более качественными, нежели у поставщиков из других регионов Европы. Для Голландии и Англии регулярная поставка материалов для судостроения была важна прежде всего для поддержания своей международной политики, основанной на господстве на море и на морских перевозках. Грубо говоря, на этих регулярных поставках и зиждилась их власть на море. Именно поэтому для Морских Держав непрерывность и постоянство балтийской торговли было главным фактором при выборе союзников и противников на Балтике».
А что же Швеция?
Естественно, шведам очень не нравилось быть «страной-бензоколонкой», и, в строгом соотвествии с учением меркантилизма, они начали вводить пошлины на вывоз товаров посредниками. Естественно для того, чтобы стимулировать рост собственного торгового флота и заместить английские и голландские перевозки шведскими. Кроме того, возникла идея – а почему бы не обложить акцизом голландские суда, проходящие через Зунды? Как говорится, один-то берег точно нам, шведам, принадлежит!
Read more...Collapse )

 
 
 
George Rooke
05 April 2019 @ 12:55 pm
Чтобы не искать что-то на английском, или не мучиться переводами с польского. Есть ли где-то на русском внятное описание выборов короля Польши в 1669-м? А то уж больно состав там звездный подобрался) И непонятны причины самоотвода или снятия некоторых кандидатов.)
Пока получилось вот так:

"Тогда Франция переориентировала свою политику на Польшу, и в 1668 году, после отречения короля Яна II Казимира, выдвинула кандидатом на трон Речи Посполитой Людовика де Бурбона, принца Конде, знаменитого полководца, родственника Людовика XIV. В пику Конде Россия по традции (еще с Ивана Грозного) предложила кандидатуру… царя Алексея Михайловича. Так же в выборах участвовали курфюрст Бранденбурга Фридрих Вильгельм («Великий Курфюрст»), бывшая королева Швеции Кристина, брат английского короля Карла II герцог Джеймс Йоркский (будущий король Яков II), герцог Лотарингии Карл V, и… (совсем уже для комплекта, в качестве курьеза) крымский хан Адиль Герай (Гирей). Кроме того, были и польские кандидаты – Дмитрий «Ежи» Вишневецкий, Александр-Януш Заславский-Острожский и Михаил Корибут Вишневецкий. Главная борьба разгорелась между двумя кандидатами – Конде и Михаилом Вишневецким.
Надо сказать, что выборы 1669 года проходили в нервной обстановке – совсем недавно закончилась русско-польская война, Речь Посполитая потеряла Левобережную Украину, Северщину, Стародубщину и Смоленск, на Правобережье продолжалась «руина» (война всех против всех).
Если польские магнаты поддерживали французского кандидата, то мелкопоместная шляхта требовала природного Пяста, причем желательно – не блистающего талантами. В конце концов такого и выбрали – новым королем стал Михаил Корибут Вишневецкий, при этом толпа избирателей, начав беспорядки, сначала фактически силой заставила Сейм снять кандидатуру Конде, обвинив его… «в массовых подкупах шляхты» (как будто другие магнаты не подкупали эту самую шляхту в пользу своих кандидатов). "
 
 
George Rooke
04 April 2019 @ 03:37 pm
Вообще важность Балтики для Западной Европы отлично отражена в следующей цитате из работы Яна Глете «Международные договора по Балтике, 1660-1720 г.г.»: «Для Западной Европы балтийская торговля имела не только экономическое, но и стратегическое значение. К середине XVII века Балтика являлась не только главным поставщиком зерна (прежде всего через Данциг), но и экспортером высококачественного железа, оружия, древесины, мачтового дерева, пеньки, льна, поташа, смолы, то есть материалов, из которых строят корабли. Еще более важно, что эти материалы для кораблестроения были более качественными, нежели у поставщиков из других регионов Европы. Для Голландии и Англии регулярная поставка материалов для судостроения была важна прежде всего для поддержания своей международной политики, основанной на господстве на море и морских перевозках. Грубо говоря, на этих регулярных поставках и зиждилась их власть на море. Именно поэтому для Морских Держав непрерывность и постоянство балтийской торговли было главным фактором при выборе союзников и противников на Балтике».
 
 
George Rooke
1656 год, осада Риги.
Только в первый день бомбардировки русские произвели от 1700 до 1800 выстрелов по крепости, причем часть из них – пустотелыми бомбами, чинеными порохом, а так же дробовыми пищалями, которые шведы описывали так: «заряжаются они дробленым камнем, сколько поместится в ручной тачке. Стреляют на 300 ярдов камнями размером с кулак, облако камней после выстрела буквально накрывает стоящее в поле войско, причем энергия летящих камней такова, что они пробивают даже 6-дюймовый земляной бруствер».
 
 
George Rooke
02 April 2019 @ 03:52 pm
Наверное прежде всего к тем, кто плотно занимается историей Украины.
Можно ли так составить фразу, или это сильное преувеличение/упрощение?

"Зерно пользовалось таким спросом, что польские магнаты повсеместно начали расширять свои поместья, в том числе и за счет земель Галиции, Волыни, Киевского и Брацлавского воеводств. Проблема была в том, что на Днепре находилось довольно большое военное сословие – казаки, которым тоже сильно хотелось стать панами и подключиться к сбыту зерна через польские порты. Но польские власти сначала органичили реестр запорожских казаков (до 6000 человек, реестр позволял получать жалование и припасы от государства), а потом польские магнаты через евреев-администраторов стали скупать или брать в аренду «бесхозные» земли и сдавать их для обработки тем же казакам или крестянам. С учетом того, что в имущественных спорах в Польше суд отдавал предпочтение католикам перед православными – понятно, что обиженными чаще всего оставались именно жители русских земель. Таким образом, мечты запорожцев о собственных шляхетских владениях, о земле, в одночасье рухнули.
Это и было экономическим базисом, который спровоцировал восстание. Понятно, что этим причины Хмельнитчины не ограничиваются, например усиление крепостного права в Польше и на землях нынешней Украины также сыграло известную роль, но, тем не менее, изначально восстание Хмельницкого было для казаков попыткой выторговать у поляков права шляхты на местных землях."
Tags:
 
 
George Rooke
Про битву под Оливой я уже писал.
Адмирал Нильс Шёрншельд находился на тот момент на 38-пушечном корабле "Solen". Непонятно почему, возможно после ранения его перевезли с флагманского "Tigern". Там он получил два ранения из мушкетов - одно в шею, второе - в спину. А вот дальше идет шведский официоз, не знаю, правда или нет, но занятный - видя, что со всех сторон на "Solen" надвигаются польские корабли, Шёрншельд приказал взорвать крюйт-камеру, когда неприятель подойдет достаточно близко. Как пишут шведы - когда достаточное количество абордажных партий высадилось на шведском корабле, адмирал сам поднес факел к пороху, крича: "Моя душа ринется вверх вместе со всеми филистимлянами!". Однако что-то пошло не так. Кто-то из абордажников отрубил адмиралу руку с факелом, 400 поляков с двух кораблей (номинальных, в основном это немцы и датчане) захватили "Solen". В этой абордажной схватке погиб и Аренд Дикман, голландский купец датского происхождения, адмирал импровизированного польского флота.
Труп Шёрншельда со всеми почестями был пронесен мимо ратуши Данцига и захоронен в одном из склепов. После окончания войны труп выдали шведам, которые его перезахоронили в церкви Св. Жильберты в Зюдерманланде.
В этом бою пал не только Шёрншельд, но и три его сына, выжил только один, Клаас, который позже за заслуги отца был введен в баронское достоинство. При этом герб он получил интересный – в двух четвертях щита – на лазоревом поле судно в клубах порохового дыма, в двух других – на пурпурном поле выглядывает раздробленная рука с факелом.
Кстати, Клаас Нильсон Шёрншельд тоже стал адмиралом, в 1661 году.


 
 
 
George Rooke
Извлечение по ланкастерским пушкам из Яна Хога и Джона Батчелора "История артиллерии":

But with the Crimean War under way, more designs appeared, money became available, and eventually, in 1854 the British Government took the decision to order some cast-iron guns to be made on the Lancaster principle and shipped off to Sebastopol to be tried in action.
The Lancaster system could hardly be called rifling in the generally accepted sense of the word ; the gun was still, in fact, smoothbored, but instead of the bore being the usual cylinder it was oval in section and twisted so that it made one complete turn in 30 feet. The projectile was elliptical in section and planed on the skew to match the twist of the bore.
The guns were not a success. The shot had a tendency to jam in the bore and damage the interior surface, and the accuracy, poor to start with, deteriorated as a result. They were soon withdrawn from service.


Думаю, перевода не нужно, все ясно и понятно)))
Совсем уж кратко, для тех, кто мало понимает англоязычную мову: из-за овальной конструкции ствола снаряд был склонен к застреванию в этом самом стволе, и как следствие - к разрыву, а точность, изначально фактически никакая, после интенсивного использования еще больше ухудшалась, и становилась вообще никакой.
Но особенно повеселили обстоятельства принятия на вооружение - не могли выбрать, какую артсистему задействовать, поэтому в условиях войны и стояния под Севастополем просто ткнули пальцем на одну из возможных, закрыв глаза, и пустили в производство. Прям по Цою: "а помрет - так помрет".
 
 
George Rooke
С легкой руки Эндрю Ламберта считается, что дальность выстрела ланкастерских пушек - это 6500 ярдов. При этом мэтр в первом издании своей "Генеральной стратегии...." указал дальность Ланкастеров в 5500 ярдов, а во втором - исправил на 6500 ярдов. Ну да я не об этом.
Залез тут в письма и дневники баронета Джона Бургойна, участвовавшего в Крымской. Он пишет следующее: "вчера установили 68-фунтовые пушки Ланкастера, которые могут стрелять на 4000 ярдов". Он характеризует эти пушки как "fired whithin great care, the projectile was most erratic" (стреляющие с большим разбросом, поскольку снаряд летел хаотично).
Уже после войны, в 1864 году в Австралии были проведены подробные опыты с Ланкастерскими пушками. Оказалось, что 95-хандервейтная 68-фунтовая Ланкастерская пушка имея 85-фунтовое ядро при заряде 12 фунтов пороха дает дальность в 4800 ярдов, но при этом точность стрельбы по мишени (списанный корвет) составляет 26%, то есть 74% ядер летят мимо. Всего было произведено 604 выстрела. Эффективной дальностью стрельбы по итогам испытаний была признанна дальность в 2700-3300 ярдов.
В общем, чудес не бывает, большая дальность при овальном орудии, даже с нарезкой в 1.25 оборота никакая.
Так откуда же Ламберт взял дальность в 6500 ярдов? Вы будете смеяться, но... из техзадания Ланкастера. Вернее не так, он обещал Артиллерийскому Комитету создать пушку с дальностью стрельбы "до 6500 ярдов". В реале получили пушку с приемлемой дальностью в 4000 ярдов, а эффективной - в стандартные 2700-3300 ярдов.
 
 
George Rooke
27 March 2019 @ 01:47 pm
27 марта 1854 года, 165 лет назад, Франция и Англия объявили войну России.
Этому предшествовал ультиматум от 27 февраля 1854 года, в котором оба союзника требовали вывода русских войск из Дунайских княжеств.
По этой теме за последние полтора года я писал много и подробно, желающим - тэг Крымская война - в помощь. 230 публикаций не считая статей на СиПе и Варспоте.
И раз за разом - устал уже считать - мне задают один и тот же вопрос - почему тебе нравится Николай I? Вот из последнего: "Очередной пост с наглядным описанием, какой глобальный песец творился в стране, при этом в сочетании с положительным мнением о царе, при котором и с позволения которого оный песец творился."
Самое смешное, что этот вопрос задает человек, стоящий на просоветских позициях (это ни хорошо, ни плохо, просто констатация), и топящий за СССР и коммунистическое учение, при том, что СССР развалился безо всякой войны. Но почему-то ему развалившийся СССР нравится и в этом он себе не отказывает, а вот мне изучать эпоху Николая I, ругать и хвалить этого царя - запрещает, вернее не так - высмеивает.
Я знаю, что сейчас начнется массовый подрыв после этих слов, но СССР как проект проиграл прежде всего в экономике. Что такое плановая экономика по своей сути, если отбросить все несущественное? Это 100-процентный протекционизм. Что бы не произвел производитель, по плану или сверх плана - у него все равно это выкупит государство. Есть ли в такой ситуации производителю смысл изучать спрос? нет! Есть ли в такой ситуации производителю заморачиваться качеством? Тоже нет!
Вот и получается, что организацией спроса занимается не потребитель, а... государство. Нет, это хорошо, когда дело касается госзаказов, а если ширпотреба? Или инноваций?
Более того, государство, поняв, что спрос спрогнозировать не может, начало обращаться за помощью... к потребителю? Не-а! К производителю! Который с удовольствием гнал вал своей невостребованной продукции.
Это если очень вкратце, и очень широкими мазками.
И возвращаясь к Николаю Павловичу - а чем ситуация, описанная мной касательно СССР отличается от ситуации России 1830-50-х годов? Да фактически ничем. Вот Николай полностью перестраивает Тульский оружейный завод. Ставят там новые машины, новые станки, и т.д. По последнему слову техники. НО! экономические отношения, экономический подход и т.д. остаются старыми. Грубо говоря, куче кустарей, куче крестьян на отходных промыслах эти внедренные машины были без надобности, и остались невостребованными. Ружья продолжали клепать по старинке. Цитата: "В 1815 году по приказу царского правительства в одном из корпусов завода в Туле установили паровой двигатель. Однако согласно официальному докладу от 1826 года, спустя одиннадцать лет, двигатель так и не использовался. Большинство оружейников продолжали работать на дому, а не в основных цехах. Даже ещё в 1860 году в «стенах завода» работали лишь 35% тульских оружейников. Для многих из них переезд на завод означал бы, что они из художников превращаются в обычных промышленных рабочих."
Вам это ничего не напоминает?
Для меня время Николая I - это калька с брежневского СССР и в каком-то смысле с современной России. Именно в том плане, что другие подходы к производству и экономике требуют других социальных, экономических и производственных отношений. Опять цитата: «Успех конкретной технологии, который обычно означает получение прибыли в условиях конкурентного рынка, происходит за стенами исследовательских лабораторий, в социальной и экономической общественной среде. Преуспеть в этом русским не удается. Где российские Томас Эдисон, Билл Гейтс или Стив Джобс? Они были и есть, но вы никогда о них не слышали, потому что эти люди потерпели крах, когда попытались коммерциализировать свои изобретения в России.
Для достижения успеха человеку, который развивает идею, имеющую коммерческий потенциал, необходимо наличие ряда поддерживающих факторов: экономических, юридических, организационных, политических. Общество должно ценить такие качества, как способность к изобретению и практичность. Экономическая система должна обеспечивать инвестиционные возможности. Законодательная система - защищать интеллектуальную собственность и вознаграждать изобретателей. А политическая система должна не бояться технологических инноваций, успешных предпринимателей, а продвигать их. Необходимо снизить административные барьеры, обуздать коррупцию. Насколько сложно бывает воплотить все это в жизнь, показывает история России и её современная действительность»
.
И да, в отличие от других Николай хотя бы пытался что-то изменить. Да, у него не получилось, никто не спорит, потому что основная проблема была в системе социальных и экономических отношений, а без этого все внедрения и инновации не имели смысла. Более того, проблема была в том, что надо было где-то найти образованный квалифицированный персонал, чтобы начать какие-то кардинальные реформы, а этого персонала, в том числе и административного, тоже не было. Вот и получилось шараханье рыбы об лед. Тем не менее, будущую систему образования России, будущие начатки современных производств заложил именно он.
Для меня это очень противоречивая фигура, и именно этим мне это время и интересно.
Как-то так.
А Крымская- это просто итог. Итог того, что "Кажется что-то не так сегодня с нашими кораблями" (с, вроде как Битти).
 
 
George Rooke

Глава IV. О награждении. Дабы всякой служащий во флоте ведал и был благонадежен, чем за какую службу награжден будет.

1. По чему давать за флаги и за корабли взятые, и за сожжение неприятельских кораблей. — Ежели кто неприятельской корабль возмет: то ему оной отдан будет, кроме полоненных людей; а ежели оной взят будет в Адмиралтейство: то будет заплачено.по сему: за флаги: — за перьвой адмиральской флаг 10000 руб. За второй 9000 руб. За третий 8000 руб. За виц-адмиральской 7000 руб. За шаутбейнахтской 6000 руб­лей.
За корабли: за каждую пушку по калибрам. За 30 ф. 300 руб. За 24 ф. 250 руб. За 18 ф. 210 руб. За 12 ф. 170 руб. За 8 ф. 130 руб. За 6 ф. 90 руб. За 4 и 3 ф. 50 руб. За 2 ф. и за басы по 15 руб. Бландерским офицерам и солдатам, когда сожгут неприятельской корабль, третия доля против того, как возмут корабль.
2. Что дать за сожжение или взятье неприятельского брандера та­кого, которой бы был в состоянии повредить наши корабли. Ежели кто возьмет, сожжет, или каким иным образом раззорит какой непри­ятельской брандер, которой был в таком состоянии, чтоб мог нашим воинским кораблям какой вред учинить, и таким образом наши ко­рабли от него сохранит: тому дано будет 300 рублей.
3. За взятье нашего корабля, которой у неприятеля 24 часа был. — Ежели которой из наших воинских кораблей взят будет, и кто оной от неприятеля по 24 часах, после боя паки свободит и возмет: то он вполы награжден будет, как бы он неприятельской корабль взял во время боя.


Глава V. О разделении добычи.

1. Что надлежит тем, которым флаг спущен, и что тем, кои помо­гали. — Ежели какой воинской корабль, с помощию Божиею, взят будет: тогда кому или тем (ежели не един, а равно бились) команди­рам кораблей, которым неприятель флаг спустил, 3 доля из добычи; прочим их обер и унтер офицерам и рядовым две доли, разделя по пропорции их жалованья; а тем, которые помогали, а меньше билися, вполы больше или меньше, по свидетельству о их деле.
2. Что надлежит флагману, ежели из флота командирует, или тому, кто из порта послан и инструкцию дал. Ежели сие учинится во отко­мандировании от флота, то аншеф-командующему 10 доля с прочими флагманами из полученных; а ежели из гавена, то единому тому, кто откомандировал и инструкцию дал.
3. Ежели по разбитии линей, то сколько аншеф командующему и флаг­ манам особливо из казны, сверх определения. А ежели после разбития неприятельской линей: то 10 доля аншеф-командующему, а прочим флагманам, или командирам эскадр 7 доля. Сия дача имеет быть сверх того числа (что они продали, или дано будет за взятые корабли) особ­ливо из казны.
4. Что тем, которые билися, а неприятеля не взяли. Которые би­лися, а неприятеля не взяли: те дачею на треть, половину или целой год жалованья, или и против тех, которые взяли, по достоянию труда их награждены будут.
5. Которые в ордер баталии были, а не бились. Прочие корабли, которые в ордер баталии добре держались, а к бою не собою, но по указу не дошли или случая им не было: тем тримесячное награждение жалованья, как офицерам, так и рядовым.
Толкование. Кому причитается взятье кораблей, и каким образом. — Взятье неприятельских кораблей, надлежит почитать тем, которые равные себе, а наипаче больше своего, прямым боем возмут, таковым поло­женная плата полная.
Те корабли, которые неприятельскую линею так повредят, что оная от них разрушится и бежать принуждена будет, а оные гнать и брать для своего повреждения не могут, а именно: ежели много людей по­бито, станки пушечные переломаны, машты сбиты и прочее, а то все он получил от того как выше писано, такие хотя и ничего не возьмут: то яко победе виновные, против тех, которые возмут, награждены да будут.
А такие, которые сами в бою не были или были да легко, а догонять такие неприятельские корабли, которые от других так будут повреж­дены, что оные зело с малым противлением, или и весьма без онаго возьмут, то половина, треть или меньше, по важности заслуги, на­граждены да будут.

 
 
George Rooke

«… Наконец положено было на военном совете, 1743 года 8 июня фельдмаршалом [П.П. Ласси] собранном,  ожидать прибытия со флотом адмирала Головина и предоставить ему очистить предлежащий к дальнейшему плаванию проход, двумя шведскими караблями особенно стрегомый. Около вечера получил фельдмаршал от адмирала Головина донесение, что он со флотом находится в десяти только морских милях от шведскаго флота и уже приуготовился его атаковать, что неминуемо и произведет в действие, как скоро способной к сему случай ему представится. Но сей случай был столько упрям и медлителен, что фельдмаршал начал уже писать к нашему адмиралу, когда либо явился. Почему Ласси простоявши безполезно на одном месте и на виду неприятеля коего в лице у себя он никогда терпеть не обык. Несколько недель таковым бездействием наконец наскучил и послал к адмиралу вторичной ордер, чтоб он неминуемо шведской флот при Гангуте атаковал, однако ж и сие повеление лучшаго действия не возъимело. Головин его не послушал и ссылался на морской Петра Великаго регламент, в коем российским флотам запрещено, чтоб никогда шведскому флоту не давать баталии, естьли не будет трех российских караблей противу двух шведских, а как имел он только 17 против 12, то в предписанное число одного корабля и недоставало. Из сего фельдмаршал ясно увидел, что естьли он будет надеятся на помощь корабельнаго флота, то у Гангута достанется ему поджавши руки простоять до самой зимы…»

Иринарх Иванович Завалишин "О русско-шведской войне 1741—1743 гг."

Тот самый адмирал - Николай Федорович Головин.

Кстати, загадка.)  На 1743 год самым мощным кораблем на Балтике был 110-пушечный линкор "Императрица Анна". Но на совете его было решено не использовать в кампании 1743 года. Вопрос - почему?) Имеется ввиду не реальное положение дел, а ответ совета Елизавете.

 
 
 
George Rooke
26 March 2019 @ 04:27 pm
Дело о затоплении первых кораблей в Севастополе, цитата из "А.С. Меншиков в Крымской войне. Дневники, письма, воспоминания", стр. 52-53.

Среда. Альминское сражение. Перед оным прибыли осталь[ные] 2 батал[ьона] Московского полка. Постараюсь отдельно изложить ход этого дела.
При отступлении встретил Корнилова и с ним доехал до Качи, где я остался на ночь; Корнилову же велел ехать в Севастополь с адьютантом моим Грейгом для отправления его с словесным донесением Государю.

Четверг. Ночью я приказал Генералу Величке через его адъютанта стать с его гусарскими полками на высоте против двух выходных дефилеев от р. Качи, а Генералу Кириякову с своими полками расположиться между Качей и Бельбеком. Но на рассвете не нашел на сих местах этих генералов. Они были у Инкерманской переправы, и мне ничего иного не оставалось делать, как поскорей их перевести за Севастополь.
Во время отступления вчерашений день я объяснял Корнилову необходимость затопить несколько старых кораблей у входа в Севастополь, ибо при решительном нападении неприятеля с берега и с моря мы не в состоянии будем защититься. И дал ему приказание сделать соответствующие распоряжение, но Корнилов был другого мнения.
Сего же дня он собрал у себя без предварения меня Думу из флагманов и судовых командиров, предложил им выйти в море и атаковать союзные флоты в четверо сильнее нашей эскадры, но голоса разделились. После этого бессмысленного предложения он явился с объявлением, что он отказывается исполнить мое приказание затопить суда у входа рейда.
Выслушал его, я приказал ему повелительным голосом отправиться в Николаев и послал за адмиралом Станюковичем (это генерал-квартимейстер, последний раз командовал кораблями в 1848-м - С.П. Махов) для поручения ему затопления, но Корнилов вдруг одумался и воскликнул «Остановитесь! Это самоубийство, но я исполню ваше повеление. Оставить Севастополь в эту минуту не могу».

Пятница. Затопили часть судов. Отправил сына Владимира к Г[енерал]-Л[ейтенанту] Рыжеву для требования его бригады в Крым, а фельтегеря Денисова в Петербург.

Суббота. Затопили последние корабли, но 100-пушечный корабль «Три Святителя» долго не шел на дно. Нужно было пушками его пробить с парохода.
 
 
George Rooke
26 March 2019 @ 01:28 pm
Из книги Александра Миргородского.

"«Мы по-прежнему крейсируем по Азовскому морю, сжигая и уничтожая то, что не забираем с собой. Наша жизнь — как у бойцовых петухов. Я всегда высаживаюсь на берег со своей абордажной саблей и убиваю свиней, овец, уток, гусей, дичь и любые другие смертные существа, попадающиеся мне на пути. <…> 26 мая мы сожгли два русских судна: одно груженое мясом, а второе — солью и рыбой; 27-го числа мы сожгли еще два русских судна; 28-го — захватили в качестве трофея греческую шхуну, а еще одну русскую шхуну сожгли. 29-го числа нами были сожжены два русских судна; 30-го — захвачен в качестве трофея греческий бриг и сожжена русская шхуна. В общей сложности мы взяли на абордаж пятнадцать судов, из которых двенадцать были сожжены, а два — отправлены на продажу в Константинополь. На борт еще одного были посажены 57 русских пленников (экипажи сожженных и призовых парусников — А.М.), а сам корабль отпущен нами без компаса и без какого-либо рулевого управления, так что пусть судьба укажет им верный путь».
Картину событий дополняет рассказ ростовского мещанина Марко Янковича: «Бердянский 1-й гильдии купец Джентиле нанял меня шкипером на принадлежавшее ему каботажное судно именуемое «Инжине» которое нагрузив в Бердянске пшеницею; 5 числа мая сего года я отправился на этом судне в Кетен, что повыше м. Гарбатка, где сдал несколько груза, но услышав приближение туда неприятельского флота я с остальным грузом пшеницы, отошел в глубь моря предполагая уйти в Ростов, но повстречавшись 16 числа мая, на пути с неприятельским пароходом судно мое было сожжено, а меня и бывших со мною четырех человек матросов, коих я имен и фамилий не припомню, взяли к себе на пароход в одних рубахах прочее же все одеяние наше и имущество вместе с судном сожжено. Пароход на который я с экипажем моим был взят был английский именуемый «Швола» (шлюп «Своллоу» — А.М.) на него же были взяты и другие шкипера с русских купеческих судов и матросы...».
В «закупоренном» Азовском море англичане устроили настоящую охоту практически за всем, что могло держаться на воде. Из всех парусников, взятых англичанами на абордаж, за весь период Азовской компании лишь шесть были захвачены в качестве призов, сначала уведены в Керчь, а затем проданы с публичного торга вместе со всеми грузами, находившимися у них на борту: барк «Клио», бриги «Алку», «Эрос», «Святой Спиридон» и «Елена», а также шхуна «Славяно». За эти трофеи экипажам «Своллоу», «Рэнглера» и «Керлью» выплатили призовые деньги397.
Все остальные каботажные парусники были сожжены или затоплены. «Ловить в море невооруженные суда, которые занимались перевозкой провианта, было нехитрым делом для пароходов, однако командующие соединенной эскадрой решили еще больше упростить свою задачу. Пожертвовав своими финансовыми интересами, они решили отказаться от права представления захваченных трофеев в призовые суды, заменив захват на уничтожение», — пишет Александер Кинглек. Масштабы разрушительной деятельности союзников очень впечатляют — в общей сложности только за первые четыре дня Азовской кампании англичане отчитались об уничтожении более 6 миллионов порций зерновых и муки и около 240 торговых судов."

И вторая, которая мне очень по сердцу:

"У истоков формирования Сивашской гребной флотилии стояли начальник команд Азовских казаков полковник Барахович и флигель-адъютант подполковник Лобанов-Ростовский. Все началось с того, что 16 (28) мая, всего за несколько часов до подхода англо-французского парового флота к Геническу, из Керчи прибыли шесть азовских вооруженных баркасов Черноморской береговой линии. Помимо них, в тот же день русские успели спасти и увести в Сиваш несколько гребных судов – катеров, купеческих шлюпок и прочих принадлежавших частным лицам мелких лодок, которым позднее и было суждено стать основой «разбойничьей флотилии» Бараховича. Ровно месяц спустя, 16 (28) июня, командующий Геническим отрядом решил предпринять ночное нападение на одиночный пароход, оставшийся на геническом рейде — предполагалось взять английскую винтовую канонерскую лодку на абордаж и взорвать. Эта рискованная идея привела русских военнослужащих в восторг, и помимо азовских казаков, собралось множество других «охотников» поучаствовать в этом деле, в общей сложности — около ста добровольцев. Тем не менее, в ту безоблачную ночь полная луна освещала все море, поэтому предприятие пришлось отменить.
Вечером 22 июня (4 июля) Лобанов-Ростовский организовал учения, в ходе которых русские абордажные партии отрабатывали высадку на большое торговое судно, стоявшее в конце Генического пролива. 30 азовских казаков, 20 донцов и добровольцы из 6-го резервного батальона Московского пехотного полка разместились в четырех больших азовских баркасах и четырежды безуспешно пытались повторить нападение. Вот каким образом подытожил репетицию захвата английского парохода командующий Геническим отрядом: «...я убедился, что абордаж не возможен с такими неловкими и непривычными людьми. Ни солдаты ни Донские казаки не умеют лезть на борты, ни грести порядочно; не смотря на их великую ревность, никакого успеха нельзя от них ожидать». Это побудило его направить прошение на имя командующего Южной армией и войсками в Крыму об отзыве полковника Бараховича и 113 его лучших казаков, располагавшихся в селе Кулеш-Мечеть. Лобанов был уверен в успехе такой команды, которая, по его мнению, была бы в состоянии достойно наказать любой пароход, осмелившийся ночевать под Геническом.
В июле последовало повеление Горчакова об отправке Бараховича и команды из 130 азовских казаков в состав Генического отряда на присоединение к уже находившимся там 40 азовцам, дабы «противудействовать покушениям мелких неприятельских судов, проникнуть чрез Генический пролив в Сиваш». Месяц спустя началось восстановление и оснащение всех гребных судов, основными задачами которых были определены защита подступов к Чонгарскому мосту на случай если неприятель перетащит ялики по Арабатской стрелке в Сиваш. Для вооружения баркасов флотилии Барахович запросил орудия со станками и принадлежностями, а также сто «самых отчаянных матросов и головорезов, но без офицеров: кто знает компас тот будет мешать старику Бараховичу». Кроме того, он тогда же попытался «вытребовать» самых лучших офицеров Азовского казачьего войска, хорошо знавших Азовское море и Сиваш: есаула Назарова, сотников Николаева, Донченко и Козленко, переведенных ранее на Дон для службы на канонерках Азовской флотилии.
Состояние гребных судов, положившим начало флотилии было весьма удручающим: «Азовские баркасы коих 5 в самом дурном состоянии совершенно расстроены, ходят тяжело; доказательством тому служит, что плывя на самом лучшем, при небольшом но попутном ветре, с 12-ю гребцами, командующий отрядом был в дороге шесть часов; как полковник Барахович доложил, на двух баркасах имеются только паруса, и главной причиной, расстройства их то, что около двух лет на исправление их не опущено ни денег ни материалов, не говоря уже о том, что первоначальная постройка их не хороша». В связи с все большим стратегическим значением Чонгарского моста, в августе генерал-майор Вагнер сделал ряд распоряжений по скорейшему ремонту шести азовских баркасов и двадцати лодок: в Каховку был отправлен урядник чтобы закупить материалы для оконопачивания, осмоления и окраски судов, а в Ростов-на-Дону командирован офицер для покупки весел, парусов и других необходимых материалов.
Таким образом, постепенно численность Сивашской гребной флотилии была увеличена за счет собранных Бараховичем «вольных» лодок, принадлежавших частным лицам и еще десяти катеров и шлюпок из числа затопленных ранее в Геническом проливе. В связи с этим, для службы на Сиваше были дополнительно привлечены 80 самых опытных матросов Керченского морского полубатальона, сформированного из экипажей сожженных и затопленных судов Керченского отряда. 7 (19) сентября отряд нижних чинов под командованием лейтенанта Харичкова был направлен из Армянского Базара в Геническ, и 13 (25)-го числа прибыл на Чонгарский мост, поступив в распоряжение полковника Бараховича.

В общем, все как обычно: "Война у порога, а мы не готовы!"
 
 
George Rooke
25 March 2019 @ 08:57 pm

Дочитал книгу Александра Миргородского "КРЫМСКАЯ ВОЙНА НА АЗОВСКОМ МОРЕ".
Могу сказать честно - я ожидал, что у нас в армии в Крымскую творился де пизес, но чтоб такой...
Полный паралич системы управления, системы принятия решений, сказки в ответ на неприглядную правду, и кристаллизация этих сказок. Полное отсутствие работы над ошибками и какой-то беспросветный мрак во всём.
С другой стороны, со стороны союзников - тоже трудности, тоже провалы, но есть анализ ситуации и работа над ошибками. Вообще они молодцы. Они вовремя сделали выводы и обратили ситуацию в свою пользу.

Цитата: "Как свидетельствует в своем письме из Керчи один из офи-церов Британской Ост-Индийской компании, прибытие этих «без-жалостных негодяев» (inhuman brutes) породило новую волну бес-чинств, пусть и в меньших, нежели в мае 1855 года, масштабах. Поскольку все брошенные керченскими жителями жилища уже были полностью разорены, и, зная о европейской традиции хоро-нить с обручальными кольцами и об украшении гробов богатых граждан серебряными элементами, турки принялись грабить хри-стианские могилы. Отряды расхитителей гробниц «рыскали как стаи волков» по керченскому кладбищу. Изданный британскими властями указ о запрете подобных деяний не сильно помог – маро-деры продолжили свое занятие «в ночную смену». За этим даже по-следовала инструкция ночным патрулям 71-го полка шотландских горцев открывать огонь на поражение по группам ночных расхи-тителей гробниц — спустя несколько дней после выхода этого рас-поряжения, один турецкий офицер был застрелен прямо во время удаления с покойника пальцев с кольцами. Второй турок получил огнестрельное ранение в ногу и не смог скрыться с места происше-ствия".

А по поводу действий наших - вопросы, вопросы, куча вопросов...
Почему с сентября по май не было предпринято ничего для усиления группировки Керчи? Почему морской отряд капитана Вольфа предпочел просто самозатопиться, а не ушел под защиту батарей того же Арбата? Почему не приняли тактику абордажей на легких гребных судах, благо моментов для абордажа было просто вагон, почти все корабли союзников садились на мель с завидной регулярностью? Почему после падения Керчи не было начато срочное возведение крепости на Тамани? Почему нормальные пушки в города на Азовском море начали ставиться только поздней осенью 1855-го?....  И так далее, и тому подобное.
На мой взгляд - это очень страшная книга о самой страшной импотенции - импотенции головного мозга у генералов и адмиралов. И о героизме простых людей, прежде всего казаков войска Донского, которые боролись с пароходами противника ружьями, саблями и мелкими пушками.


Для тех, кто желает знать о Крымской неприкрытую правду - маст хэв.

 
 
George Rooke
24 March 2019 @ 09:23 pm
Ой, что я нашел)))
Старожилы Цусимы вспомнят и прослезятся)))

Встречайте - Олег Тесленко


Для тех кто помнит и глотает слезы: https://tsushima.borda.ru/?1-20-160-00000523-000-160-0

Кстати, он у меня еще отметился на Дзене) Оспаривает результаты Калиакрии) Считает что там потонула половина османского флота)))
 
 
George Rooke
23 March 2019 @ 07:30 pm
Сардинский флот во время Крымской войны.
Список из L’Esercito del vecchio Piemonte, gli ordinamenti; Parte II—Dal 1814 al 1859, by Nicola Brancaccio and published by the Ministero della Guerra in 1925.



Sailing vessels:

Frigate Beroldo, 44 guns.
Frigate Des Geneys, 44 guns.
Corvette Euridice, 32 guns.
Frigate S. Michele, 62 guns.
Brigantine Aurora, 20 guns.
Corvette Aquila, 18 guns.
Corvette S. Giovanni, 32 guns.
Brigantine Staffetta, reduced to a stores ship.
Brigantine Daino, 14 guns.
Brigantine Colombo, 18 guns.
Brigantine Eridano, 18 guns.



Steam vessels:

Paddle wheeler Gulnara, 4 guns.
Paddle wheeler Ichnusa, 4 guns.
Paddle wheeler Tripoli, 4 guns.
Paddle wheeler Malfatano, 4 guns.
Paddle wheeler Authion, 4 guns.
Paddle wheeler Mozambano, 4 guns.
Paddle wheeler frigate Governolo, 10 guns.
Paddle wheeler frigate Costituzione, 10 guns.
Screw frigate Carlo Alberto, 45 guns.
Screw frigate Vittori Emanuele, 45 guns.
 
 
 
George Rooke
Размышлизмы, основанные на статье Джеймса Брайана "Allies in Disarray: The Messy End of the Crimean War".
Сначала о том, что было чуть ранее. В феврале 1855 года Наполеон III собственной персоной собрался прибыть в Крым и возглавить осаду Севастополя. Это решение вызвало ужас даже не во французских штабах - а в Англии. У Пальмерстона началась буквально истерика: "Это решение было бы опасно как для императора, так и для Великобритании. Только присутствие Наполеона во Франции удерживало французских маршалов от желания разжечь новую вражду с Британией". Пальмерстон опасался «политических конвульсий во Франции» в то время как большая часть армии и флота Великобритании были далеко от дома. Кларедон же честно признался, почему идея Наполена проследовать в Крым вызывает у него оторопь: "Мы должны иметь гарантии безопасности и хорошего поведения [Франции], и обеспечить его тем, чтобы французская армия в Крыму была по сути отрезана от Великобритании, если вдруг французы отказут нам в помощи на море [против России]". Не правда ли, это прекрасно? Союзники во всей красе. Понятно, что Напу такие разговоры не сильно понравились. И далее произошло следующее.
Итак, конец 1855 года. В Англии во все идет "Великое Строительство" для атаки Ревеля, Свеаборга и Кронштадта с моря. Но тут... Франция что-то вообще не проявляет желания воевать. Более того, в ноябре 1855 года до англичан доходят слухи, что Наполеон III ведет с русскими... тайные переговоры о мире.
И дальше начинается извечная английская шиза. И Пальмерстон и Адмиралтейство считают, что французы ждут того, пока Роял Неви отплывает на Балтику, чтобы атаковать беззащитные берега Туманного Альбиона.
Проблема тут еще была вот в чем: у Англии на тот момент 25 винт. ЛК, 8 блокшипов, 15 парусных ЛК - всего 48 линкоров. У Франции - 9 винт. быстроходных ЛК, 24 винтовых ЛК, 13 парусных ЛК, плюс - 4 самоходных бронированных батареи - 46 ЛК + 4 батареи!
25 января 1856 года глава МИДА Кларедон предупреждает королеву, что по словам лорда Коули (британского посла в Париже), если Британия начнет морскую атаку на Санкт-Петербург, нападение Франции на берега Англии станет неизбежным. В марте Кларедон бьет во все колокола - надо подписывать любой мир, который предложат Франция и Россия - иначе нападение Франции неизбежно! Адмиралтейство под эти крики развивает бешеную деятельность - например все трофейные русские орудия в срочном порядке устанавливаются на Мальте и Гибралтаре.
Ну а Франция под эту шумиху спокойно вывозит войска из Крыма. Бинго!

 
 
George Rooke
21 March 2019 @ 02:18 pm
Ибо пойдет у нас речь сегодня о самом святом, особенно для нынешних украинцев и белорусов, понятии - Магдебургском праве. Святом в том понимании, что вот было у многих городов нынешних Украины и Белоруссии Магдебургское право, самоуправление, и т.п., а потом пришли злые московиты и все это разрушили, потому как монголо-бурято-кацапы по сути своей любят плетку тирана и не склонны к демократии.
Самое смешное, что по Магдебургскому праву исписаны горы бумаг, в том числе и на русском, но почему-то я не видел работ на русском, которые стараются понять - а что это вообще было. А вот если попытаться рассмотреть?
Собственно каноническое Магдебургское право - это:
1) Процедура (Prozeßordnung). Смысл этого нововведения - разрешение торговых и имущественных споров в течение одного дня, то есть ускоренная процедура вынесения решения. Что было очень важно приезжающим в город купцам.
2) Свод законов Кауфмана - все правовые вопросы, связанные с куплей/продажей, вопросами хранения, риска по сделкам и т.д.
3) Брачные и наследственные вопросы.
4) Зачатки уголовного права - то есть суд, отмена кровной мести, отмена права поединка, и т.д.
5) Судебное устройство из одного главного судьи (обычно представителя местного князя) - войта, и 11 присяжных, чаще всего - городских чиновников. В полном составе суд (он назывался верховным, городским - Schöppenstuhl) решал только экстраординарные дела.
Вот все вышеперечисленное в совокупности и называется Магдебургским правом.
Далее. Моментом, когда в Германии Магдебургское право было отменено, стала Тридцатилетная война. Почему? Думаю, понятно. На территории Германии образовались вполне себе крепкие национальные государства, чья судебная система была гораздо лучше и полнее, чем свод законов Магдебургского права. Более того, если Магдебургское право было нацелено на защиту купцов и гильдии ремесленников, то правовые статуты государств учитывали не только эти две группы, но и вообще всех жителей.
Более того, вскоре Магдебургское право было отменено... па-бам! - и в Литве. Его заменили Литовские Статуты, а точнее - Третий Статут 1588 года. В чем разница с Магдебургским правом? Да в самом простом - разделение властей. Великий Князь — исполнительная власть, Трибунал ВКЛ и нижестоящие суды — судебная, Сейм — законодательная. Для городов был расширен списко людей, пользующихся привилегиями свода законов, отменены некоторые совсем устаревшие законы, и т.д. То есть уж если очень хочется плакать - то плакать надо не по Магдебургскому праву, а по Литовским Статутам. Ах да, но плакать с оглядкой. Ибо Третий Литовский Статут фактически ввел крепостное право в Западной Украине и Киевщине, заложив основы будущей Хмельнитчины.
Ну и на сладкое. В Польше Магдебургское право было отменено в 1791 году, Конституцией 91-го года. Да, перед самым ее третьим разделом.
А почему Николай I решил отменить Литовские статуты в Западном крае? Ответ очень простой. После кодификации Свода Законов стояла задача - чтобы на территории Российской империи закон был един для всех в любой области. В этом смысле Литовские Статуты и Магдебургское право стояли вообще особняком - прекрасные вещи типа сожжения или четвертования в России уже как бы не использовались. Фактически Литовские статуты 1588 года заменили на Жалованную грамоту городам 1785 г., где - сюрпрайз-сюрпрайз! - точно так же был городской глава (аналог бургомистра) и шесть гласных, они же представляли аналог Верховного городского суда, но Жалованная грамота не педалировала защиту только купеческого или ремесленного сословия, а вообще регулировала жизнь города. Желающие вполне могут почитать: http://nlr.ru/e-res/law_r/search.php?part=98®im=3
С учетом вышесказанного можно отметить только одно - и Магдебургское право и Литовские статуты к середине XVII века просто устарели, поэтому и были отменены в Германии. Ну а в более отсталых Польше и Литве они продержались до конца XVIII века именно из-за того, что там не образовалось сильного национального государства с сильными институтами власти. К 19-му веку эти положения устарели окончательно, и были отменены Николаем в 1830-х за ненадобностью. За ненадобностью НЕ НИКОЛАЮ, а жителям этих самых городов.
А в 1846 году Николай вообще пошел еще дальше - в Санкт-Петербурге и Москве были созданы ВСЕСОСЛОВНЫЕ Распорядительные Думы, по сути - настоящее, а не опереточное городское самоуправление, которое решало все стороны жизни города.

 
 
George Rooke
Если говорить о самой результативной победе в той войне, то окажется, что... ее произвели на свет русский прибрежный флот и русская береговая артиллерия.
Но обо всем по порядку:
За зиму 1787-1788 годов русские полностью оснастили и вооружили флот в Лимане. К весне 1788 г. Лиманский флот был разделен на парусную эскадру и гребную флотилию. Эскадрой из 14 парусных судов (2 корабля, 4 фрегата и 8 мелких судов) командовал контр-адмирал Поль-Джонс. Контр-адмирал принц Нассау-Зиген командовал гребной флотилией, состоявшей из 51 вымпела (7 галер, 7 дубель-шлюпок, 7 плавучих батарей, 22 вооруженные лодки, 7 палубных ботов и одного брандера).
Для содействия Севастопольскому флоту в Таганроге, Херсоне и Кременчуге было построено и снаряжено казной и частными лицами около 20 крейсерских, или корсарских судов, из которых большинство переделаны из захваченных у турок призов.
С ранней весны севастопольские крейсерские суда начали захватывать у дунайских устьев и анатолийских берегов торговые и транспортные суда неприятеля.
Турки вполне понимали важность Очакова, и на его деблокаду был послан османский флот. Всего турки имели 21 линейный корабль, для действий под Очаковым было выделено 14 линкоров и около 40 мелких судов под общим командованием Гази Хасан-Паши.
Началось все не очень хорошо для русских - несколько задержавшуюся с отходом дубель-шлюпку № 2 под командованием капитана 2-го ранга фон Сакена (7 орудий, 52 человека) преследовали 30 турецких галер и других мелких судов. Во время боя на погоне часть судов противника отстала, a 11 наиболее быстроходных галер нагнали дубель-шлюпку вблизи устья реки Буг. Сакен сопротивлялся до последнего, но подавленный огромным преимуществом предпочел гибель плену – взорвав свой кораблик и повредив этим взрывом несколько турецких галер.
Далее было сражение гребной флотилии Нассау-Зигена с частью турецкого флота.
Из книги Скрицкого «Георгиевские кавалеры под Андреевским флагом»: «Турецкий капудан-паша решил атаковать малочисленную русскую флотилию. Заметив движение турок в Лимане, Нассау и Пол Джонс приказали привести свои силы в готовность. 7 июня в 4.00 турки двинулись вдоль берега на правый фланг русских. Приближение около 7.00 36 турецких судов не застало наш флот врасплох. Решительно атаковавший неприятель сначала потеснил гребную флотилию Нассау. Джонс с несколькими судами поспешил на помощь, но и капудан-паша прибыл с 7 судами. Однако огонь русской артиллерии оказался эффективнее, и под обстрелом на корабле капудан-паши произошло замешательство. Вскоре ему пришлось стрелять по своим отступающим судам, чтобы остановить их бегство, но добиться этого не удалось. Благодаря точным и решительным распоряжениям Нассау-Зигена флотилия почти без потерь одержала победу, а турки беспорядочно бежали к берегу, где стояли их главные силы. Неблагоприятная погода заставила отказаться от преследования. У неприятеля 2 судна были взорваны, 1 сгорело и 19 получили повреждения. Лишь противный ветер помешал русским, потерявшим, в отличие от турок, только несколько человек убитыми и ранеными, перейти в преследование». Потемкин восторженно писал Екатерине: «7(18) июня в один миг три судна турецкие полетели, иные на воздух, иные в воду, и ежели б капитан-паша простоял еще час, то бы много сгорело.»  Рано утром 28 июня к флотилии Нассау-Зигена присоединились 22 канонерские лодки с 18-фунтовыми пушками, пришедшие из Кременчуга. Вскоре русские парусные и гребные суда атаковали турецкую эскадру. Турецкому флагману фатально не везло - он сел на мель. Но на сей раз был подожжен брандкугелем и сгорел. Между прочим, пират Поль Джонс приказал спустить шлюпки и организовать спасение турок на горящем корабле, за что позже подвергся насмешкам «благороднейшего» принца.
Сражение продолжалось четыре с половиной часа, после чего часть турецких судов отошла к стенам Очакова, а большая часть двинулась к морю. При отходе турки попали под ураганный огонь батарей с Кинбурнской косы.
Потери турок в серии сражений в Лимане были очень значительны: четыре 60-пушечника и четыре 50-пушечника. Сведения о турецких потерях отражены в таблице:
Наименование Пушки Экипаж Примечания
Hediyyetü'l-Melik 66/56 500
Seyyar-ı Bahri 60/52 475
Ejder Başlı 60/52 475 Взят в плен, переделан в русский линейный корабль «Леонтий Мученник»
Muradiye 60/52 475 Переделанный торговый
Nasır-ı Cenk 54/46 400
Bodrum 54/46 400
Fatih-i Bahri 54/46 400 Переделанный торговый
Şehper-i Zafer 54/46 400
В ходе двухдневного сражения были убиты или утонули около 6 тысяч турок, 1673 турка было взято в плен. Потери русских составили: убитыми 2 офицера и 16 нижних чинов, ранеными 10 офицеров и 57 нижних чинов.
Как-то так.
В общем, "сражение на уничтожение" получилось сродни Гренгаму, и было результатом турецкой глупости и некомпетентности.
 
 
George Rooke
После восстания 1830—1831 гг., когда стало понятно, что население западных, в том числе и белорусских, губерний остается чуждым и враждебно настроенным к России. События 1830—1831 гг. в корне изменили политическую линию российского правительства в западных губерниях. В состав западных губерний, или Западного края, входили Виленская, Гродненская, Минская, Могилевская, Витебская, Ковенская, Подольская,Волынская, Киевская губернии. Для реализации будущих политических задач в Беларуси, Литве и Правобережной Украине был создан Комитет западных губерний. Главной задачей, поставленной правительством перед Комитетом, было осуществление политики полного слияния западных губерний с внутренними губерниями России, что предполагало введение там общероссийского законодательства. Данная реформа должна была полностью покончить с местным правом и со статусом западных губерний, как губерний, состоящих «на особых правах», а значит, и обособленно от империи.
Ну и собственно начинается внедрение кучи подзаконных актов и решений Комитета Западных губерний, как то, например, отмена Литовского Статута аж 1588 года, и т.п.
Указом от 23 января 1837 года было решено открыть доступ в министерства и высшие административные учреждения лишь тем из поляков, кто в течение пяти лет служил во внутренних губерниях Российской империи. Ну а чуть ранее, в 1835-м, польская и литовская шляхта испытала настоящую попаболь - постановлением Комитета западных губерний было указано, что на получение должностей в административных органах и офицерских званий в армии могут претендовать только те польские дворяне, чье происхождение подтверждено Герольдией.
Проблема в том, что в Польше дворянство раздавалось кому угодно, и очень часто покупалось, а теперь получилось, что заведомое большинство польско-литовских «якобы дворян» поражалось в правах.
Противодействовать тут Николаю пытался Киевский генерал-губернатор Бибиков. В феврале 1839 г. на заседании Комитета западных губерний Бибиков заявил, что порядок службы, определенный указами 1835 и 1837 гг., себя не оправдал. «Сколь ни полезны расположения сии, рассматривая их как средство уничтожения враждебного духа, столь удобно питаемого праздностью… польская шляхта видит в них элемент недоверия, она против разделения семей и отъезда сыновей». По мнению генерал-губернатора, задача русификации шляхты была важнее цели ее деклассирования. Возможно, он был готов спасти от включения в категорию однодворцев тех, кто согласился бы пойти на государственную службу. Он даже выразил надежду, что ускоренная ревизия вызовет страх у польского дворянства перед деклассированием и подтолкнет его к государственной службе. Он даже предлагал Комитету отдавать преимущество при приеме на службу не помещикам, а безземельной шляхте, ожидая, что она окажется более уступчивой. Бибиков также просил Комитет отменить обязательную службу во внутренних российских губерниях, поскольку у обедневшей шляхты не было средств на покрытие соответствующих расходов, да и «меры сего рода не столь нужны уже и даже могут препятствовать достижению цели правительства, которая состоит в том, чтобы сближать уроженцев Западного Края с коренными Русскими».
Но Николай был непреклонен: «Не отступлю от сей меры по весьма известным причинам. Военная служба впрочем всем и везде открыта».
И шляхта, спасая свое дворянское положение начала.... врать. Врать безбожно. Пример: подольский генерал-губернатор Радищев одновременно потребовал от дворянских собраний своей губернии и от полиции представить списки потомственных дворян, однако полученные данные не совпадали! От слова - совсем!
В общем с грехом пополам установили, кто дворянин в Польше, а кто нет, лишь к 1842 году. В начале 1848 г. Николай I решил лично заняться польскими дворянами и проверить отношение молодежи к государственной службе. Он приказал Бибикову подать списки поляков в возрасте от 18 до 30 лет из числа прошедших проверку дворянского достоинства, которые нигде не служили. Когда список пришел - царь не долго думая начертал на нем, что запрещает этим людям, не служившим ни в армии, ни на госслужбе, занимать какие-либо посты в Польше или Западных губерниях, даже в дворянских собраниях. И поднялся вой. Дикий вой. Это что же? Мы, потомственные дворяне, от Гедеминаса род ведущие, и работать? Да на государство?
А меж тем Николай с ведома Фундуклея продолжал: «для уничтожения такого вредного направления дворянства Западного Края… необходимо установить меру, которая бы понуждала этих дворян к службе. По моему мнению, надо постановить, что если отец и сын не служили, то внук, не выступивший по достижению двадцатипятилетнего возраста в службу, как неблагонадежный своего звания, теряет право владеть беспосредственно крестьянами, и над имением его устанавливается государственная опека, которая может быть устранена только исправлением его, а именно известным числом лет службы правительству и усердием в оной».
В общем, не служил - не мужик дворянин.
И да. По образованию польско-литовских дворян, которые очень часто в россказнях предстают как свет образованности. Волынский гражданский губернатор И.И. Васильчиков возмущался, что после устранения «фальшивых дворян» те, за кем признано право на дворянство, не проявили желания продолжать учебу, на которую только они имели право в империи. Он с грустью констатировал, что многие польские дворяне не умели даже читать и не знали своих прав.

По мотивам Даниэля Бовуа

 
 
George Rooke
20 March 2019 @ 11:44 am
В приснопамятной лекции Назаренко была такая фраза (близко к тексту): "в англо-голландских войнах, хотя там в сражениях участвовало большое количество кораблей, битв с уничтожением флота, как у Нельсона или Ушакова, или Нахимова - не было".
Тут самое интересное - это упоминание Ушакова. Я Федор Федоровича обожаю и люблю, на мой взгляд это действительно лучший наш адмирал за всю историю, агрессивный, смелый, умный, но... Давайте посмотрим по факту.
Итак
Фидониси:
Русские - 2 ЛК, 10 ФР, 24 мелочи, турки - 17 кораблей (часть из них переделанные торговые), 8 ФР плюс мелочь. Потери турок - одна шебека. Как-то не похоже на уничтожение всего флота, правда?
Керчь:
Русские - 10 кораблей (84-пушечный «Рождество Христово», 66-пушечные «Мария Магдалина», «Св. Павел», «Преображение Господне», «Св. Владимир», 50-пушечные «Апостол Андрей», «Александр Невский», «Георгий Победоносец», 46-пушечные «Петр Апостол» и «Иоанн Богослов»), 6 фрегатов (40-пушечные «Иероним», «Нестор Преподобный», «Покров Богородицы», «Иоанн Воинственник», «Амвросий Медиоланский», «Кирилл Белозерский») и 17 мелких судов (всего 860 пушек). Турки - 17 линейных кораблей, 5 бомбардирских фрегатов (были оснащены мортирами для обстрела берега), 23 малых судна. У турок была проблема - большой десант на борту, поэтому их боеспособность была ниже обычного. Результаты сражения - потоплено 1 мелкое турецкое судно (кирлангич). да что ж такое, опять сражения на уничтожение нет!
Тендра:
Русские - 10 кораблей, 6 фрегатов, 1 бомбардирское судно, 17 крейсерских судов. Турки - 17 линейных кораблей, 5 бомбардирских фрегатов, 22 малых судна. Потери турок - 2 корабля, «Мелек-и Бахри» и «Мансурие».
Калиакрия:
Русские - 16 линейных кораблей, 2 бомбардирских судна, 2 фрегата, 1 брандер, 1 репитичное судно и 17 крейсерских судов. Турки - 20 кораблей, 25 фрегатов, 6 шебек, 5 бомбардирских судов, 10 кирлангичей, 15 транспортов. Потери турок - ноль, много кораблей повреждены.

Итак, во всех своих морских сражениях Ушакову не удалось провести битвы на уничтожение. И боюсь - даже не планировалось.
И да, еще одна пеночка. Про "прорезание линии" Ушаковым, несомненно взятое из Митяева))))
Все свои бои Ушаков провел в русле линейной тактики, в полном ее соотвествии. Сомневающимся - просто брать и читать про англо-голландские войны, где все подобные маневры и резервные эскадры вполне себе БЫЛИ. Сюда относится и охват головы противника, и переход на близкую дистанцию боя, и атака в походных колоннах, и общая погоня. И да - ни в одном из этих сражений Ушаков не попытался сосредоточить превосходящие силы против части флота противника с целью его уничтожения.
Винить ли в этом Федор Федоровича? На мой взгляд не стоит. Он воевал на плохих кораблях и с посредственными капитанами. И выбрал успешную тактику исходя их тех возможностей, которые имел. При этом умело импровизируя в рамках доступных средств.
Что касается выделения резерва (то есть эскадры "кайзер-флага") - эта мера была известна еще со времен англо-голландских войн, правда голландцы, применив ее всего один или два раза, от нее отошли, поскольку с сильным противником, каковы были англичане,кораблей в самом бою не хватало, то есть для победы надо было задействовать все корабли, а для преследования разбитого противника вполне хватало кораблей V ранга и фрегатов.
Отдельным вопросом тут стоит сражение при Калиакрии. Но - сражение при Калиакрии - это атака вражеского флота на стоянке, а не сражение в море, поэтому говорить о введении в военно-морское дело новой тактики совершенно не стоит. Как только турки снялись с якоря и начался нормальный морской бой - обе стороны постарались выстроить линию, что естественно - в походных колоннах часть кораблей просто незадействована в бою. Причем такой прием проделывал ранее английский адмирал Джон Харман, а Седи-Али во флоте Гуссейна сыграл роль французского адмирала д'Эстрэ во флоте Руперта при Солебее - то есть пошел в другую сторону! Что собственно говоря и помогло на первом этапе отрезать алжирского Али от основных сил турецкого флота.
И да. Общее замечание. На мой взгляд патриотизм состоит не в выдумывании сказок про то, чего никогда не было, а в том, чтобы знать деяния своих предков и гордиться ими. Как-то так.

 
 
 
George Rooke
Летом 1678 года датско-норвежская армия армия Гульденлеве вторглась в Бохуслён и осадила крепость Бохус. Наряд сил можно посмотреть здесь, датчан было до 10 тыс. человек плюс сильная артиллерия. Гарнизон крепости под командованием полковника Карла Густава Фрелиха изначально составлял 384 солдата и 65 артиллеристов, но потом был увеличен за счет немногочисленных подкреплений по разным данным от 800 до 1400 человек при 43 орудиях и 3 мортирах, при этом согласно шведским данным "лишь 400 из солдат имели хоть какой-то боевой опыт". Одно пополнение прибыло прям перед осадой - Скараборгский полк под командой Фредерика фон Берстелля (Börstell), который стал "душой обороны". Осада началась 4 июня, и уже в первый день крепость заволокли многочисленные пожары. Казалось, долго она не продержится.
18 июня от попадания зажигательных ядер в пакгаузы у церкви сгорели почти все запасы муки в крепости.
До 24 июля было проведено 4 массированные бомбардировки, датчане обрушили на крепость из 26 орудий и 30 мортир 20 тысяч ядер, 2265 бомб, 384 разрывных заряда, 384 каменных ядра, 161 зажигательный заряд, 79 гранат, и произвели 600 выстрелов из 75- и 50-фунтовых мортир.
С помощью подведенных мин удалось обрушить часть стены, но шведы смогли отбиться, более того - вырыть ров в обрушенной части.
26 июня атака 500 норвежских солдат просто захлебнулась - попав в ров они понесли гигантские потери, до 200 убитыми.
6 июля - шведы получив очередное подкрепление по реке (примерно 100 солдат), совершили вылазку, и закидали датские траншеи гранатами, загорелись строительные леса, началась паника, и шведы смогли отойти обратно в крепость без потерь. После этого случая охрана траншей была усилена.
12 июля - контрминная борьба. Датчане уже практически сумели подойти к стене по подземной галерее, но шведы взорвали контр-мину, в результате обрушилась часть скалы, стены крепости не пострадали. 70 датских саперов были раздавлены скальными обломками.
В сущности, к середине июля Бохус был низведен до уровня руин, надежда была только на помощь со стороны армии Карла XI, хотя шведский гарнизон изъявлял готовность держаться и дальше.
19 июля - несколько датских бомб попали в пекарню, Бохус лишился возможности печь хлеб. Казалось - все, но в этот момент на другом берегу реки Гёта появились первые разъезды армии Стенбока, спешащей на помощь крепости.
22 июля - лебединая датская песня - с помощью мин обрушен Нижний Бастион, но датская армия уже начала отступление, дабы не быть атакованной с фланга.
Из гарнизона крепости 300 человек были убиты, а 120 ранены.Потери датчан по датским же данным - не менее 1200 человек. Надо сказать, что это была последняя, 14-я осада крепости за всю ее многовековую историю. И никогда крепость Бохус не была взята с бою.


 
 
George Rooke
Своего рода, последствия принятия Петербургом решения не вести флот в Зунды и ограничиться обороной собственного побережья.
Эти последствия делятся как на положительные, так и на отрицательные. Начнем с последних.
1) Дело в том, что в 1852-1854 годах во Дании шла настоящая грызня за власть. В 1848 году внезапно умер король Дании Кристиан VIII. На престол взошел Фредерик VII. Фредерик, чтобы укрепить свою власть (в том числе в Шлезвиге и Гольштейне) издал свою конституцию, где по сути попытался возродить абсолютизм. Там право избирать было зафиксировано для людей, имевших годовой доход свыше 2400 крон, или выплачивающих налоги свыше 400 крон. Таких на всю Данию было примерно тысяч 6, не больше. Однако такой вариант, как все понимают, очень сильно не понравился либеральному крылу, особенно организации "Друзья крестьян". Естественно, свое слово сказали и Гольштейн со Шлезвигом, их в конституции не устраивало подчиненное положение относительно Дании. И к 1854 году страна стояла на пороге политического кризиса. Этот кризис мог быть сдвинут в одну или другую сторону, но с учетом самоустранения России и работы англичан и французов с либералами внутри самой Дании, а так же слухов о том, что Британия планирует провести масштабное вторжение в Данию из-за ее внешнеполитической позиции, Фредерик VII предпочел пойти на переговоры с союзниками.
2) Со Швецией интереснее. Король Оскар был настроен пророссийски, но у него тоже было две проблемы. Первая - это норвежский Стортинг, который боролся за фактически исключительную власть над Норвегией, и естественно, в этой своей борьбе против короля опирался на англичан и французов. В Норвегии Стортинг имел большое влияние, а в нем были сильны антишведские настроения. Король Карл-Юхан, а позже Оскар, постоянно конфликтовали с норвежскими парламентариями, в том числе и по вопросам границы с Россией.
В Норвегии сформировалась политическая партия, которая настаивала на отторжении у России части территорий Карелии и Кольского полуострова. Возглавлял эту партию Роальд Берг. К середине XIX века людей, поддерживающих Россию или настроенных на дружественные с ней отношения, в Норвегии практически не осталось. Каждый человек, который считал себя либералом, социалистом или революционером, был настроен резко антироссийски. Сторонники союза с Россией остались только в консервативных кругах Норвегии, которые говорили, что у русских надо поучиться неизменности их внутренних ценностей, защите христианства и четкой вертикали власти.
В результате получилось, что Швеция была большей частью прорусской, тогда как Норвегия - антирусской. Естественно, что британский консул в Норвегии Джон Райс Кроу уже в ноябре-декабре 1853 года года начал вести переговоры как с представителями Стортинга, так и со шведским правительством, пугая Содружество королевств русской экспансией на севере.
Как результат всего этого бардака - в декабре 1853 года Дания и Швеция-Норвегия заключили официальный договор о нейтралитете. То есть Россия и союзники пусть разбираются между собой, скандинавы в эти разборки вмешиваться не будут.
Надо сказать, что и те, и другие оказались верны своему слову. Дания например не продала Англии паровые канонерки в 1854-м, в которых британцы очень нуждались. Ну а Оскар, несмотря на жесточайшее давление, отказался брать под руку Швеции Аланды. Мотив был простой - вы, англичане, пришли и ушли, а мне с русскими бок о бок еще жить. Отношения не собираюсь портить ни с вами, ни с ними. Ну и Оскар еще прокатил французов с выделением войск для атаки русских. Причем в самом трудном 1855-м году.

А теперь о хороших последствиях.
Надо сказать, что если бы Датская экспедиция произошла, это сильно настроило бы против России Пруссию. Дело в том, что датчане и шведы на тот момент были прямыми конкурентами пруссаков, в том числе в Цольферрайне. И в этом случае Пруссия вполне могла бы поддержать Англию и Францию в войне против России, и тогда союзники получили бы реальную возможность атаковать Россию с суши, причем под ударом оказывались бы как Прибалтика, так и Польша. Понятно, что в такой ситуации Австрия присоединилась бы к дележу русского пирога.
Так что не было счастья, так несчастье помогло - в долгосрочной перспективе решение русских отказаться от агрессивной стратегии на Балтике имело для России положительные последствия.

 
 
George Rooke
Цитата: "Вестминстерский договор де-юре закрепил морское превосходство Англии над Голландией. Господствующее положение в посреднической морской торговле и активная колониальная экспансия, которых Голландия достигла в первой половине 17-го века, навсегда остались в прошлом."

https://oper.ru/news/read.php?t=1051621604

Это речь об окончании третьей англо-голландской войны.
Так вот, что было на самом деле? Конечно же, не было никакой "Почётной капитуляции Голландии в третьей англо-голландской войне" (с, Назаренко). Изначально англичане просили 10 миллионов гульденов отступных, но были предсказуемо посланы. Естественно это сильно обидело Англию, ведь во второй АГВ они получили убыточную "пустышку" в виде Нового Амстердама, тогда как потеряли прибыльную колонию Суринам. И начались старые песни о главном. Мол, давайте обратно меняться.
Голландцы, которых слив убыточной колонии в обмен на прибыльную вполне устраивал, наотрез отказывались. И английский Парламент просто взмолился - ну дайте тогда хотя бы сколько-то денег компенсации. На что в конце концов голландцы и согласились. За то, что Нидерланды оставили себе Суринам ("сахарную" колонию), они обязались выплатить Англии 2 миллиона гульденов (200 тыс. фунтов стерлингов) в течение 3-х лет. В общем, Вестминстерский договор - это типичный договор "статус-кво анте беллум" (то есть подписание мира такого же, как довоенный), с дополнительным обязательством Англии не чинить более агрессии против Нидерландов. Взятые англичанами Сент-Эстатиус, Тринидад, Тобаго и Саба возвращались голландцам обратно.
Ну а теперь о главном. Конечно же, никакого морского превосходства Англии над Голландией Вестминстерский договор не закрепил. Голландия сохранила господствующее положение в посреднической морской торговле, и имела там первое место примерно до 1740-х. Жаждущим подробностей - читать книгу "Dutch Primacy in World Trade, 1585-1740" авторства Jonathan I. Israel. И одна небольшая табличка оттуда - это проходы через Зунды кораблей в период 1672-1700 годов. Как один из показателей деловой активности и морской торговли:
аврпопаоапоапо
О примерном равенстве можно говорить лишь в Средиземноморской торговле - там англичане ежегодно в 1680-е закупали товаров на 1.3 млн пиастров, а голландцы - на 1,2 млн. пиастров, но и только. В остальных видах торговли голландцы крыли англичан как бык овцу. Например, в торговле с Америкой: на 1686 год голландский оборот - 6 миллионов ливров, английский - 4.5. С Испанской Америкой голландцы торгуют на 5.175 млн. гульденов, англичане - на 3.125 млн. И т.д. В общем, кому интересно - почитаете.
Ну и еще об одном аспекте. Участие Англии в третьей войне с Голландией создало на Острове мощное проголландское лобби, которое потом и привело к власти в Англии голландского штатгальтера Вильгельма III Оранского.
Как-то так.

ЗЫ: теперь, надеюсь, часть народу понимает, почему лекцию Назаренко по АГВ разбирать подробно нет смысла. На каждую его реплику писать такие развернутые ответы - это "страх и ненависть в лас-Вегасе". Только этим и придется заниматься.

 
 
George Rooke

И уже в XXI веке экс-министр обороны США Дональд Рамсфелд заявлял, что «Россия — это новая угроза», и ссылался на «Завещание Петра Великого».

Э??? А можно ссылочку, если Рамсфельд реально на это ссылался?

 
 
George Rooke
Собственно к вопросу о Датской экспедиции, о которой у нас мало знают. А ведь делов-то - открыть 10 том "Истории русской армии и флота" под редакцией Каллистова.
Итак, начнем с 1848 года. В Европе бушует весна народов, тогда как на границе со Шлезвигом куча прусских и немецких "отпускников" пытается от Дании этот самый Шлезвиг оторвать. Почему отпускников? Да потому как Николай Павлович королю Пруссии заявил прямо: "вступление регулярных прусских войск в Данию или на один из датских островов неминуемо приведет Пруссию к войне с Россией". 13 мая 1848 года из Кронштадта к Зундам уходит дивизия Епанчина - 6 ЛК, 1 ФР, 1 ПХ и 1 Бриг. Согласно повелению Николая русская эскадра подошла к острову Мён и крейсировала между ним и Рюгеном, между датскими и прусскими берегами. Вскоре в России присоединилась и Швеция, готовая поддержать датчан и флотом, и десантом. Шведы прислали к 23 мая 5 фрегатов. В Июле Епанчина сменила дивизия А. Лазарева - 9 ЛК, 2 ФР, 1 Бриг. Далее к ней присоединилась еще одна дивизия русских кораблей, и в принципе к середине августа уже готовилось вторжение в Пруссию. Пруссаки не будь дураки заключили с Данией перемирие на семь месяцев, и 24 августа русские ушли домой.
Весной 1849 года, когда боевые действия возобновились, к прусским берегам снова подошла дивизия Лазарева, причем в Берлине не на шутку испугались, и снова было заключено перемирие с Данией. Так же происходило и весной 1850-го, когда Николай узнал, что пруссаки продолжают закидывать "отпускников" в Шлезвиг. Причем в 1850-м задачи поставленные флоту:
а) Не допускать высадки немецких десантов в Дании
б) Прикрывать перевозки датских войск
в) Помощь датчанам на берегу, в том числе и в обстрелах немецких позиций.

В июне 1850 года русские войска перевезли шведские войска в Шлезвиг. Понятно, что в этих условиях Пруссия решила пойти на мир с Данией.
В результате мы получили дружественную, обязанную нам державу, контролирующую Зунды.
И вот настал Восточный кризис. Напомню, на 1853 год Дания и Швеция - наши союзники, поэтому Николай предлагает превентивные меры Морштабу - а давайте вышлем 2, а лучше 3 дивизии в Копенгаген, на соединение с датчанами и шведами? Договоренности есть, согласие и тех и других - тоже.
Но далее... Сначала против предложения выступает князь Меншиков. Мол, мера такая - она сильно воинственная (на дворе конец сентября 1853 года, турки вот-вот нам войну объявят), но мы же за мир во всем мире, правда? Авось обойдется.
Кроме того, летом 1853 года были вооружены и оснащены к плаваниям лишь две балтийские дивизии кораблей. Остальные даже не готовили.
Далее масла подлил Паскевич, которого поддержал военный министр Долгоруков - мол, зимой никто на Балтику не сунется, а весной, если что, переведем корабли в Копенгаген.
Только и Паскевич и Долгоруков забыли совсем - лед в Зундах и у Карлскроны (если он есть) вскрывается в марте, а вот у Ревеля и Кронштадта - в конце апреля. И да, если в Зундах лед может быть, а может и не быть - то в Ревеле и Кронштадте он будет обязательно.
В общем, от переброски флота в Данию и соединения с датчанами и шведами отказались. Но получилось как-то... совсем уж беззубо. И вдогонку военный министр говорит - мы за наступательный порыв! Поэтому одну дивизию переведем в Ревель на зимовку, а вторую - страшно подумать, как далеко! - в Свеаборг!
Ну а англичане и французы - они сполна воспользовались этой оплошностью. Угрожая флотом они провели серию дипломатических переговоров, и к весне 1854 года и Швеция и Дания заняли полностью нейтральную позицию, которая была на руку Лондону и Парижу. Ибо русские в самый решающий момент.... побоялись что-то решать, оставшись в роли Буриданова осла.
Решение это было принято 1 октября, а уже 9 октября и Долгоруков и Мешников постановили, что в случае подхода английского флота к Зундам силами русского флота рассматривается только оборона Свеаборга, Ревеля и Кронштадта. Причем корабли будут использоваться как блокшивы.
Не знаю, матерился Николай или нет, но... Наш Морштаб, как обычно в критические моменты, был в своем репертуаре.

 
 
 
George Rooke
14 March 2019 @ 11:39 am
Из выступления британского военно-морского офицера в Парламенте: "в течение всей (Крымской) войны любые инцидент или авария на море, которые я наблюдал, были связаны с пьянством. Алкоголь - это враг страшнее пороха."
Кстати, проблема пьянства была настолько велика, что в 1860-е зазвучали голоса о создании специальных alcohol-free troops.)))
Ну и да. На знаменитом "Принце" во время Великого Шторма были потеряны все запасы опиума, хинина, аммиачного спирта и арроурута, собственно больницы остались без лекарственных средств, что и предопределило высокую смертность в зиму 1854-55 годов. Кстати, наркота у союзников была - официально входила у турок в рацион. Плюс - турецкие врачи лечили холерную диарею.... так, сейчас все кто читают - сядьте и крепко держитесь... смесью опиума и касторового масла. С учетом того, что касторовое масло - слабительное, а опиум успокаивает - похоже на лечение "клин клином". Как в том анекдоте, когда жена перепутала мужу таблетки, и вместо таблеток от поноса дала успокаивающие. "Милая, я пять раз обосрался, но абсолютно спокоен". Хотя... тут уж наверное знатоки медицины скажут - есть что-то в таком способе полезное, или нет?

 
 
George Rooke
13 March 2019 @ 12:36 pm
Для mohanes

Хотя может и остальным будет интересно.
Итак, что мы имеем? Имеем в XIX веке 3 несвязанных между собой морских ТВД (в XX веке - 4 ТВД), и пытаемся определиться, какой флот нам строить. Понятно, что на всех трех-четырех ТВД быть одинаково сильным не возможно, отсюда как мне кажется есть следующие пути выхода:
1. Определить главный ТВД, на котором мы и будем строить флот по Мэхэну, а на остальных - ограничиться береговой обороной и крейсерскими силами. Такой момент в истории у нас был, кстати. Это время Николая I. Проблема только была на неправильном выборе ТВД, на мой взгляд. Дело в том, что все наши устремления все начало XIX века были на юге, и флот, равный соединенным датскому и шведскому мы держали на Балтике. И были своего рода региональным гегемоном Балтийского моря. Получилось, что на Балтике мы безусловно превосходили наших соседей, на Черном море имели паритет с турками, а крейсерские силы перед Крымской держали на Тихом океане.

2. Первый политический выход. Иметь хорошего союзника. Симбиоз России и Англии в XVIII веке фактически позволил русскому флоту строиться под крылышком английского, и очень многие наши проблемы англичане брали на себя. Например, когда русский флот во время Первой Архипелажской экспедиции готовился войти в Средиземное море, Франция объявила, что нападет на русских. В ответ Англия сообщила, что нападение на русские корабли расценит как нападение на себя. Этого было достаточно, чтобы французы сразу заткнулись.

3. А если мы с мировым морским гегемоном не в ладах? Здесь вполне отлично показала, что можно сделать Екатерина Великая. Надо заключить союз с несколькими не такими сильными на море державами. Собственно принцип первого Вооруженного Нейтралитета вполне себе показывает, что союз России, Дании, Швеции, Гамбурга и Голландии на море оказался очень неприятным сюрпризом для англичан. И да, оба Нейтралитета по сути отвели угрозу от наших берегов, в первом случае пострадала Голландия, во втором - Дания. То есть войну вынесли от Ревеля и Риги в "предполье".

4. Ну и самое главное на мой взгляд. Надо всегда по одежке протягивать ножки. Если мечтаешь об океанском флоте - обеспечь нормальное финансирование. Если нет денег - не фиг стремиться к океанскому флоту и к морской колониальной политике.
Либо ставь флоту ограниченное техзадание. Как во времена того же Горшкова: в случае холодной войны - показ своего флага и политика канонерок, в случае начала горячей войны - задача самая простая - не дать перебросить американские войска по морю в Европу, пока русские танки не дойдут до Ла Манша и Лиссабона. То есть если флот смог это обеспечить - он выполнил свою задачу (да, именно так воспринимается флот Горшкова в западных исследованиях). От него не требуется выиграть войну (как в 1904-1905) и не выпадает самостоятельная нагрузка с разработкой стратегии (как на волчат Деница в ВМВ). Флот вписан в общую задачу как часть оперативного плана и все. Просто инструмент, не автономный, а просто один из родов вооруженных сил, выполняющих общую задачу.

 
 
George Rooke
13 March 2019 @ 09:56 am

В 1807 году появился такой термин как "Копенгагирование". Англичане высадили десант в Зеландии, подошли с моря к Копенгагену и бомбардировали его. Столица Дании сдалась, и англичане просто угнали к себе датский флот из 18 кораблей и 16 фрегатов. Естественно, страны Европы немного офигели от такого события и выступили с резкой критикой Англии. Далее цитата: «Протесты Парижа и  Петербурга по поводу бомбардировки города, в Лондоне называли пропагандистской шумихой, призванной прикрыть их собственные захватнические планы».
А вы говорите - советские газеты, советские газеты..

 
 
George Rooke
12 March 2019 @ 09:42 pm
Корабли Российского флота, сдавшиеся без боя до "Рафаила":
Шнява “Фалк” – захвачена шведами, 1709 г. Шнява направлялась с письмами пленных шведов, т.е. была парламентерским кораблем, и захват ее был неправомочен. Невоенная потеря.
Фрегат “Булинбрук” – захвачен шведами, 1713 г. С неполным вооружением, перегон из Англии.
Галера “Конфай” – захвачена шведами, 1714 г.
32-пушечный фрегат “Эндрахт” – захвачен шведами, 1720 г. Тоже иностранная покупка, вроде даже как порты на нем еще не успели прорезать.
32-пушечный фрегат “Митау” – захвачен французами без сопротивления, 1734 г.
66-пушечный корабль «Мария Магдалина» – захвачен вместе с экипажем.
Фрегат “Гектор”– сдался шведам по первому требованию;
Фрегат “Ярославец” – спустил перед шведами Андреевский флаг (1788 г.)
44-пушечный фрегат “Спешный”, военный транспорт “Вильгельмина” – захвачены англичанами при стоянке в Портсмуте (1807 г.).
Эскадра адмирала Сенявина (7 линейных кораблей) интернирована в Англии (1808 г.) – корабли спустили Андреевские флаги. По сути - поставлены на хранение, потом англичане часть кораблей вернулиЮ а за остальные заплатили как за новые.
Линейные корабли “Азия”, “Св. Праскева”, “Уриил” и “Сед-эль-Бахр”, также 2 фрегата и корвет в Триесте; фрегат, 3 корвета и 3 брига (в том числе “Александр”) в Венеции – блокированы английским флотом в гаванях и были переданы французам (1808 г.) По сути - проданы "союзникам" по цене дров.
 
 
George Rooke
Как прекратить орать??))))

" Казарский и команда «Меркурия» в составе эскадры участвуют в морском сражении и, проявив чудеса храбрости и смекалки, уничтожают новый флагман турок, строящийся на верфи в крепости Пендераклия.
Капудан–паша, разъяренный действиями русских и потерями в Пендераклии,выводит турецкий флот в море.
Крейсируя в густом тумане, фрегат «Рафаил» едва не сталкивается бортами с турецкой шхуной. Капитан «Рафаила» Стройников слышит со шхуны крик о помощи на греческом языке. «Рафаил» начинает преследование шхуны, но та внезапно скрывается в тумане. Когда Стройников, в азартной погоне за шхуной в молочной пелене тумана вырывается из него, «Рафаил» оказывается в окружении полутора десятков кораблей турецкой военной эскадры. Под громоподобный бой барабанов турки сжимают кольцо. Стройников с ужасом взирает, как приближается стена вражеских кораблей. Захлестнувшая его волна страха заглушает слабый призыв к исполнению воинского долга, парализует волю… Он, впервые за всю историю российского флота, спускает перед врагом Андреевский флаг, сдает фрегат туркам и становится пленником Капудан-паши.
На турецком флагмане Стройников неожиданно сталкивается со Слэйдом, который его снисходительно утешает тем, что ни он первый, ни он последний спускает флаг перед противником и, что не быть русскому флоту хозяином в Черном море.
Бриг "Меркурий" совместно с бригом "Орфей", и фрегатом "Штандарт" выполняют боевое задание у пролива Босфор и сталкиваются с турецкой эскадрой. Пытаясь завлечь турок на баталию, они направляются к греческому городу Сизополю, где ожидает противника русская эскадра. "Орфей" и "Штандарт" отрываются от погони, а тихоходный "Меркурий" настигают два турецких линейных корабля «Селимие» и «Реал-Бей».
Турецкий адмирал предлагает команде брига спустить флаг и уже предвкушает очередную победу - сдачу без боя еще одного российского корабля. Сражаться в одиночку с «Селимие» и «Реал-беем» - мощнейшими кораблями вражеского флота - безумие. На 18 пушек «Меркурия» приходится 184 вражеских орудий.
Казарский и экипаж принимают решение сражаться и умереть в бою, но не посрамить честь и флаг русского флота. Распоряжением капитана на корабле устанавливается пороховой заряд и последний выживший из экипажа должен взорвать "Меркурий".
В ответ на требование сдаться маленький бриг открывает по турецким кораблям орудийный огонь.
Капудан-паша решает «наказать» строптивого русского капитана, и два крупнейших линейных турецких корабля «Селимие» и «Реал-бей» всей своей артиллерийской мощью, вдесятеро превышающей боевой арсенал «Меркурия», обрушиваются на русский корабль.
«Меркурий» ожесточённо сопротивляется и, невиданное дело, благодаря искусному маневрированию и меткому артиллерийскому огню, сбивает такелаж «Селимие». Потеряв ход, поверженный грозный адмиральский флагман турок прекращает преследование и в бессилии отступает.
"

http://marine.gov.ru/morinform/3551/?fbclid=IwAR0nyqu5l2HQ4HCPnRKlu3OpFp-NAyofYWXMZv8AYiYt8iTDUZix0evDoVs

Правильно говорят - дай дураку стеклянный хрен - он и хрен разобьет, и руки порежет.
 
 
 
George Rooke
Еще раз повторю, почему меня насмешила фраза из русской Вики. По доктрине Мэхэна наверное гораздо лучше и полнее меня может сказать naval-manual, я же просто кратко отмечу: принцип Мэхэна состоит в в том, что флот для достижения победы должен контролировать море. Это достигается не путем крейсерской войны или набеговых операций, а нейтрализацией флота противника, причем просто - его уничтожением или блокадой его баз. Из вышесказанного следует - у кого флот больше и сильнее - тот и контролирует море. Отсюда и морская гонка вооружений.
Что же мы видим на примере Российского флота, если проследить его строительство с 1856 по 1902 годы? Здесь поможет диссертация Болтрукевича "Развитие Императорского Российского флота во второй половине XIX века в восприятии военно-морских кругов".
Вот смотрите, еще перед Крымской, в 1853-м, Николай Павлович, строивший на Балтике флот реально по Мэхэну (задача русского флота - быть сильнее соединенных шведского и датского) предлагает Морштабу превентивную экспедицию в Данию. Чтобы русский флот сел в проливах и защитил Балтику. Мысль что ни на есть флотофильская и мэхэнианская, теоретик, которому в 1853 году стукнуло всего-то 13 лет, думаю, ею бы гордился. Морштаб как обычно начинает жевать сопли, и как результат - идея Датской экспедиции похоронена: «идея Датской экспедиции уже не вошла и флоту была представлена лишь второстепенная задача – усиление обороны Свеаборга и Кронштадта, вооружением его в виде блокшивов. Вся же оборона Балтийского побережья по этому своду предложений была возложена: а) на сухопутные войска… б) на усиленную оборону важнейших укрепленных пунктов по сим берегам».
Дальше - больше.
При Константине Николаевиче - упор на крейсерскую войну, и это понятно, потому что флот частью утоплен во время Крымской, частью просто устарел. Причем, поскольку русская техническая мысль на нуле - мы постоянно находимся в режиме догоняющих: только построили паровой флот - надо строить броненосный. Только заказали построили плавбатареи - надо строить мониторы, и т.д. В результате основной активного флота стали клипера и корветы, то есть упор на крейсерскую войну очевиден. Причем в ее русском варианте, потому что сначала подписывают декларацию о запрете каперства, а потом чешут маковку: «как военный крейсер (сняв экипаж), ограничиться одним потоплением судов…, - каперу необходимы призы, иначе он никогда не окупит своих расходов…, но продажа призов встречает теперь почти непреодолимые затруднения…». Ой, как, неужели это было неясно, когда подписывали запрет против каперства?
Но Константина Николаевича перло: «…Да, англичане имеют колоссальный флот! Да, неисчерпаемы и бесчисленны
средства Англии, но зато бесчисленны и нужды… <…> …ведь не выставит же Англия по броненосному фрегату… к каждому из закоулков, куда проникает ее купеческий флаг…»
. При этом «…вред, нанесенный английской торговле, беспокойства в ее колониях, вздорожание и ненадежность фрахтов, падение фондов на биржах, наконец, моральное влияние подобного крейсерства будет столь велико, что… самые неверующие в необходимости флота для России сознаются, что он действительно нужен…».
Естественно, действия рейдеров Юга, прежде всего "Алабамы", укрепили наш Морштаб в концепции крейсерской войны, и все правление флотом Константина Николаевича - это построение крейсерского флота.
Но Александр II умирает, в Морштабе главным становится Алексей Александрович, и... наверное концепция сменится?
Да, немного меняется. Хотя бы по декларации. Заявляется, что русский флот на Черном море должен быть уже построен (ну дык, сколько лет уже прошло после отмены Парижского мира), более того - он должен иметь подавляющее преимущество перед турецким. Естественно, не последнюю роль в этом решении сыграла война 1877-1878 годов, потому как получилось.... что у нас флота вообще нет. Вот у турок 4 броненосца есть, а у нас.... ноль. Да и сами действия флота Николай Николаевич, командующий русской армией охарактеризовал так: "Если бы вместо шумных, как самые мины, попыток, моряков направляли преимущественно на смелые вылазки против транспортов перевозивших беспрепятственно войска из Европы в Азию и обратно, флот облегчил бы задачу армии и внес бы в общий план систематическое действие, которое ускорило бы выполнение плана".
Но вскоре о построении сильных линейных флотов было забыто - началась эра увлечения миноносками. И опять - проблема в технической безграмотности, ибо результаты учений на Портсмутском и Брестском рейдах уже были известны. Надо отметить, что миноноски и минная война - это тоже разновидность крейсерской войны, набеговые операции малыми силами флота, то есть не попытка решить проблему в генеральном сражении. Естественно, она провалилась.
И далее начинается эра крейсеров. Сначала от безбронных, к бронепалубным, а потом к броненосным. Вершина этой идеи - как раз большой броненосный крейсер "Пересвет" с нехилым бронированием, радиусом действия в 6000 миль, и пушками ГК в 254 мм. Еще раз - в ТЗ "Перевет" рассматривался именно как суперрейдер, а не как ЭБР. ЭБРом его заставили стать обстоятельства.
Еще раз - вот во всей истории 1856-1902 годов ну не вижу я никаких следов доктрины Мэхэна. Вижу четкое следование взглядам и постулатам крейсерской войны и французской "малой школы". Ну плюс еще - да - флот для обороны побережья, ибо береговая оборона - наше все, как показал пример с тем же возможным Датским походом, приведенный выше.
Ну и до кучи. Географический фактор. Имея три несвязанных между собой ТВД (Черное море, Балтика и Тихий океан) весьма сложно действовать в парадигме Мэхэна, ибо совершенно непонятно, какой из флотов более всего пополнять и укреплять, а иметь три самых больших флота - это не выдержит даже экономика Англии, не то что наша. Здесь нужен какой-то другой подход, но поднятие на щит крейсерской войны - явно не лучший вариант.

 
 
George Rooke
Русский флот продолжал расширяться в конце XIX века, особенно во время царствования императора Николая II, весьма симпатизировавшего доктрине американского военно-морского теоретика адмирала Альфреда Мэхэна.

Это про флот, который все время до русско-японской фапал на крейсерскую войну.)
В этом смысле не бровь, а в глаз бьет цитата Крестянинова: " Сравнение крейсерских сил с главным вероятным противником, Великобританией, показывает, что амбиции российской империи значительно превышали экономические возможности страны в способности к постройке, содержанию в мирное время и обеспечению боевой деятельности крейсеров в условиях войны.
Наличие крейсерского флота вводило в заблуждение политическое руководство, дипломатический корпус, командование флота и самих моряков, а также общественность. Все они считали «Случись что, мы им покажем…» "

Интересно было бы узнать источник фразы про Николая II и Мехэна.

Ну и картинка - извращение мыслей по крейсерской войне - полуброненосец-суперрейдер ПЕРЕСВЕТ:
 
 
George Rooke


Не знаю, есть ли смысл разбирать, все как обычно. Ляп на ляпе, причем часть ляпов просто необъяснима. Нет, я могу понять, что лектор не знает, что финансирование флота при Поншантренах по сравнению с Кольберами возросло чуть ли не в два раза (к вопросу, что у Людовика на флот денег не хватало), но как понять фразу, что при гражданской войне в США и Север и Юг забили на флот, и вообще его не развивали (ага - особенно Север, доведя до 600 вымпелов на конец войны) - вообще за гранью моего понимания. Это как бы просто знают все. Ну и проигранная Голландией третья англо-голландская доставила отдельно. Мсье знает тол к исторических извращениях.
Жаль мне наших историков, сильно жаль.
 
 
George Rooke
Последнее время в этих ваших интернетах с особым пристрастием обсуждается гомосексуализм среди пиратов. Вообще это свойство нашего мира - переносить свое отношение к тому или иному предмету на прошлое, не понимая, что тогда не только времена, но и мышление, и понимание были другими. И речь конечно же идет о знаменитом мателотаже.
Давайте сначала разберемся, что это значит. Итак, мателотаж - это соглашение или обязательство двух людей, двух мужчин, что с определенного момента у них все общее - это и награбленное, и еда, и выпивка, и женщины. Мог ли мателотаж включать в соглашение гомосексуальную связь? Скорее всего, если и мог, то очень редко. Не стоит забывать, что даже в нашем весьма испорченном мире процент людей с извращенной сексуальностью во всех ее видах и формах не превышает 10-ти, а уж в те религиозные и нетолерантные времена...
Я бы перевел мателотаж как братство. Это то же самое, как братство Алатристе и Иньиго. Или четырех друзей и сериала Бригада. Но это не значит, что Алатристе спал с Иньиго, а Саша Белый изредка потыкивал в Пчелу. Нет, это коллективистская ячейка, созданная самой необходимостью - в тяжелых условиях, в трудные времена коллективом, пусть и микроскопическим, выжить легче, чем в одиночку. Кроме того, договор мателотажа предусматривал, что в случае смерти одного из людей второй наследовал все его деньги, но так же наследовал и обязательства и долги, в том числе - кровную месть.
Часто пишут, что договор мателотажа был распространен на островах Эспаньола и Тортуга, где количество женского населения было очень мало, и типа именно поэтому под мателотажем подразумевается гомосексуальный элемент. Спешу разочаровать латентных педерастов, которые даже в обычном яблоке видят что-то гомосексуальное - нет, это именно договор для того, чтобы выжить, а не разновидность брачного союза между двумя гомосеками.
Проблема на самом деле была в другом - мателотаж создавал настолько крепкое братство, настолько крепкую связь, сродни кстати той, которая была в испанской пехоте времен Алатристе, что при скудости ресурсов в том числе и людских, губернаторы островов в Вест-Индии старались этот порядок разрушить. И да, Людовик-солнышко по совету губернатора Тортуги д'Ожерона организовал переправку на остров нескольких сотен женщин с низкой социальной ответственностью, дабы "природа взяла свое". Собственно, всем понятно, что когда в мужской дружбе появляется баба - этой дружбе чаще всего приходит конец. Ибо, опять-таки, "природа берет свое". Это и случилось. К тому же Ожерон, как умный человек, тем, кто поженился, выделял небольшой надел земли и "материнский капитал". Естественно, это если не полностью разрушило мателотаж среди пиратов и буканьеров, то нанесло по нему ощутимый удар. Ну и не стоит упускать из виду, что к 1660-м большинство островов Вест-Индии были худо-бедно обжиты, и уже не требовали такого тимбилдинга, коим являлся мателотаж.
Ах да, про то, что новое - это хорошо забытое старое. У Джека Лондона вы вполне можете встретить подобные формы мателотажа среди старателей на Клондайке и Аляске. В трудных тяжелых условиях одиночки выживают редко. И да, Лондон убедительно показывает, что это именно братство, а не семья гомосеков.
Ну и на сладкое. Действительно, пираты отличались от регулярных флотов и каперов в разы большим процентом гомосексуалистов. Только связано это было явно не с институтом мателотажа. Дело в том, что гомосятина воспринималась как привилегия правящих классов, элиты. Ну и попавший из грязи в князи хотел подражать кому? Правильно - элите. Это давало ощущение того, что теперь и я тоже - хозяин жизни. То есть гомосятина у пиратов - это одна из форм социального протеста.
И да. Очень часто разговорами о гомосексуализме среди пиратов прикрывается педофилия. Вот с педофилами реально было плохо. Но это касалось и пиратов, и не пиратов. Высшее общество драло мальчиков-пажей, матросы - юнг, пираты - боев. Это по тем временам вообще не считалось неприличным. Обычная практика.

 
 
George Rooke
И опять попытка ответа на вопрос, что без местных ресурсов, без помощи самих индийцев никакая Британская Индия в принципе не была бы возможна.

1. Итак, ситуация перед битвой при Плесси.
На место министра финансов Бенгалии претендовал некто Осваль Джайнс (Oswal Jains) из семьи индийских ростовщиков. Сам он себя назвал Джагат Сетхом, что означает "банкир мира". Наваб Бенгалии Сирадж уд-Даула отказал Сетху в должности. Надо сказать, что наваб был 20-летним оболтусом (родился в 1733-м), который считал, что деньги должны выдавать банкиры, а если нет, то... Например Джагат Сетху Сирадж предложил выдать деньги на свою армию, угрожая в противном случае кастрацией. Ибо, как говорится, не фиг. Понятно, что "владелец заводов/газет/пароходов" этого не стерпел. И нашел купца Амичанда (Амина Чанда), с которым и пошел к британцам с предложением. Мол, граждане англичане. У нас тут наваб на голову больной. А что, если нам его... поменять. Например на генерала Мир Джаффара. А чтобы вам легче думалось - можем выделить 30 лакхов рупий (3 миллиона рупий). Что было далее - известно: «Измена Мир Джафара в битве при Плесси 23 июня 1757 г. помогла трехтысячному войску Клайва (в котором европейцев было всего 800 человек) одержать победу над армией наваба, состоявшей из 18 тыс. всадников и 50 тыс. пехоты. День этой битвы считается англичанами датой установления их господства в Индии.
Сразу после победы англичане потребовали от нового наваба Мир Джафара выплатить им огромную сумму (около 18 млн ф. ст.), которая превышала, вероятно, все движимое имущество обитателей Калькутты. Сопротивление местного населения и две попытки падишаха Дели совместно с правителем Ауда (в 1759 и 1760 гг.) захватить Бихар послужили поводом для новых вымогательств англичанами денег у бенгальских навабов. Назначенный в 1760 г. губернатором Бенгалии, Г. Ванситтарт сместил Мир Джафара и сделал навабом Бенгалии его зятя Мир Касима, заплатившего губернатору и членам его совета 200 тыс. ф. ст. и отдавшего Компании три наиболее богатых района Бенгалии: Бурдван, Миднапур и Читтагонг. Тем самым Мир Касим лишился половины доходов и увеличил свои долги Компании и отдельным ее служащим».
То есть завоевание Бенгалии было проведено на.... деньги самой Бенгалии. Если учесть, что Джагат Сетх и Амичанд кроме всего прочего собирали налоги для наваба. Ах да, Джагат Сетх после завоевания Бенгалии был разработчиком и непосредственным администратором того самого субсидиарного договора, и умудрился на этом нажиться неимоверно. Увеличив свое состояние за 5 лет на 13 миллионов фунтов стерлингов. В серебре.

2. в 1775 году Гастингс отнял вассальное княжество Варанаси у правителя Ауда Чаит Сингха как плату за утверждение его прав на престол после смерти отца. Компания заверила раджу Варанаси, что размер уплачиваемой им дани никогда не будет увеличен. Однако когда понадобились новые средства на военные расходы, Гастингс обратился к радже с требованием дополнительных взносов. Наконец, эти взносы достигли такого размера, что княжество Варанаси уже не могло их внести. Тогда Гастингс лично приехал в Варанаси за деньгами. Когда Чаит Сингх попросил отсрочки, Гастингс приказал арестовать его. Услышав об этом, толпа жителей Варанаси ворвалась во дворец, перебила английских сипаев, приставленных к радже, и увела Чаит Сингха с собой. Постоянное вымогательство англичан вызывало недовольство местного населения. Гастингс оказался в критическом положении, и ему с трудом удалось вырваться из Варанаси.
Восстание быстро распространилось по всему Варанаси и перекинулось даже на Ауд. Перепуганные англичане начали стягивать в регион все имевшиеся в Бенгалии войска. Но варанасские феодалы во главе с самим Чаит Сингхом непрерывно слали Гастингсу униженные мольбы о мире, а местные индийские банкиры не преминули оказать европейцам финансовую помощь. Восстание подавили, Варанаси передали другому радже, обязавшемуся платить дань почти вдвое большую, чем прежний, и пользоваться исключительно войсками Компании, как для сбора налога, так и в случае войны. Крупные джагирдары Варанаси лишились своих джагиров. В результате повышения налогов, вызванного вымогательствами Компании, княжество Варанаси, до того цветущее, превратилось в нищую, разоренную страну. В 1788 году английский резидент в Варанаси сообщал, что в княжестве, «по-видимому, по крайней мере треть земель не возделана в результате плохого управления последних лет».

3. Видные банкиры и купцы сикхов, включая по некоторым данным и самого правителя Империи Лала Сингха, играли на руку англичанам, поскольку хотели свободного караванного пути из Внутреннего Китая в Афганистан и далее в Иран, Турцию и на Кавказ. Надо сказать, что Лала и Теж Сингх были платными информаторами английской разведки, даже во время войны они переписывались с начальником секретной службы ОИК майором Николсоном, англичане через них были в курсе всех военных и логистических планов армии Пенджаба.

Это мы еще не говорим и китайских купцах, банкирах и пиратах, которые во многом способствовали Первой Опиумной войне, а во время войны призывали китайцев не воевать за Императора, ибо "какая разница, кто платит".

И да. Заметьте, что чаще всего предателями становятся богатые и влиятельные люди. Я конечно ни на что не намекаю, но.... Может пора уже задуматься, "кто реально быдло, и кого реально не стоит пускать в приличные заведения"?

 
 
 
George Rooke
05 March 2019 @ 10:04 pm
Надо сказать, что вообще нам очень повезло, что в Крыму высадилось лишь 30 тысяч французов. Сейчас объясню почему.
Согласно плану наряд сил был следующий:
Гвардия - 245 офицеров, 4460 солдат
1-й корпус - 1150 офицеры, солдаты 23.201
2-й корпус - 1261 офицеров, 29,353 солдат
Резервный корпус - 292 офицеров, 18,493 солдат
Инженерная бригада - 113 офицеров, 2298 солдат
Артиллерийский парк и резерв - 309 офицеров, 10,386 солдат
Общая численность - 3970 офицеров, 88,191 солдат (92161 всего под ружьем).
Понятно, что резервный корпус отсюда можно вычеркнуть, так же как и некоторые другие соединения, не все успели прибыть в Галлиполи,но тем не менее Сент-Арно 28 июня 1854 года пишет: "через 12 дней со всеми пополнениями.... я буду иметь под ружьем 50000 человек. Вместе с британцами наши силы достигнут 70 тысяч".
5 июля войска прибывают в Варну, и.... 9 июля начинается эпидемия холеры. К концу июля потери в день достигали 500 человек, хотя войны никакой не было. 30 июля - 800 человек. 1 и 2 августа - 1000 человек. В общем войска союзников начали таять. Без боев. В общем, жопа.
25 августа Сент-Арно определяется, что новой целью экспедиции будет Крым. Помимо других причин французского командования - это желание сменить местность с холерой, ибо войскам совсем плохо. Ну и в общем, после высадки в Крыму в наличии:
Французы:
• 1446 офицеров
• 29058 солдат
Англичане:
• 22600 пехоты
• 3100 артиллерийской и инженерной
• 1100 кавалерии
Турки:
7000 офицеров и солдат.

То есть цена Варны - это примерно 20 тыс. заболевших и умерших.

 
 
George Rooke
По вот этому посту
Понимаете ли в чем дело...
На мой взгляд в чем европейцы действительно были впереди всех в колониальных войнах - так это в организации. Наверное как-нибудь сделаю небольшой экскурс, но думаю, всем понятно, что испанцы без поддержки местных индейских масс никакой Мексики и Перу в принципе бы не завоевали. Точно так же плачевным положение тех же англичан и голландцев в XVII веке было в Азии. Цитата из того, что когда-то писал: "Случилось так, что не было бы счастья — да несчастье помогло. И у англичан, и у голландцев очень не хватало людей. Португальцы находились в регионе уже давно, да и поддержка иберийского государства позволяла подбрасывать из метрополии большие контингенты. У обеих компаний таких людских ресурсов не было. И вот тут-то пригодились контакты Спекса с Японией. После битвы у Сэкигахары в 1600 году из Японии бежало множество опальных самураев и просто воинов, потерявших своих господ. Разные источники называют цифры от 100 до 400 тысяч человек. Сначала этих ронинов начали нанимать голландцы, потом подключились англичане, а позже и португальцы с испанцами. Японские ронины стали одной из главных движущих сил голландских и английских завоеваний."
Вот это умение - находить на месте людей, деньги и ресурсы - оно и стало определяющим во всех колониальных войнах. И получались к примеру такие вещи: "После вторжения Аурангзеба в 1686 году, британцы решили его поддержать, и в результате смогли проникнуть в Бенгалию, получив личный фирман Могола. Местные правители такого щедрого дара Аурангзеба не поняли, и у Шайста Хана произошел с англичанами ряд военных столкновений. 28 октября 1686 года у реки Хугли войска Хана атаковали отряд в 400 солдат Джоба Чарнока, и разгромили его, в свою очередь с моря адмирал Николсон из 5 кораблей обстрелял бенгальский город Читтагон, и сжег почти 500 домов, ущерб составил примерно 30 тысяч рупий. Чарнок отошел к кораблям, и закрепился в деревушке Сутанути.
Шайста Хан не собирался уходить, решив изгнать британцев из Бенгалии раз и навсегда, и начал стягивать войска к деревне. При этом корабли Николсона давно были в море, получили повреждения, и настоятельно требовали ремонта. В этой ситуации Чарнок решил пойти на переговоры, однако Шайста не прекращал подготовок к атаке. Было понятно, что отряд Чарнока удержаться в Сутанути не сможет, и февральской ночью 1687 года англичане на лодках спустились по реке на остров, около деревни Хиджли, где разбили лагерь и стали готовиться к обороне. В марте из отряда в 400 солдат, осталось всего лишь половина, оставшиеся сильно болели. Более того, адмирал Николсон получил приказ от Джосайи Чайлда вывезти Чарнока из Бенгалии, было понятно, что там укрепиться не удалось. Но помощь пришла, откуда не ждали. Аурангзеб прислал приказ Шайста Хану срочно помириться с англичанами и заключить с ним договор, обязательным условием которого была перевозка в Мекку и обратно мусульманских паломников. 16 августа 1687 года договор был заключен, англичанам было позволено остаться в Бенгалии, однако их присутствие ограничили небольшим городком Улиберией, расположенном на берегу реки Хутли к югу от Сутануи. При этом в договоре было прописано, что военные корабли в английской фактории останавливаться права не имеют.
Договор был нарушен в 1688 году. Англичане рассудили просто: пока они не построят форт – их бизнес в Бенгалии всегда будет под угрозой. И из Мадраса был послан отряд капитана Хита (160 солдат). Прибыв в Бенгалию, ночью 29 ноября Хит неожиданно атаковал город Басалор, где были освобождены несколько заключенных англичан. Сам город был предан огню, а ткацкие мануфактуры индийцев разрушены. Далее отряд подошел к Читтагону, где находился Шайста Хан, однако город был сильно укреплен, и такими малыми силами сделать было ничего нельзя.
Шайста времени зря не терял, и послал сообщение Моголу, что англичане нарушили договор. Аурангзеб, разъяренный нарушением подписанного договора, приказал всем верным вассалам атаковать англичан где только можно, и полностью выгнать их из страны. Первой была разрушена фактория в Дакке, далее пал Вишакхапатнам. Но потом… произошла еще одна ситуация, на которую так богата история Индии. Шайста Хан был снят императором в конце 1689 года с должности правителя Бенгалии, его заменил Ибрагим-хан. С британцами опять помирились, и выдали им фирман на факторию в Бенгалии. При этом Чарнок выторговал право, согласно которому Ибрагим-хан возместит британцам компенсацию за потерянные сооружения и товары – 80 тысяч рупий."

Вообще, вот это постоянное нахождение союзников на чужой территории, поддержка и оружием и деньгами - это настоящий феномен европейцев в колониальных войнах. Как только они сталкивались с более-менее организованным врагом - их успехи как-то не очень впечатляли. Желающие могут вспомнить того же Чжен Ченгуна, или борьбу с пиратами Ангриа, затянувшуюся на 50 лет, или сикхов, или Майсур и Хейдара-Али.
И действительно, как ни странно, но тех же англичан и голландцев очень часто спасал в Индии тот же индийский капитал, индийские купцы и ростовщики вполне имели длительные налаженные связи с европейцами, и очень часто получалось, что тот же Майсур вынужден был брать деньги взаймы под более высокий процент, нежели англичане или французы.
Сюда стоит добавить, что к концу XVIII века азиаты были просто младенцами в деле займов, и наивно считали, что деньги - деньгами, а политика - политикой. Вот и происходили потом случаи типа такого: "В 1812 году умер султан Джохура Махмуд III, по идее ему на смену должен был прийти его старший сын Тенгку Хуссейн, однако Совет Султаната, куда входили главные чиновники страны, решил передать трон младшему сыну Махмуда, Абдулу. При этом решение Совета поддержали голландцы, и послали Хуссейну требование передать королевские регалии брату. Старший отказался и начал формировать свой флот.
Что сделала Раффлз? Он признал Хуссейна султаном, заключил с ним договор о взаимопомощи и снабдил деньгами. В результате Абдул сбежал, а Хуссейн стал признанным султаном, обязанным англичанам.
Высадившись на берег, англичане сразу же начали выгружать войска и разбивать палатки, и строить форт для защиты от атаки с моря. 6 февраля 1819 года был заключен договор – британской ОИК позволялось создать торговый пост на Сингапуре в обмен на ежегодную выплату 5000 фунтов султану и 3000 фунтов губернатору. После заключения соглашения Рафллз отплыл в Бенкулен, приказав Фарквару выстроить крепкие фортеции, и для привлечения торговых судов других стран сообщить, что Сингапур - свободная экономическая зона, пошлины тут отсутствуют.
В 1824 году англичане решили пересмотреть соглашение о разделе колоний с голландцами и пришли с ними к консенсусу. Но формально они должны были получить еще и подпись у местного султана, ибо все-таки просто арендовали у него земли. Султан, не будь дурак, в свою очередь предложил пересмотреть соглашение в сторону увеличения арендной платы. В ответ Кроуферд с деланным сожалением сообщил султану, что договор, который с ним заключил Раффлз, не был апробирован в Калькутте, губернатором ОИК. Англичане, сообщил мэр Сингапура, отказываются от города и уезжают, и поэтому просят султана и его теменгонга возвратить им уже выплаченные деньги, и разойтись миром.
У Хуссейна от британской наглости даже перехватило дыхание – естественно, что денег у него не было, они уже давным-давно были потрачены. А если англичане уезжают – то денег он больше не увидит. В результате было заключено новое соглашение – султанат Джохур отказывается от прав на Сингапур, теперь он становился собственностью компании. За это Хуссейн получил 33800 фунтов, а его теменгонг – 26000 фунтов. Кроме того, арендовалась для расширения города местность Пананг, за ежегодную выплату 1300 фунтов Хуссейну, и 700 фунтов теменгонгу"
.

В общем, это реальны были не "империи слабых", а "империи хитрых", а точнее - высокоорганизованные империи, которые раз за разом доказывали, что порядок вполне может бить класс. Ну и да, главным все-таки стало владение морем. Именно контроль коммуникаций дал возможность европейцам активно вмешиваться в дела любых стран в Азии, искать союзников, бить в неожиданные места, и т.д.
 
 
George Rooke
Уже в 1719 г. русские отряды, по данным Соймонова, разорили и сожгли на территории Швеции «городов 8 (включая Нордтелье, Далерон, Судертелье, Тросе, Никепинг, Нордкепинг, Остргамер, Орегрунд), домов сенаторских и шляхетских 141, заводов медных и железных, кожевных и кирпичных 21, сел и деревень, болших и малых 1363, мелниц 43, магазинов 26». Кроме того, «взято на галеры и на протчие суды железа и меди, сколко возможно было положить. А протчего великое множество в воду побросано и с магазинами жжено. Також и несколко тысячь пушек железных в воду ж побросаны и перепорчены. И как хлеб, так и скот и протчее, что к пропитанию и ползе неприятелю служить могло, истреблено и жжено».
Впечатляют данные и за 1721 г., в котором войска П.П. Ласси, действовавшие от Евле до Питео, «захватили и уничтожили 40 шведских каботажных судов. Были разрушены один оружейный и двенадцать железообрабатывающих заводов, сожжены три городка, 19 приходов, 79 мыз, 506 деревень с 4159 крестьянскими дворами».
Если же оценивать общий ущерб шведов за три года, то, по данным В.Е. Возгрина, «было дотла сожжено 8 городов и более 1300 замков, поместий, сел и хуторов. 100 000 голов крупного рогатого скота было забито и большей частью брошено на месте – одна галера вмещала лишь 35 туш. Трофеев было взято на 1 млн. серебряных талеров, а ущерб достиг 20 млн.».
Соответствующими оказались и военно-политические итоги. Уже в конце июля 1719 г. в Стокгольме наблюдались случаи возмущения народа против продолжения войны. Далее ситуация лишь обострялась. «Вся Швеция, – писал в мае 1721 г. М. Бестужев, – в великой бедности и в отчаянии, что больше войны не хотят и что все единогласны в том намерении, наипаче же и войска». Погром, последовавший от войск П.П. Ласси после этого, заставил признать поражение и шведское правительство, завершив тем самым столь долгую Северную войну.

 
 
George Rooke
01 March 2019 @ 12:02 pm
Опять нет повода не выпить) Писал уже когда-то, просто оживлю пост)

В мае 1814 года победители решили отдать бывшему императору Франции островок Эльба в 12 милях от побережья Тосканы. Надо сказать, что Бонапарт отказался иди на Эльбу на французских кораблях – а за ним ведь специально были присланы французский фрегат «Drуаde» и корвет «Victorieuse», он же предпочел английский «Undaunted» Ушера.
После перевозки тела на Эльбу блокировала остров эскадра коммодора Роберта Кэмпбелла в составе 74-пушечного «Tremendous», и двух 18-пушечных шлюпов – «Partridge» и «Grasshopper». Как считали англичане, этого было достаточно, ведь у новой наполеоновской мини-империи флота не было совсем. Что касается Бурбонов – эти «попаданцы из прошлого», не вполне доверяя Туманному Альбиону, и подозревая везде заговоры «всех против всех», прислали к берегам островка свою эскадру из двух линейных кораблей, двух фрегатов и трех шлюпов. Из Неаполя французы так же потребовали эскадру, но Мюрат, занятый сохранением территорий своего королевства, проигнорировал страстный призыв. Также в нескольких письмах Людовик XVIII просил царя Александра I прислать отряд русских кораблей из Черного моря, однако самодержец всероссийский эти крики проигнорировал.
Собственно, именно с подачи Александра Палыча Наполеон получает Эльбу в наследственное владение.
Если верить свергнутому французскому императору, Наполеон прибыл на Эльбу с желанием более прекратить все войны и заняться мирной жизнью мелкого царька большой сельхозкоммуны. И в принципе это подтверждают его действия. Прежде всего он начал свою деятельность с прокладки в Порто-Феррайо нормального водопровода и колонизации земель под сельхозугодья, занялся разведением тутового шелкопряда на маленьком необитаемом островке Пианоза.
Что же или кто же сумел всего 9 месяцев так переломить его настроения? Как ни странно, это были ни англичане, ни русские, ни даже австрияки или пруссаки. Это были старые знакомые – Людовик XVIII и граф д’Артуа. Как правильно сказали про Бурбонов – «они ничего не забыли и ничему не научились».
Дело в том, что над страной завис дамоклов меч реституции – Франция уже 23 года жила по другим законам, церковные и дворянские земли были давно разделены, распроданы и перепроданы, и вот теперь от новых хозяев со страхом ждали нового передела. В этой ситуации даже вполне умеренные французы уже к концу 1814 года стали рьяными бонапартистами. И Наполеон, даже на Эльбе обладавший отличной разведкой, знал это по ежедневным оперсводкам.
Но и это еще не все. Вполне осознавая шаткость своего теперешнего положения, на Венском Конгрессе французская делегация начала настаивать на смене «места жительства гражданина-императора» - предлагалось переместить его на остров Св. Елены, затерянный в середине Атлантического океана. И эта информация тоже дошла до Бонапарта.
Скорее всего она и была решающей. Обсуждение по Св. Елене происходит на Венском конгрессе в декабре, прямо перед Рождеством, а 25 февраля 1815 года, в ненастную погоду, от Порто-Феррайо отплыли торговый бриг «L’Inconstant», перекрашенный в английские цвета, с английским же флагом, и пять маленьких шхун, на которых находились 1100 штыков, и сам император.
Английские корабли крейсировали между островами Каприса и Пианоса, перекрывая императору возможный путь на запад. Французы – между островами Монте-Кристо (ах, Дюма, Дюма) и Тосканским побережьем. Бонапарт, чтобы прорвать блокады, взял курс на Ливорно. И вот, в 5 лигах от порта он наткнулся на французский 28-пушечный корвет «Zephyr» под командованием капитана де корвет Андрие. Это был момент истины. Мы понимаем, что шхуны и бриг были переполнены, 1100 человек на пяти малых судах разместить очень тяжело. Тем не менее, императора убрали с палубы, гренадеры накинули на плечи смоляные робы и развели на палубах большой дым, создав видимость, что коптят рыбу. Подошедший Андрие в рупор поинтересовался, что за отряд судов, откуда и куда следует. Ему ответили, что идут из Порто-Феррайо в Ливорно с грузом рыбы. Спросив про здоровье императора, и получив ответ, что Наполеоном все отлично, Андрие не стал досматривать суда и ушел в сторону.
После того, как корвет ушел, на палубу вышел немного помятый Буонапарте и спросил, чей корабль. Когда ответили, что он французский – Бонни чуть не начал рвать на себе волосы. Он попросил штурмана еще раз сверить курс, и оказалось, что половину суток корабли идут не в Ливорно, а на юго-запад, к побережью Африки!!!! И вполне логично, что именно в южной зоне ответственности, они встретили именно французский корабль.
Сразу же внесли поправку в курс кораблей, прошли между Корсикой и Сардинией, и 1 марта 1815 года, миновав западнее британские кордоны, высадились в заливе Жуан.

Ну а далее мы все помним:

1 марта: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан».

7 марта: «Людоед идет к Грассу».

11 марта: «Узурпатор вошел в Гренобль».

17 марта: «Бонапарт занял Лион».

19 марта: «Наполеон приближается к Фонтенебло».

20 марта: «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже».


Надо сказать, что французы называют возвращение Наполеона во время Ста Дней Vol de l'aigle - или "Полет орла".

 
 
George Rooke
Опять по мотивам обсуждений в английском парламенте.
Собственно, к 1855 году стало понятно, что денег на войну даже у Англии не хватает. Сначала отказались платить по части казначейских векселей. Потом заморозили выплаты по внешнему долгу. А потом местные думцы, в полном соответствии с нашими современными представителями Думы РФ, решили создать.... Патриотический Фонд. Ну чтобы, значит, все неравнодушные могли поддержать справедливую войну британского льва с русским медведем своим трудовым фунтом.
И вот в обсуждении от 22 марта 1855 года граф Арбермарл задает вопрос - товарищи депутаты, а Фонд у нас точно добровольный? А то поступают интересные данные с мест – так, Лондонская тюрьма внесла в фонд крупное пожертвование. Но какое-то очень уж интересное. Поскольку заключенные денег не имеют, они в знак солидарности с правительством и страной решили воздержаться от еды один день и вырученные от недоедания деньги переслать в Патриотический Фонд. И графа терзают смутные сомнения – не начальник ли Лондонской тюрьмы был инициатором такой поддержки, и просто морит голодом заключенных?
Но особенно поразил граф Арбермарла взнос в Патриотический Фонд от… только не смейтесь… канадских индейцев. Это 1000 фунтов стерлингов, которые им должны были быть выделены на закупку еды и припасов на 4 месяца. Это что получается, генерал-губернатор Канады в патриотическом порыве освоил деньги, выделенные на индейцев правительством, и передал их в Патриотический Фонд? А индейцы точно в курсе, что они так поддержали политику Англии и войну в Крыму?
Ответ председателя, графа Гренвилла, был очень обтекаемым. Мол, он задаст эти вопросы министру МВД и обязательно передаст его ответ Парламенту. В общем, «денег нет, но вы держитесь».